Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Война колдунов. Вторжение
Глава 5

Вражеский лагерь шевелился подобно огромному муравейнику. Ошеломленные неожиданной атакой бомболетов серые пришли в себя и теперь готовились нанести ответный удар.

Правда, насчет «штурмовать» Ванесса явно ошиблась – пехота в мундирах мышиного цвета, напротив, отступала еще дальше, охватывая Рокат-Каста разреженным полукольцом. А вперед выдвинулась совсем небольшая группа солдат, волокущая воз, доверху нагруженный саблями. Самыми обычными саблями далеко не лучшей ковки – на некоторых даже видны пятна ржавчины.

– Чего это они удумали? – удивленно почесал в затылке Логмир. – Торговать, что ли, собираются? Так у нас самих этого добра на пять таких возов!

– На пять? – насмешливо прищурился Джориан. – Берите выше, зеньор, на пятьдесят! А если расконсервировать резервные арсеналы – так и еще больше.

– Да мне это до хабовой задницы. Мне моих Рарога с Флеймом по самое горло!

Воз с саблями остановился, и солдаты торопливо бросились обратно. Их место занял… сначала Ванессе показалось, что это совсем юная колдунья, но потом стало видно, что это мужчина, причем далеко не первой молодости. Рядом пристроились еще четыре колдуна – один в желтом плаще, один в зеленом и двое в голубых.

Колдун в оранжевом плаще отвесил три низких поклона – осажденной Владеке, своему лагерю и персонально Ригеллиону Одноглазому. Воцарилась гробовая тишина – все внимательно следили за происходящим.

– Зеньоры и зеньориты! – хорошо поставленным голосом выкрикнул Реймако, выкинув в сторону руку. – Благодарю за проявленное внимание! Позвольте считать наше сегодняшнее представление… открытым! Итак, без лишних слов и проволочек представляю вам… Балет Тысячи Клинков!.. Два, три, четыре!..

Пальцы Реймако Балетмейстера пришли в движение. Он зашевелил ими так затейливо, словно взялся плести невидимую паутину.

И в ответ его жестам… ожили сабли. Они взмыли всей кучей в воздух, несколько мгновений повисели единым комом, а потом стремительно расцепились и повернулись остриями к каменной громаде Рокат-Каста.

– Это плохо! – тревожно воскликнул барон Джориан, единым движением выхватывая свой клинок и перемещаясь поближе к королю. – Роген, Акорен, Мирсолван! Защищать короля любой ценой! Сабли наголо, драгуны!

Стальной рой с бешеной скоростью понесся к противнику. Воздух, рассекаемый тысячей лезвий, тонко зазвенел, придавая заколдованным саблям сходство с комариной тучей.

Мгновенно стало ясно, что пистоли с фузеями ничем не помогут против этой неожиданной угрозы. Попробуй-ка, попади в порхающий на ветру клинок! А даже если попал – что толку? Сабля – не человек, от пули не помрет.

Тем не менее, Ванесса палила что есть мочи, прижавшись спиной к стене. Одна сабля некоторое время пыталась пробиться сквозь свинцовый ливень, но потом оставила трудную цель в покое – вокруг хватало более доступных. Ванесса облегченно выдохнула, с трудом разжимая пальцы.

Увы, рокушцы не могли последовать ее примеру – пистолета с бесконечными пулями ни у кого больше не было. Гренадеры, фузилеры, канониры, бомбардиры, даже инженерные войска – всем поневоле пришлось обратиться к холодному оружию.

Львиная доля летучих клинков вьюжила вокруг центральной площадки, силясь добраться до Обелезнэ Первого. Однако вокруг короля стальной стеной встали Черные Драгуны во главе с капитаном – их сабли пока что успешно отражали натиск.

– Ваше величество, отходите в укрытие, мы прикроем! – прохрипел Джориан, остервенело работая клинком. – Здесь не место королю!

– Именно здесь королю и место, – холодно ответил Обелезнэ, скрестив руки на груди. – Как я могу требовать от солдат храбрости, если не имею ее сам?

Воздух наполнился звоном и лязгом – королевская гвардия и гарнизон Рокат-Каста как будто вели тысячу дуэлей одновременно. Сабли Реймако Балетмейстера сражаются ничуть не лучше обычных фехтовальщиков – их словно удерживают невидимые руки, только и всего.

Однако в отличие от своих противников, заколдованные клинки не боятся ран… а тем более смерти!

– Что случилось? Что случилось, зеньоры и зеньориты? – позерски раскланялся Реймако, не переставая часто-часто шевелить пальцами. – Неужели мои сабельки так вам досаждают? Простите, простите, я никого не желал обидеть!

Его действия противоречили словам – колдун криво усмехнулся и сделал резкое движение ладонями, сухо хрустнув сразу всеми пальцами. Летучие клинки ускорились пуще прежнего – теперь рокушцы едва-едва успевали отражать их выпады и финты.

Трупы падают один за другим. Кое-кто в панике бросал оружие, надеясь спастись бегством, но колдовские сабли с легкостью нагоняли убегающих противников.

– Конец, конец!.. Все кончено!.. – раздался чей-то истошный вопль.

– Не паниковать! – возвысил голос король Обелезнэ, не проявляющий даже малейшего признака волнения. – Сохранять спокойствие!

Хладнокровие государя передалось подданным. Гарнизон вспомнил, что сам король находится на передовой – и устыдился. Дрогнувшие было бойцы вновь взялись за оружие.

– Харра-а-а-а-а-а!!! – прорычал барон Джориан, разрубая надвое одну из наступающих сабель. – Держаться, сукины дети!!! Держаться, сказал!!!

Сломанная сабля тут же покинула балетный строй – две половинки бесславно брякнулись оземь. Как бы ни действовали чары Реймако Балетмейстера, здесь они рассыпались в прах.

– Дрянная ковка! – провозгласил Джориан, переходя к следующему противнику. – Бей резче, драгуны, против гвардейского клинка не устоят! В фухтель[2]Фухтель – плоская сторона сабли. целься – там у них сплошь ржавчина!

– Логмир, придурок, где ты там?! – заорала Вон, безуспешно пытаясь разглядеть сквозь стальной вихрь краснокожего закатонца.

– Потерпи, подруга, уже иду! – послышалось откуда-то с другого конца бастиона.

В отличие от остальных, у Логмира дела шли очень даже неплохо. Блистательный фехтовальщик, работая обеими руками, он с легкостью отбивался сразу от десятка сабель, а его чудо-катаны, закаленные в небесном горниле, разбивали противников в стальные брызги. Из строя вышли уже почти сорок клинков – и Логмир каждые две-три секунды прибавлял очередной.

Но одного лишь Логмира явно не хватало. Не только Джориану удалось переломить летучую саблю – его успех повторяли и другие… но и этого тоже не хватало, категорически не хватало, чтобы отразить такое необычное нападение.

Ванесса пробежала по куртине, не переставая обстреливать снующие вокруг сабли. Большинство из них ожесточенно фехтовали с защитниками крепости, но некоторые все еще болтались без дела, словно выбирая себе противника по вкусу.

Перегнувшись через парапет, девушка отчаянно закусила губу, глядя на кривляющегося и подергивающегося Реймако. Может быть, если прикончить или хотя бы отвлечь этого колдуна…

– Рискну! – дернула лямки мешка с ветром Вон.

Воздушный элементаль, послушный желаниям хозяйки, с силой потянул ее в небеса. Ванесса Ли заложила крутую спираль, развернулась головой вниз и живым тараном помчалась на Реймако, поливая его свинцовым дождем.

Серый и в самом деле пугливо дернулся, и вместе с ним дернулись все зачарованные сабли. Колдун в зеленом плаще резко крутанул ладонью, и перед Реймако вырос пятиугольный оранжевый щит, в который и ударили пули Ванессы. А навстречу хлынули ледяные иглы – два криоманта в голубых плащах именно для того здесь и стояли, чтобы пресекать подобные попытки.

Реакция ветряного элементаля вновь оказалась превосходной – он молниеносно дернулся правее, унося Вон с пути колдовских стрел. Криоманты палили морозными снарядами с пулеметной частотой, но все равно не поспевали за столь верткой мишенью.

Тяжело дыша, Ванесса описала крутую дугу, надеясь подобраться к Реймако с другой стороны, где того не прикрывал колдовской щит. Но тут внимание привлек старикашка в желтом плаще – он что-то тихо бормотал, сжимая скрюченную ручонку… и Вон внезапно почувствовала пронзающий укол прямо в сердце!

Колдун сжал ладонь еще плотнее, и сердце бедной девушки начало останавливаться…

– Черт!.. – в ужасе выкрикнула Ванесса, отворачивая от Реймако и пикируя к проклятому старику.

Тот отчаянно выпучил глаза, не прекращая бормотать, но уже слишком поздно – грудь колдуна прошило пистолетной очередью. Сердце Вон, уже почти отказавшее, застучало снова – сначала робко, потом увереннее.

Но ученица архимага, тем не менее, поспешно устремилась обратно – под защиту орудий Рокат-Каста. Ей повезло – она сумела прикончить колдуна раньше, чем тот довершил заклинание… но в войске серых таких колдунов еще полным-полно!

Следующему может повезти больше, чем ей…

– Простите, ваше величество, слишком рискованно… – покаянно приземлилась перед королем Вон.

– Это была неплохая попытка, маркиза, – кивнул ей Обелезнэ Первый.

– Только бесполезная…

– Ну не полностью бесполезная, – возразил король. – Ваш обстрел все-таки заставил колдуна ослабить сосредоточенность, так что его сабли стали довольно апатичными. Сами приглядитесь.

Да, ситуация на бастионах и в самом деле на глазах менялась к лучшему. Бешено носящийся по куртине Логмир разносит в клочья один клинок за другим – и чем меньше их остается, тем легче приходится рокушцам. Вокруг короля уже не поддерживают столь плотного кольца, как раньше – вместо этого гвардейцы увлеченно добивают противника.

– Барон, занесите в наградной лист этого зеньора с красной кожей, – великодушно распорядился Обелезнэ Первый. – Должен признать, я впервые наблюдаю такое мастерство в обращении с саблями.

– Да уж, хоть и мелет языком почище ветряной мельницы, а бретер отменный, не поспоришь… – согласился Джориан. – Был бы этот ходячий пропеллер рокушцем – ко мне в полк без раздумий.

Реймако Балетмейстер устало опустил руки. Большая часть его сабель превратилась в обломки, да и мана уже заканчивается. Однако эти четверть часа были весьма плодотворными – свыше трехсот трупов и почти шестьсот раненых. Гарнизону Рокат-Каста нанесен ощутимый урон – теперь нужно закрепить успех!

Место Реймако занял Беймбол Сосунок. Пузатый колдун лениво облизал толстенные губищи, пробубнил что-то невразумительное и тяжело уселся прямо на голую землю. Криоманты прикрытия отошли как можно дальше – когда Беймбол колдует, даже члены Совета Двенадцати предпочитают держаться в стороне.

– У меня дурные предчувствия… – пробормотала Ванесса, кладя ладонь на пистолетную рукоять.

– Не у вас одной, маркиза… – хмуро кивнул Обелезнэ Первый.

Беймбол Сосунок откинулся назад, уперся локтями в землю и широко распахнул рот. Да не просто рот – настоящий чемодан! Ванесса аж вздрогнула – она впервые увидела человека, в чью пасть может поместиться крупный апельсин.

Хотя какой там апельсин – целый арбуз!

– Здоров зевать! Ну прямо утопил Семь Башен! – уважительно цокнул языком Логмир.

Но колдун вовсе не зевал. Он громко причмокнул и начал с силой втягивать в себя воздух.

Сильнее.

Сильнее!

Еще сильнее!!!

Считаные секунды – и поднялся ветер, все больше и больше походящий на неистовый ураган. Трава заходила волнами, волосы на головах завихрились – а буря все крепчает!

– Что за чертовщина?! – инстинктивно схватилась за первый попавшийся предмет Ванесса.

– Хабова мать, подруга, ну ты нашла время обниматься! – возмутился первый попавшийся предмет. – Потом нельзя?

– Заткнись! – огрызнулась девушка, вцепляясь в него еще крепче. – Ваше величество, вы тоже!..

– Трудно спорить, маркиза, – хладнокровно кивнул король, придерживая развевающийся плащ. – Граф, немедленно прикажите всем искать укрытие. И побыстрее!

В воздухе замелькали вырывающиеся из рук флажки, но это особо и не требовалось – солдаты сами бросились прятаться за чем-нибудь поувесистее. Воздушный поток, рожденный бесформенным брюхом колдуна, усилился до такой степени, что уже уносил с собой мелкие предметы.

Обломки сабель Реймако вновь поднялись в воздух, устремляясь к Беймболу Сосунку. Трава и комья земли, вода изо рва, пыль и штукатурка с крепостных стен – все летело в эту чудовищную пасть. Такое впечатление, что во рту Беймбола бездонная пропасть – с такой легкостью он всасывает то, что туда попадает.

– А-а-а-а-а-а-а!!! – дико закричал молоденький бомбардир, не удержавшийся на стене и унесенный колдовским ветром.

Ванесса с ужасом следила за этим кошмарным полетом – все еще вопя, солдат устремился прямо к сидящему посреди поля Беймболу. Одно мгновение… и колдун проглотил живого человека!

Никто даже не разглядел толком, как это произошло – просто крик в какой-то миг оборвался. Несчастного солдата вывернуло, скомкало подобно листку бумаги… и втянуло в бездонную дыру.

И никого нет.

– Спаси нас Единый! – выпучил глаза какой-то драгун, истово вцепляясь в зубец стены. – Погань какая!

Ураган достиг, похоже, максимального накала. Стены Рокат-Каста ощутимо подрагивают и потрескивают, почва оголилась – все до последней травинки исчезло в бездонном чреве Беймбола. Уже и во рву вода плещется где-то на самом дне, куда не достает этот всепоглощающий самум.

Хорошо хоть, каменные зубцы пока что держатся, служа вполне надежным укрытием. Одни солдаты сидят на корточках, другие вовсе залегли пластом, не решаясь поднять головы. Никому не хочется окончить дни в животе кошмарного колдуна.

– Чертов человек-пылесос!.. – бессильно скрипнула зубами Вон. – Что у него там в пузе?! Волшебная Страна Оз?!

Один из зубцов крепостной стены, не выдержав жуткого ветра, резко хрустнул и с грохотом пополз вниз, подняв тучу пыли. Четверо рокушцев, нашедших за ним укрытие, истошно закричали, подхваченные колдовским ураганом. Но крики тут же оборвались – несчастные бесследно исчезли за толстыми губами Беймбола.

На баллистной площадке возвысилась громадная ссутулившаяся фигура. Индрак одной рукой держался за намертво вмонтированную в пол баллисту, а другой с силой раскручивал молот-бумеранг, зачарованный Креолом. Могучие мышцы повиновались с трудом, едва-едва перебарывая ужасную бурю.

Бросок!.. Магическое оружие с диким свистом унеслось к Беймболу Сосунку. Колдун удивленно моргнул крохотными глазками, почуяв артефакт, и громко чвакнул, всасывая его в себя.

Чудо-молот, крушивший еще Султана Воздуха, пропал в утробе серого колдуна.

– Молот Индрака! – растерянно ахнул дэвкаци. – Подарок великого шамана!

Логмир при виде произошедшего возмущенно выпучил глаза и вцепился в свои драгоценные катаны, как мать в любимого младенца.

А Беймбол почесал объемистое брюхо – что ему какой-то артефакт? За его губами начинается целое подпространство – приживленное заклятие Черной Дыры. Чрево Беймбола Сосунка может вместить хоть всю крепость Рокат-Каста.

Если ее предварительно измельчить, конечно.

А барон Джориан, скрючившийся за одним из зубцов этой самой крепости, тем временем занимался чем-то непонятным – скармливал Беймболу собственные пистоли. Один, другой, третий – он бросал их в ураганный поток, свищущий над головой, следил за полетом и тщательно замерял время по карманному хронометру.

– Ладно, родной! – ухмыльнулся наконец Джориан. – Прожуй-ка вот эту малышку!

На свет появилась граната. Тяжелая фугасная граната самой новейшей модели. Капитан лейб-гвардии чиркнул о сапог спичкой, поджег фитиль, спокойно выждал, пока тот прогорит больше чем наполовину, и… бросил!

Железный шар со свистом унесся к всепоглощающей пасти Беймбола. Фитиль догорел точь-в-точь в самый нужный момент – когда граната уже влетала в эту колдовскую прорву, но еще не влетела окончательно.

Взрыв прогремел у самых губ толстопузого колдуна! Некоторая часть раскаленных газов мгновенно испарилась, исчезая в Черной Дыре… но граната взорвалась слишком близко!

Страшный вихрь стих – его источник повалился замертво с обугленной коркой вместо лица. Даже не повалился, а отлетел на сотню шагов, плюхнувшись у ног какого-то серого мушкетера. Изо рта мертвеца заструился черный дым, брюхо страшно расперло – похоже, нарушилась стабильность подпространства.

– Барон, внесите себя в наградной лист, – невозмутимо приказал король, поправляя съехавшую набок корону. – Орден вам за находчивость.

– Да чего уж, тут любой бы сообразил… – скромно пробурчал Джориан.

Но в наградном листе пометку сделал незамедлительно.

По всей крепости медленно выпрямлялись рокушцы – помятые, взъерошенные. В ушах воцарилась уже не чаемая тишина – наконец-то замолчал этот жуткий чмокающий свист, сравнимый с ревом исполинского пылесоса.

– Драгуны, бдительность не терять! – рыкнул на подчиненных Джориан. – Чувствую – сейчас еще что-нибудь нам отсюрпризят…

Пошатывающаяся Ванесса с трудом поднялась на ноги, ковыряя в ухе. Его то и дело пронзало острой пульсирующей болью.

– Подруга, пусти уже, чего вцепилась?!

Рассеянно моргая, Вон повернула голову и к собственному удивлению обнаружила, что все еще крепко сдавливает предплечье Логмира. Сегодня тот надел рубашку с короткими рукавами, и на красноватой коже отчетливо выделялись пять синеватых пятнышек.

– Это я тебя так?! – поразилась девушка, торопливо разжимая руку.

– А то кто же?! – возмутился Двурукий. – Нет, я не понимаю! Я тебе что, вроде грузила для тяжести?! Я же не то чтобы против, но время и место не то! И силы соизмерять нужно! Ласковей надо, нежнее! Как положено! И ногти иногда стричь нужно! Чего они у тебя такие длинные?! Вот! Логмир обиделся! И все!

– Интересно, где у тебя кнопка, чтобы выключить… – зажмурилась от боли в ухе Ванесса.

– Чего? – послышалось откуда-то сверху. – Подруга, ты чего-то хотела?

Открыв глаза, Вон обнаружила, что Логмира рядом уже нет. Непоседливый ишкримец забрался на каменный зубец и уселся там, скрестив ноги по-турецки. Яростный хруст возвестил миру, что легендарный герой Закатона вскрыл новый пакет чипсов.

– Глянь-ка, подруга, самый главный колдун топает, – равнодушно сообщил Логмир. – Хочет чего-то, наверное.

Ванесса облокотилась на парапет и подняла к глазам бинокль. По полю и в самом деле размеренно вышагивала одинокая фигура. Рослый колдун в сером плаще – сам Ригеллион Одноглазый. Чуть позади семенила молоденькая колдунья в синем плаще.

– О-о-о, дошло до крупного калибра… – задумчиво произнесла Вон.

Ригеллион остановился у почти полностью срытого земляного вала и лениво повязал на голову алую ленту. То же самое сделала его помощница.

Барон Джориан чуть дернул подбородком. По бокам Обелезнэ Первого тут же выросли два дюжих гвардейца – если вражеский маршал начнет колдовать, короля заслонят собственными телами.

– Приказать открыть огонь? – шепнул королю комендант. – Пальнем из всех стволов, глядишь и…

– Не стоит, граф.

– Ваше величество, да ну ее Демону в зад, эту красную ленту! Это ж сам ихний главнокомандующий! Пристрелить его – почитай, сразу на четверть врага ослабим! А то и пуще!

– Красная лента меня не волнует. Как вы полагаете, граф, явился бы этот колдун сюда так смело, если бы боялся, что мы можем его просто пристрелить? Уверен, он защищен колдовством…

– Так может, пересилим, а? – не сдавался комендант. – Может, пробьем эту его кирасу невидимую, коли удачно стрельнем? Колдуны ж тоже не бессмертные, тоже от пуль дохнут, коли пересилить!

– Может быть, и пересилим… А может быть, и нет… – задумался король. – Наудачу действовать не станем, лучше послушаем, что он скажет…

– Ваше величество, рупор извольте… – предложил королю медную воронку адъютант.

– Благодарю, – рассеянно кивнул Обелезнэ, продувая рупор и прикладывая его ко рту. – Здравствуйте, зеньор главнокомандующий. Вы имеете сказать мне что-то интересное?

– … – ответил Ригеллион.

– Прошу прощения, я плохо вас слышу. Не могли бы вы подойти ближе?

Ригеллион досадливо передернул плечами, и молодая колдунья торопливо коснулась кончиками пальцев сначала своих губ, затем маршальских.

– …как теперь? – отчетливо донеслось до Рокат-Каста. – Теперь слышно?

Ригеллион Одноглазый говорил на ларийско-рокушском очень чисто, без сколько-нибудь заметного акцента. Аграф со стилизованным изображением Ктулху чуть заметно мерцал в такт словам. Маршал серых не нашел времени выучить чужую речь общепринятым способом, поэтому просто обзавелся застежкой-переводчиком.

– Теперь слышно, – кивнул король. – Так что же вы имеете сказать, зеньор главнокомандующий?

– Я собираюсь предложить вам акорд[3]Акорд – сдача крепости на почетных условиях для осажденного гарнизона., ваше величество. Гарантирую всему гарнизону жизнь и сохранение личного имущества.

– Не новая песня. Вчера вы это уже предлагали. Почему вы решили, что мой ответ изменился?

– А он не изменился? – недобро нахмурился Ригеллион. – Ваше величество, вы в самом деле рассчитываете, что сможете долго выдерживать эту осаду?

– Почему бы и нет? – сделал каменное лицо Обелезнэ. – Пока что ваши успехи не восхищают.

– Это мы еще только разогреваемся, – мягко улыбнулся Ригеллион. – Ваше величество, если я пожелаю разрушить ваш форт – я сделаю это одним ударом. Ваши укрепления и ваш защитный барьер – кстати, кто вам его установил? – ничто против моего Искусства!

– Так что же вас останавливает?

– То, что мне искренне нравится ваш форт, – продолжал улыбаться Ригеллион. – И я не бездумный разрушитель, ваше величество! Самая лучшая победа – победа чистая и бескровная. Сдавайтесь, открывайте ворота, и я обещаю жизнь всем жителям Владеки. Да и стены ее останутся в целости и сохранности. В случае же штурма я не могу гарантировать пощады даже грудным младенцам – в ярости битвы мои солдаты прикончат всех рокушцев до последнего, и я не стану их за это винить. Кровь ваших подданных ляжет на вашу голову, ваше величество, только на вашу!

Король Обелезнэ и барон Джориан быстро переглянулись. Обоим сразу стала понятна скрытая мотивация слов маршала серых – откровенно «крутит хвостом». Продемонстрировал несколько эффектных колдовских штучек, прощупал почву, убедился, что оборонные возможности рокушцев на порядок превышают ларийские, и слегка загрустил. Въехать на удобные квартиры Владеки еще до ужина не получится.

Досадно.

Теперь проверяет – не испугались ли осаждаемые его мощи, не желают ли сами преподнести ключи от города.

Ну что ж, пускай проверяет…

– Вынуждены отвергнуть ваше любезное предложение, зеньор главнокомандующий, – ласково улыбнулся Обелезнэ. – К сожалению, нас оно никак не устраивает. Надеюсь, вы на нас не обидитесь.

Ригеллион Одноглазый не обиделся. Он не особо и ожидал, что король тут же бросится лично отворять ворота.

– В таком случае у меня есть другое предложение, – лукаво прищурил единственный глаз Ригеллион. – Что если мы решим этот конфликт поединком?

– Поединком? – нахмурился король. – То есть мы выставляем своего сильнейшего бойца, а вы своего?.. И победитель решает исход всего сражения?..

Ванесса и Джориан прислушались с живым интересом. Взоры одновременно устремились в сторону хрустящего чипсами Логмира. Этот лихой рубака способен сразиться даже с элитным колдуном. Спору нет, доктором наук ему не бывать, но для героя-воителя интеллект – далеко не самое главное качество…

– Нет-нет-нет, – покачал головой Ригеллион. – Никаких сильнейших бойцов – это неспортивно. Я предлагаю поединок вождей. Нас с вами, ваше величество. Я и вы. Выбирайте любое оружие, и мы сразимся один на один. Победитель получает все. Как вам такое предложение?

Ванесса и Джориан мгновенно поскучнели. Этот одноглазый маршал – один из сильнейших колдунов Серой Земли. А король Рокуша при всех его неоспоримых достоинствах – далеко не лучший боец. Начатки фехтовального искусства, знакомые каждому дворянину, только и всего-то.

Вон все же бросила на капитана лейб-гвардии вопросительный взгляд, но тот лишь вздохнул. В столь неравном поединке у Его Величества нет ни малейших шансов.

– Я принимаю ваш вызов, – ни мгновения не колебался Обелезнэ.

– Ваше величество, не ожидал, что вы струси… что?! Что ты сказал?! – опешил Ригеллион. – Мне послышалось, или ты в самом деле…

– Я сказал, что принимаю ваш вызов, зеньор, – терпеливо повторил Обелезнэ. – И я даже сделаю вид, что не заметил вашего ничем не обоснованного перехода на панибратство. Где именно вы желали бы сразиться?

– Хррм!.. – озадаченно поскреб в затылке Ригеллион. Неожиданное согласие короля стало для него сюрпризом. – Ну, я… Может…

– Выбор не так уж велик. Пока вы остаетесь нашим врагом, я не могу допустить вас в крепость. И не могу ее покинуть. Простите за прямоту, зеньор, но я вам не доверяю.

– А чем плох подъемный мост? – махнул рукой Ригеллион, оправившись от удивления. – Это не внутри крепости, но и не вне ее. Опустите его, и получится вполне пристойная площадка для дуэли.

– Хм-м-м-м…

– Не волнуйтесь, я не прячу в кармане пехотный батальон, – растянул губы в улыбке Ригеллион. – При мне нет никого, кроме лейтенанта Рюлейко, а она безоружна и не владеет боевыми заклинаниями. Если пожелаете – отошлю и ее.

– Хорошо, ваше предложение принято, – коротко кивнул Обелезнэ. – Я сейчас выйду, зеньор главнокомандующий. Готовьте шпагу. Надеюсь, она при вас?

– О, она всегда при мне! – хищно оскалился Ригеллион, с силой сжимая кулак. Меж средним и безымянным пальцами вынеслось тонкое полупрозрачное лезвие, переливающееся на солнце. Шпага, да, но шпага колдовская. – Надеюсь, возражений нет? На мой взгляд, оружие из простого металла пристало одним только плебеям, не знающим колдовства.

– Возражений нет, – невозмутимо ответил Обелезнэ, никак не отреагировав на неприкрытое оскорбление. – Шпага Калторанов не уступит вашему стеклянному клинку.

– В самом деле? Любопытно будет посмотреть.

– Сейчас посмотрите. Шпага Калторанов – фамильное оружие моего рода, и я буду рад наконец применить ее в деле.

Ванесса недоверчиво приоткрыла рот, глядя на удаляющегося короля. Неужели Обелезнэ Первый и в самом деле надеется одержать верх в такой неравной схватке? Но это же верх безрассудства! Может, он просто не до конца представляет, на что способен колдун восьмого уровня?..

Логмир… Индрак… одного из них еще можно выпустить. Очень рискованно, но шанс все-таки есть. У этих двоих предостаточно и боевого опыта, и боевых умений. Да и волшебные фенечки какие-никакие, но имеются. Может, попробовать замаскировать кого-нибудь из них под короля?..

Нет, с такой задачей даже Даркмэн[4]Даркмэн (Человек Тьмы) – герой американских комиксов. С помощью специальных резиновых масок перевоплощался в других людей. не справится…

– Сир, не сходите с ума, вас же сразу убьют! – запоздало выкрикнула Вон.

– Маркиза, его величество принял решение, – посмотрел на нее с теплотой айсберга Джориан. – И не нам с вами его обсуждать.

Сам барон даже не тронулся с места. Лишь сверлил взглядом нетерпеливо постукивающего каблуком Ригеллиона. Отсюда, со стофутовой высоты, тот кажется совсем крохотным и безобидным. Но стоит взять подзорную трубу – и сразу видны военная выправка, суровое лицо с тяжелым подбородком и единственный глаз, горящий холодной жестокостью.

Рюлейко Мелодия смотрела туда же, куда и ее шеф. На медленно опускающийся подъемный мост. Решетка тройного плетения, окованная стальными полосами и снабженная изнутри деревянным настилом, может опуститься за несколько секунд, но сейчас с этим нарочито мешкают – следят за реакцией серого маршала. Главные ворота Рокат-Каста запросто выдерживают прямое попадание из крупнокалиберного орудия, но вот на колдуностойкость их доселе не испытывали…

Лязг цепей затих. Подъемный мост опустился полностью. Однако доступа внутрь по-прежнему нет – за мостом открылись толстые раздвижные ворота из сплошной нержавеющей стали.

Правда в самом центре уже виднеется расширяющаяся зигзагообразная щель…

Ригеллион Одноглазый легонько взмахнул колдовским клинком, растущим прямо из ладони, и ступил на опустившийся мост.

Его ждало самое любимое развлечение – поединок.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий