Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Любовь пирата A Pirate’s Love
Глава 9

Глаза Беттины медленно открылись. Девушка огляделась, но тут же испуганно вскочила, вспомнив о том, что произошло на палубе. Почему она все еще жива? Кто ее спас? И спина не болит, и крови не видно!

Безжалостный озноб охватил тело; в ушах все еще звучало ужасное щелканье плети. Господи, неужели ей каким-то образом удалось избежать казни? Должно быть, потеряла сознание, и матросы ждут, пока она придет в себя, чтобы продолжить избиение. Беттина никогда не предполагала, что ее могут засечь за убийство капитана. Она сумела бы вынести все… все, кроме пыток. Зачем она убила Тристана? Не так уж много мучений пришлось ей перенести в его объятиях… а впереди ждали свобода и долгая спокойная жизнь. Так легко забыть прошлое и вновь стать счастливой! К чему рисковать жизнью ради мести? Ведь этот человек – пират, от него нельзя ожидать ничего, кроме лжи и обмана. Беттина тихо застонала. Что теперь будет? Неужели Жюль готовит для нее еще более ужасную смерть? Нужно попытаться выбраться из этой каюты, прыгнуть в море и покончить счеты с жизнью. Плавать Беттина умела, но сил надолго не хватит, да и акулы скоро прикончат ее. Не такого конца ожидала она, но даже эта гибель лучше, чем медленная смерть под плетью.

Не тратя времени на размышления, Беттина свесила ноги с кровати и встала. Но тут же замерла; тихий стон сорвался с губ. Первой мыслью было, что она, скорее всего, увидела призрак. Но, приглядевшись, девушка заметила сверкающие озорным весельем глаза, ясные-ясные, как летнее небо, явно принадлежавшие живому человеку.

Кровь прихлынула к щекам. Ей не удалось его прикончить! Тристан жив, именно поэтому она здесь, целая и невредимая!

Тристан молча наблюдал за девушкой, выдерживая время, предоставляя ей терзаться беспокойством и сомнением. Он сидел, вытянув длинные ноги, поставив на колени кружку с вином. И улыбался!

Охваченная яростью, Беттина оцепенела.

– Ты! – вскрикнула она. – Ты! Ведь ты мертв! Но запомни: если не удалось в этот раз, выйдет в следующий!

– Тебе, видно, очень хочется почувствовать, как плеть впивается в спину? – нежно спросил он, ставя кружку на стол.

Девушка мгновенно побледнела. Ведь она сама укоряла себя за то, что убила Тристана! Такой смерти он не заслуживал!

– Хочу слышать твой ответ, Беттина, – немного громче сказал Тристан. – Готова пройти через это испытание еще раз? Вспомни, что пришлось бы тебе вытерпеть, не приди я в себя вовремя?

Потемневшие глаза девушки казались драгоценными изумрудами, излучавшими ненависть. Ничего, есть другие способы отомстить, и она постарается их найти. Но это подождет, пока Беттина не будет в безопасности.

– Отвечай, черт возьми!

Тристан с силой впечатал огромный кулак в стол, заставив девушку подпрыгнуть от неожиданности.

– У меня нет ни малейшего желания умереть под плетью! – взорвалась она.

Тристан улыбнулся.

– Значит, я могу спокойно жить в своей каюте?

– Зато я не желаю здесь оставаться. Думаю, ты и сам захочешь избавиться от меня после всего, что я сделала.

– Напротив, малышка, мне очень нравится твоя компания!

– В таком случае за свою жизнь можете не бояться, месье, но за последствия я не отвечаю! – яростно прошипела Беттина.

– Думаю, все не так уж плохо. Видишь это?

Тристан поднял лежавшую на столе свернутую плеть.

– Я вполне способен испробовать ее на тебе!

– Не посмеешь!

– Сомневаешься? Может, показать?

– Я не ваша рабыня, месье, и не обязана повиноваться! – вскинулась Беттина.

– Разве? Подойди сюда, – приказал он, явно наслаждаясь игрой.

– Нет, нет, нет!

Беттина строптиво топнула.

– И близко не…

Но в этот момент в воздухе мелькнула плеть и впилась в складки ее бархатной юбки. Беттина, подпрыгнув, бессмысленно уставилась на длинный разрыв, из которого выглядывала белая ткань сорочки. Потом медленно перевела на Тристана полные ужаса глаза. Он случайно промахнулся и не задел ее? Или намеренно? Нельзя, ни за что нельзя вызывать его гнев, иначе в следующий раз он будет целиться лучше.

Собрав все свое мужество, Беттина встала перед пиратом.

– Что угодно, месье? – высокомерно осведомилась она.

Тристан разразился смехом.

– То, чего я хочу, может подождать. Ты голодна?

Беттина нерешительно кивнула, только сейчас заметив тарелку с едой на другом конце стола. Она не помнила, когда ела в последний раз.

Усевшись, Беттина подвинула тарелку, запустила туда ложку и лишь через несколько минут, подняв голову, заметила, что Тристан наблюдает за ней с веселой улыбкой на бородатом лице.

– Мне позволено есть, месье, или вы намереваетесь уморить меня голодом? – язвительно спросила она.

– Ешь сколько хочешь, – нахмурился Тристан, – потом узнаешь, что нужно мне.

Беттина намеренно медленно ела, раздражая Тристана все сильнее. Но она решила сделать все, что в ее силах, лишь бы вывести пирата из себя.

В каюте стемнело; капитан зажег свечи. Что ж, если придется подвергнуться насилию, стоит по крайней мере настаивать, чтобы все происходило в темноте – Беттина не могла переносить такого унижения и позволить смотреть на ее обнаженное тело.

Кстати, где она будет спать? Без сомнения, это животное и не подумает уступить ей свою постель, когда все будет кончено. Но о чем она думает?! Нельзя позволять ему делать с ней все, что пожелает.

– Доедай, Беттина, или оставайся голодной. Я устал ждать.

– Чего ждать, месье? – притворилась дурочкой Беттина. – Вы изнасиловали меня. Неужели собираетесь повторить все сначала?

Ответом послужила дьявольская улыбка. Девушка вскочила и метнулась к двери, но щелканье плети отрезвило ее.

– Сюда, Беттина.

Чувствуя, как страх сжимает горло, она повиновалась и, повернувшись, медленно направилась к пирату.

Тристан взял ее за руки, притянул ближе, пока Беттина не оказалась между его ног, и, молниеносно схватив за плечи, сдернул платье до талии.

Девушка, охнув, занесла кулак для удара, но, поймав ее запястья, Тристан выкрутил ей руки за спину так, что обнаженные груди оказались прямо перед его лицом.

– Мне больно! – вскрикнула она, пытаясь вырваться.

– Разве ты не хотела причинить боль мне? – спросил он, но тут же освободил ее. – Знаю, что ты собираешься сопротивляться, Беттина, но я этого не допущу – за каждый нанесенный мне удар получишь десять плетей, за малейшее неповиновение – пять. Понятно?

Будь он проклят! Лишить ее возможности хоть как-то противостоять ему. Если ее насилуют, почему она не может по крайней мере бороться за свою честь, как другие женщины?! Но ей и этого не позволено. Как невыносимо знать, что она должна покориться этому человеку будто по собственной воле!

– Так как же, Беттина? – тихо спросил он; светло-голубые глаза впились в изумрудные.

– Должно быть, вы опасаетесь не справиться со мной, раз угрожаете, желая чувствовать себя в безопасности. Боитесь меня, капитан, потому что я смогла сегодня взять над вами верх? – язвительно спросила она, с удовольствием видя, как сузились его глаза. – Что подумают ваши люди, узнай они, что вы не сумели укротить слабую девушку?

– Считай, что твой план не сработал, Беттина, хотя он не так уж плох. Просто я стараюсь избегать ссор и споров как могу и не люблю причинять излишних страданий и боли, особенно в тех случаях, где должно царить лишь наслаждение.

– А как насчет душевных мук? Лучше уж мне быть в синяках и царапинах, чем позволить без сопротивления взять себя силой! Ведь это ты боишься, что я могу ранить тебя, и поэтому угрожаешь!

– Молодец, малышка, неплохо сработано, но то, что я решил, остается в силе. Слушай, ты уже потратила достаточно времени, пытаясь вывести меня из себя. Раздевайся, да побыстрее.

– Ни за что! Не позволю запугать меня! – негодующе воскликнула Беттина.

– Предпочитаешь, чтобы твое единственное платье было разорвано в клочья? – медовым голосом осведомился Тристан.

– Ненавижу тебя! – охнула девушка, но пришлось подчиниться.

Краснея от стыда, она стоически выдержала жадный взгляд пирата.

– Если я должна терпеть такие унижения, Тристан, пусть по крайней мере это произойдет в темноте.

– Тебе нечего скрывать, малышка!

– Пожалуйста!

– Нет! – резко ответил он.

– Вы беспричинно жестоки, месье.

– Можешь думать что хочешь, но останься ты со мной навсегда, поверь, изменила бы мнение обо мне. И ждала бы только одного – моих ласк и объятий. А кроме того, хотя в первый раз ты не испытала наслаждения, все же не можешь отрицать – я тебе не противен.

– Ты… Ты сошел с ума! От твоих прикосновений меня тошнит!

– Ты хотела убить меня за обман, Беттина, но сейчас сама говоришь неправду. Хочешь докажу?

И, не ожидая ответа, Тристан схватил ее за талию и притянул к себе, пока кончик округлой груди не коснулся его полураскрытых губ. Охнув от ужаса, Беттина уперлась руками в его плечи, пытаясь отстраниться. Но стальные руки все сильнее сжимали ее талию, пока девушка не замерла. Губы Тристана накрыли кончик другой груди, зажигая бушующий, пожиравший душу Беттины огонь. Но Тристан не отпускал девушку, лаская, целуя, чуть покусывая упругую плоть, пока Беттина не почувствовала, что вот-вот умрет от наслаждения.

Дрожь пробегала по обнаженному горевшему телу, Беттина ждала, ждала, ждала… сама не зная чего. Но тут Тристан поднял голову.

Девушка поняла, что это означает, и в ужасе прикрыла глаза. Тристан встал и начал срывать с себя одежду. Он сказал, что она не испытала истинного наслаждения. Неужели это правда? И как будет на этот раз? Откуда он знает, что ощущает Беттина? Нет… пират лжет, она просто не сможет перенести такого – слишком велико унижение, особенно если он будет знать, что подарил ей наслаждение. Если она не в силах сопротивляться, по крайней мере может оставаться холодной в его объятиях.

Подняв девушку, Тристан отнес ее в постель, и сам лег рядом. Губы их встретились. Он целовал ее жадно, отчаянно, требуя ответной страсти, на которую Беттина не была способна. Девушка лихорадочно пыталась найти способ рассердить Тристана тем, чтобы унизительное испытание быстро закончилось.

Рука, ласкавшая грудь, легла на живот и поползла ниже.

– Тристан! – возмущенно вскрикнула она. – Я не похожа на твоих женщин легкого поведения и не в силах терпеть подобные ласки. Я благородная дама, месье, и вы мне омерзительны, – с отвращением прошипела она.

– Клянусь всеми святыми, ведьма, меня так и подмывает кинуть тебя акулам, – рассерженно проворчал он.

– Лучше пусть они пируют над моим телом, чем ты.

– Ты многого лишаешь себя своим ехидным языком, Беттина.

Тристан лег на девушку, быстро вошел в нее. Беттина почувствовала легкую боль. Пират овладел ею яростно, глубоко проникающими толчками, и в Беттине, несмотря на желание сопротивляться, росло и росло невероятное, ослепительное наслаждение, мгновенно прервавшееся: Тристан, застонав, обмяк, придавив ее тяжестью тела. Беттина едва не закричала, поняв, что все кончено. Прошла минута, другая, но Тристан не шевелился.

– Я хочу встать, – холодно объявила девушка.

Приподнявшись на локтях, пират уставился в хмурое личико.

– Почему? – тихо спросил он.

– Пора спать, если не возражаете. Так что, может, отпустите меня?

– Не понимаю, Беттина. Хочешь уснуть, так спи.

– Конечно, благородный джентльмен, уступил бы свою постель даме, но вы…

– На этот счет ты не права, – перебил пират. – Зачем мне уступать постель, когда я намереваюсь делить ее с тобой!

– Нет! – вскрикнула она, стараясь оттолкнуть Тристана, но это было все равно что пытаться сдвинуть гору.

– Я не желаю делить с тобой постель. Достаточно и того, что вынуждена терпеть твои… ласки и выносить издевательства над моим телом!

– А если я настаиваю?

– Посмей только! – взорвалась девушка.

– Посмею, малышка, – улыбаясь, возразил он.

– Неужели не понимаешь, как противен мне? – прошипела она, извиваясь. – Не могу тебя видеть! Немедленно отпусти!

– Если не прекратишь вертеться, я возьму тебя в третий раз. Теперь успокоишься? – усмехнувшись, спросил Тристан.

Беттина замерла, боясь дышать и чувствуя, как он растет и твердеет в ней, широко открыла глаза – глубокие зеленые озера, – молча моля о милосердии.

– Ну что? Будешь спать рядом со мной?

– Как и во всем остальном, ты не даешь мне выбора. Но ты слишком тяжел, Тристан. Я не смогу уснуть.

– В этом я уступлю, но большего не жди.

Он откатился, лег на бок; Беттина быстро натянула на голову простыню, отодвинулась к переборке, услышав тихий смех, застыла. Но вскоре Тристан задышал ровнее – очевидно, заснул.

О боже, как она его ненавидела! Может спать, как будто ничего не случилось. А пока она… ей хотелось кричать. Скажи кто-то вчера, что она окажется в руках бессердечного пирата, Беттина бы смеялась до слез. Но сегодня… сегодня ее изнасиловали, обесчестили, лишили надежды, а она даже не могла плакать. Слезы облегчают страдания. Но Беттину душил гнев, и глаза оставались сухими. Это животное, Тристан, наслаждался тем, что она в его власти, но как только он ее освободит, нужно найти способ отомстить. Беттина наймет судно, больше, лучше вооруженное, и тогда посмотрим! Да, да, пусть она не в силах перерезать глотку этому пирату, но гибели его добьется. Граф де Ламбер поможет ей. Конечно, вряд ли он захочет жениться на обесчещенной девушке… тогда придется придумать что-нибудь еще. Но Беттине не будет покоя, пока она не пошлет это чудовище в ад. И с этой мыслью девушка заснула.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть