ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Трещина во времени A Wrinkle in Time

Мадлен Л’Энгл

Трещина во времени


Посвящается Чарльзу Уодсуорту Кемпу

и

Уоллесу Коллину Франклину


Жила-была девочка…


Книга Мадлен Л’Энгл была опубликована в 1962 году, но до сих пор не потеряла своей актуальности. Полвека спустя приключения маленькой девочки с извечными детскими проблемами – неурядицами в школе, очками и ужасными скобками на зубах, – не покажутся современному ребенку делами давно минувших дней. Помимо скобок и очков Мэг Мурри мучают и другие проблемы: она «не такая, как все», ведет себя не так, как положено, и потому ей постоянно достается от учителей и одноклассников.

Мадлен Л’Энгл писала «Трещину во времени» под впечатлением от коммунистического режима, усредняющего все и не терпящего инаковости, но вряд ли она могла подумать, что уйдет в прошлое сам режим, но требования останутся прежними.

Нет ничего для человека более неприемлемого, чем выбивающийся из «нормы» сосед, и если взрослые умеют защититься, адаптировать, то дети ощущают отчуждение болезненно, привыкают быть виноватыми или злятся, навлекая на себя все новые и новые беды.

Хорошо, когда есть такая мама, как миссис Мурри. Ее дети – дерзкая умница Мэг и необычайный ребенок-индиго Чарльз Уоллес, – дома в полной безопасности.

Миссис Мурри всегда на стороне своих детей, миссис Мурри знает и верит, что они не «белые вороны», а самые замечательные дети в мире.

Именно она помогает детям противостоять еще одному удару – сплетням и слухам, которые взрослые распространяют вокруг странного исчезновения отца Мэг, мистера Мурри.

Именно она приглашает в дом странную посетительницу, с которой недавно подружился маленький Чарльз Уоллес, старушку по имени миссис Что-такое…

Путешествия между мирами – какая обычная, на первый взгляд, тема, но не нужно забывать, какое чудо дети видят в самых обыденных вещах и каким увлекательным им покажется необычайное приключение трех маленьких друзей – Мэг Мурри, ее брата Чарльза Уоллеса и мальчика по имени Кельвин.

Кельвин – еще один персонаж, о котором стоит рассказать отдельно. Красавец и спортсмен, добрый и отзывчивый мальчик, оказался совсем не нужен своим родителям, и эта его личная трагедия и мужество, с которым он с ней борется – еще один пример веры в себя и самоуважения, которого подчас так не хватает в мире взрослых.

Путешествие друзей нелегки – каждый переход дается им с трудом, и каждый раз они оказываются на грани смерти, но упрямо преследуют поставленную цель – найти мистера Мурри и спасти Землю от наползающего на нее Зла.

Поочередно они попадают в миры то полные гармонии и красоты (такова родина миссис Что-такое и ее удивительных подруг), то в совершенно невообразимые – например, двухмерный мир, где никак не выжить трехмерным ребятам, то в мир тетушки Зверь, где уродливые на первый взгляд слепые существа оказывают детям помощь и показывают пример безусловной любви.

Такие перемены не случайны – ненавязчиво автор показывает многообразие жизни, прививает уважение к иным ее формам, даже тем, которые с непривычки могут показаться отвратительными.

Тепло тетушки Зверь, странная мудрость миссис Кто, заключающаяся в цитатах великих людей, с помощью которых она и общается, история самопожертвования звезды – все эти проявления человечности, добра и накопленного людьми опыта – путеводные знаки на нелегком пути троих друзей.

Кто же их враг? Кто может заставить добросердечную Мэг превратиться в злую капризную девчонку, а чуткого внимательного Чарльза Уоллеса – в бездушного робота, безучастную ко всему куклу?

Этот враг назван просто – Предмет.

Неодушевленная машина по производству одинаковых людей (Мэг воскликнет: «Не одинаковых, а равных!», но будет ли этого достаточно для победы над чудовищной работой усреднения, созданием иллюзии человеческого счастья?

Как трудно побороть соблазн стать таким, как все, точно знать, что делать положено, а что – нет, быть уверенным в общем благе и беспрекословно подчиняться силе, которая не позволит иметь никаких сомнений!

От сомнений все беды, от инаковости все несчастья, от разнообразия все ошибки, считает Предмет, и мы до сих пор сталкиваемся с отголосками подобных рассуждений, до сих пор встречаем людей, уверенных в том, что «норма» и только «норма» – залог безбедного существования в этом мире.

Мистер Мурри не справился с Предметом – у взрослых нет против него оружия.

Вся тяжесть сражения легла на плечи детей.

И пусть в описаниях встречаются всем нам понятные строки:

«– Так вы проверяющие? – заметно оживился мальчик. – Всем известно, что в нашем поселке – самый мощный, Центральный Мыслительный Центр на планете! Мы выпускаем продукцию только самого высшего качества! Наши фабрики работают в круглосуточном режиме, и производственные линии никогда не останавливаются! А кроме того, у нас есть пять поэтов, три художника и шесть скульпторов – и все идеально настроены!», по которым легко узнается и описываемый период времени, и режим, но борьба идет не против него.

Мэг и ее друзья одерживают верх над серостью, усредненностью, общим знаменателем, под который пытаются подвести совершенно разных людей.

В 1962 году писательница Меделин Л’Энгл протянула руку помощи всем детям, которые ловят на себе косые взгляды, получают нагоняи от учителей, тычки от одноклассников и порой не могут даже обратиться за поддержкой к родителям, как не удалось это сделать Кельвину.

Ее книга учит детей главному – вере в себя и самоуважению.

Ее книга напомнит взрослому, что он когда-то тоже был «не такой, как все» и, может, добавит ему немного терпимости, немного мудрости и тепла.

Евгения Мелемина, писатель-фантаст


Глава 1 Миссис Что-такое


Это была темная и бурная ночь. У себя в спальне на чердаке Мэг Мурри закуталась в старое лоскутное одеяло и уселась на кровати, следя за тем, как за окном деревья клонятся под порывами ветра. Над верхушками деревьев по небу с бешеной скоростью неслись облака. То и дело в разрывы между тучами выглядывала луна, и тогда по земле бежали причудливые зловещие тени.

Дом содрогался от ударов непогоды.

Мэг тоже дрожала, зябко кутаясь в одеяло.

Обычно она не боялась непогоды. Она подумала, что ей так страшно не только из-за грозы. Просто гроза стала довершением всего остального. Всего, что навалилось на Мэг Мурри. Всего, что Мэг Мурри сделала не так.


Школа. Школа – вот что было у нее не так. В своем классе она вечно тащилась в самом хвосте, среди двоечников. И сегодня их учительница сердито воскликнула:

– Право же, Мэг, я ума не приложу, как из дочки таких выдающихся родителей могла вырасти такая плохая ученица! Если ты не исправишь оценки, то придется оставить тебя на второй год!

На перемене она не сдержалась и дала выход накопившемуся отчаянию, и тогда одна из девочек презрительно заметила:

– Слушай, Мэг, мы уже больше не сопливые первоклашки! Почему ты все еще ведешь себя как младенец?

А когда она брела из школы домой, прижимая к себе тяжелую охапку книг, какой-то мальчишка пробурчал что-то по поводу ее «тупого младшего брата». В тот же миг книги полетели в одну сторону, а мальчишка – в другую, не устояв под атакой налетевшей на него Мэг. В итоге она явилась домой в изодранной кофте и со здоровенным фингалом под глазом.

Санди и Деннис, ее десятилетние братья-близнецы, вернулись из школы на час раньше и тоже набросились на нее с упреками:

– Драка – это наше дело, а не твое! – заявили они.

«Недотепа, – мрачно рассуждала она про себя. – Вот что они скажут мне сейчас. Мама не скажет. А они скажут. И все остальные тоже. Если бы папа…»

Но она до сих пор не могла думать о нем без слез. Только ее маме удавалось говорить о папе как ни в чем не бывало: «Когда твой папа вернется…»

Вернется откуда? И когда? Неужели мама не знает, о чем шепчутся у нее за спиной? И наверняка это ранит ее так же больно, как Мэг. Но даже если это и так, она никогда не подавала виду. И никогда не теряла свой безмятежный вид.

Мэг бесило то, что она не умела напустить на себя такую же безмятежность. Ну почему она так глупо выдает свои чувства?!

Стекла в окне задребезжали под новым ударом ветра, и она плотнее запахнулась в одеяло. Котенок, свернувшийся пушистым серым клубочком у нее на подушке, лениво потянулся и зевнул, показав розовый язычок, снова спрятал мордочку под лапку и заснул.

Все в доме спали. Все, кроме Мэг. Даже Чарльз Уоллес, ее «тупой младший брат», которому непостижимым образом всегда становилось известно, что Мэг не спит и что ей плохо. Тогда он на цыпочках поднимался на чердак, чтобы ее утешить. Но в эту ночь Чарльз Уоллес так и не проснулся.

Как они только могут сейчас спать?! Весь день по радио повторяли ураганное предупреждение. Как они могли бросить ее на разболтанной медной кровати на чердаке, где крыша такая ветхая, что ее запросто может сорвать ветром? А вдруг ее унесет сейчас вместе с крышей в ночное небо, в непроглядную тьму, где никто ее не разыщет?

От этих мыслей дрожь пробрала Мэг с новой силой. Она отчаянно попыталась успокоить себя, повторяя, что это она сама уговорила маму позволить ей занять спальню на чердаке. И мама согласилась, потому что она самая старшая. А значит, это было привилегией, а не наказанием!

– Только не во время урагана – тогда это никакая не привилегия! – не выдержав, выкрикнула девочка. Она скинула одеяло и встала. Котенок лениво потянулся и уставился на нее огромными безмятежными глазами.

– А ты спи себе! – велела Мэг. – Радуйся, что ты котенок, а не такое чудище, как я!

Она посмотрела на свое отражение в зеркале на дверце шкафа и состроила ужасную рожу, выставив напоказ скобки на зубах. Машинально напялила очки и взъерошила свои непокорные волосы, так что они встали дыбом. От этого зрелища у нее вырвался такой шумный вздох, что на миг даже не стало слышно рева урагана.

Широкие деревянные половицы неприятно холодили ноги. В щели в рамах врывался ледяной сквозняк, несмотря на все уплотнители и ставни. Она слышала, как завывает ветер в дымоходе над камином. Здесь, наверху, было отлично слышно, как взлаивает Фортинбрас, их большой черный пес. Наверное, бедняга тоже испугался. Но на кого он так лает? Фортинбрас никогда не поднимал шум без причины.

Очень некстати ей вспомнилось, что, когда она зашла на почту забрать письмо, там все только и говорили, что о каком-то бродяге, который якобы украл дюжину простынь с веревки у миссис Бунскомб, жены констебля. Его так и не поймали, и теперь он запросто мог подбираться к дому Мурри, стоявшему на отшибе, в самом конце дороги. И кто знает: вдруг на этот раз у негодяя на уме что-то похуже кражи постельного белья? Тогда, на почте, Мэг не очень-то прислушивалась к этому разговору, поскольку заведующая почтой со слащавой улыбочкой поинтересовалась, нет ли новостей от ее папочки.

Она вышла из своей тесной спальни и прошлась по чердаку, в темноте налетев на угол теннисного стола. Ну вот, только синяка на ноге ей не хватало!

Следом ей под ноги попались ее старый кукольный дом, лошадь-качалка Чарльза Уоллеса и игрушечный поезд близнецов.

– Ну почему все это должно случиться именно со мной?! – сердито спросила она у большого плюшевого медведя.

У нижней ступеньки лестницы на чердак она замерла и прислушалась. Ни звука из комнаты Чарльза Уоллеса справа. И слева, из родительской спальни, где мама одна спала в большой супружеской кровати, не доносилось ни шороха. На цыпочках она проскользнула по коридору к комнате близнецов, автоматически поправляя очки, как будто от них был какой-то прок в этой кромешной темноте. Деннис храпел. Санди бормотал что-то о бейсболе и боковом ударе. У близнецов не было никаких проблем. Они не были отличниками, но и двоечниками тоже не были. Их прекрасно устраивали средние оценки с редкими вкраплениями высших и низших тоже. Они были сильны для своих лет, быстро бегали и умели играть в команде, и в семействе Мурри трещина могла возникнуть между кем угодно, только не между Санди и Деннисом.

Она вышла из спальни близнецов и спустилась на первый этаж, стараясь не наступить на скрипучую седьмую ступеньку. Фортинбрас уже замолчал. Значит, на этот раз бродяга к ним не полез, иначе пес своим лаем переполошил бы весь дом.

А что, если этот тип все-таки пришел ?! А если у него нож? Их дом стоял так далеко от соседей, что никто не услышит, сколько бы они ни кричали. Впрочем, даже если бы и услышали, никто не пришел бы на помощь.

Девочка решила, что стоит сварить себе горячего какао. Это немного приободрит ее, и даже если крышу сорвет ветром, Мэг не унесет вместе с нею.

На кухне уже горел свет, и Чарльз Уоллес сидел за столом, уплетая бутерброд с джемом. Он показался особенно маленьким и хрупким, когда сидел один-одинешенек в их просторной кухне под старину: белокурый малыш в выцветшей синей футболке. Его ноги сантиметров двадцать не доставали до пола.

– Привет! – дружелюбно приветствовал он сестру. – Я тебя ждал.

Со своего любимого места под ногами у Чарльза Уоллеса, где ему иногда перепадал лакомый кусочек, Фортинбрас приподнял узкую черную морду и поздоровался с Мэг, застучав хвостом по полу. Фортинбраса подбросили им на крыльцо холодной зимней ночью. Тогда он был тощим заморышем. Папа Мэг решил, что это помесь ирландского сеттера и гончей. Пес обладал неповторимой красотой и грацией и сильно отличался от других собак.

– Почему ты не пришел ко мне на чердак? – Мэг обратилась к младшему брату как к равному. – Я испугалась до смерти!

– У тебя на верхотуре слишком сильный ветер, – отвечал брат. – И я знал, что ты сама спустишься. Я поставил на плиту молоко и для тебя. Наверное, оно уже согрелось.

И откуда Чарльз Уоллес умудряется все про нее узнать? Как он сам об этом говорит, что ему неизвестно, да и безразлично, что думают Деннис и Санди. Зато он так часто копается в мозгу их мамы и самой Мэг, что даже страшно становится.

Не оттого ли люди побаиваются младшего сынишку Мурри, который вроде как не блещет талантами? «Я слышал, что у слишком умных людей часто рождаются ненормальные дети, – как-то услышала она за спиной боязливый шепот. – Двое старших мальчиков кажутся милыми, воспитанными детьми, но эта жуткая девчонка и малыш словно из другой семьи!»

Сказать по правде, Чарльз Уоллес редко открывал рот, когда поблизости находился кто-то чужой, отчего в городке поползли слухи, будто он вообще не умеет разговаривать. Правдой было и то, что он не говорил до четырех лет. Но Мэг все равно бесило, когда она замечала, с каким презрением смотрят на него окружающие и как многозначительно хмыкают при этом.

– Ты можешь не тревожиться из-за Чарльза Уоллеса, Мэг, – как-то сказал ей папа. Мэг отлично помнила тот разговор, потому что он состоялся незадолго до его исчезновения. – С головой у него все в порядке. Просто он делает все по-своему и в свое время.

– Не хочу, чтобы он вырос таким же тупым, как я, – возразила Мэг.

– Ох, милая, но ты же вовсе не тупая! – воскликнул папа. – Ты такая же, как Чарльз Уоллес. Ты развиваешься в своем собственном темпе. Ты не виновата, что он не совпадает с темпом обычного человека.

– А ты откуда знаешь? – сердито спросила Мэг. – С чего ты взял, что я не тупая? Ты веришь в это, потому что меня любишь?

– Конечно, я тебя люблю, но говорю так вовсе не поэтому. Ты же знаешь, через сколько тестов мы с мамой тебя провели!

Да, это верно. Мэг отлично понимала, что «игры», в которые предлагали ей поиграть родители, в половине случаев оказывались тестами и что им с Чарльзом Уоллесом такие тесты предлагались гораздо чаще, чем близнецам.

– Ты имеешь в виду тесты на IQ?

– Да, некоторые из них были и такими.

– И с моим IQ все в порядке?

– Более чем.

– И что это значит?

– А вот этого я тебе не скажу. Но они уверили меня, что и ты, и Чарльз Уоллес окажетесь талантливы в любом деле, которое вам понравится, когда дорастете до этого. Ты будешь удивлена, когда Чарльз Уоллес заговорит. Только погоди.

Ах, как он был прав! Хотя ему самому не довелось убедиться в этой правоте, потому что он исчез до того, как Чарльз Уоллес заговорил. Это произошло разом и без всякого детского сюсюканья. Малыш выдавал законченные связные предложения, и папа наверняка бы им гордился!

– Посмотри за молоком, а то убежит, – напомнил Чарльз Уоллес, выговаривая звуки так четко, что трудно было поверить, будто ему пять лет. – Потом сама же будешь беситься, если пенка пригорит.

– Но тут молока больше, чем на две большие кружки! – удивилась Мэг, заглянув в кастрюльку.

– Я подумал, что мама тоже захочет, – безмятежно кивнул Чарльз Уоллес.

– Чего я захочу? – послышалось из коридора, и вот уже на пороге кухни показалась их мама.

– Какао, – объяснил Чарльз Уоллес. – Сделать тебе бутерброд с паштетом и сыром? Я с удовольствием тебе приготовлю.

– Это звучит заманчиво, – ответила миссис Мурри, – но я могу и сама его приготовить, если тебе трудно.

– Никаких трудностей, – Чарльз Уоллес соскользнул со своего кресла и прошел к холодильнику, ступая мягко, как котенок. – А тебе, Мэг? – предложил малыш. – Хочешь бутерброд?

– Да, пожалуйста, – кивнула Мэг. – Только без паштета. У нас остались помидоры?

Чарльз Уоллес заглянул в отделение для овощей и ответил:

– Один. Мама, можно я отдам его Мэг?

– Разве можно придумать лучший способ его использовать? – улыбнулась миссис Мурри. – Только, пожалуйста, потише, Чарльз Уоллес, а то близнецов разбудишь!

– Вот, эксклюзивный вариант, – сказал Чарльз Уоллес. – Это мое новое слово на этот день. Неплохо, да?

– Невероятно, – откликнулась миссис Мурри. – Мэг, поди-ка сюда, дай мне взглянуть на твой синяк.

Мэг встала перед мамой на колени. Свет и тепло на кухне успокоили ее настолько, что почти забылись страхи на чердаке. От кастрюльки шел ароматный дух какао, в горшках на подоконниках пышно цвела герань, и посередине стола стояла ваза с букетом изящных желтых хризантем. Красные занавески с сине-зелеными геометрическими узорами были плотно задернуты, создавая атмосферу безопасности и уюта. Огонь в камине мурлыкал, как большой сонный зверь, лампы горели ровно и ярко. И хотя где-то снаружи, за стенами дома, ветер ярился по-прежнему, его жестокая сила, так напугавшая Мэг, когда она была одна наверху, уже не казалась такой страшной благодаря знакомому уюту кухни. Фортинбрас, перебравшийся под кресло к миссис Мурри, довольно вздохнул.

Миссис Мурри осторожно прикоснулась к синяку на лице Мэг. Девочка смотрела на нее снизу вверх, охваченная смесью немого обожания и смущения. Это было совсем не просто – иметь такую удивительную маму, которая была не только талантливым ученым, но и настоящей красавицей. Пламенно-рыжие волосы миссис Мурри, белая гладкая кожа и фиалковые глаза в обрамлении длинных ресниц казались еще более прекрасными в сравнении с невыносимой, бездарной бесцветностью Мэг. Волосы у Мэг не торчали дыбом только в том случае, если их туго-натуго заплетали в две косички. Когда она пошла в средние классы, их постригли, и теперь короткие пряди ни за что не желали укладываться в прическу, отнюдь не добавляя Мэг привлекательности.

– Ты так и не постигла, что такое терпение, моя милая? – спросила миссис Мурри. – Да, хотела бы я знать, научишься ли ты хоть когда-нибудь держаться золотой середины. А этот мальчишка Хендерсонов поставил тебе жуткий синяк. Кстати, не успела ты пойти спать, как мне позвонила его мама и стала кричать, что ты изуродовала ее сыночка. Я возразила, что, коль скоро он на год старше тебя и по меньшей мере на десять килограмм тяжелее, это не она должна жаловаться, а я. Но судя по всему, она считает, что это ты во всем виновата.

– По-моему, это зависит от точки зрения, – сказала Мэг. – Как правило, все считают виноватой меня независимо от того, как все было на самом деле, даже если я вообще ничего не сделала. Но я жалею, что так на него набросилась. Это просто неделя выдалась ужасная. И я была ужасно злая.

– А ты понимаешь, почему? – спросила миссис Мурри, ласково гладя ее по взъерошенным лохмам.

– Я терпеть не могу быть белой вороной. И я знаю, что это не нравится Санди и Деннису тоже. Я до сих пор не могу понять, действительно они такие, как все, или только притворяются. Я вот пыталась притворяться, да ничего хорошего не выходит.

– Ты слишком прямодушная личность, чтобы пытаться притвориться тем, кем на самом деле не являешься, – уверенно заявила миссис Мурри. – Мне очень жаль, Мэгги. Может быть, папа смог бы тебе помочь, если бы был здесь, но я, боюсь, бессильна что-то сделать, пока ты не подрастешь немного. Тогда все станет для тебя проще. Но это мало утешает тебя сейчас, верно?

– Может, если бы я не была такой уродиной, может, если бы я была такой же симпатичной, как ты…

– Мама не просто симпатичная, она прекрасная, – провозгласил Чарльз Уоллес, намазывая новый бутерброд. – Из чего я могу сделать вывод, что в твоем возрасте она выглядела просто жутко.

– И будешь совершенно прав, – кивнула миссис Мурри. – Просто дай себе достаточно времени, Мэг.

– Мама, тебе положить салат? – предложил Чарльз Уоллес.

– Нет, спасибо.

Мальчик аккуратно порезал бутерброд на кусочки, положил на тарелку и поставил перед мамой.

– Сейчас я и тебе приготовлю, Мэг. Думаю, надо поговорить о тебе с миссис Что-такое.

– Кто это: миссис Что-такое? – удивилась Мэг.

– Думаю, что некоторое время она была эксклюзивным вариантом, – загадочно ответил Чарльз Уоллес. – Лук, соль?

– Да, пожалуйста.

– А чем занимается миссис Что-такое? – поинтересовалась миссис Мурри.

– Это так ее зовут, – отвечал Чарльз Уоллес. – Знаешь тот старый заброшенный дом с провалившейся крышей в лесу? Дети еще боятся туда ходить из-за привидений? Вот там они и живут.

– Они?

– Миссис Что-такое и две ее подруги. Пару дней назад я гулял в лесу с Фортинбрасом: вы с близнецами тогда были в школе, Мэг. Мы с нашим псом любим гулять в лесу, и вдруг он погнался за белкой, а я за ним, и мы выскочили прямо к дому с привидениями, так что можно сказать, что я повстречался с ними случайно.

– Но там же никто не живет! – воскликнула Мэг.

– А миссис Что-такое и ее подруги живут. Они очень приятные дамы.

– А почему ты до сих пор ничего мне об этом не говорил? – удивилась миссис Мурри. – И ты отлично знаешь, что я не разрешаю тебе уходить за ограду без разрешения, Чарльз.

– Знаю, – кивнул Чарльз. – И это одна из причин, по которой я тебе ничего не сказал. Я просто не подумал о запрете, когда погнался за Фортин-брасом. И тогда я решил: ну что ж, все равно я их приберегу на крайний случай.

Новый удар ветра так налетел на стену, что весь дом содрогнулся, и в тот же миг окна залили потоки дождя.

– Что-то не нравится мне этот ветер, – с тревогой заметила Мэг. – Наверняка с крыши сорвет пару кусков жести.

– Мэг, этот дом уже простоял целым и невредимым две сотни лет, – возразила миссис Мурри, – и я думаю, что он продержится еще немного. Этот холм встречает уже не первую бурю на своем веку.

– Но сегодня же это ураган! – жалобно заныла Мэг. – По радио все время повторяли про ураган!

– На дворе октябрь, – не сдавалась миссис Мурри. – А в октябре всегда бывают штормы.

Не успел Чарльз Уоллес передать Мэг ее бутерброд, как Фортинбрас выскочил из-под стола. Он низко угрожающе зарычал, и все увидели, как шерсть у него на загривке встала дыбом. Мэг почувствовала, как по спине побежали мурашки.

– Что случилось? – испуганно воскликнула она.

Фортинбрас не сводил взгляда с двери в старую лабораторию миссис Мурри, под которую переделали бывшую маслобойню. Из нее дверь выходила на задний двор, однако миссис Мурри давно приучила свою семью попадать в дом либо через парадное крыльцо, либо через дверь гаража, но не через ее лабораторию. Но Фортинбрас рычал именно на дверь в лабораторию, а не в гараж.

– Мама, ты ведь не забыла колбу с какими-нибудь особо вонючими реактивами над горелкой Бунзена? – вежливо поинтересовался Чарльз Уоллес.

– Нет, – поднялась с места миссис Мурри. – Но я все равно пойду посмотрю, что так насторожило нашего Форта.

– Это бродяга, – нервно выпалила Мэг. – Я уверена, что это бродяга!

– Какой бродяга? – спросил Чарльз Уоллес.

– Сегодня на почте все только и говорили о том, что какой-то бродяга мог украсть простыни с веревки у миссис Бунскомб.

– Ну, значит, нам сегодня не грозит спать на голых матрасах, – весело заметила миссис Мурри. – Потому что в такую погоду даже бродяга носа наружу не высунет.

– А что, если именно для того он и высунет, – захныкала Мэг, – чтобы не оставаться снаружи?

– В таком случае я предложу ему переночевать в сарае, – заявила миссис Мурри, решительно шагнув к двери.

– Я с тобой! – от испуга Мэг чуть не визжала.

– Нет, Мэг, ты останешься с Чарльзом и съешь свой бутерброд.

– Съешь! – передразнила Мэг, когда миссис Мурри скрылась в лаборатории. – И она считает, что я могу сейчас есть?

– Мама не даст себя в обиду, – возразил Чарльз Уоллес, – физически уж точно, – он уселся в папино кресло так неловко, что его ноги ударились о ножки кресла. В отличие от многих своих сверстников Чарльз Уоллес умел сидеть не шелохнувшись.

Через несколько минут, показавшихся Мэг вечностью, миссис Мурри вернулась и вежливо придержала дверь перед… Неужели это все-таки оказался бродяга?! Но по понятиям Мэг, бродяга должен был оказаться намного больше. Определить возраст и пол этого существа было невозможно из-за множества слоев намотанных на него шалей и накидок. Голова тоже пряталась под узлом из нескольких шарфов, а поверх всего этого сооружения была нахлобучена мужская шляпа. Поношенное пальто украшал накинутый на плечи и завязанный тугим узлом ослепительно розовый паланкин, а на ногах красовались грубые коричневые ботинки.

– Миссис Что-такое, – подозрительно осведомился Чарльз Уоллес, – вы что здесь делаете? И к тому же так поздно, посреди ночи?

– Ну-ну, мой милый, не надо бояться, – раздался голос откуда-то из самой середины этого странного узла. Он был глухим и скрипучим, как несмазанная дверь, но тем не менее весьма приятным.

– Миссис… Гм… Что-такое… она сказала, что заблудилась, – пояснила миссис Мурри. – Ты не приготовишь для миссис Что-такое немного горячего шоколада?

– О, это было бы очаровательно! – с живостью отозвалась миссис Что-такое, сняв с себя шляпу и шаль. – Я бы ни за что не заблудилась, если бы ураган не сдул меня с курса. А когда я обнаружила, что оказалась рядом с домом малыша Чарльза Уоллеса, то подумала, что загляну на минуту и передохну, прежде чем продолжить путь.

– Но откуда вы узнали, что это дом Чарльза Уоллеса? – удивилась Мэг.

– По запаху! – тем временем миссис Что-такое уже успела размотать сине-зеленый шерстяной шарф, желтую бандану с цветами, и золотую бандану со статуей Свободы, и еще красно-черную бандану. Теперь было видно, что редкие седенькие волосы собраны у нее в тугой узелок на макушке. Ее глаза ярко сверкали, носик был круглый и вздернутый, а рот морщинистый, как вялое яблоко. – Ну надо же, как здесь тепло и уютно! – воскликнула она.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – миссис Мурри указала на кресло. – Хотите бутерброд, миссис Что-такое? Я ем с паштетом и сыром, у Чарльза с джемом, а у Мэг с помидором.

– Нет, дайте-ка мне подумать, – сказала миссис Что-такое. – Ах, да, я вспомнила, что обожаю бутерброды с русской икрой!

– Вы подсматривали! – заявил Чарльз Уоллес. – Мы держим банку на мамин день рождения, и вам она не достанется!

Миссис Что-такое издала длительный горестный вздох.

– Нет! – отрезал Чарльз Уоллес. – И ты, мама, учти и не поддавайся ей, не то я жутко разозлюсь. Как насчет салата с тунцом?

– Сойдет, – благодушно согласилась миссис Что-такое.

– Я принесу, – и Мэг поспешила в кладовку за банкой консервированного тунца.

Ничего себе! Какая-то тетка вломилась к ним в дом в ураган посреди ночи, и мама ведет себя с ней так, будто такое случается сплошь и рядом! Как пить дать, она и есть тот самый бродяга! Мэг готова была поспорить на что угодно: именно она сперла те простыни! И она явно не подходила на роль близкой подруги Чарльза Уоллеса, который вообще не разговаривает с чужими!

– Я совсем недавно поселилась тут по соседству, – трещала без умолку миссис Что-такое, пока Мэг выключила свет в кладовке и вернулась на кухню с банкой тунца, – и даже не думала, что кто-то из соседей придется мне по душе, пока милый Чарльз не налетел на нас со своей собакой.

– Миссис Что-такое, – строго осведомился Чарльз Уоллес, – почему вы сперли простыни у миссис Бунскомб?

– Ну… Они были мне нужны, милый Чарльз.

– Вам следует вернуть их немедленно!

– Но Чарльз, дорогой, я не могу! Я их использовала!

– Это очень нехорошо с вашей стороны, – упрекнул Чарльз Уоллес. – Если вам так до зарезу понадобились простыни, вы могли бы обратиться ко мне!

– Но ты не смог бы одолжить мне пару простынок, – с ухмылкой потупилась миссис Что-такое. – А миссис Бунскомб могла.

Мэг уже накрошила сельдерей и принялась смешивать его с тунцом. Немного поколебавшись, она все же достала из холодильника открытую баночку мелких сладких пикулей. Все еще удивляясь тому, как покорно она готовит салат для этой тетки, которой не доверяет ни на грош, девочка порезала пикули.

– Объясни сестре, что меня не надо бояться, – обратилась к Чарльзу Уоллесу миссис Что-такое. – Скажи, что у меня благие намерения.

– Благими намерениями выстлана дорога в ад, – наставительно сообщил Чарльз Уоллес.

– Ах, какой умничка! – так и просияла миссис Что-такое. – И какая удача, что рядом есть кто-то, кто его понимает!

– Но я боюсь, что это не так, – возразила миссис Мурри. – Никто из нас толком не понимает Чарльза.

– Но вы же, по крайней мере не пытаетесь его раздавить, – истово закивала миссис Что-такое. – Вы позволяете ему оставаться самим собой.

– Вот, угощайтесь, – и Мэг протянула миссис Что-такое готовый бутерброд.

– Вы не возражаете, если я разуюсь перед приемом пищи? – спросила миссис Что-такое, уже успев откусить от бутерброда изрядный кусок. – Вот, послушайте, – она пошевелила ногами в башмаках, и все услышали, как в них хлюпает вода. – У меня промокли ноги. Но главная неприятность в том, что эти башмаки мне тесноваты и я не могу стянуть их с ног сама!

– Давайте, я помогу, – предложил Чарльз.

– Нет, не ты. У тебя силы не хватит.

– Лучше я, – миссис Мурри опустилась на пол рядом с гостьей и ухватилась за мокрый башмак. Он соскочил с ноги внезапно, рывком, отчего миссис Мурри плюхнулась прямо на пол. Миссис Что-такое вместе с креслом отлетела в другую сторону, отчаянно стиснув бутерброд в морщинистой руке, похожей на птичью лапу. В башмаке оказалось столько воды, что по полу и ободранному ковру растеклась целая лужа.


– Ох, батюшки! – воскликнула миссис Что-такое, лежа на спине в опрокинутом кресле: ноги задраны вверх, одна в носке в яркую белую и красную полоску и другая все еще обута.

– Вы не ушиблись, миссис Что-такое? – спросила миссис Мурри, поднявшись на ноги.

– Если у вас есть подходящий бальзам, я бы не возражала, чтобы вы наложили его на мое достоинство, – отвечала миссис Что-такое, все еще лежа вверх тормашками. – Похоже, оно изрядно пострадало. Немного чеснока и шпината, растертых в масле, будет в самый раз, – и она откусила от бутерброда.

– Пожалуйста, поднимитесь, – попросил Чарльз Уоллес. – Мне неприятно видеть, как вы там лежите. Вы как будто улетели от нас куда-то вдаль.

– А ты хоть раз пытался встать на ноги после того, как твое достоинство пострадало? – однако миссис Что-такое проворно поднялась, поставила на ножки кресло, уселась на пол, выставила вперед обутую ногу и откусила от бутерброда. Для такой пожилой на вид женщины она двигалась на удивление ловко. По крайней мере, у Мэг не оставалось сомнений в том, что перед нею именно старая женщина, по-настоящему старая.

А миссис Что-такое с полным ртом обратилась к миссис Мурри:

– Дерните еще раз, пока я все равно на полу и не могу упасть.

С таким невозмутимым видом, будто эта старушка с ее башмаками – совершенно привычное для нее явление, миссис Мурри тянула до тех пор, пока промокший башмак не слез с ее ноги. На этой ноге красовался уже не шерстяной, а акриловый носок в синюю и серую полоску. С довольным видом пошевелив пальцами в носках, миссис Что-такое прикончила бутерброд и вскочила на ноги.

– Ах, – вырвалось у нее, – вот так-то лучше! – она подняла свои башмаки и вылила из них остатки воды в раковину. – Теперь, когда я набила живот и согрелась изнутри и снаружи, самое время вернуться домой!

– Разве вы не хотели бы подождать до утра? – удивилась миссис Мурри.

– Ох, спасибо вам, милочка, но у меня так много дел, что я не могу позволить себе прохлаждаться здесь и терять время.

– Но это слишком бурная ночь для путешествий.

– Бурные ночи – это мой конек! – заявила миссис Что-такое. – Просто я застряла в нижнем потоке, и меня сдуло с курса.

– Ну, тогда подождите хотя бы, пока не высохнут ваши носки…

– Мне все равно, какие у меня носки. Но я терпеть не могу, когда вода хлюпает в башмаках. Так что можешь не беспокоиться обо мне, ягненочек! (Вряд ли кому-то еще пришло бы в голову обратиться к миссис Мурри именно так: ягненочек!) Я всего лишь присяду на минутку, чтобы натянуть башмаки обратно, и отправлюсь своей дорогой.

Кстати, о дороге, деточка! Есть на свете и такая штука, как тессеракт!

Миссис Мурри побелела, как мел, и на ощупь пошарила рукой у себя за спиной, чтобы опереться о кресло. Ее голос предательски задрожал:

– Что вы сказали?

– Я сказала, – пропыхтела миссис Что-такое, натягивая на ногу уже второй башмак, – что есть на свете, – рывок, – и такая штука, – рывок, – как тессеракт! – притопнув обутой ногой, она проворно подхватила ворох шалей, шарфов и бандан и двинулась к выходу.

Миссис Мурри замерла совершенно неподвижно, не делая попыток помочь пожилой гостье. Как только дверь распахнулась, в дом влетел запыхавшийся Фортинбрас, весь мокрый, как тюлень. Он поднял глаза на миссис Мурри и заскулил.

Дверь с грохотом захлопнулась.

– Мама, что с тобой? – всполошилась Мэг. – Что она сказала? Что это значит?

– Тессеракт… – прошептала миссис Мурри. – Что она имела в виду? Откуда она могла узнать?


Глава 2 Миссис Кто


Когда на следующее утро Мэг разбудило дребезжание будильника, ветер все еще не угомонился, но за окном уже сверкало солнце. Гроза миновала. Она уселась в кровати и потрясла головой, стараясь стряхнуть остатки сна.

Несомненно, все это ей приснилось. Она была испугана ураганом и сплетнями про бродягу, вот ей и приснилось, будто она была на кухне и видела эту миссис Что-такое, которая так напугала и встревожила ее маму одним странным словом… Что же за слово это было? Тесс… Тесс-что-то там…

Она торопливо кинулась одеваться. Безжалостно скинула котенка с кровати на пол, чтобы поправить одеяло. Котенок потянулся, зевнул, жалобно мяукнул и потрусил вниз с чердака. Мэг, кое-как убрав кровать, тоже поспешила вниз. На кухне мама уже готовила тосты, а близнецы сидели за столом. Котенок лакал из блюдечка молоко.

– А где Чарльз? – спросила Мэг.

– Еще не встал. Как ты помнишь, ночь выдалась нелегкая.

– А я-то надеялась, что это мне приснилось, – промямлила Мэг.

Мама с нарочитой аккуратностью перевернула ломтики хлеба и только после этого ответила:

– Нет, Мэг. Не надейся. Это не сон. И хотя я понимаю во всем этом не больше твоего, одно мне ясно: вовсе не обязательно понимать какие-то вещи для того, чтобы они случились. Прости, если я напугала тебя своей реакцией. Но мы с твоим папой часто шутили насчет тессеракта.

– А что такое тессеракт? – тут же спросила Мэг.

– Это такая идея, – миссис Мурри поставила перед близнецами сироп. – Я постараюсь объяснить ее тебе позднее. А сейчас надо собираться в школу.

– Не понимаю, почему вы нас не разбудили! – посетовал Деннис. – Это нечестно. Мы же пропустили все веселье!

– Зато сегодня вы будете в школе не такие сонные, как я, – и Мэг взяла с блюда горячий тост.

– Да кому до тебя дело! – презрительно отрезал Санди. – Мама, если тебе так уж необходимо пускать среди ночи в дом всяких побирушек, то, по крайней мере, в следующий раз позови Дена или меня, чтобы было кому за тебя постоять.

– В конце концов, папа ждал бы от нас именно этого, – подхватил Деннис.

– Мы знаем, мама, какая ты у нас умная и все такое, – добавил Санди, – но все же ты не всегда понимаешь, что к чему. А Чарли с Мэг и того меньше!

– Ну конечно! Мы полные идиоты, – язвительно парировала Мэг.

– Мэг, ну почему ты вечно бросаешься в крайности? Вот, возьми сироп, – и Санди протянул его через стол. – Вовсе не обязательно все и всегда принимать только на свой счет. Знаешь, что такое золотая середина? Вот и попробовала бы ей научиться вместо того, чтобы бродить по школе с кислой рожей и делать вид, что все тебе до лампочки.

– Ты же сама себе все осложняешь, – присоединился к брату Деннис. – Точно так же, как Чарльзу Уоллесу будет несладко на следующий год, когда он пойдет в школу. Мы-то знаем, что он чертовски умный парень. Но когда он ведет себя так по-идиотски с другими людьми, они и начинают считать его идиотом. И я никак не могу вдолбить ему это в голову. Конечно, мы с Санди вышибем дух из любого, кто посмеет его дразнить, но толку от этого мало.

– Давайте сперва проживем этот год, а потом будем беспокоиться о следующем, – предложила миссис Мурри. – Еще тостов хотите?

Весь день в школе Мэг едва соображала, а в глаза словно насыпали песка. На общественных науках ее попросили перечислить основные объекты экспорта и импорта в Никарагуа, и хотя накануне вечером она старательно прочитала статью в учебнике, сегодня не смогла вспомнить из нее ни слова. Учительница не скрывала своего раздражения, а весь класс так издевательски хохотал, что она молча плюхнулась на место, сгорая от ярости.

– Кому какое дело до того, что там ввозят и вывозят из этого Никарагуа? – бормотала она.

– Если будешь грубить, Маргарет, тебе придется выйти из класса, – сказала учительница.

– Вот и отлично! – и Мэг вылетела в коридор.

На следующем уроке ее вызвал классный руководитель.

– Что возмутило тебя на этот раз, Мэг? – благожелательно осведомился он.

– Ничего, мистер Дженкинс, – отвечала она, не поднимая глаз.

– Мисс Портер сказала, что ты ей нагрубила.

Мэг молча пожала плечами.

– Неужели ты не понимаешь, что своим упрямством только осложняешь собственную жизнь? – спросил учитель. – Послушай, Мэг, я совершенно уверен, что если ты постараешься, то сумеешь перейти в следующий класс без проблем, но некоторые учителя так не думают. Тебе нужно что-то с этим делать. Никто не сделает это за тебя, – Мэг не проронила ни слова. – Как ты думаешь, Мэг?

– Я не знаю, что делать, – призналась Мэг.

– Для начала ты могла бы сделать домашнее задание. Разве твоя мама тебе не поможет?

– Если попрошу.

– Мэг, тебя что-то тревожит? У тебя неприятности дома?

На этот раз Мэг не выдержала и уставилась на него, привычным жестом поправив очки.

– У меня дома все прекрасно.

– Рад это слышать. Но я не сомневаюсь, что тебе нелегко дается отсутствие отца.

Мэг, машинально проведя кончиком языка по скобкам на зубах, окинула учителя настороженным взглядом.

– Вы до сих пор не получали о нем известий?

Мэг готова была поспорить на что угодно: под напускным сочувствием мистера Дженкинса крылось самое откровенное злорадное любопытство. Ах, как бы он был рад узнать что-то первым! Да она скорее лопнет, чем скажет ему хоть слово об отце!

Та тетка на почте отлично знает, что прошел почти год с того дня, как они получили последнее письмо, и уж она-то не стеснялась трепаться об этом со всеми подряд, заодно излагая свои уродские домыслы по поводу причины столь странного молчания.

Мистер Дженкинс вежливо умолк в ожидании ответа, но Мэг только пожала плечами.

– А чем, собственно, занимался твой папа? – поинтересовался мистер Дженкинс. – Он был кем-то вроде ученого, не так ли?

– Он был физиком-теоретиком, – Мэг так осклабилась, чтобы были видны ее ужасные скобки.

– Мэг, а тебе не кажется, что тебе будет легче идти по жизни, если ты научишься принимать факты такими, какие они есть?

– Я очень люблю факты, – отрезала Мэг. – И могу вам признаться, что иметь дело с фактами намного легче, чем с людьми!

– Но тогда почему же ты не желаешь признать факты относительно твоего отца?

– Оставьте моего отца в покое! – выкрикнула Мэг.

– Не кричи! – одернул ее учитель. – Хочешь, чтобы вся школа тебя услышала?

– А то что? – не унималась Мэг. – Я не стыжусь ни одного своего слова! А вы?

– Неужели тебе самой приятно делать из себя самую упрямую и невоспитанную ученицу в нашей школе? – с сокрушенным вздохом произнес мистер Дженкинс.

Но Мэг уже понесло. Она навалилась на стол, вплотную наклонившись к лицу учителя.

– Мистер Дженкинс, вы ведь знакомы с моей мамой, не так ли? И ее вы не посмеете обвинить в том, что она не желает признавать факты? Она – ученый. У нее две докторские степени: по биологии и микробиологии. Факты – это ее бизнес! И когда она скажет мне, что папа не вернется, я ей поверю. Но пока она говорит, что папа вернется, я тоже буду в это верить!

Мистер Дженкинс опять испустил сокрушенный вздох.– Наверняка твоя мама просто очень хочет верить в то, что твой папа вернется, Мэг. И я ничего не могу с тобой поделать. Ступай назад, в класс. И постарайся поменьше перечить учителям. Может быть, тогда тебе удастся исправить свои оценки.Когда Мэг вернулась домой, мама сидела у себя в лаборатории, близнецы были на тренировке, а Чарльз Уоллес, котенок и Фортинбрас ждали ее. Фортинбрас подпрыгнул, поставил передние лапы ей на плечи и поцеловал, а котенок кинулся к своему пустому блюдцу и замяукал.

– Скорее! – воскликнул Чарльз Уоллес. – Идем!

– Куда? – сердито спросила Мэг. – Чарльз, я есть хочу. И я не тронусь с места, пока что-нибудь не съем, – она все еще не остыла после разговора с мистером Дженкинсом, и в ее голосе звучал подавленный гнев. Чарльз Уоллес молча следил за ней, пока она подошла к холодильнику и налила котенку молока, а потом сама выпила целую кружку.

– Вот, здесь бутерброд, пирожки и яблоки, – сказал он, протягивая сестре бумажный пакет. – По-моему, нам лучше пойти повидаться с миссис Что-такое.

– Какого черта! – вырвалось у Мэг. – Зачем, Чарльз?

– Ты ведь все еще ей не доверяешь, верно? – спросил мальчик.

– В общем-то, да.

– А зря. С ней все в порядке. Я тебе обещаю. Она на нашей стороне.

– С чего ты это взял?

– Мэг, – нетерпеливо ответил он, – я просто знаю.

– Но какого черта нам нужно идти к ней именно сейчас?

– Я хочу знать как можно больше про этот самый тессеракт. Ты разве не видела, как мама расстроилась? Ты же знаешь: если уж мама не смогла себя сдержать и при нас расстроилась, это неспроста.

Мэг на минуту задумалась.

– Ладно, пойдем. Но только возьмем с собой Фортинбраса.

– А как же! Ему полезно пробежаться.

И они отправились в путь. Фортинбрас радостно носился по дороге, то забегая вперед, то возвращаясь к детям. Дом Мурри стоял в добрых пяти километрах от окраины городка. Сразу за оградой их участка начинался сосновый бор, по которому Чарльз Уоллес уверенно вел Мэг.

– Чарльз, ты хоть понимаешь, что у нее будут большие неприятности – я имею в виду миссис Что-такое, – если станет известно, что она поселилась в доме с привидениями? И к тому же стянула простыни у миссис Бунскомб, и черт знает, что еще. Они запросто упекут ее в тюрьму.

– И это еще одна причина, по которой я бы хотел их предупредить.

– Их?

– Я же сказал тебе: она там с двумя подругами. Я даже не уверен, что это именно миссис Что-такое сперла простыни, хотя она вполне на такое способна.

– Но что она собирается делать с такой кучей простынь?

– Я сам хочу ее спросить, – сказал Чарльз Уоллес, – и предупредить их об осторожности. Не думаю, правда, что они позволят кому-то себя поймать, но мы все равно должны подумать и о такой возможности. Иногда на каникулах мальчишки ходят туда, чтобы пугать друг друга, но сейчас там вряд ли кого-то застанешь из-за баскетбола и школы.

Они какое-то время шли молча под пологом благоуханного леса, неслышно ступая по опавшим сосновым иголкам. Высоко над ними ветер пел свою песню среди ветвей. Чарльз Уоллес просунул ладошку в руку Мэг, и этот трогательный детский жест задел какую-то струнку в душе у Мэг, так что тугой узел у нее в груди начал потихоньку распускаться. Она знала, что Чарльз любит ее такой, какая она есть.

– Сегодня опять было плохо в школе? – спросил он ее.

– Да. Я поругалась с мистером Дженкинсом. Он говорил гадости о папе.

– Знаю, – серьезно кивнул Чарльз Уоллес.

– Но как ты узнал?

– Я не могу этого объяснить, – Чарльз Уоллес покачал головой. – Ты как будто сама мне говоришь, вот и все.

– Но я же ничего не говорила! Тебе только кажется, что ты знаешь!

– Я всегда знаю о тебе все, – сказал Чарльз.

– А как же близнецы? – спросила Мэг. – Ты и про них тоже все знаешь?

– Думаю, я мог бы, если бы захотел. Если бы я им был нужен. Но это не так-то просто, и я думаю только о тебе и о маме.

– Ты хочешь сказать, что читаешь наши мысли?

– Нет, не думаю, что это так, – смутился Чарльз Уоллес. – Это как читать на чужом языке. Например, если я очень сильно постараюсь, то начинаю понимать, о чем ветер шепчется с соснами. И ты как будто говоришь мне непред… непредумышленно. Это хорошее слово, да? Я опять сегодня просил маму посмотреть для меня кое-какие слова в словаре. Наверное, мне давно пора научиться читать самому, только боюсь, что тогда на следующий год мне станет еще хуже в школе – ведь я уже все буду знать сам. По-моему, лучше пусть люди продолжают считать, что я не очень-то умный. Тогда они не будут так меня ненавидеть.

Где-то впереди громко залаял Фортинбрас. Это был тревожный лай: так он предупреждал хозяев, что к дому подъезжает машина или что кто-то приблизился к двери.

– Здесь кто-то есть, – испуганно воскликнул Чарльз Уоллес. – Кто-то бродит возле дома! Бежим! – и он что было сил припустился бежать. На опушке Фортинбрас заливался лаем, стоя перед каким-то мальчишкой.

Они, запыхавшись, побежали к ним, и мальчишка сказал:

– Скажите своей собаке, чтобы заткнулась!

– Это кто такой? – спросил у Мэг Чарльз Уоллес.

– Это Кельвин О’Кифи. Он в сборной школы по баскетболу, но учится на год старше. Он у нас восходящая звезда.

– Я же свой, старик! Я тебя не трону! – обратился мальчик к Фортинбрасу.

– Форт, сидеть! – скомандовал Чарльз Уоллес, и пес послушно уселся, но не сводил настороженного взгляда с чужака. В его пушистом горле все еще клокотало низкое рычание.

– Ну, так, – Чарльз Уоллес по-хозяйски упер руки в бока. – А теперь говори, чего тебе здесь надо.

– Я могу спросить вас о том же самом! – мальчишка явно начинал злиться. – Вы ведь из семьи Мурри, верно? Но это уже не ваша земля! – он двинулся было прочь, но Фортинбрас зарычал так, что ему пришлось остановиться.

– Расскажи мне все, что знаешь о нем, Мэг, – велел Чарльз Уоллес.

– А что я могу о нем знать? – удивилась Мэг. – Он старше меня, и он нападающий в баскетбольной команде.

– Только от того, что я выше остальных, – с некоторым смущением добавил Кельвин. Он действительно был высокий для своих лет и ужасно костлявый. Худые запястья торчали из рукавов свитера, а потертые вельветовые брюки не закрывали лодыжек. Рыжие волосы давно нуждались в стрижке, а лицо покрывала целая россыпь веснушек. Зато глаза сияли необычайной яркой голубизной.

– Говори, что ты здесь делаешь, – произнес Чарльз Уоллес.

– Это что, урок? Разве это я тут считаюсь болваном, а не ты?

Мэг моментально разъярилась, но Чарльз Уоллес на удивление добродушно ответил:

– Да, ты прав. Но если ты хочешь, чтобы я отозвал собаку, то лучше отвечай.

– Для болвана ты чертовски умен! – сказал Кельвин. – Я просто хотел удрать подальше от своей семейки.

– А что у тебя за семейка? – кивнул Чарльз Уоллес.

– У них у всех сопливые носы. Я третий по счету, а всего нас одиннадцать. И я вундеркинд.

– И я тоже, – просиял Чарльз Уоллес.

– Это не имеет отношения к спорту, – уточнил Кельвин.

– И у меня тоже.

– Я скорее имел в виду биологию, – неуверенно добавил Кельвин.

– Изменения в генах, – бойко процитировал Чарльз Уоллес, – проявляются у потомства в признаках, несвойственных родителям, но передаваемых следующим поколениям.

– Ушам не верю! – вырвалось у Кельвина. – Мне же рассказывали, что ты вообще говорить не умеешь!

– Считая меня болваном, люди могут надо мной смеяться, – сказал Чарльз Уоллес. – И зачем мне их разочаровывать? Тебе сколько лет, Кел?

– Четырнадцать.

– А в каком ты классе?

– В седьмом. Я первый ученик. Слушай, вас никто не звал прийти сюда сегодня?

Чарльз Уоллес, все еще удерживая Фортинбраса за загривок, вперил в Кельвина недоверчивый взгляд.


– Что это значит – звал?

– Ты все еще мне не веришь? – пожал плечами Кельвин.

– Я вообще недоверчивый.

– Так значит, ты мне не скажешь, зачем сюда пришел?

– Мы с Мэг и Фортом решили прогуляться. Обычное дело. Мы часто гуляем втроем.

– Ты что-то от меня скрываешь, – Кельвин с недовольным видом сунул руки в карманы.

– И ты тоже, – парировал Чарльз Уоллес.

– Ладно, дружище вундеркинд, – сказал Кельвин. – Я расскажу тебе вот что. Иногда у меня бывает что-то вроде предчувствия. Даже скорее побуждения. Ты ведь знаешь, что такое побуждение?

– «Выполнение некоего навязанного действия. Вынужденный поступок». Не очень точное определение, но это все, что есть в Оксфордском словаре.

– Ладно, ладно, – Кельвин вздохнул. – Я опять забыл, что поддался неверному представлению о твоих способностях.

Мэг тем временем опустилась на пятачок жесткой травы на опушке. Форт деликатно высвободил свою шкуру из пальцев Чарльза Уоллеса и подобрался к ней: улегся рядом и положил голову на колени хозяйке.

Кельвин изо всех сил старался быть вежливым и обращался не только к Чарльзу Уоллесу, но и к Мэг.

– Когда у меня возникает это предчувствие, это побуждение, я всегда выполняю все, что оно мне подсказывает. Я не могу объяснить, откуда оно приходит и как я его улавливаю, ведь это бывает очень редко. Но тем не менее я подчиняюсь. И вот сегодня у меня возникло предчувствие, что я должен побывать в доме с привидениями. Это все, что я знаю, малыш. Я ничего от тебя не скрывал. Может быть, я как раз и должен был встретить здесь тебя. А теперь твоя очередь.

Чарльз Уоллес еще какое-то время придирчиво рассматривал Кельвина, затем взгляд его затуманился, как будто он пытался погрузиться в его мысли. Кельвин стоял, не шелохнувшись, и терпеливо ждал.

– Хорошо, – наконец выдал Чарльз Уоллес. – Я тебе верю. Но все равно не могу тебе рассказать. Наверное, я был бы рад тебе довериться. И для начала ты пойдешь к нам и пообедаешь.

– Я-то согласен, но… что скажет ваша мама? – спросил Кельвин.

– Она будет очень рада. С нашей мамой все в порядке. Конечно, она не такая, как мы. Но она все понимает.

– А как насчет Мэг?

– Мэг придется привыкать, – сказал Чарльз Уоллес. – Она не может сразу с чем-то смириться.

– Что это значит – не такая, как мы? – сердито осведомилась Мэг. – И что это значит – с чем-то смириться?

– Ох, только не заводись сейчас, Мэг, – сказал Чарльз Уоллес. – Повремени. Я потом все тебе объясню, – он коротко глянул на Кельвина и принял какое-то решение. – Ладно, давай возьмем его с собой и познакомим с миссис Что-такое. И если с ним что-то не так, она сразу узнает, – и он зашагал во всю прыть своих маленьких ног в сторону заброшенного дома.

Дом с привидениями стоял наполовину скрытый в тени от разросшихся вокруг вязов. Сейчас их ветви были почти голыми, и земля возле дома была покрыта толстым слоем желтых листьев. Послеполуденный свет казался каким-то зеленоватым, отражаясь в пыльных оконных стеклах. Ставня без защелки хлопала на ветру. Что-то жалобно скрипело. Мэг нисколько не удивилась тому, что этот дом считался населенным призраками.

Передняя дверь была крест-накрест заколочена досками, однако Чарльз Уоллес уверенно повел их к заднему крыльцу. На первый взгляд и эта дверь тоже была заколочена, но Чарльз Уоллес постучал, и дверь распахнулась, отчаянно скрипя ржавыми петлями. Где-то в кроне высоченной ели с возмущенным карканьем сорвался с места огромный ворон, а дятел выдал на соседнем стволе оглушительную барабанную дробь. Здоровенная серая крыса промчалась мимо них и скрылась за углом дома, отчего у Мэг вырвался испуганный крик.

– Они так развлекаются, используя самые типичные предрассудки и стереотипы, – успокаивающе объяснил Чарльз Уоллес. – Не бойтесь. Идите за мной.

Кельвин твердой рукой поддержал Мэг под локоть, а Форт прижался к ноге. Их поддержка была так приятна, что паника мигом испарилась, и она бестрепетно шагнула следом за Чарльзом Уоллесом в затхлую тьму старого дома.

Они оказались в каком-то подобии кухни. По крайней мере, здесь бросался в глаза огромный очаг, в котором над едва тлеющим огнем висел большой закопченный котел. Но почему же тогда из трубы над крышей не шел дым? В котле что-то громко булькало, и запах от этого варева скорее походил на испарения от химических экспериментов миссис Мурри, чем на готовящуюся еду. В старом кресле сидела маленькая толстушка. Поскольку это явно была не миссис Что-такое, Мэг решила, что видит одну из ее подруг. Она щеголяла в огромных очках: стекла в них были в два раза толще и в два раза больше, чем в очках у Мэг, – и что-то шила мелкими торопливыми стежками на простыне. Еще несколько простынь валялось скомканные на пыльном полу.

Чарльз Уоллес уверенно двинулся к ней.

– Я совершенно уверен, что вам не следовало брать простыни миссис Бунскомб, не посоветовавшись со мной! – заявил он таким сердитым и надменным тоном, каким только могут говорить маленькие мальчики. – И зачем же они вам понадобились?

– Ах, Чарли, деточка! – просияла при виде малыша маленькая толстушка. – Le couer a ses raisons que la raison ne connait point. Это по-французски. Паскаль. «Сердце имеет свои основания, которых ум не знает».

– Но это совершенно недопустимо! – возмутился Чарльз Уоллес.

– Твоя мама со мной согласится, – казалось, что улыбка лучилась через самые стекла очков.

– Я говорю не о том, что думает моя мама о моем папе! – сердился Чарльз Уоллес. – Я говорю о простынях миссис Бунскомб.

Толстушка вздохнула. Ее чудовищные очки снова поймали солнечный луч и сверкнули, как совиные глаза.

– На случай, если нам потребуются привидения, конечно! – сказала она. – Я надеялась, что ты сам додумаешься. Если уж нам придется кого-то напугать, то миссис Что-такое непременно пожелает сделать все, как положено. А иначе какая нам радость торчать в доме с привидениями? Но мы никак не думали, что ты узнаешь про простыни. Auf frischer Tat ertappt. Это по-немецки. In flagrante delicto. Это по-латыни. «Пойман на месте преступления». Как я уже сказала…

– Миссис Кто, – прервал ее Чарльз Уоллес с повелительным жестом, – вы знаете этого мальчика?

– Добрый день, мэм, – поклонился Кельвин. – Боюсь, я не совсем точно расслышал ваше имя.

– Миссис Кто – вполне сойдет, – ответила женщина. – Это была не моя идея, Чарли, но я уверена, что он хороший мальчик.

– А где миссис Что-такое? – спросил Чарльз Уоллес.

– Она очень занята. Она так ограничена во времени, Чарли, ужасно ограничена. Ab honesto virum bonum nihil derret. Сенека. «Ничто не удерживает честного человека от честных поступков». И он тоже очень хороший человек, Чарли, детка, но именно в этот момент ему нужна наша помощь!

– Кто он? – спросила Мэг.

– Ах, и крошка Мэгси тоже здесь! Как я рада видеть тебя, милочка! Твой папа. Кто же еще? А теперь ступайте домой, мои милые. Время еще не пришло. Не беспокойтесь, без вас мы не отправимся. Ступайте отдохните и подкрепитесь как следует. Накормите хорошенько Кельвина. А теперь идите! Justitiae soror fides. Опять латынь, конечно. «Вера – сестра правосудия». Верьте в нас! Идите, идите! – она соскользнула с кресла и стала подталкивать их к двери с удивительной настойчивостью.

– Чарльз, – сказала Мэг, – я ничего не понимаю.

Чарльз молча взял ее за руку и повлек прочь от дома. Фортинбрас помчался перед ними, а Кельвин зашагал рядом.

– И я, – сказал Чарльз Уоллес, – я тоже ничего не понял. Пока не понял. Но я сразу все вам скажу, как только что-то пойму. Но ведь вы сами видели Форта, правда? Он даже ни разу не зарычал. Даже шерсть на загривке не поднял. Как будто она не чужая. А значит, с ней все в порядке. Слушайте, я вас обоих прошу об одолжении. Давайте не будем обсуждать все, что случилось, пока не поедим. Мне требуется топливо, чтобы разложить все по полочкам и объяснить, хорошо?– Валяй, болван вундеркинд! – весело откликнулся Кельвин. – Я еще ни разу у вас не был, но теперь у меня совершенно дурацкое чувство, будто я наконец-то иду домой!

Глава 3 Миссис Которая


В лесу уже начали сгущаться вечерние сумерки, и дети невольно притихли. Чарльз с Фортинбрасом затеял игру, убежав вперед. Кельвин держался рядом с Мэг, и его пальцы все еще касались ее руки, словно он старался ее защитить от чего-то.

Мэг была уверена, что это был самый сумбурный и бестолковый день в ее жизни, и тем не менее она не чувствовала ни усталости, ни разочарования. Наоборот, она была счастлива. Разве так бывает?

– Может быть, нам не суждено было встретиться раньше, – наконец сказал Кельвин. – То есть я знал, конечно, кто ты такая, по школе, но на самом деле я тебя не знал. Но я рад, что мы встретились сейчас, Мэг. И ты тоже понимаешь, что мы подружимся.

– Да, я тоже рада, – прошептала Мэг. И они опять замолчали.

Когда они дошли до дома, миссис Мурри еще не выходила из лаборатории. Она следила за тем, как бледно-голубая мутная жижа перетекает из колбы в реторту. Над бунзеновской горелкой булькал большой глиняный горшок с каким-то варевом.

– Не говорите Санди и Деннису, что я здесь готовлю, – попросила она. – Они вечно боятся, что в еду могут попасть какие-то химикаты, но я сегодня не могла отвлечься от эксперимента.

– Мама, это Кельвин О’Кифи, – сказала Мэг. – Тут хватит и на его долю? Запах просто супер.

– Привет, Кельвин, – миссис Мурри пожала мальчику руку. – Рада с тобой познакомиться. Сегодня у нас на обед только суп, но он очень наваристый.

– Вы очень добры, – ответил Кельвин. – Вы позволите позвонить моей маме, чтобы она знала, где я?

– Конечно. Мэг, будь так добра, покажи ему, где у нас телефон. Извини, что я не предлагаю тебе воспользоваться здешним аппаратом: мне нужно закончить эксперимент.

Мэг повела гостя в дом. Чарльз Уоллес с Фортинбрасом куда-то исчез. Ей было слышно, как снаружи Санди с Деннисом стучат молотками в своем доме на дереве, который строили на старом клене.

– Сюда, – Мэг прошла через кухню в гостиную.

– Сам не знаю, зачем я ей звоню каждый раз, когда задерживаюсь, – с горечью признался Кельвин. – Она все равно не заметит, – он со вздохом набрал номер. – Ма? – сказал мальчик в трубку. – Ах, это ты, Хинки. Скажи маме, что я сегодня буду поздно. И не забудь на этот раз. Я не хочу, чтобы меня снова заперли, – он дал отбой и глянул на Мэг. – Ты хоть понимаешь, как тебе повезло?

– Не так часто, как мне бы хотелось, – ответила она с довольно кривой улыбкой.

– Иметь такую маму! И такой дом! Черт побери, у тебя классная мама! Ты бы только видела мою. У нее все верхние зубы торчат наружу. Папа купил ей пластинку, но она ее не носит и весь день слоняется по дому нечесаная. Хотя даже когда она причешется, это ничего не меняет, – он стиснул кулаки и продолжил: – Но я все равно ее люблю. И это самое смешное. Я люблю их всех, а им на меня плевать с высокой башни. Может быть, поэтому я и звоню каждый раз, как задерживаюсь. Потому что мне не наплевать. В отличие от остальных. А ты даже не понимаешь, как тебе повезло.

– Наверное, я вообще об этом не задумывалась, – немного растерянно ответила Мэг. – Я просто считала, что так и должно быть.

Кельвин показался ей очень грустным, но уже в следующую секунду его лицо озарила знаменитая лучистая улыбка.

– Что-то должно случиться, Мэг! Что-то очень хорошее! Я это чувствую! – и он стал медленно осматривать их уютную, хотя и изрядно захламленную гостиную. На фортепиано стояла небольшая фотография: группа мужчин на пляже. Перед ней Кельвин задержался. – А это кто?

– А, так, группа ученых.

– Где?

– На мысе Канаверал, – ответила Мэг, подойдя поближе. – Вот это мой папа.

– Который?

– Вот.

– Тот, что в очках?

– Ага. Тот, кому давно пора постричься, – Мэг вдруг хихикнула: показывать Кельвину фотографии было так приятно, что она позабыла о своем плохом настроении. – У него волосы такого же оттенка, как у меня, и он никогда не стрижет их вовремя. Обычно за этим следит мама: она купила ножницы и машинку и стрижет его сама, потому что ему некогда терять время на парикмахеров.

Кельвин долго смотрел на фотографию и наконец решительно заявил:

– Он мне нравится. И он совсем как Чарльз Уоллес, верно?

– Да, когда Чарльз Уоллес был ребенком, он выглядел в точности как папа! – расхохоталась Мэг. – Это и правда смешно.

– Не то чтобы он был красавцем или что-то такое, – добавил Кельвин, все еще не спуская со снимка глаз, – но он мне нравится!

– Он просто слишком красивый, тебе не понять! – тут же возмутилась Мэг.

– Не-а, – спокойно возразил Кельвин. – Он высокий и костлявый, как я.

– Ну а я думаю, что ты красивый, – заявила Мэг. – И у папы глаза очень похожи на твои. Понимаешь, о чем я? Они по-настоящему синие. Только ты не сразу замечаешь это из-за очков.

– А где он сейчас?

Мэг застыла. Но ей не пришлось отвечать, потому что дверь в кухню распахнулась и вошла миссис Мурри с дымящимся супом.

– Ну вот, – объявила она. – Я доварю его как полагается, на плите. Мэг, ты приготовила уроки?

– Не до конца, – ответила Мэг, поспешив вернуться в кухню.

– Тогда я уверена, что Кельвин не обидится, если ты ненадолго оставишь его и все сделаешь до обеда.

– Конечно, не вопрос, – Кельвин порылся в кармане и достал измятый клочок бумаги. – Если уж на то пошло, мне и самому надо кое-что сделать. Математику. Это единственный предмет, с которым у меня вечно проблемы. Я отлично управляюсь там, где надо работать со словом, но с числами не дружу.

– Тогда тебе лучше обратиться к Мэг за помощью, – улыбнулась миссис Мурри.

– Но, видите ли, я на пару классов старше Мэг.

– А ты все-таки попроси ее помочь сделать математику, – снова предложила миссис Мурри.

– Да, конечно, – вежливо кивнул Кельвин. – Вот. Но это непростая задача.

Мэг разгладила бумагу и посмотрела, что там написано.

– А им важно, как именно ты это решишь? – наконец спросила она. – Ну в смысле: ты можешь решить задачу по-своему?

– Ну, я думаю, да, если смогу объяснить, что делал, и ответ сойдется.

– То-то и оно, вечно мы должны делать так, как им удобно. Но ты сам взгляни, Кельвин. Разве не будет гораздо легче решить ее вот так? – и ее карандаш запорхал по бумаге.

– Ух, ты! – вырвалось у Кельвина. – Ничего себе! Кажется, я усек! А ну-ка покажи мне еще раз этот способ на другой задаче!

И снова карандаш Мэг пустился вскачь.

– Все, о чем надо помнить: любую правильную дробь можно перевести в десятичную с бесконечным периодом. Вот, видишь: 3/7 у нас получается равны 0,428571…

– У вас в семье что, все такие гении? – Кельвин глянул на нее с восхищенной улыбкой. – Я уж думал, что больше меня ничем не удивишь, но ведь тебя в школе считают тупицей и вечно вызывают к директору.

– Да, это так.

– У Мэг проблема с математикой из-за того, – вмешалась миссис Мурри, – что они с папой привыкли играть в числа, и Мэг успела выучить очень многие короткие способы решений. А когда в школе ее насильно пытаются заставить решать задачи длинным путем, она злится и упрямится, а от этого у нее мозги как будто отключаются.

– В вашем доме есть еще такие же двоечники, как Чарльз Уоллес и Мэг? – поинтересовался Кельвин. – Я бы очень хотел с ними познакомиться!

– Было бы также неплохо, если бы у Мэг исправился почерк, – добавила миссис Мурри. – Я его кое-как разбираю и то с большим трудом, но вряд ли это удается ее учителям – они просто не хотят тратить на это свое время. Собираюсь подарить ей на Рождество пишущую машинку. Это значительно упростит всем жизнь.

– Если на свете есть человек, который все делает неправильно, так это я, – призналась Мэг.

– Какая длина у мегапарсека? – вдруг спросил Кельвин.

– Это одно из прозвищ, которые дал мне папа, – сказала Мэг. – Мэгапарсек. Примерно 3,26 миллиона лет.

– А что такое E=mc2?

– Уравнение Эйнштейна.

– Что обозначает Е?

– Энергию.

– m?

– Массу.

– с2?

– Скорость света в сантиметрах в секунду в квадрате.

– С какими странами граничит Перу?

– Понятия не имею. Но думаю, что это где-то в Южной Америке.

– Столица Нью-Йорка?

– Нью-Йорк Сити, конечно!

– Кто написал Босуэлловскую «Жизнь Сэмюэля Джонсона»?

– Да ну тебя, Кельвин, я сроду не дружила с английским.

Мальчик со стоном обратился к миссис Мурри.

– Да уж, не хотел бы я оказаться на месте ее учителей!

– Она – маленький кремень, это точно, – кивнула миссис Мурри, – но в этом я виню и ее отца, и себя тоже. Правда, она до сих пор с удовольствием играет в куклы.

– Мама! – в отчаянии вырвалось у Мэг.

– Ох, милая, прости, – запоздало спохватилась миссис Мурри. – Но я уверена, что Кельвин все понял как следует.

Кельвин вдруг так широко раскинул руки, будто собрался обнять не только Мэг с ее мамой, но весь их дом сразу, и воскликнул:

– Глазам своим не верю! Разве это не чудо? Я как будто заново родился! Я больше не одинок! Вы понимаете, как это для меня важно?

– Но ты же крутой баскетболист и все такое, – удивилась Мэг. – В школе ты первый ученик. И все тебя хвалят наперебой.

– Хвалят за всякую ерунду, – горько ответил Кельвин. – И не было на всем свете ни одного человека, ни единого, с кем я мог бы поговорить! Конечно, я общаюсь с одноклассниками и учителями, но на самом примитивном уровне, и вообще это не настоящий я.

Мэг тем временем накрывала на стол. Она достала из ящика несколько вилок и застыла, задумчиво вертя их в руках.

– Что-то я снова запуталась.

– А я-то как запутался! – подхватил Кельвин. – Но теперь я наконец-то уверен, что мы во всем разберемся!

Мэг было лестно и немного странно видеть тот восторг, с каким близнецы восприняли появление Кельвина в их доме. Они знали наперечет все его подвиги на баскетбольной площадке и явно испытывали к ним большее почтение, чем она. Кельвин съел пять тарелок супа, три жареных колбаски и с дюжину пирожков, и наконец Чарльз Уоллес потребовал, чтобы Кельвин почитал ему на сон грядущий. Близнецам, выполнившим все уроки, позволили полчаса посмотреть мультфильмы. Мэг помогла маме убрать со стола, а потом уселась заниматься. Но ей никак не удавалось сосредоточиться.

– Мама, ты все еще расстроена? – вдруг спросила она.

Миссис Мурри оторвалась от свежего выпуска английского научного журнала. Она заговорила не сразу. Но наконец призналась:

– Да.

– Почему?

И снова миссис Мурри задумалась. Она поднесла руки к глазам и стала внимательно их рассматривать. У нее были длинные, красивые и изящные, но сильные кисти. Она осторожно погладила толстое обручальное кольцо.

– Понимаешь, я ведь все еще довольно молодая женщина, – медленно начала она, – хотя знаю, что вы, дети, вряд ли это понимаете. Но я все еще очень сильно люблю вашего папу. И ужасно тоскую без него.

– И ты считаешь, что все это как-то связано с папой?

– Думаю, так оно и есть.

– Но что именно?

– А вот этого я не знаю. Но другого объяснения я не вижу.

– По-твоему, объяснить можно все и всегда?

– Да. Я верю в это. Но я также думаю, что мы, люди, слишком ограниченны, а потому иногда просто не в состоянии постичь эти объяснения. Но ты ведь понимаешь, Мэг, что наша неспособность понять еще не значит, что объяснения не существует.

– Я бы хотела все понимать, – вздохнула Мэг.

– Все мы хотим. Но это не всегда возможно.

– Чарльз Уоллес понимает гораздо больше, чем все остальные, верно?

– Да.

– Почему?

– Полагаю, это потому, что он… ну, он немного другой, Мэг.

– В каком смысле другой?

– Я и сама толком не знаю. Просто ты и сама видишь, что он не такой, как все.

– Не такой. И я не хочу, чтобы он был как все, – запальчиво заявила Мэг.

– Твое желание ничего не меняет. Чарльз Уоллес таков, каков есть. Другой. Новый.

– Новый?!

– Да. Во всяком случае так чувствуем мы с твоим папой.

Мэг не замечала, что стискивает в руках карандаш, пока тот не сломался с громким треском.

– Ой, прости! – нервно хихикнула она. – Я и правда все крушу на своем пути. Но это потому, что не терплю уверток!

– Знаю.

– Но ведь Чарльз Уоллес выглядит как самый обычный ребенок!

– Это верно, Мэг, но человек – это не только внешность. Чарльз Уоллес отличается своей психикой. В этом все дело.

Мэг тяжело вздохнула, сняла очки, повертела их в руках и снова нацепила на нос.

– Ну да, я знаю, что Чарльз Уоллес другой и что он умеет гораздо больше. Наверное, мне следует просто принять это и не пытаться понять.

– Наверное, это именно то, что я пытаюсь сделать, – с улыбкой призналась миссис Мурри.

– Ну да! – недоверчиво воскликнула Мэг.

– Может быть, оттого меня и не удивила наша ночная гостья, – снова грустно улыбнулась миссис Мурри. – Может быть, мне все же удается побороть свое неверие. Ради Чарльза Уоллеса.

– А ты… такая же, как Чарльз? – спросила Мэг.

– Я? Что ты, нет, конечно! Это верно, меня благословили неплохими мозгами и кое-какими возможностями, но во мне нет ничего такого, что выходило бы за обычные рамки.

– А по виду не скажешь! – упрямо заявила Мэг.

– Тебе пока просто не с кем сравнить меня, Мэг! – добродушно рассмеялась миссис Мурри. – Честное слово, я самая обычная женщина.

– Ха-ха! – саркастически воскликнул вошедший в гостиную Кельвин О’Кифи.

– Чарльз заснул? – спросила миссис Мурри.

– Да.

– А что ты ему читал?

– Генетику. Это он сам выбрал. Кстати, а что за эксперимент вы проводили сегодня вечером, миссис Мурри?

– Да так, одну вещь, которую мы затеяли вместе с мужем. Я не хочу оказаться в отстающих, когда он вернется.

– Мама, – Мэг все еще не закончила свой разговор, – но Чарльз сказал, что я вообще непонятно кто. Ни рыба, ни мясо…

– Ох, вот опять ты за свое! – перебил ее Кельвин. – Ты – это ты, Мэг, разве этого мало? Лучше пойдем прогуляемся!

Но Мэг не так-то легко было уговорить.

– А что ты скажешь о Кельвине? – настойчиво спросила она.

– Я ничего не собираюсь говорить о Кельвине, – рассмеялась миссис Мурри. – Он мне очень нравится, и это прекрасно, что он нашел дорогу в наш дом.

– Мама, ты еще собиралась рассказать мне про тессеракт.

– Да, – во взгляде миссис Мурри мелькнула тревога, – но не сейчас, Мэг. Не сейчас. Действительно, пойди пройдись с Кельвином. А я пойду поцелую Чарльза и присмотрю, чтобы близнецы легли спать.

Снаружи трава промокла от росы. В ярком сиянии восходящей луны поблекли звезды. Кельвин взял Мэг за руку так спокойно и по-дружески, как до сих пор удавалось одному Чарльзу Уоллесу.

– Мама расстроилась из-за тебя? – мягко спросил он.

– Не из-за меня. Но расстроилась.

– В чем дело?

– В папе.

Кельвин вел Мэг по лужайке за домом. На земле извивались длинные тени деревьев, и воздух был наполнен густым сладковатым осенним запахом. Мэг споткнулась, когда тропинка круто пошла вниз, но уверенная рука Кельвина не дала ей упасть. Они осторожно прошли между грядок с капустой, тыквами, кабачками и брокколи, посаженными близнецами. Слева над ними возвышались стебли кукурузы. Впереди открывался небольшой яблоневый сад, а дальше за низкой каменной оградой начинался лес, в котором они встретились сегодня днем. Кельвин подвел ее к ограде и уселся на камни. Его рыжие волосы отливали серебром в лунном свете, а тело пятнали причудливые тени от листьев. Он сорвал яблоко с корявой ветки и протянул его Мэг, а потом сорвал еще одно для себя.

– Расскажи мне о своем отце.

– Он ученый, физик.

– Ну да, это мы все и так знаем. И он вроде как бросил твою маму и ушел к другой женщине.

Мэг так и взвилась на месте, но Кельвин решительно схватил ее за руку и заставил снова сесть.

– Тише, милая. Я ведь не сказал ничего нового, верно?

– Нет, – буркнула Мэг, не прекращая попыток вырвать руку. – Пусти!

– Да ладно, успокойся ты. Ты знаешь, что это вранье, и я знаю, что это вранье. А если кто-то хоть раз видел твою маму и после этого еще повторяет, будто нормальный мужчина способен бросить ее и уйти к другой женщине… Что ж, это лишний раз доказывает, какие люди завистливые. Ведь так?

– Наверное, – неохотно признала Мэг, но бурлившее в ней счастье испарилось без следа, и она снова барахталась в пучине ярости и отчаяния.

– Слушай, упрямое создание! – Кельвин даже легонько встряхнул ее за плечи. – Я только хочу все для себя уяснить и отделить факты от сплетен. Твой папа – физик. Это факт?

– Да.

– Он имеет кучу всяких ученых степеней и все такое.

– Да.

– Большую часть времени он работает самостоятельно, но иногда читает лекции в высшей школе в Принстоне. Верно?

– Да.

– А еще он делал кое-что по заказу правительства, не так ли?

– Да.

– Ну вот, а дальше ты мне расскажешь сама. Потому что я больше ничего не знаю.

– Но и я больше ничего о нем не знаю! – выпалила Мэг. – Может, маме что-то известно. Этого я тоже не знаю. А то, чем он занимался, называлось… Ну, они это называли «Высшим классом».

– То есть под грифом «Совершенно секретно», да?

– Точно.

– И ты даже не догадываешься о том, что бы это могло быть?

– Нет, – Мэг тряхнула головой. – Почти ничего. Только так, одна мысль из-за его командировок.

– Ну и куда он ездил?

– Сначала за границу, в Нью-Мехико, и там мы были все вместе. Потом во Флориду, на мыс Канаверал, и там мы тоже были с ним. Но потом он стал постоянно куда-то уезжать, а мы осели здесь.

– Этот дом всегда принадлежал вам?

– Да. Но мы приезжали сюда только на лето.

– И ты не знала, куда посылают твоего папу?

– Нет. Сначала от него шло одно письмо за другим. Мама и папа каждый день обменивались новыми письмами. И мне кажется, что мама так и пишет ему по письму каждую ночь. Она бы так и отправляла их по-прежнему, но эта тетка на почте что-то проквакала по поводу горы писем, на которые все равно не отвечают.

– Наверное, они вообразили, будто твоя мама пытается его вернуть или что-то подобное, – сердито ответил Кельвин. – Они просто не в состоянии увидеть самую настоящую, искреннюю любовь даже у себя под носом. Ну ладно, проехали. Что было потом?

– Да ничего не было, – уныло призналась Мэг. – В этом-то и проблема.

– Ну, а что стало с папиными письмами?

– Они просто перестали приходить.

– И до вас не дошли никакие слухи?

– Нет, – отрезала Мэг. – Ничегошеньки, – ее голос дрожал от горя.

Между ними воцарилось молчание. Черные тени деревьев у них на коленях были такими густыми, как будто давили на них своим призрачным весом.

Наконец Кельвин как-то сухо спросил, не смея посмотреть на Мэг:

– Как ты думаешь, он мог погибнуть?

И снова Мэг взвилась, как фурия, и снова ему пришлось силком усаживать ее на место.

– Нет!!! Нам бы десять раз сообщили, если бы он погиб! Есть же телеграф и все прочее! Они всегда об этом сообщают сразу!

– Но что они вам сказали?

Мэг едва могла говорить: к горлу подступили рыдания.

– Ох, Кельвин, мама без конца пытается от них хоть чего-то добиться! Она сама несколько раз ездила в Вашингтон и все время куда-то пишет! А ей все время отвечают, что он выполняет тайную и опасную миссию и что она может им гордиться, но он пока не имеет возможности… возможности с нами связаться. И они непременно известят нас, как только будут какие-то новости.

– Мэг, ты только не бесись, но не может оказаться так, что они и сами ничего не знают?

– Этого я и боюсь больше всего, – по щеке Мэг проползла одинокая слезинка.

– Ты боишься заплакать? – ласково спросил Кельвин. – Ты ведь с ума сходишь от горя, верно? Не бойся, поплачь. Тебе станет легче.

– Я уже плакала, слишком много плакала, – дрожащим голосом призналась Мэг. – Но я должна быть как мама. Я должна сдерживать себя.

– Твоя мама – совсем другой человек, и она намного старше тебя.

– Хотела бы и я быть другой! – выпалила Мэг. – Ненавижу себя!

Кельвин осторожно снял с нее очки. Затем вынул из кармана платок и вытер ее слезы. Это молчаливое сочувствие сломило последнюю преграду: Мэг скорчилась, и слезы хлынули ручьем. Кельвин молча сидел рядом и лишь иногда робко гладил ее по голове.

– Прости, – всхлипнула наконец Мэг. – Мне ужасно жаль. Теперь ты тоже меня возненавидишь!

– Ох, Мэг, – сказал Кельвин, – ты и вправду тупица. Как ты не можешь понять, что такое чудо, как ты, я впервые встретил за долгое-долгое время?

Мэг выпрямилась, и лунный свет засверкал на ее мокром от слез лице. Без очков ее глаза поражали неожиданной красотой.

– Если Чарльз Уоллес вундеркинд, то я, скорее всего, ошибка природы, – и снова луна блеснула, на этот раз на скобках на зубах.

Похоже, она сказала так нарочно, ожидая его возражений. Но вместо этого Кельвин спросил:

– Знаешь, что я сейчас впервые увидел тебя без очков?

– Без них я слепая, как крот. У нас с папой у обоих сильная близорукость.

– Ну так вот: у тебя такие глаза, в которых можно утонуть, – сказал Кельвин. – И знаешь что? Ты, пожалуй, так и ходи лучше в очках. Потому что я вовсе не обрадуюсь, если кто-то еще увидит, какие удивительные у тебя глаза.

Мэг не сдержала довольной улыбки. Она почувствовала, что краснеет. Интересно, это можно увидеть в лунном свете?

– Ну ладно, хватит вам двоим время терять, – вдруг раздался в темноте недовольный голос. Из теней выступил Чарльз Уоллес. – Да, я за вами следил, – быстро признался он, – меньше всего мне хотелось вам помешать, но уже пора, детки, уже пора! – его голос звенел от возбуждения.

– Что пора? – удивился Кельвин.

– Мы уходим!

– Уходим? Но куда? – Мэг машинально схватила за руку Кельвина, ища поддержки.

– Если бы я знал! – ответил Чарльз Уоллес. – Но я думаю, что мы уходим искать папу.

И в этот миг из темноты перед ними словно выскочила ниоткуда пара сверкающих глаз: это луна блеснула в очках миссис Кто. Она каким-то образом оказалась рядом с Чарльзом Уоллесом, и Мэг не могла понять, как эта женщина умудрилась просто возникнуть на пустом месте. Услышав какой-то шорох за спиной, девочка резко обернулась. Там, по ту сторону каменной ограды, стояла миссис Что-такое.

– Ох, как мне надоел этот ветер! – плаксиво воскликнула миссис Что-такое, – он все время сдувает в сторону из-за всей этой одежды! – она щеголяла в той же копне шарфов и шалей, что и накануне, и стоптанные башмаки были при ней, а на плечи она накинула одну из простыней миссис Бунскомб. Пока она перебиралась через ограду, простыня зацепилась за ветку и соскользнула. Фетровая шляпа сползла на самые глаза, а другая ветка стащила с плеч розовый паланкин. – Ох, горе мне! – вздохнула старушка. – Никогда я к этому не привыкну!


Миссис Кто, кудахча, носилась кругами возле нее, и при этом казалось, что ее маленькие ножки вообще не касаются земли:

– Сome t’è picciolfallo amaro morso! Данте. «Тебе и малый грех – укол жестокий!» – своей птичьей лапкой она поправила шляпу миссис Что-такое, сняла с ветки дерева розовый паланкин и ловко свернула простыню.

– Ох, как я тебе благодарна! – пыхтела миссис Что-такое. – Какая ты умелая!

– Un asno viejo sabe mas que un potro. А. Перес. «Старый осел знает больше, чем молодой».

– Только потому, что ты старше на какую-то пару миллиардов лет… – взвилась было миссис Что-такое, но ее перебил резкий и какой-то прерывистый визгливый голос.

– Н-ну, до-о-вольно, девушки! Нам пора поторо-пи-и-иться!

– Это миссис Которая, – пояснил Чарльз Уоллес.

Листья прошелестели под легким дуновением ветра, пятна лунного света задрожали, расступаясь перед кругом трепещущего серебристого сияния, и голос добавил:– Что-т-то мне не хочется полностью материализоваться. Это так ут-то-ми-и-тельно, а у нас полно дел!

Глава 4 Тьма


Тут ветер дохнул так, что деревья содрогнулись. Мэг с испуганным визгом вцепилась в Кельвина, и миссис Которая раздраженно прикрикнула:

– Тиш-ше, де-етка!

То ли это на луну упала тень от облака, то ли луна попросту пропала с небосвода, погаснув разом, как свеча. Но в ушах все еще стоял шелест листьев, встревоженных, терзаемых ветром. И ни единой искорки света. Ее окутала непроницаемая чернота. Внезапно ветер утих, а вместе с ним пропали все звуки. Мэг почувствовала, как Кельвина утащило куда-то прочь от нее. Она протянула руку, но пальцы ощутили пустоту.

Она отчаянно закричала:

– Чарльз! – и сама не смогла бы сказать, зовет брата для того, чтобы помочь ему или чтобы это он ей помог. Слова застряли в у нее в горле, и она закашлялась.

Она осталась совершенно одна.

Мэг утратила защиту руки Кельвина. Чарльз тоже куда-то пропал: то ли остался на месте, то ли его также куда-то утянуло. И она сама застряла одна в непроглядном нечто. Ни света, ни звуков, ни ощущений. Где ее тело? В панике она попыталась пошевелиться, но шевелить-то было нечем! Похоже, она исчезла точно так же, как исчезли и свет, и звук! И Мэг никогда больше не вернется в свое тело!

Но тут она снова ощутила свои конечности. Ноги и руки слегка покалывало, как будто они затекли. Она торопливо заморгала, но хотя сама вроде бы вернулась, больше ничего не изменилось. Вокруг нее была не просто тьма, то есть отсутствие света. Обычную тьму тоже можно почувствовать, в ней можно передвигаться, в ней можно ушибить ногу, потому что вокруг тебя по-прежнему существует физический мир. Однако Мэг затерялась в ужасающей бесплотной пустоте.

Это было сродни глухоте. И это было больше, чем глухота. Глухой человек все равно ощущает какие-то вибрации. Но здесь ощущать было просто нечего.

Внезапно она поняла, что ее сердце бьется с неистовой силой, готовое выскочить из груди. Оно что, тоже остановилось перед этим? Но тогда почему стало биться опять? Мурашки на руках и ногах побежали быстрее, и тут она почувствовала движение. Это движение, как показалось ей, могло стать поворотной точкой, моментом, когда Земля обернулась вокруг своей оси, летя по своей вытянутой орбите вокруг Солнца. И это ощущение того, как она движется вместе с планетой, каким-то образом напоминало плавание в океане, в настоящем открытом океане, поднимающем и опускающем могучими движениями ее тело, растворенное в беспокойной воде и вместе с ней повторяющее колебания приливов и отливов, послушных нежному, но непреодолимому зову Луны.

«Я сплю! – думала она. – Это все странный сон. Это ночной кошмар. Я хочу проснуться. Пусть мне позволят проснуться!»

– Ну и ну! – произнес голос Чарльза Уоллеса. – Веселая вышла поездка! И я совершенно уверен, что ты должна была нас предупредить!

Свет замигал и заколебался. Мэг подслеповато заморгала, трясущейся рукой поправляя очки, и вот вам, пожалуйста: Чарльз Уоллес стоит прямо перед ней, сердито подбоченившись!

– Мэг! – окрикнул он. – Кельвин! Ты куда делся?

Она видела Чарльза, она его слышала, но не могла к нему подойти. Она не смела пересечь этот занавес из необычного, мигающего света, который разделял их с братом, чтобы оказаться рядом с ним.

Откуда-то глухо, как из бочки, донесся голос Кельвина:

– Слушай, дай мне очухаться! Я все-таки старше тебя!

Мэг ахнула. Кельвина как будто здесь не было, и в то же время он был где-то рядом. Это выглядело не так, чтобы через какую-то преграду показалась сперва одна часть его тела, а потом все остальное, как если бы он просунул за занавеску пальцы, руку или нос. Это было размытое мерцание. Она видела Кельвина целиком, ни как-то неясно, словно сквозь воду или дым, или пламя… Но уже в следующий миг его облик стал четким и внушающим надежду.

– Мэг! – продолжал звать голос Чарльза Уоллеса. – Кельвин, а Мэг где?

– Я здесь! – хотела ответить она, но голос словно застрял в горле.

– Мэг! – крикнул Кельвин и стал с тревогой оглядываться.

– Миссис Которая, вы ведь не оставили Мэг одну, не так ли? – закричал Чарльз Уоллес.

– Если кто-то из вас обидит Мэг, хоть одна из вас… – начал уже Кельвин, но тут Мэг словно что-то с силой вытолкнуло, и она моментально рассыпалась на части, как если бы влетела в стеклянную витрину.

– Ох, вот ты где! – радостно закричал Чарльз Уоллес, подскочил к сестре и что было сил ее обнял.

– Но где я? – одними губами промолвила Мэг, с огромным облегчением понимая, что голос более-менее вернулся к ней.

Она с диким видом принялась озираться. Они стояли на безмолвной равнине, и в воздухе над ними реяли восхитительные ароматы, которые на земле удается ощутить лишь в те редкие весенние дни, когда солнце ласково пригревает просыпающуюся землю, а яблони вот-вот раскроют свои бутоны. Она поплотнее насадила на нос очки, чтобы убедиться, что зрение ее не обманывает.

Они только что покинули серебристую лунную ночь ранней осени, а теперь все вокруг них купалось в золотом сиянии дня. Трава на поле переливалась всеми оттенками самой свежей зелени, и там и сям выглядывали венчики мелких изящных цветов. Мэг медленно повернулась в сторону гор, таких высоких, что их макушки терялись в пушистых облаках. Внезапно из рощи у подножия гор донеслись звонкие птичьи трели. В самом воздухе было разлито такое умиротворение и радость, что даже ее сердце умерило свой испуганный бег.


Когда нам вновь сойтись втроем

В дождь, под молнию и гром?

(Шекспир, Леди Макбет, акт 1, сцена 1, пер. М. Лозинского)


Это был голос миссис Кто. И внезапно все они оказались перед детьми: миссис Что-такое со своим розовым паланкином, миссис Кто в огромных сверкающих очках и миссис Которая – все еще в виде дрожащего круга света. Хрупкие пестрые бабочки пустились в пляс вокруг этой троицы, как будто приветствуя своих хозяек.

Миссис Что-такое и миссис Кто так и прыснули и хихикали столь усердно, что едва не свалились с ног от дикого приступа веселья. Даже дрожащий свет как будто вторил их хохоту. Он заметно потемнел и сгустился, пока не превратился в фигуру в черной мантии до пят и черной же остроконечной шляпе. Глазки-бусинки, нос крючком, длинные седые волосы, костлявые пальцы стиснули рукоятку метлы.

– Н-ну, девушки, и легко-о же вас развесели-и-ить! – раздался снова ее странный голос, отчего миссис Кто и миссис Что-такое пришлось ухватиться друг за друга, чтобы не упасть.

– Если вы, дамы, вдоволь насладились своей шуткой, пожалуй, пора наконец объяснить Кельвину и Мэг, что тут творится, – холодно заметил Чарльз Уоллес. – Вы до смерти напугали Мэг, сдернув ее с места вот так, без подготовки!

– Finxerunt animi, raro et perpauca loquentis , пропела миссис Кто. – Гораций. «Редко и мало ведь я говорю, но тебе не мешаю».

– Миссис Кто, я бы очень попросил вас прекратить все цитировать! – с неожиданной яростью воскликнул Чарльз Уоллес.

– Чарльз, милый, но ей всегда так трудно облекать свои мысли в слова! – вмешалась миссис Что-такое, кокетливо поправляя свой паланкин. – И чтобы не ошибиться, ей приходится прибегать к цитатам.

– И к тому же нам не следует терять чувство юмора, – добавила миссис Которая. – Единственный спо-особ справиться с чем-то слишком тяжелым – воспринимать это немного легче.

– Вот только для Мэг это может оказаться не по силам, – вздохнула миссис Что-такое. – Вряд ли она сумеет поверить в то, что нам не до шуток!

– А как насчет меня? – спросил Кельвин.

– Ты ведь не боишься за жизнь своего отца, – ответила ему миссис Что-такое.

– Но здесь и Чарльз Уоллес?

– Чарльз Уоллес сам все знает, – хотя и скрипучий, как проржавевшие дверные петли, голос миссис Которой каким-то образом выразил самую настоящую гордость. – Чарльзу Уоллесу известно гораздо больше, чем то, что имеет отношение к его отцу. И Чарльз Уоллес знает, что стоит сейчас на кону.

– Но помните, – вмешалась миссис Кто. – Αεηπου ουδεν‚ παντα δ’ εηπιζειν χρεωτ. Еврипид. «Ничто не является безнадежным, мы должны надеяться на все».

– Но где мы сейчас, и как мы сюда попали? – спросил Кельвин.

– Уриэль, третья планета в системе звезды Малак в спиралевидной туманности за номером 101 по каталогу Мессера.

– По-вашему, я должен в это поверить? – фыркнул Кельвин.

– Как тебе угодно! – холодно парировала миссис Которая.

Однако Мэг нутром чувствовала, что, несмотря на свой дикий вид с этой ручкой от метлы, миссис Которая заслуживает полного доверия.

– Но по сравнению со всем, что уже случилось, это выглядит не таким уж невероятным.

– Ну тогда объясните мне на милость, как нас угораздило здесь оказаться? – от возмущения Кельвин так побледнел, что веснушки у него на лице проступили особенно ярко. – Даже если бы мы двигались со скоростью света, нам потребовалась бы целая уйма времени, чтобы сюда попасть!

– Ох, деточка, мы вовсе не путешествуем с какой-то там скоростью, – заверила его миссис Что-такое. – Мы просто проходим через тессер. Или, по-вашему, через трещину.

– Что за чушь? – удивился Кельвин.

А Мэг вдруг задумалась, не имеет ли этот тессер отношение к маминому тессеракту? Она уже открыла было рот, чтобы задать вопрос вслух, но тут миссис Которая начала свои объяснения, а это, знаете ли, была не такая дама, которую легко мог перебить всякий желающий.

– Миссис Что-такое слишком молода и наивна.

– Она все еще верит, что вещи можно объяснить словами, – добавила миссис Кто. – Qui plus sait, plus se tait. Это по-французски, знаете ли. «Чем больше знаешь, тем больше молчишь».

– Но вам все равно придется использовать слова для Мэг и Кельвина, – напомнил миссис Кто Чарльз Уоллес. – Если вы уж притащили их сюда, они имеют право знать обо всем, что происходит!

Мэг обратилась к миссис Которой. Ее так волновал этот вопрос, что на время тессеракт вылетел у нее из головы.

– Мой папа тоже здесь?

– Нет, он не здесь, Мэг, – покачала головой миссис Которая. – Пусть миссис Что-такое попробует тебе объяснить. Она та-ак молода, что этот ваш язык слов дается ей легче, чем нам с миссис Кто.

– Мы задержались в этом мире, – снова заговорила миссис Что-такое, – чтобы более-менее перевести дух. А заодно показать вам, с чем придется иметь дело.

– Но как же папа? Он цел? – спросила Мэг.

– На данный момент – да, моя хорошая. И мы здесь отчасти из-за него тоже. Но ты поймешь, что он – лишь одна из причин.

– Ну так где же он? Пожалуйста, отведите меня к нему!

– Мы не можем. Пока не можем к нему попасть, – вмешался Чарльз. – Мэг, потерпи!

– Но я не могу терпеть! – взорвалась Мэг. – Я никогда ничего не терпела!

– Тебе придется научиться терпению, если хочешь помочь своему папе, – несмотря на толстые стекла очков, в глазах миссис Кто светилось живое сочувствие. – Vitam impendere vero. Ювенал. «Рисковать жизнью за правду». Именно этим нам и предстоит заняться.

– Ведь это делает и твой папа, верно? – серьезно кивнула миссис Что-такое. Но тут же ее лицо осветила милая улыбка. – А ну-ка! Пойдите-ка, ребятки, погуляйте, пока Чарльз вам кое-что объяснит! На Уриэле вы будете в полной безопасности! Именно поэтому мы выбрали эту планету для отдыха.

– Но разве вы с нами не пойдете? – растерялась Мэг.

На миг повисло неловкое молчание. Наконец миссис Которая повелела миссис Что-такое с царственным жестом:

– Покажи-и им! – и почему-то в ее голосе Мэг уловила сожаление.

– Сейчас? – голос миссис Что-такое сорвался на писк. Что бы там ни имела в виду миссис Которая, миссис Что-такое это также приводило в замешательство.

– Н-ну… – протянула миссис Которая, – они то-оже могут знать.

– И я… я должна измениться? – уточнила миссис Что-такое.

– Для их же пользы.

– А я что, тоже должна меняться? – спросила миссис Кто. – Ох, а мне было так весело в этой оболочке! Но я должна признать, что у миссис Что-такое получается лучше всего. Das Werk lobt den Meister. Немецкая пословица. «Дело мастера боится». Ну так что же, мне следует меняться?

– Н-нет пока, – качнула головой миссис Которая. – И не здесь. Ты можешь не спешить.

– Ну, тогда держитесь, крошки, – сказала миссис Что-такое.

И тут же ее тучное тело засветилось, задрожало и стало расплываться. Кричащие цвета ее одежек также расплывались, делались мягче и нежнее. Дурацкая шляпа в форме пудинга вытянулась и растворилась в воздухе. И через несколько мгновений перед ребятами возникло такое невообразимо прекрасное создание, что у Мэг не нашлось бы для него слов. Непонятным образом миссис Что-такое перестала быть миссис Что-такое. У нее появилось мраморно-белое тело с перекатывавшимися под кожей мускулами, чем-то напоминавшее лошадиное и в то же время совершенно не лошадиное. У лошади не могло быть столь благородных очертаний торса, рук и головы, лишь отдаленно похожей на человеческую и внушавшей ощущение невероятного достоинства и силы. При виде ее у Мэг все внутри запело от восторга. Она никогда в жизни не видела ничего подобного. Отдаленно это создание можно было сравнить с кентавром из греческих мифов. Но это было очень приблизительное сравнение.


Над широкими плечами величаво распахнулись огромные крылья, ослепляя детей сверканием всех цветов радуги или игрой света на воде, или самой поэзией?

Кельвин так и рухнул перед ней на колени.

– Нет! – воскликнула миссис Что-такое, хотя это уже не был голос миссис Что-такое. – Не передо мной, Кельвин. Только не передо мной! Поднимись!

– Отнеси их, – приказала миссис Которая.

Осторожным, грациозным и в то же время исполненным невероятной силы движением, миссис Что-такое пригнула колени перед детьми и опустила крыло. Это явно давалось ей нелегко: крыло едва заметно дрожало, стремясь снова развернуться во всю ширь.

– Скорее садитесь на меня, – промолвил этот новый голос.

Дети все еще не решались приблизиться к прекрасному созданию.

– Но как нам теперь вас звать? – спросил Кельвин.

– Ах, милые мои, – отвечал новый голос, глубокий и звучный, в котором можно было услышать и теплое дыхание лесного ветерка, и пение серебряных труб, и загадку английских сказаний. – Мое имя не угонится за мной, если будет меняться каждый раз. И к тому же мне так нравилось быть в облике миссис Что-такое, что я буду только рада, если вы станете звать меня как прежде, – и она – или это был он? – улыбнулась им так тепло, что они почувствовали, будто оказались под ярким весенним солнцем.

– За мной! – и Чарльз Уоллес первым решительно вскарабкался на белоснежную спину.

Мэг с Кельвином поспешили следом. Мэг уселась между мальчиками. Могучие крылья встрепенулись, миссис Что-такое взмыла в вышину, и они понеслись куда-то с пугающей скоростью.

Мэг на удивление быстро поняла, что ей вовсе не обязательно цепляться что было сил за Кельвина или Чарльза Уоллеса: настолько плавным оказался полет великолепного создания. Мальчики тоже успокоились и теперь с любопытством озирались вокруг.

– Смотрите! – Чарльз Уоллес махнул рукой: – Горы такие высокие, что даже не видно вершин!

Мэг подняла взгляд: действительно, макушки гор словно уходили в бесконечность.

Они пролетели над зелеными полями и оказались над обширным плоскогорьем, уставленным отдельными скалами в виде могучих монолитов. У них были правильные повторяющиеся очертания, но это не были статуи. Мэг никогда не приходилось видеть ничего похожего, и теперь она гадала: то ли эти монолиты – результат влияния воды и ветров, то ли их высекли из гранита существа, подобного тому, на котором они сейчас летели.

Наконец плоскогорье закончилось, и они оказались над садом, прекраснее которого не мог бы стать ни один волшебный сон. В этом саду их встретило множество таких же созданий, облик которого приняла сейчас миссис Что-такое: одни отдыхали, возлежа на цветущих лужайках, другие купались в широкой кристально прозрачной реке, пересекавшей сад, третьи кружили над головами, выписывая замысловатые фигуры какого-то неведомого Мэг, но от этого не менее прекрасного танца.

– А о чем они поют? – восхищенно спросила она.

– Я не могу передать это словами, – признала миссис Что-такое, прислушавшись. – Я просто не знаю у вас таких слов. А ты понимаешь их, Чарльз?

Чарльз Уоллес притих, сидя на широкой спине, с таким сосредоточенным видом, какой возникал у него, когда он читал мысли Мэг или их мамы.

– Немного. Совсем чуть-чуть. Но думаю, что со временем пойму больше.

– Да, Чарльз. Ты мог бы научиться. Но у нас нет времени. Мы задержимся здесь ровно на столько, сколько необходимо для краткого отдыха и приготовлений.

– Но я хочу знать, о чем они поют! – нетерпеливо отмахнулась от нее Мэг. – Я хочу знать, что это значит!

– Постарайся, Чарльз, – попросила миссис Что-такое, – попробуй перевести. Теперь ты можешь показать всю свою силу. Больше не надо прятаться!

– Да не могу я! – обиженно воскликнул Чарльз Уоллес. – Я все еще слишком мало знаю!

– Тогда попробуй объединиться со мной. Может, мне удастся превратить их песню в слова!

Чарльз Уоллес снова углубился в себя, занятый какой-то невидимой работой и вслушивающийся в прекрасные звуки.

И вдруг Мэг осенило: она уже видела у брата такой взгляд! Но теперь, кажется, она догадалась, что он означает! Потому что она сама смотрела так же, когда занималась математикой с папой, и в голове возникало неясное решение, которое вот-вот должно открыться…

Миссис Что-такое как будто тоже слушала мысли Чарльза Уоллеса.

– Да, да. Это правильная мысль. Я могу попытаться. Жаль, что ты не настолько хорошо владеешь прямой передачей, Чарльз. Придется над этим работать.

– А ты не ленись! – съехидничал Чарльз Уоллес.

Но миссис Что-такое и не думала обижаться.

Она объяснила:

– О, Чарльз, это для меня самое любимое занятие! Именно поэтому они и решили взять меня с собой, хотя я несравненно моложе. Это мой единственный ценный дар. Но он отнимает слишком много энергии, а ведь нам потребуется вся энергия, какую мы сможем собрать! Но я попытаюсь. Ради Кельвина и Мэг мне не жалко, – и она замолкла. Величавые крылья замерли почти неподвижно, лишь слегка подрагивая, чтобы удержать их в потоке воздуха. – Ну что ж, слушайте, – наконец промолвила миссис Что-такое. Ее звучный голос заполнил окружающее их пространство, так что Мэг показалось, будто она может прикоснуться к нему рукой. «Пойте Всевышнему новые песни. Пусть о славе Его услышат и на краю земли, и в глубинах вод, и на вершинах самых высоких гор. Пойте о том, как Он превратил вашу печаль в радость, как вложил эту песню в ваши уста!»

Мэг ощутила, как огромное тело под ней содрогается от восторга, неведомого прежде. Кельвин потянулся к Мэг, но так и не взял ее за руку: он едва коснулся ее пальцев, но и это этого касания было достаточно, чтобы разлитая в воздухе радость заструилась через них, между ними, внутри них и вокруг них.

И когда миссис Что-такое громко вздохнула, им показалось невозможным, что в этой всеохватывающей благодати оказалось место для малейшей тени печали.

– А теперь нам пора, детки, – голос миссис Что-такое был полон такой необъяснимой грусти, что у Мэг защемило в груди. А миссис Что-такое издала звучный клич. Видимо, в нем заключался какой-то приказ, потому что одно из созданий, парившее над цветущим деревом, приподняло голову, прислушалось и спикировало вниз. Оно сорвало три цветка с ветки дерева и поднесло их детям.

– Берите каждый по цветку, – приказала миссис Что-такое. – Потом я скажу, что с ними делать.

Мэг поднесла цветок к глазам и с удивлением обнаружила, что это оказалась целая кисть мельчайших цветов, собранных в виде полого колокола.

– Куда мы отправляемся? – спросил Кельвин.

– Вверх.

Взмахи крыльев становились все сильнее и чаще. Остался позади волшебный сад и плоскогорье, и горы, но миссис Что-такое не замедляла движения. Она стремилась все выше и выше, и далеко под ними деревья становились все реже, пока не исчезли совсем, сменившись сперва кустами, а потом и вовсе чахлой увядшей травой. Но вот и ее не стало. Один голый камень, оскалившийся на них зубцами горных пиков.

– Держитесь крепче, – предупредила миссис Что-такое, – не упадите!

Мэг почувствовала, как надежная, крепкая рука Кельвина обхватила ее за пояс.

А они все летели вверх.

Теперь они оказались в облаках. Ничего не было видно, кроме белесой мглы, которая оседала на одежде ледяными каплями. Мэг пробрала дрожь, и Кельвин обнял ее еще крепче. Впереди Чарльз Уоллес сидел совершенно неподвижно. Он лишь однажды оглянулся, стараясь подбодрить сестру сочувственным взглядом. Но Мэг все равно видела, как с каждой секундой их удивительного путешествия он удаляется от нее все больше. В нем оставалось все меньше от ее обожаемого младшего брата и появлялось все больше общего с теми необъяснимыми существами, какими являлись миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая.

Внезапно они вырвались из пелены облаков в полосу ослепительного сияния. Под ними неподвижно маячили скалы, над ними все те же скалы упирались вершинами в самое небо, но теперь, хотя и в невообразимой дали, Мэг все же могла различить острия этих пиков.

Миссис Что-такое изо всех сил работала крыльями, унося их к небу. У Мэг часто забилось сердце, по лицу струился холодный пот, а губы, казалось, посинели от удушья. Она начала задыхаться.

– Ладно, детки, теперь возьмите свои цветы, – сказала миссис Что-такое, – здесь атмосфера стала совсем разреженной. Спрячьте лица в цветы и дышите через них: они дадут вам достаточно кислорода. Это не совсем то, к чему вы привыкли, но этого вам хватит.

Мэг и думать забыла про эти цветы и теперь с облегчением обнаружила, что все еще стискивает в руке эту странную кисть. Она прижала к лицу цветы и сделала жадный вдох.

Кельвин одной рукой держал ее за пояс, а другой тоже поднес цветы к лицу.

Чарльз Уоллес поднимал руку с цветами так медленно, как будто двигался во сне.

Миссис Что-такое явно приходилось напрягать все силы, чтобы лететь в такой редкой атмосфере. Но и до их цели уже оставалось недалеко. Наконец миссис Что-такое опустилась на небольшой площадке на вершине странной серебристой горы. Впереди дети увидели огромный сверкающий диск.

– Одна из лун Уриэля, – объяснила миссис Что-такое, лишь слегка запыхавшись от трудного полета.

– Ах, какая она красивая! – вырвалось у Мэг. – Невероятная красота!

Серебряное сияние непривычно большой луны щедро струилось на них. Смешиваясь с золотистым дневным светом, оно заставляло все вокруг сиять и переливаться.

– А теперь давайте оглянемся, – сказала миссис Что-такое, и от новых нот в ее голосе Мэг опять вздрогнула от тревоги.

Но когда они оглянулись, то ничего не увидели. Перед ними простиралось безмятежное голубое небо, под ними вершины гор вздымались над белесым морем облаков.

– Теперь нам надо дождаться, – продолжала миссис Что-такое, – пока сядут солнце и луна.

Как будто повинуясь ее словам, яркий свет стал меркнуть на глазах.

– Я хочу смотреть на луну, – сказал Чарльз Уоллес.

– Нет, дитя. Не оглядывайся. Вы все не поворачивайтесь в ту сторону. Не спускайте глаз с темноты. Тогда вам лучше будет видно то, что я хочу показать. Смотрите прямо, только прямо, насколько хватает ваших глаз.

У Мэг защипало глаза: так старательно она таращилась во тьму, но ничего не разглядела. И тут над облаками, обступившими подножия гор, она заметила тень, едва различимый намек на тьму, такую далекую, что она не была уверена, действительно что-то увидела или ей почудилось.

– Что это? – воскликнул Чарльз Уоллес.

– Да, я тоже заметил там какую-то тень, – подтвердил Кельвин, махнув рукой. – Что это было? Она мне совсем не понравилась.

– Смотрите, – велела миссис Что-такое.

Это действительно была тень, просто тень. Она даже не была осязаемой, в отличие от облаков. Отбрасывает ли эту тень какая-то вещь? Или это и было то самое непостижимое Нечто?

Небо совсем потемнело. Золотистый свет окончательно пропал, и теперь их окружала синева. Она густела, пока не превратилась в ночное небо, на котором замигала одна звезда, потом еще одна, и еще… Мэг никогда в жизни не видела такого обилия звезд.

– Здесь очень редкая атмосфера, – пояснила миссис Что-такое, предваряя ее вопрос. – Она не заслоняет тебе звезды, как ты привыкла. А теперь смотрите внимательно. Прямо перед собой.

Мэг смотрела. Там по-прежнему угадывалась темная тень. Она не растворилась и не исчезла во тьме ночи. И там, где оказалась эта тень, звезд почему-то не было видно.

Каким-то шестым чувством Мэг ощутила: что бы ни отбрасывало эту тень, такого еще не было никогда и не будет впредь. И от этой мысли ее пробрал такой страх, что тут не помогли бы ни дрожь, ни плач, ни ярость.

Это было так безнадежно, что у Мэг невольно опустилась рука, державшая у лица цветок, и легкие обожгло сильной болью, как от удара ножом. Она ахнула, но вокруг не оказалось воздуха, чтобы дышать. Темнота поглотила ее взгляд и мысли. Теряя сознание, она поникла, и, к счастью, от этого ее лицо снова прижалось к спасительным цветам, которые она каким-то чудом удержала в руке. Чистый аромат влился в ее грудь, она пришла в себя и уселась ровнее.

Однако тьма никуда не исчезла, она была все такая же непроницаемая и страшная.

Кельвин обнимал ее все так же крепко, но теперь его рука не внушала ей прежней уверенности и спокойствия. Перед нею заметно вздрогнул всем телом Чарльз Уоллес, но и тогда он не шелохнулся.

Мэг подумала, что ему не следовало это видеть. Это слишком страшно для такого малыша, пусть он хоть десять раз умный и необычный!

Кельвин отвернулся, не в силах больше смотреть на угрожающее Нечто, гасившее звезды на небе.

– Уберите это, миссис Что-такое, – взмолился он шепотом. – Уберите это, пожалуйста! Это слишком ужасно!

Медленно великолепное создание развернулось, встав так, чтобы перед ними оказалось усыпанное звездами небо и залитые неярким сиянием вершины гор, и лунный диск, катившийся к горизонту. И вот уже в следующий миг миссис Что-такое без предупреждения ринулась в обратный путь: вниз, вниз. Только когда они оказались на уровне короны из облаков, миссис Что-такое сказала:

– Теперь можете дышать без цветов, детки.

И снова повисло молчание. Никто не в силах был проронить ни слова. Как будто тьма там, на горизонте, каким-то образом сумела проникнуть в их души и лишила дара речи. Лишь оказавшись снова на цветущей лужайке, купавшейся в желтоватом свете второй, меньшей луны, только что поднявшейся над краем неба, дети почувствовали, как слегка отпускает сковавшее их напряжение. И они запоздало поняли, что могучее тело прекрасного существа, на котором они прилетели, тоже трепещет от страха.

С удивительным изяществом существо опустилось на землю и сложило свои радужные крылья. Чарльз Уоллес первым скатился на землю.

– Миссис Кто! Миссис Которая! – закричал он, и воздух немедленно задрожал в ответ. Перед ними сверкнули знакомые очки миссис Кто. И миссис Которая тоже появилась перед детьми, но она не зря предупреждала, что ей трудно каждый раз полностью принимать физическую форму. Хотя они могли видеть ее мантию и остроконечную шляпу, Мэг также заметила, как сквозь нее просвечивают звезды. Она неловко сползла со спины миссис Что-такое и на затекших ногах проковыляла к миссис Которой.

– Это Темное Нечто, которое мы видели, – спросила девочка, – то самое, с чем борется мой папа?


Глава 5 Тессеракт


Д – да, – подтвердила миссис Которая. – Он оказался по ту сто-орону этой тьмы, и теперь даже мы не можем его увидеть.

Мэг не выдержала и разрыдалась во все горло. Сквозь слезы она едва могла различить стоявшего рядом Чарльза Уоллеса, такого маленького, такого бледного! Кельвин обнял ее, желая утешить, однако она вырвалась и заревела еще пуще. Но тут ее обняли ласковые крылья миссис Что-такое, и она почувствовала струящиеся из них силу и спокойствие. Хотя миссис Что-такое не говорила вслух, Мэг различила ее слова в шепоте ветра.

– Не надо отчаиваться, дитя мое! Неужели мы перенесли бы вас сюда, если бы не было надежды? Да, мы собираемся попросить вас выполнить нелегкую задачу, но мы уверены, что вам она по силам! Твоему папе нужна помощь, ему нужна отвага, и ради своих детей он сможет совершить то, чего не сделал бы ради своего спасения!

– Н-ну, – вмешалась миссис Которая. – Вы готовы наконе-ец?

– Куда мы теперь? – спросил Кельвин.

И снова Мэг пронзил дикий, животный ужас от слов миссис Которой:

– М-мы должны попасть по ту сторону тени.

– Но мы не сделаем это в один прыжок, – утешила их миссис Что-такое, – мы будем передвигаться короткими шагами, – она взглянула на Мэг. – А теперь давайте тессернем, то есть снова проскочим через щель. Вы понимаете?

– Нет, – честно призналась Мэг.

– Объяснения становятся такими сложными, когда речь идет о вещах, для которых у вашей цивилизации еще не придумано слов, – обреченно вздохнула миссис Что-такое. – Кельвин уже говорил о путешествии со скоростью света. Ты что-то понимаешь в этом, крошка Мэг?

– Да, – Мэг кивнула.

– Но это, конечно, ужасно непрактично, а главное слишком долго. И нам пришлось научиться прыгать в любое место, куда надо.

– Это как в математике? – спросила Мэг.

– Ну, отчасти так, – миссис Что-такое беспомощно посмотрела на миссис Кто. – Покажи им на своей юбке.

– La experiencia es la madre de la ciencia. Испанский, мои милые. Сервантес. «В любой науке… лучший учитель – опыт».

С этими словами она подняла подол своей мантии и туго натянула в руках.

– Вот, видите, – сказала миссис Что-такое, – если очень маленькое насекомое захочет попасть с правого края этого куска ткани, которую держит миссис Кто, и поползет прямо, то ему придется преодолеть очень длинный путь.


Тут миссис Кто быстро сложила руки вместе.

– А теперь, видите, – продолжала миссис Что-такое, – оно окажется там, где надо, без этого долгого путешествия. Вот так и мы перемещаемся, куда хотим.


Чарльз Уоллес воспринял это объяснение как ни в чем не бывало. Даже Кельвина оно вроде бы нисколько не удивило.

– О, боже! – вырвалось у Мэг. – Наверное, я все-таки очень тупая! И все равно ничего не понимаю.

– Это потому что ты считаешь, что у пространства есть только три измерения, – объяснила миссис Что-такое, – а мы используем пятое измерение. Это-то ты должна понять, Мэг. Тут главное не бояться и дать волю воображению. Твоей маме удалось объяснить тебе, что такое тессеракт?

– Вообще-то она и не пыталась, – призналась Мэг. – Она просто здорово расстроилась, вот и все. Но почему, миссис Что-такое? Она только сказала, что это как-то связано с ней и папой.

– Это была концепция, с которой им нравилось играть, – сказала миссис Что-такое. – Они представляли, как через четвертое измерение попадают в пятое. А тебе, Чарльз, мама это объяснила?

– Ну… да, – Чарльзу почему-то было неловко. – Ты только не ерепенься, Мэг! Просто пока ты была в школе, я так к ней пристал, что ей пришлось все рассказать.

– Ну так расскажи теперь мне, – со вздохом попросила Мэг.

– Идет, – оживился Чарльз. – Что такое первое измерение?

– Ну… скажем, длина. Прямая линия.

– Хорошо. А второе?

– Когда из линии получается квадрат. Плоский квадрат будет лежать во втором измерении.


– А третье?

– Когда ты получишь квадрат из второго измерения. Тогда квадрат уже не будет плоским. У него появятся верх, низ и боковые стороны.


– А четвертое?

– Ну, если представить это математическими символами, получается как бы квадрат в квадрате. Но ты не можешь просто взять карандаш и нарисовать это на бумаге, как первые три измерения. Я знаю только, что это все как-то связано с теорией Эйнштейна и его описанием времени. Наверное, ты бы мог сказать, что четвертое измерение – это время.

– Точно! – кивнул Чарльз. – Умница, девочка. И значит, чтобы получить пятое измерение, нам надо возвести в квадрат четвертое, не так ли?

– Ну, наверно.

– Так вот, пятое измерение – это и есть тессеракт! Если ты добавишь его к первым четырем измерениям, то сможешь перемещаться через пространство и время, не проделывая долгий окружной путь! Иными словами, если выразить это в понятиях Евклида или в плоскостной геометрии древних, прямая линия не есть кратчайшее расстояние между двумя точками!

На какое-то мгновение лицо Мэг озарилось тем углубленным, сосредоточенным выражением, которое так часто она сама замечала у Чарльза Уоллеса.

– Понимаю! – воскликнула она. – Понимаю! На какую-то секунду я все поняла! И хотя сейчас я уже не смогу этого объяснить, но на миг я увидела это! – она живо обернулась к Кельвину. – А ты понял?

– Вполне достаточно, – кивнул он. – То есть я не так хорошо все понимаю, как Чарльз Уоллес, но достаточно, чтобы понять саму идею.

– Ну та-ак теперь пора в путь! – напомнила миссис Которая. – Мы не располагаем всем временем этого мира!

– Нам можно держаться за руки? – спросила Мэг.

Кельвин тут же крепко сжал ее руку.

– Вы можете попытаться, – сказала миссис Что-такое, – хотя я не могу сказать, сработает это или нет. Дело в том, что хотя мы перемещаемся вместе, на самом деле каждый перемещается сам по себе. Но мы могли бы отправиться первыми, чтобы потом перетянуть вас за собой. Наверное, так вам будет легче, – она еще не договорила, как великолепное тело начало дрожать и расплываться. Миссис Кто также растворилась в воздухе, остались лишь очки, но наконец и они исчезли. Это напомнило Мэг Чеширского кота.

«Приходилось мне видеть лица без очков, – перефразировала она любимую сказку, – но чтобы очки без лиц!»

Интересно, как это будет выглядеть у нее? Сначала тоже исчезнет она, а потом очки?

Она посмотрела на миссис Которую. Только что миссис Которая была здесь – и вот уже ее нет.

Налетел дикий порыв ветра, и Мэг почувствовала сильный толчок и отвратительное ощущение, будто ее протаскивают… Через что? А потом навалилась тьма и тишина, и полное ничто. Она уже не чувствовала, держит Кельвин ее за руку или нет. Однако на этот раз она была готова к столь полной утрате ощущений от собственного тела. И как только в кончиках пальцев возникло знакомое покалывание, девочка догадалась, что перемещение подходит к концу, и тут же она снова почувствовала, как пальцы Кельвина сжимают ее руку.

Без предупреждения, мгновенно на нее навалилась такая тяжесть, будто ее расплющило под валом парового катка. Это оказалось намного хуже, чем утрата всех ощущений. Там, где-то в ничто, ей не требовалось дышать. Но теперь ее легкие жгло от удушья, однако давление было так сильно, что она никак не могла вдохнуть воздух. И это совершенно не походило на удушье, испытанное в разреженной атмосфере над горами, где их спасли чудесные цветы, прижатые к лицу. Она попыталась вдохнуть, но разве плоская бумажная кукла умеет дышать? Она, кажется, попыталась думать, но мозг, такой же плоский, как и все остальное, не в состоянии был выполнять свою работу, точно так же, как и легкие. Похоже, мысли выжали из нее вместе со всем остальным. Ее сердце попыталось биться: это было какое-то судорожное подергивание из стороны в сторону, но расшириться ему так и не удалось.

Потом она вроде как услышала голос – не то чтобы голос, скорее просто слова, плоско возникающие в ее мозгу, как буквы на бумаге:

– Ой-ей-ей! Нам нельзя задерживаться на этой планете! Это же двухмерная планета, и дети на ней погибнут!

И снова ее рывком утянуло в ничто, показавшееся просто чудесным избавлением. Она уже не расстраивалась оттого, что не может ощущать руку Кельвина, что она не может видеть или чувствовать, или вообще как-то быть. Избавление от невозможного давления – вот в чем она нуждалась сейчас больше всего.

Наконец по рукам и ногам опять побежали мурашки. Она ощутила, как крепко держит ее руку Кельвин. Ее сердце билось ровно и сильно, по жилам струилась горячая кровь. Что бы с ними ни случилось, какая бы ошибка ни была допущена, сейчас ее исправили. Кажется, она даже услышала, как заговорил Чарльз Уоллес, такими округлыми и звучными словами, какой и должна быть человеческая речь:

– Ну вы даете, миссис Которая! Вы же нас чуть не убили!

На этот раз ее извлечение из пятого измерения прошло как внезапный, болезненный рывок. И вот она уже была тут как тут: и Кельвин стоял рядом, намертво вцепившись в ее руку, и Чарльз Уоллес впереди, с рассерженным видом. Миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которую видно не было, но девочка не сомневалась, что они тоже где-то здесь: она очень ясно ощущала их присутствие.

– Де-ети, прости-и-ите меня, – пришли слова миссис Которой.

– Чарльз, милый, успокойся, – на этот раз миссис Что-такое приняла облик не того чудесного создания, которое они видели в последний раз, но знакомый вид старушки в невероятном диком наряде из накидок и шалей, заодно с засаленным пальто и уродливой шляпой. – Ты же должен понимать, как трудно ей каждый раз материализоваться! Если бы не твое физическое тело, ты бы и сам понимал, какой ограниченной является ваша протоплазма!

– Простите меня, – снова послышался голос миссис Которой, и на этот раз в нем ясно послышался смех.

– И нечего тут смеяться! – и Чарльз Уоллес совсем по-детски притопнул ногой.

Сверкнули в воздухе очки миссис Кто, и вот уже она сама медленно проявилась за спиной у детей.

– We are such stuff as dreams are made on , – широко улыбнулась она. – Просперо из «Бури» Шекспира. «Из такого же мы материала созданы, как сны». Обожаю эту пьесу.

– Вы ведь не нарочно это сделали? – все еще не унимался Чарльз.

– Ох, деточка, конечно, нет! – быстро ответила миссис Что-такое. – И это вполне понятная ошибка. Для миссис Которой невероятно трудно мыслить категориями материального тела! Она никогда не причинила бы вам вреда нарочно, и ты отлично это знаешь! А это довольно милая маленькая планетка и к тому же такая смешная от того, что плоская! Мы всегда с удовольствием туда заглядываем!

– Ну, а сейчас мы где? – строго осведомился Чарльз Уоллес. – И зачем нас сюда доставили?

– Мы в поясе Ориона. У нас тут живет друг, и мы хотим, чтобы вы взглянули на свою родную планету.

– А когда мы вернемся домой? – вдруг всполошилась Мэг. – Что будет с нашей мамой? И с близнецами? Они же с ума сойдут, когда узнают, что мы исчезли! И если мы не вернемся домой к ночи… хотя мама уже и так наверняка места себе не находит. Она с близнецами и Фортом будет искать и искать нас без конца, а как они найдут, если нас там нет и в помине?

– Ох, деточка, ты только не беспокойся! – беспечно ответила ей миссис Что-такое. – Мы позаботились обо всем еще перед отправлением! Твоя мама и так слишком переживает из-за всех неприятностей с тобой и с Чарльзом, да вдобавок из-за вашего папы! Мы вовсе не собирались ее пугать! Мы просто использовали трещину во времени так же, как трещину в пространстве! Это совсем легко сделать, если, конечно, знаешь, как.

– Что это значит? – не поверила ей Мэг. – Ну, пожалуйста, миссис Что-такое, от этого всего у меня голова кругом!

– Просто успокойся и не тревожься из-за тех вещей, о которых позаботились без тебя! – сказала миссис Что-такое. – Мы создали такой маленький аккуратненький тессер во времени. И если все вообще не пойдет прахом, вы вернетесь домой за пять минут до того, как исчезли, так что у вас будет время прийти в себя. И никто даже не подумает о том, что вы куда-то исчезали, хотя, конечно, вы непременно расскажете обо всем вашей маме! Она такая душка! Ну, а если все пойдет прахом, то поверь, вернетесь вы или нет, уже не будет иметь значения!

– Зачем ты их пугаешь? – вмешалась миссис Которая. – Ты не утратила веру?

– Ох, что ты! Конечно, я верю!

Хотя сама Мэг почувствовала, как предательски дрогнул ее голос.

– Надеюсь, что эта планета достаточно симпатичная, – подал голос Кельвин. – Здесь никогда не бывает ясной погоды?

Мэг только теперь додумалась осмотреться: шок от удушья на двухмерной планете был так силен, что она не обратила внимания на окружающее. А может, это и не было удивительно, потому что единственное, что можно было сказать об окружающем: оно оказалось неразличимым. Они вроде бы стояли на какой-то плоской поверхности, не поддающейся описанию. Их окружал какой-то тусклый серый воздух. Его нельзя было назвать туманом, однако Мэг ничего сквозь него не видела. Зона видимости была ограничена приятно плотными силуэтами Кельвина и Чарльза Уоллеса, невероятными фигурами миссис Что-такое и миссис Кто и пульсирующим сиянием на месте миссис Которой.

– Идемте, детки, – позвала миссис Что-такое. – Тут недалеко, но идти надо. Я должна позаботиться о пользе от небольшой прогулки.

Пока они продвигались в этой странной серости, Мэг показалось, что она вроде бы заметила по сторонам какие-то камни, но ни малейших следов растительности, только голый камень у них под ногами.

Наконец перед ними возник неясный силуэт, похожий на огромный утес. Приблизившись к нему, Мэг увидела отверстие: вход в темную глубокую пещеру.

– Нам что, надо туда? – испуганно спросила она.

– Не бойся, – сказала миссис Что-такое, – просто Золотой Середине легче работается там, внутри. Ах, детки, она вам обязательно понравится! Она такая веселая! Я сама ужасно расстроюсь, если хоть когда-нибудь увижу ее грустной! И пока она смеется, я нисколько не сомневаюсь в хорошем конце!

– Ми-исси-ис Что-такое, – послышался строгий голос миссис Которой, – твоя молодость не может оправдать твою болтливость!

Миссис Что-такое сильно обиделась, но умолкла.

– А правда, сколько вам лет? – вдруг спросил Кельвин.

– Минуточку, – пробормотала миссис Что-такое, что-то быстро прикидывая на пальцах. И наконец довольно кивнула: – Ровно 2 379 152 497 лет, 8 месяцев и 3 дня! Это, конечно, в пересчете на ваш календарь, который, как даже вам отлично известно, грешит большой неточностью! – она наклонилась к Кельвину и Мэг и шепотом добавила: – Мне действительно оказали очень великую честь, выбрав для этой миссии! Вы же знаете, это благодаря моему таланту говорить словами и принимать физическую форму! Но, конечно, мы не должны придавать слишком большое значение нашим талантам! Потому что важно лишь то, как мы их используем! А я все еще слишком часто ошибаюсь! Вот почему нас с миссис Кто так развеселила ошибка самой миссис Которой. Надо же, доставить вас на двухмерную планету! И смеялись мы вовсе не над вами, а над ней! И вы видели, что она тоже смеялась над собой! О, она так мила, так снисходительна к нашей молодости!

Мэг так заинтересовали признания миссис Что-такое, что она не обратила внимание, как их маленький отряд оказался в глубине пещеры. Да и переход от серой мути снаружи к серой мути внутри был практически незаметен. Она увидела мерцание света впереди: да, где-то впереди и внизу, там, куда они направлялись. Наконец они подошли достаточно близко, чтобы рассмотреть пламя в очаге.

– Здесь бывает так холодно, – сообщила миссис Что-такое, – что мы заранее попросили развести для вас праздничный огонь!

Возле очага они различили чью-то темную фигуру, а подойдя вплотную, смогли понять, что это женщина. На голове у нее красовался великолепный тюрбан из тончайшего шелка, а сама она была до пят облачена в свободное длинное платье из пурпурного атласа. В руках незнакомка держала хрустальный шар, пристально всматриваясь в его глубины. Она словно не замечала появления детей, миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которой, старательно продолжая всматриваться в хрустальный шар. Увидев что-то, она начинала смеяться, и смеялась снова и снова, как только ей удавалось что-нибудь разглядеть.


Голос миссис Которой раскатился по пещере, отражаясь от стен многочисленным эхом, так что грянул, как удар колокола:

– М-МЫ ЗДЕ-Е-ЕСЬ!

Женщина оторвала взгляд от шара, увидела их, встала и сделала вежливый реверанс. Миссис Что-такое и миссис Кто слегка присели в ответ, и даже сияющее облако изобразило что-то вроде поклона.

– Ах, Середина, милочка, – заговорила миссис Что-такое, – позволь познакомить тебя с этими детками. Чарльз Уоллес Мурри, – мальчик вежливо поклонился. – Маргарет Мурри, – Мэг подумала, что раз миссис Что-такое и миссис Кто делали реверансы, ей тоже следует так поступить, но вышло у нее, прямо скажем, из рук вон плохо. – И Кельвин О’Кифи, – Кельвин коротко наклонил голову. – Мы хотели бы показать им их родную планету, – закончила миссис Что-такое.

– О! – ослепительная улыбка, сиявшая на лице Золотой Середины до этой минуты, вдруг угасла. – Ну, зачем вы обязательно хотите, чтобы я смотрела на неприятные вещи, когда в мире есть столько чудесного?

И снова голос миссис Которой ударил по ушам, перекатываясь под сводами пещеры.

– В мире скоро не останется чудесных вещей, на которые ты смогла бы смотреть, если ответственные люди не позаботятся о неприятных вещах!

Середина с покорным вздохом приподняла свой шар.

– Смотрите, дети, – сказала миссис Что-такое, – всматривайтесь хорошенько!

– Que la terre est petite à qui la voit des cieux! Делиль. «О, как мала земля, коль смотришь на нее с небес!» – мелодично промолвила миссис Кто.

Мэг уставилась в хрустальный шар, сперва с недоверием, а после со все нараставшей жадностью: казалось, что взгляд ее засасывает какая-то темная пустота, и вот уже она сама несется сквозь мириады звезд и галактик. Наконец они приблизились к одной из галактик.

– Ваш знаменитый Млечный Путь, – раздался в ухе голос миссис Что-такое.

А они уже неслись прямиком в сердце галактики, затем вдруг переместились на самый край, где на них обрушились внезапно приблизившиеся звезды. Мэг даже вскинула руку, как будто хотела отмахнуться от них.

– С-смотри! – велела миссис Которая.

Мэг опустила руку. Они приближались к планете. Кажется, она успела различить ледяные шапки на полюсах. Они сверкали и переливались – таким четким было видение в шаре.

– Нет, нет, Середина, милочка! Это же Марс! – воскликнула миссис Что-такое с мягким укором.

– А это обязательно надо? – жалобно поинтересовалась Середина.

– Сейчас же! – прогремела миссис Которая.

Яркая планета пропала из поля зрения. На миг в шаре осталась лишь космическая тьма, но вот появилась другая планета. Однако силуэт этой планеты не был таким четким, как у Марса. Его словно окутывало дымное облако. Но сквозь это облако Мэг смогла различить знакомые очертания континентов, как на картинке в школьном атласе.

– Это ведь из-за атмосферы мы так плохо ее видим? – с надеждой спросила она.

– Н-нет, Мэг, ты и сама знаешь, что это не атмосфера виновата, – ответила миссис Которая. – Ты должна быть храброй.

– Это Нечто! – вскричал Чарльз Уоллес. – Это то Темное Нечто, которое мы видели с горы на планете Уриэль, когда летали на миссис Что-такое!

– Оно пришло недавно? – непослушными губами произнесла Мэг, которой было тошно смотреть, как отвратительная тьма искажает облик Земли. – Оно появилось за то время, пока нас не было?

– Ска-ажи ей, – голос миссис Которой зазвучал с пугающей усталостью.

– Нет, Мэг, – горько вздохнула миссис Что-такое. – Оно пришло не сейчас. Оно уже было там не один год. Именно поэтому ваша планета стала таким беспокойным местом!

– Но почему… – голос Кельвина сорвался на испуганный хрип. Миссис Что-такое воздела руки, призывая их слушать и не перебивать.

– Сначала мы перенесли вас на Уриэль, чтобы вы впервые увидели Темное Нечто именно там. И сделали так по многим причинам. Во-первых, там, в горах, атмосфера такая прозрачная, что вы смогли разглядеть его во всех отвратительных подробностях. А во-вторых, мы сочли, что вам легче будет собраться с мыслями, чтобы понять его сущность, если… Хм, если вы увидите Нечто где-то еще, а не на вашей родной планете.

– Ненавижу! – закричал Чарльз Уоллес. – Я ненавижу это Темное Нечто!

– Да, Чарльз, милый, – торжественно кивнула миссис Что-такое. – Как и мы все. И это еще одна причина, по которой мы решили подготовить вас на Уриэле. Мы подумали, что слишком напугаем вас, если продемонстрируем это на вашей родной, такой любимой вами планете.

– Но что это такое? – спросил Кельвин. – Мы понимаем, что видим Зло, но что это такое?

– Ты сам только что сказал! – голос миссис Которой снова зазвенел металлом. – Это Зло! Это Темная Власть!

– И что же теперь будет? – голос Мэг дрожал от ужаса. – Ох, пожалуйста, миссис Которая, скажите нам, что теперь будет?

– Мы продолжим борьбу!

Что-то в голосе миссис Которой заставило всех троих выпрямиться и развернуть плечи решительным жестом, глядя на серебристое сияние, олицетворявшее миссис Которую, с достоинством и смелостью.

– И вы не сомневайтесь, детки, мы не одиноки! – ободряюще добавила миссис Что-такое. – Эта борьба идет во всей Вселенной, по всему космосу, и это удивительное и ошеломляющее сражение! Я понимаю, как трудно вам представить себе такие размеры, хотя знающие знают: нет никакой особой разницы между мельчайшим микроорганизмом и целой галактикой! И если вы как следует подумаете над этим, то уже не удивитесь, если узнаете, что многие из самых отважных наших бойцов родом с вашей родной планеты, а ведь это такая маленькая планета, детки! Она действительно ничтожно мала по сравнению с остальной галактикой, на краю которой затерялась! И вы можете гордиться тем, что она так отважно держится!

– А кто они – эти наши бойцы? – живо спросил Кельвин.

– Ах, дорогуша, ты их отлично знаешь! – ответила миссис Что-такое.

Очки миссис Кто победоносно сверкнули:

– «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его!»

– Иисус! – воскликнул Чарльз Уоллес. – Ну, конечно, это Иисус!

– Безусловно! – кивнула миссис Что-такое. – Ну же, Чарльз, дорогуша, продолжай! Ведь он был не один. Были и другие: все ваши великие художники. Они были тем светом, что освещал нам тьму!

– Леонардо да Винчи? – нерешительно спросил Кельвин. – И Микеланджело?

– И Шекспир! – подхватил Чарльз Уоллес. – И Бах! И Пастер, и мадам Кюри, и Эйнштейн!

В голосе Кельвина уже звенела гордая уверенность:

– И Швейцер, и Ганди, и Будда, и Бетховен, и Рембрандт, и святой Франциск!

– А ну-ка ты, Мэг! – велела миссис Что-такое.

– Ну, наверное, Евклид, – Мэг снедало такое нетерпение, что голос прерывался. – Или Коперник. Но что же с нашим папой? Пожалуйста, скажите, что с ним?

– Мы направляемся к вашему отцу, – сказала миссис Которая.

– Но где он? – Мэг придвинулась к миссис Которой и сердито топнула, как будто отчитывала маленького Чарльза Уоллеса. Но ей ответила миссис Что-такое тихим, но уверенным голосом:

– На планете, которая уже пала. Вот почему вам понадобятся все силы.

С лица Золотой Середины исчезли все следы былого веселья. Она застыла, сжимая в руках свой чудесный шар и не спуская глаз с помутневшей Земли. По пухлой щеке медленно скатилась слеза.

– Нет, я больше не в силах этого вынести! – всхлипнула она. – Дети, вы только взгляните на это!


Глава 6 Золотая Середина


О ни снова всмотрелись в глубины хрустального шара. Земля с ее жутким мутным покрывалом уплыла в сторону, и перед глазами быстро промелькнули звездные скопления Млечного Пути. И вот снова наплыло Нечто.

– Смотрите! – повторила Середина.

Тьма как будто бурлила и закручивалась толстыми жгутами. Интересно, уж не собиралась ли Середина таким образом их подбодрить?

И тут внезапно Тьму пронизала острая вспышка света. Она становилась все ярче и шире, и там, где она соприкасалась с Тьмой, Тьма исчезала. Свет разливался все шире и шире, пока темный сгусток Нечто не съежился и не исчез окончательно. Теперь на этом месте лишь осталось бледное свечение, сквозь которое начали проступать звезды. А затем медленно-медленно сияние стало бледнеть, пока тоже не исчезло, и в шаре остались только звезды и их лучистый свет. Никаких теней. И страха. Одни звезды и чистое пустое пространство – совсем не такое, как страховидная тьма Нечто.

– Видели? – восторженно воскликнула Середина. – Его можно уничтожить! И его уничтожают все время!

Но у миссис Что-такое вырвался такой горький вздох, что Мэг захотелось обнять и утешить старушку.

– Но объясните же, что там случилось на самом деле, – робко попросил Чарльз Уоллес.

– Это была звезда, – грустно промолвила миссис Что-такое, – звезда, отдавшая свою жизнь на борьбу с Темным Нечто. Она победила, о да, милые деточки, она победила. Но за победу она расплатилась своей жизнью.

Тут снова подала голос миссис Которая. Она говорила так устало, что было ясно, с каким усилием ей дается каждое слово.

– Это не так давно случилось и с тобой, верно? – мягко спросила она.

Миссис Что-такое лишь молча кивнула.

– Я понял! – ринулся к миссис Что-такое Чарльз Уоллес. – Теперь я все понял! Вы тоже когда-то были звездой, правда?

Миссис Что-такое спрятала лицо в ладонях, как будто ей было стыдно, и снова кивнула.

– И вы сделали… вы сделали то же, что сейчас сделала эта звезда?

И миссис Что-такое опять кивнула, не отнимая ладоней от лица.

Чарльз Уоллес поднял к ней серьезное лицо:

– Можно, я вас поцелую?

Миссис Что-такое поспешно отняла от лица руки и прижала к себе Чарльза Уоллеса в горячем объятии. Он крепко обхватил руками ее шею, прижался к ней щекой и только потом поцеловал.

Мэг почувствовала, что сама с большим удовольствием бы поцеловала сейчас миссис Что-такое, но после поступка Чарльза Уоллеса любое действие ее или Кельвина могло показаться слишком наигранным. И она ограничилась лишь признательным взглядом, устремленным на миссис Что-такое. Хотя она уже успела привыкнуть к странному облику миссис Что-такое (и теперь даже сама эта странность казалась ей привычной), теперь девочка испытала новое потрясение, осознав: то, что ее глазам кажется миссис Что-такое, вовсе не то, чем она является на самом деле. А настоящая, истинная миссис Что-такое вообще неподвластна человеческому пониманию. Физический облик, принятый миссис Что-такое, лишь игра, которой она забавлялась. Это была веселая и смешная игра, от которой становилось легче на душе, но это была лишь самая узкая из того несчетного множества граней, которые составляли настоящую миссис Что-такое.

– Я не собиралась вам об этом говорить, – смущенно призналась миссис Что-такое, – я совсем не собиралась жаловаться! Но… Ах, честное слово, мне так нравилось быть звездой!

– И ты все еще очень молода, – с едва заметным укором заметила миссис Которая.

Середина снова светилась от удовольствия, любуясь звездным небом в хрустальном шаре: она улыбалась, хихикала и что-то бормотала себе под нос. Но Мэг заметила, как ее глаза подернулись сонной дымкой, и вдруг она понурилась и захрапела.

– Бедняжка, – сказала миссис Что-такое, – мы ее совсем замучили. Это ведь очень тяжелый труд!

– Пожалуйста, миссис Что-такое, скажите, что теперь будет? – спросила Мэг. – Зачем вы доставили нас сюда? И куда мы отправимся дальше? Где наш папа? Мы будем его искать? – и она умоляюще стиснула руки.

– Все по порядку, милочка! – сказала миссис Что-такое.

– As paredes tem ouvidos. Это по-португальски. «И у стен есть уши!» – вступила миссис Кто.

– Да-да, давайте-ка выйдем наружу, – всполошилась миссис Что-такое, – пусть себе спит!

Но не успели они повернуться, чтобы уйти, как Середина вскинулась и лучезарно улыбнулась:

– Но вы ведь не уйдете, не попрощавшись со мной, верно? – спросила она.

– Мы просто решили, что тебе нужно поспать, дорогуша! – миссис Что-такое похлопала ее по плечу. – Ты для нас славно потрудилась, и мы знаем, как ты теперь нуждаешься в отдыхе!

– Но я же хотела угостить вас амброзией и нектаром или хотя бы чаем…

Только тут Мэг сообразила, что успела проголодаться. Сколько времени прошло с тех пор, как мама кормила их супом? Но миссис Что-такое была неумолима:

– Ох, дорогуша, ты очень добра. Большое тебе спасибо, но нам уже давно пора идти!

– Понимаешь, им ведь не нужно есть! – зашептал на ухо Мэг Чарльз Уоллес. – По крайней мере, им не нужна такая пища, как нам. Для них еда тоже вроде игры. И как только представится случай, я непременно напомню им, что нас рано или поздно придется накормить.

– Но я могла хотя бы показать что-то приятное напоследок, чтобы хоть немного развеять милых деток после всех этих ужасов, которых они насмотрелись в моем шаре! – приветливо закивала Середина. – Хотите, на прощанье я покажу вам ваших мамочек?

– А мы не можем увидеть папу? – тут же с надеждой спросила Мэг.

– Нет, – отрезала миссис Которая. – Мы же сами направляемся к твоему отцу, Мэг. Потерпи!

– Но она ведь может увидеть свою маму, не так ли? – торжествующе пропела Середина.

– Ох, ну конечно! – вступилась миссис Что-такое. – Это не займет много времени, и вреда не будет!

– А Кельвин тоже? – Мэг решила, что надо заботиться о справедливости. – Он может тоже увидеть свою маму?

Кельвин взял Мэг за руку, и она почему-то смутилась: его жест не походил на молчаливую благодарность за такое внимание.

– По-моему, это очередная ошибка, – сердито промолвила миссис Которая, – но раз уж ты так настаиваешь, полагаю, надо идти до конца!

– Терпеть не могу, когда она вот так себя ведет, – призналась миссис Что-такое, меряя взглядом миссис Которую, – но еще больше меня расстраивает то, что она всегда права! Но я действительно не понимаю, что тут плохого, и к тому же это вас подбодрит! Ну же, покажи им, Середина, дорогуша!

Середина, снова безмятежно улыбаясь и что-то неразборчиво урча, слегка повернула шар в своих руках. Звезды, кометы, планеты смазанным пятном промелькнули в его глубине, и вот снова там появилась Земля, их затемненная Земля. Она придвигалась все ближе и ближе, пока не заполнила собою всю сферу, и им каким-то образом удалось проникнуть под завесу тьмы, так что белые края облаков и прихотливые очертания континентов стали видны совершенно отчетливо.

– Сначала маму Кельвина! – шепотом попросила Середину Мэг.

Шар затуманился, его наполнили какие-то тени, но вот они стали плотнее, четче, и им открылась закопченная кухня с горой грязной посуды в облезлой раковине. Перед раковиной возвышалась массивная женская фигура с копной спутанных волос, свисающих на лицо, и в какой-то грязной футболке. Рот был широко распахнут, так что Мэг отлично видела беззубые десны. Кажется, она даже слышит, как женщина ругает двух застывших перед нею мальчишек. Тут она выхватила из раковины деревянную ложку на длинной ручке и принялась охаживать по спине одного из мальчишек.

– Ох, простите… – вырвалось у Середины, и картинка тут же принялась расплываться. – Я и не подозревала…

– Ничего страшного, – глухо произнес Кельвин. – Я думаю, лучше, чтобы вы это знали.

И Мэг потянулась к Кельвину – на этот раз не в поисках поддержки. Она сама сжала его руки, надеясь без слов выразить ему все, что чувствует. Если бы еще вчера кто-то сказал ей, что она, близорукая растяпа с кривыми зубами, будет держать за руку мальчика, чтобы подбодрить и утешить его – да еще не какого-то там затравленного неудачника, а любимца всей школы Кельвина О’Кифи, – она бы решила, что этот человек рехнулся. Но сейчас желание защитить и помочь Кельвину было для нее таким же естественным, как привычная забота о Чарльзе Уоллесе.

Тут в шаре снова завертелись тени, и постепенно Мэг узнала проступившие в нем очертания домашней лаборатории ее мамы. Миссис Мурри сидела на своем высоком рабочем табурете и что-то торопливо писала на листке бумаги, пришпиленном к планшету у нее на коленях. И Мэг подумала, что она пишет письмо папе. Потому что именно это она всегда делала. Каждый вечер.

От этой картины к глазам подступили слезы. Ну почему она никак не научится держать их при себе?! Миссис Мурри подняла глаза от письма, как будто могла различить следивших за нею детей. Голова ее вдруг поникла, и так она и замерла, скорчившись, поддавшись горю и слабости, которые никогда не позволяла себе показывать при детях.

И тут же Мэг стало не до слез. То яростное желание защитить и помочь, что охватило ее при виде дома Кельвина, снова зажглось в груди – теперь в отношении мамы.

– Чего же мы ждем? – хрипло вскричала она. – Давайте что-то делать!

– Она всегда, вечно во всем права, – как бы про себя пробормотала миссис Что-такое, не сводя глаз с миссис Которой. – Иногда мне даже хочется, чтобы она просто приказывала, а я подчинялась.

– Но я так хотела вам помочь… – заныла Середина.

– Ох, Середина, милочка, не надо себя корить, – быстро перебила ее миссис Что-такое, – ты лучше поскорее взгляни на что-нибудь веселое! Я не вынесу твоего грустного вида!

– Ничего страшного не случилось, – также искренне принялась утешать ее Мэг. – Честное слово, вы нам очень помогли, и мы вам очень благодарны, миссис Середина!

– Ты уверена? – тут же просияла Середина.

– Еще как! Это действительно помогло, потому что я разозлилась, а когда во мне кипит злость, то не остается места для страха!

– Ну что ж, тогда поцелуйте меня на счастье, на прощанье! – сказала Середина.

Мэг подошла и поцеловала ее в щеку, за ней – Чарльз Уоллес. Середина с улыбкой глянула на Кельвина и подмигнула:

– Я была бы не прочь, если бы меня поцеловал и этот милый юноша. Всегда была неравнодушна к рыжим! И к тому же это принесет тебе удачу, милый паренек!

Кельвин наклонился и неловко чмокнул ее в щеку.

Середина ущипнула его за нос:

– Вам еще многому предстоит научиться! – сообщила она.

– Ну что ж, до свидания, милая Середина, – миссис Что-такое явно не терпелось отправиться в путь. – И большое тебе спасибо! Предсказываю, что мы еще увидимся через эон-другой!

– Мне позволено будет спросить на случай, если я захочу взглянуть, куда вы направляетесь? – поинтересовалась Середина.

– На Камазоц, – сообщила миссис Что-такое (Мэг понятия не имела, что это и где это, но само слово вызывало неприятную оторопь, не говоря уже о том, с каким отвращением произносила его миссис Что-такое), – но ты лучше не расстраивайся из-за нас! Ты ведь никогда не любила смотреть на затемненные планеты, а это очень плохо для всех нас, когда ты расстраиваешься!

– Но теперь я не успокоюсь, пока не буду знать, что же случилось с милыми детками! – капризно пожаловалась Середина. – Это моя главная беда: я вечно к кому-то привязываюсь! Если бы я оставалась равнодушной, то без труда была бы счастлива каждую минуту! Ну что ж, мне все же удается оставаться довольной почти все время, и это даже немного любопытно – похныкать для разнообразия! До свидания, все… – конец фразы пропал в громком чиханье.

– Пора! – и они последовали вслед за миссис Которой через пещеру, обратно в серую мглу на планете Золотой Середины.

– Ну, а теперь, дети, вы уже не должны пугаться того, что случится, – сказала миссис Которая.

– Копи свою злость, малютка Мэг, – шепнула ей на ухо миссис Что-такое, – сейчас она тебе понадобится вся до капли!

И Мэг без предупреждения снова рванули в пустоту. Но теперь ее сменило ощущение жуткого холода, неведомого ей прежде. Холод сгущался вокруг и проникал в ее тело, и темнота представлялась почти ощутимой: она готова была поглотить и переварить девочку, как хищник съедает и переваривает свою жертву.

Вдруг темнота отступила. Не была ли это та ужасная тень, то Темное Нечто? Наверное, они прошли сквозь него, чтобы найти папу?

Она почувствовала уже привычное покалывание в конечностях и последний болезненный рывок.

И вот Мэг, запыхавшаяся, но целая и невредимая, стоит рядом с Кельвином и Чарльзом Уоллесом.

– Это уже Камазоц? – спросил Чарльз Уоллес, как только перед ними материализовалась миссис Что-такое.

– Да, – отвечала она. – Давайте-ка просто постоим, отдышимся и осмотримся.

Они оказались на холме, и когда Мэг оглянулась, то решила, что такой вид мог запросто открываться с самого обычного холма на Земле. Вокруг росли обычные деревья, такие знакомые и любимые ею дома: березы, сосны, клены. И хотя здесь было гораздо теплее, чем там, в яблоневом саду, который они покинули так неожиданно, в воздухе тоже улавливалось едва заметное дыхание осени. Неподалеку девочка заметила низкорослые деревца с мелкими покрасневшими листьями, похожие на сумах, и заросли цветов, напоминавших золотые шары. Взгляд ее устремился вниз, к подножию холма: там вились дымки над домами – это мог быть один из тысячи виденных ею когда-то маленьких поселков. Пока она не видела ничего такого, что могло показаться странным или необычным, или пугающим.

Но миссис Что-такое подошла и ласково обняла ее за плечи:

– Ты же понимаешь, милая, что я не могу с вами остаться, – сказала она. – Вам, троим деткам, придется действовать на свой страх и риск. Но мы всегда будем рядом, мы не спустим с вас глаз. А вот вам, увы, не удастся ни разглядеть нас, ни позвать на помощь, да и нас к вам не пропустят.

– Но папа-то здесь? – обмирая от страха, уточнила Мэг.

– Да.

– Но где? Когда мы его увидим? – ее так и подмывало ринуться с места, как будто кто-то дал сигнал, чтобы бежать прямиком к отцу.

– Этого я тебе не скажу. Тебе надо просто дождаться подходящего момента.

– Вы за нас боитесь? – вдруг спросил Чарльз Уоллес, не спуская с миссис Что-такое испытующего взгляда.

– Немного.

– Но если вы не боялись сделать то, что сделали, когда были звездой, то с какой стати теперь вам бояться за нас?

– Но ведь я боялась, – грустно призналась миссис Что-такое. Она внимательно взглянула на каждого из троих детей. – Вам понадобится помощь, – сказала она, – но все, что мне позволено – подарить небольшой талисман. Кельвин, твой главный талант – способность найти общий язык, договориться с любым человеком. А значит, для тебя я только усилю эту способность. Тебе, Мэг, я дарю твои слабости.

– Мои слабости! – возмущенно воскликнула Мэг.

– Именно. Твои слабости.

– Да я всю жизнь только и делаю, что пытаюсь от них избавиться!

– Верно, – нисколько не смутилась миссис Что-такое, – и тем не менее я уверена, что ты найдешь их весьма полезными на Камазоце. Тебе же, Чарльз Уоллес, я могу предложить лишь детскую восприимчивость.

Откуда-то блеснули очки миссис Кто, и дети услышали ее голос.

– Кельвин, – сказала она, – подсказка. Подсказка для тебя. Слушай внимательно:


Но ты был слишком чист, чтоб выполнять

Ее приказы скотские и злые;

Нередко проявлял ты непокорство.

И вот колдунья в ярости своей,

Призвав на помощь более послушных

И более могущественных духов,

В расщелине сосны тебя зажала,

Чтоб там ты мучился… [1]


– Это Шекспир. «Буря».

– Но где вы, миссис Кто? – спросил Чарльз Уоллес. – И куда пропала миссис Которая?

– Мы больше не сможем быть с вами, – голос миссис Кто скорее напоминал шепот ветра. – Allwissend bin ich nicht, doch viel ist mir bewisst. Гете. «Я не всеведущ, я лишь искушен». Это для тебя, Чарльз. Помни о том, что ты не можешь все знать! – затем голос обратился к Мэг. – А тебе я оставлю свои очки, мой маленький слепой крот! Но я прибегаю к ним исключительно как к крайней мере. Придержи их до самой большой опасности, – с этими словами она снова сверкнула стеклами и исчезла, а вместе с ней ее голос. А очки оказались в руке у Мэг. Она аккуратно спрятала очки в нагрудный карман блейзера, и ощущение, что они там, немного ослабило страх, сковавший все внутри.

– А теперь вы трое слушайте мой приказ! – сказала миссис Которая. – Спускайтесь туда, в поселок. Идите вместе. Ни за что не позволяйте им себя разделить. И будьте сильными, – последняя вспышка – и все. Мэг невольно вздрогнула.

Наверное, миссис Что-такое заметила это, потому что ласково погладила девочку по руке. А потом обратилась к Кельвину.

– Позаботься о Мэг.

– Я сам могу позаботиться о Мэг, – обиженно возразил ей Чарльз Уоллес. – Я всегда это делал.

Миссис Что-такое опустила взгляд на малыша, и ее ясный голос позвучал мягко и глубоко:

– Чарльз Уоллес, ты подвергаешься здесь самой большой опасности.

– Почему?

– Из-за того, кто ты есть. То, кем ты являешься, делает тебя самым уязвимым из всех троих! Тебе нужно держаться вместе с Мэг и Кельвином. Ни в коем случае не отдаляйся от них ни на шаг! Держи в узде свою гордость и самоуверенность, Чарльз Уоллес, ибо они и есть твои главные враги, готовые тебя предать!

От звуков этого голоса, строгих и угрожающих, Мэг снова пробрала дрожь. А Чарльз Уоллес припал к миссис Что-такое, как он часто приникал к их маме, и прошептал:

– Кажется, я начинаю понимать, что такое страх.

– Страх не ведом лишь глупцам, – ответила ему миссис Что-такое. – А теперь ступайте, – и на том месте, где она стояла, осталось лишь небо, трава на лужайке да маленький утес.

– Идем же! – не выдержала Мэг. – Скорее, идем! – она сама не замечала, как предательски дрожит ее голос. Она схватила мальчиков за руки и потащила их за собой, вниз с холма.

Поселок у подножия разбит на аккуратные ровные квадраты. Все дома в точности похожи друг на друга: тесные серые коробки. Перед каждым из них – прямоугольная подстриженная лужайка с ровной, по ниточке, линией цветов вдоль дорожки, ведущей к дому. Мэг подумала, что если бы сосчитала число цветов на клумбах, то оказалось бы, что перед всеми домами их поровну. И перед всеми домами играли дети. Одни крутили веревочку, другие стучали по мячу. Мэг эти игры сразу же показались какими-то неправильными. Хотя эти дети внешне ничем не отличались от обычных земных детей, каких можно увидеть перед любым домом в их городке, все же что-то здесь было не так. Она покосилась на Кельвина и увидела, что он тоже ошарашен.

– Смотрите! – вдруг воскликнул Чарльз Уоллес. – Они же крутят веревку и бьют по мячу в одном ритме! Все двигаются в унисон!

И он не ошибся. В тот миг, когда веревка ударялась об асфальт, о него ударялся и мяч. А когда веревка пролетала над головой прыгающего ребенка, тот, что с мячом, его ловил. Веревки – вниз. И мячи – вниз. Вниз и вверх. Вниз. Вверх. Все в унисон. Все одинаково. Как их дома. Как дорожки и лужайки. Как ряды цветов.

И тут двери во всех домах одновременно распахнулись, и из них показались женщины – все на одно лицо, как бумажные куклы. Это впечатление не могла развеять даже разница в узорах на их платьях. Все женщины задержались на крылечках своих домов. Каждая женщина хлопнула в ладоши. Каждый ребенок поймал мяч. Каждый ребенок с веревкой сложил ее. Каждый ребенок повернулся и вошел в дом. Двери закрылись, щелкнув задвижками.

– Как им это удается? – поразилась Мэг. – У нас ни за что так бы не получилось, даже если бы захотели! Но что это значит?

– Давайте убираться отсюда, – испуганно воскликнул Кельвин.

– Убираться? – опешил Чарльз Уоллес. – Но куда?

– Понятия не имею. Куда угодно. Назад, на холм. Назад, к миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которой. Мне здесь ужасно не нравится!

– Но их уже там нет. Или ты надеешься, что они придут, если мы вернемся?

– Мне здесь не нравится, – упрямо повторил Кельвин.

– Ты что, забыл? – взорвалась Мэг. – Ты же знаешь, что нам некуда возвращаться! И миссис Которая прямо сказала нам идти в поселок! – она решительно вступила на улицу, и мальчики поплелись следом. Насколько хватало глаз, тянулись ровные ряды одинаковых унылых домов.

И тут они одновременно увидели одно и то же и замерли на месте. Перед каким-то домом задержался маленький мальчик, и он все еще играл с мячом. Вот только стучал он по нему как-то неуклюже и не соблюдал общего ритма: то пропускал несколько тактов, то наоборот начинал частить, а то и вовсе подбрасывал мяч высоко над головой, чтобы потом поймать. Дверь его дома растворилась, и на улицу выбежала мать. Она испуганно посмотрела в оба конца улицы, увидела ребенка и поднесла руку ко рту, словно стараясь заглушить невольный крик, схватила в охапку ребенка и втащила его в дом. Мяч, выпавший у него из рук, выкатился на тротуар.

Чарльз Уоллес подбежал и поднял мяч, чтобы показать его Мэг и Кельвину. Это был ничем не примечательный коричневый баскетбольный мяч.

– А давайте отнесем его им домой и посмотрим, что будет, – предложил Чарльз Уоллес.

– Но миссис Которая велела нам идти в город, – в сомнении уставилась на него Мэг.

– Ну и что, мы ведь и так уже в городе! По крайней мере, на его окраине. И я хочу узнать как можно больше. У меня предчувствие, что это окажется полезным. Если не хочешь идти со мной, можешь отправляться дальше сама.

– Нет, – твердо возразил Кельвин. – Мы будем вместе. Миссис Которая предупреждала, чтобы мы не давали себя разделить. Но на этот случай я как раз и пригожусь. Давайте постучим и посмотрим, что будет.

И они двинулись по дорожке к дому. Мэг нерешительно замедлила шаги – ей ужасно хотелось идти дальше.

– Только давайте быстро! – наконец взмолилась она. – Ну, пожалуйста! Или вы не хотите найти отца?

– Конечно, хотим, – рассудительно отвечал Чарльз Уоллес. – Но мы не должны действовать вслепую. Как мы сможем ему помочь, если не знаем, с чем имеем дело? А ведь это же ясно: нас доставили сюда, чтобы помочь, а не просто его найти, – он взбежал по ступенькам и постучал. Они подождали ответа. Ничего не случилось. Тут Чарльз Уоллес заметил звонок и позвонил. Им было слышно, как звонок заливается по всему дому и дальше, во всех домах по улице. Через минуту показалась фигура матери. Она приоткрыла дверь. И тут же открылись двери во всех остальных домах, но только на узкую щелочку, через которую испуганно выглянули хозяйки домов. Та, что была перед ними, в страхе разглядывала детей.

– Что вам нужно? – спросила она. – Для газеты еще рано, время молочника уже прошло, и я регулярно даю деньги на благотворительность. Все документы у нас в порядке.

– Кажется, это ваш мальчик потерял, – сказал Чарльз Уоллес, протягивая ей мяч.

– Ох, нет! – женщина решительно толкнула мяч. – Дети в нашем квартале никогда не теряют мячи! Они прекрасно обучены! И вот уже три года у нас не фиксировалось Отклонений!

И дети увидели, как на крылечках по всей улице все головы одновременно склонились в дружном кивке.

Но Чарльз Уоллес придвинулся к женщине так, что смог заглянуть ей за спину, внутрь дома. Так и есть: у нее за спиной виднелся силуэт маленького мальчика, который был его ровесником.

– Тебе нельзя внутрь, – сказала женщина. – Ты не предъявил свои документы! А если у тебя нет документов, я не могу тебя впустить!

Чарльз Уоллес поднял мяч так, чтобы его мог увидеть мальчик у нее за спиной. Малыш метнулся вперед, как молния, выхватил мяч у Чарльза Уоллеса и так же быстро вернулся назад, в тень глубины коридора. Женщина побелела, как полотно, открыла рот, словно хотела что-то сказать, но вместо этого просто захлопнула дверь у них перед носом.

– Что их всех так напугало? – удивился Чарльз Уоллес. – Что с ними такое?

– Разве ты не понял? – удивилась Мэг. – Неужели тебе все еще непонятно, что здесь происходит, Чарльз?

– Пока нет, – ответил Чарльз Уоллес. – Ни малейшей догадки. И хотя я пытаюсь понять, до сих пор мне ничего не пришло в голову. Идемте, – он повернулся и спустился с крыльца.

Они миновали еще несколько кварталов одноэтажных домов, пока не попали в район многоквартирных зданий, по крайней мере, Мэг полагала, что это именно они. Все высокие, вровень друг с другом, прямоугольные, без каких-либо украшений. Каждое окно, каждое крыльцо в точности похоже на все прочие. И тут на улице показался мальчик примерно одних лет с Чарльзом Уоллесом. Он ехал на машине – странный механизм, что-то среднее между велосипедом и мотоциклом. Хотя малыш крутил педалями, где-то явно имелся скрытый источник энергии, позволявший развить необычайно большую скорость. Перед каждым крыльцом он четким движением отводил назад руку, из сумки у себя на плече вынимал сверток газет и бросал на крыльцо. Внешне он ничем не отличался от Денниса, Санди или любого из сотен мальчишек, подрабатывающих в маленьких городках разносчиками газет, и все же, как и те дети, что играли в мяч и прыгали через веревку, что-то в нем казалось неправильным. Рука двигалась с необычным однообразием и размеренностью. Газеты летели по одной и той же крутой траектории на каждое крыльцо и падали в одно и то же место. Ни один нормальный человек не смог бы делать столь идеально одинаковые броски.

Кельвин удивленно присвистнул:

– Хотел бы я посмотреть, как они тут играют в бейсбол!

Наконец мальчик заметил их и затормозил, его рука замерла на полпути к сумке с газетами.

– Почему дети оказались на улице? – строго спросил он. – Вы же знаете, что в это время находиться снаружи разрешается только служащим!

– Нет, мы ни о чем подобном не знаем, – возразил Чарльз Уоллес. – Мы вообще нездешние. Может быть, ты расскажешь нам об этом месте?

– То есть ты имеешь в виду, что вы получили пропуск на эту территорию и все такое? – удивился мальчик. – Иначе как бы вы сюда попали? – пробормотал он себе под нос. – Но тогда почему вам ничего о нас неизвестно?

– Это ты тоже мне объяснишь, – сказал Чарльз Уоллес.

– Так вы проверяющие? – заметно оживился мальчик. – Всем известно, что в нашем поселке самый мощный Центральный Мыслительный Центр на планете! Мы выпускаем продукцию только самого высшего качества! Наши фабрики работают в круглосуточном режиме, и производственные линии никогда не останавливаются! А кроме того, у нас есть пять поэтов, три художника и шесть скульпторов – и все идеально настроены!

– А чем вы руководствуетесь? – тут же спросил Чарльз Уоллес.

– Как чем? Уставом, конечно! – гордо отчеканил мальчик. – На этой планете мы – самое упорядоченное поселение! У нас уже несколько веков не было отклонений! И весь Камазоц знает о наших достижениях! Вот почему мы самый главный город на Камазоце! У нас расположен ЦЕНТРАЛЬНЫЙ Мыслительный Центр! И Предмет тоже находится здесь! – от того, с каким благоговением мальчик произнес это короткое «Предмет», у Мэг по спине побежали мурашки.

– А где расположен этот ваш Центральный Мыслительный Центр? – строго осведомился Чарльз Уоллес.

– ЦЕНТРАЛЬНЫЙ Мыслительный Центр, – поправил его мальчик. – Идите все прямо и не промахнетесь. Так вы и правда нездешние? А что вы здесь делаете?

– Разве из нас двоих это ты задаешь вопросы? – пренебрежительно произнес Чарльз Уоллес.

Мальчишка тут же побелел, точно как та женщина перед домом.

– Покорнейше прошу простить мою дерзость! Мне пора браться за дело, иначе я нарушу расписание и придется отчитываться перед старшим, – и он умчался дальше по улице на своей машине.

Чарльз Уоллес задумчиво уставился ему вслед.

– В чем же дело? – обратился он к Мэг и Кельвину. – Он как-то смешно разговаривает: как будто говорит вовсе не он, только губы шевелятся. Вы понимаете, о чем я?

– Точно, смешно, – медленно кивнул Кельвин. – Это слово подходит лучше всего. И не только из-за того, как он разговаривает. Здесь все смердит чем-то недобрым.

– Идем! – напомнила им Мэг. Сколько еще ей придется их подталкивать? – Давайте наконец найдем папу! Он мигом нам все объяснит!

Дети пошли дальше. Они миновали еще несколько кварталов, когда им начали попадаться люди, взрослые люди, а не дети: они ходили туда-сюда и даже пересекали улицы. Они не обращали на детей никакого внимания, внешне совершенно поглощенные своими делами. Несколько человек вошло в многоквартирные дома. Но большая часть направлялась туда же, куда и они. Люди выходили из боковых улочек и сворачивали в нужном направлении с таким автоматизмом, как будто слишком глубоко задумались, а путь был таким знакомым, что можно было не смотреть по сторонам.

Через некоторое время вместо многоквартирных домов вокруг них оказались здания, похожие на офисные: большие коробки из стекла и бетона с огромными входами. Сквозь широкие двери входили и выходили люди с портфелями.

Чарльз Уоллес приблизился к какой-то женщине и вежливо спросил:

– Извините, но вы не могли бы мне сказать… – но та едва удостоила малыша взглядом, даже не замедлив шага.

– Смотрите! – показала Мэг. Перед ними на другом краю обширной площади стояло непомерно большое здание. Такого гиганта они никогда не видели: оно было больше, чем Эмпайр Стейт Билдинг.

– Наверное, это он, – сказал Чарльз Уоллес. – Этот их ЦЕНТРАЛЬНЫЙ Мыслительный Центр или как там его. Пошли!

– Но если папа угодил в неприятности на этой планете, – вдруг всполошилась Мэг, – стоит ли нам туда соваться?

– Ну тогда расскажи, как ты собираешься его искать? – сердито осведомился Чарльз Уоллес.

– Во всяком случае я не собираюсь спрашивать именно там!

– А я разве предлагал о чем-то спрашивать? Но пока мы не узнаем хоть что-то об этом месте, у нас не будет никаких зацепок для поисков. И у меня предчувствие, что начинать надо оттуда. Если у тебя есть идеи получше моей – валяй, Мэг, выкладывай!

– Ох, вот упрямец! – раздраженно воскликнула Мэг. – Давай тогда как можно скорее покончим с этим твоим ЦЕНТРАЛЬНЫМ Мыслительным Центром!

– Похоже, тут шагу нельзя ступить без паспортов или еще каких-то документов, – напомнил Кельвин. – Это все равно как полететь из Америки в Европу. Те двое – и женщина, и мальчишка – считали очень важным, чтобы все документы были в порядке. А у нас даже бумаг нет, чтобы привести их в порядок!

– Если бы нам потребовались паспорта или что-то в этом роде, миссис Которая нас бы предупредила, – возразил Чарльз Уоллес.

– Так, а теперь послушай меня, друг вундеркинд, – сказал Кельвин, подбоченившись и глядя на малыша сверху вниз. – Я не меньше твоего полюбил этих трех старушек, однако это вовсе не гарантия того, что они знают абсолютно все.

– Но им известно гораздо больше, чем нам.– Безусловно. Но как ты слышал, миссис Что-такое сама призналась в том, что раньше была звездой. По-моему, звезды не очень-то разбираются в наших людских делах! И когда она постаралась превратиться в человека, то получилось настоящее чучело. Вряд ли где-то в целом мире найдется более нелепое создание, чем получилось из нее.– Она просто развлекалась, – не сдавался Чарльз Уоллес. – Я уверен, что ей ничего не стоило превратиться в нормального человека, как ты или Мэг.

– Я бы на это не поставил, – покачал головой Кельвин. – А кроме того, эти люди только похожи на людей, если ты понимаешь, о чем я толкую. Готов поспорить на что угодно: они не такие, как мы, что-то из них напрочь выбили! Хотя на вид они, конечно, гораздо больше похожи на людей, чем те, кого мы видели на Уриэле.

– По-твоему, это роботы? – спросила Мэг.

– Нет, – качнул головой Чарльз Уоллес. – Тот мальчишка, который уронил мяч, вовсе не был роботом. Да и остальные тоже. Погодите, дайте послушать.

И они замерли, не двигаясь, в тени высокого офисного здания. Шесть двустворчатых дверей постоянно хлопали, открываясь и закрываясь, пока люди входили и выходили, входили и выходили, глядя прямо перед собой и не обращая на детей ни малейшего внимания. Чарльз Уоллес все еще прислушивался.

– Нет, они не роботы, – наконец решительно произнес он. – Я пока не уверен, что они такое , но только не роботы. Я могу расслышать их мысли. Правда, прочесть их невозможно, это просто какое-то пульсирование. Погодите, дайте еще попробую.

И снова вся троица замерла неподвижно. Двери так же размеренно открывались и закрывались, а напряженные люди спешили внутрь и наружу, внутрь и наружу, двигаясь какими-то рваными движениями, как персонажи старых немых фильмов. И вдруг неожиданно улица как-то разом обезлюдела. Снаружи осталось лишь несколько человек, и они заспешили, словно кинопленку запустили на большой скорости. Очень бледный мужчина в темном костюме внезапно посмотрел прямо на детей и воскликнул:

– Ай-яй-яй, я опаздываю! – и скрылся в дверях.

– Прямо как белый кролик! – нервно хихикнула Мэг.

– Я боюсь, – признался Чарльз Уоллес. – Я их совершенно не чувствую. Меня как будто от них закрыли.

– Нам надо найти папу… – завела свое Мэг.

– Мэг! – глаза Чарльза Уоллеса широко распахнулись от испуга. – Я даже не уверен, смогу ли его узнать! Он пропал так давно, я был совсем маленьким…

– Ты непременно его узнаешь! – горячо возразила ему Мэг. – А как же иначе? Точно так же, как тебе не надо на меня смотреть, чтобы узнать: ты ведь всегда можешь прислушаться, почувствовать меня…

– Да, – и Чарльз Уоллес с отчаянной решимостью стукнул маленьким кулачком по ладошке. – Тогда идем, навестим этот ЦЕНТРАЛЬНЫЙ Мыслительный Центр.

Кельвин схватил за руки обоих: Чарльза Уоллеса и Мэг.

– Помните, когда мы повстречались, вы спрашивали меня, как я попал в лес? И я сказал, что у меня было побуждение, предчувствие чего-то важного, которое должно случиться именно тогда и там?

– Да, конечно.

– Сейчас у меня опять появилось предчувствие. Оно не такое, как тогда, но все равно сильное. И оно говорит мне, что если мы войдем в это здание, то окажемся в смертельной опасности!


Глава 7 Человек с красными глазами


Мы и так знаем, что это опасно, – отмахнулся Чарльз Уоллес. – Миссис Что-такое нас предупреждала.

– Вот именно, предупреждала. А еще предупреждала о том, что тебе придется труднее, чем Мэг или мне, и нужно быть осторожным. Ты останешься здесь вдвоем с Мэг, приятель, а уж я сам пойду, все разнюхаю и расскажу вам.

– Нет, – твердо возразил Чарльз Уоллес. – Она велела нам держаться вместе. Ни в коем случае не ходить поодиночке.

– Это тебе она не велела ходить одному! Я здесь самый старший, а значит, это моя обязанность – идти первым.

– Нет, – вяло вымолвила Мэг. – Чарльз правильно говорит, Кел. Будем держаться вместе.

Представляешь, если ты не вернешься? Нам же все равно придется войти внутрь! Эх, да что там! Пойдем уже! Только давайте держаться за руки, если ты не против.

Так, держась за руки, они и пересекли площадь. Здание ЦЕНТРАЛЬНОГО Мыслительного Центра имело только одну гулкую бронзовую дверь, зато такую огромную, что она занимала не меньше двух этажей в высоту и целой комнаты в ширину.

– Нам что, просто надо постучаться и войти? – нервно хихикнула Мэг.

– На ней нет ни молотка, ни звонка, ни даже намека на ручку, – задумчиво рассуждал Кельвин, разглядывая полированную поверхность. – Может, есть другой способ туда попасть.

– Ну, постучать в любом случае не помешает, – заметил Чарльз Уоллес.

Он уже поднял руку, но не успел прикоснуться к двери, как та бесшумно отворилась: центральная часть ушла вверх, а две боковые – в стороны. Перед детьми зияло огромное фойе, отделанное полированным зеленым мрамором. Вдоль трех его стен тянулись мраморные скамьи. Люди сидели на них, как статуи. Зеленый оттенок мрамора переливался на их лицах, придавая им тошнотворный желчный вид. При звуке открывающейся двери все повернули головы, посмотрели на детей и равнодушно отвернулись.

– Идем, – сказал Чарльз, и они сделали шаг вперед, не размыкая рук. Стоило им оказаться внутри, и двери так же бесшумно закрылись у них за спиной. Мэг покосилась на Чарльза и Кельвина: теперь у них, как и у сидевших на скамьях, лица стали зелеными.

Дети подошли к четвертой, пустой стене. Мрамор был отполирован так гладко, что казался прозрачным: шагни в него, и пройдешь на ту сторону. Чарльз пощупал ее свободной рукой:

– Она твердая и холодная, как лед.

– Ух, – невольно вырвалось у Кельвина, тоже прикоснувшегося к стене.

У Мэг одна рука была занята рукой Чарльза, другая – Кельвина, и у нее даже мысли не возникло повторить их опыт.

– Давайте попробуем кого-нибудь расспросить, – и Чарльз повел всех к одной из скамеек. – Хм… Вы не могли бы нам объяснить, какая здесь принята процедура? – обратился он к ближнему мужчине. Все мужчины в фойе были одеты в неразличимые деловые костюмы, и хотя лица у них были такие же разные, как у людей на Земле, все же в них угадывалась какая-то ненормальная одинаковость.

Мэг подумала, что это напоминает то похожее выражение на лицах, которое появляется у людей, едущих в метро. Только в метро оно временное, а здесь, судя по всему, нет.

– Какую процедуру ты имеешь в виду? – уточнил мужчина, сверля Чарльза Уоллеса настороженным взглядом.

– Как нам попасть к кому-то из начальства? – спросил Чарльз Уоллес.

– Вы должны показать документы машине А. Вам следует самим это знать, – строго ответил мужчина.

– А где эта машина А? – тут же спросил Кельвин.

Мужчина показал на пустую стену.

– Но там же нет ни двери, ни окошка, – удивился Кельвин. – Как нам попасть внутрь?

– Вам нужно поместить бумаги С в гнездо В, – мужчина рассердился еще больше. – Послушайте, что за глупые вопросы? Или вы вообразили, что я не смогу ответить? Не вздумайте со мной играть, не то вас снова пропустят через Процессор, чтобы неповадно было!

– Мы нездешние, – ответил Кельвин. – И поэтому не знаем ваших порядков. Окажите любезность, сэр, расскажите нам, кто вы и что здесь делаете?

– Я управляю гипнотической машиной номер один для второго класса общеобразовательного процесса.

– Но тогда что вы делаете здесь сейчас? – спросил Чарльз.

– Я здесь с докладом о том, что одна из букв на моей машине западает и, пока ее как следует не смажет мастер F-класса, остается опасность дефектов в мозгах.

– А почему бы сразу не смазать им мозги? – пробормотал Чарльз Уоллес. Кельвин с тревогой посмотрел на малыша, Мэг лишь молча сжала ему руку, стараясь предупредить. Она была совершенно уверена, что Чарльз Уоллес и не думал грубить: просто он иногда рассуждает вслух, своими странными способами пытаясь разобраться в проблеме.

Но мужчина явно был иного мнения.

– Думаю, мне следует о тебе доложить. Хотя я люблю детей, иначе мне не доверили бы такую работу, но во избежание собственных неприятностей я лучше доложу о тебе.

– Может быть, вы правы, – согласился Чарльз Уоллес. – А куда вы доложите?

– Не куда! А кому!

– Ну, ладно, кому. Видите ли, я еще не учусь во втором классе.

Мэг все больше тревожила та самоуверенность, которую демонстрировал Чарльз Уоллес, и она все сильнее и сильнее стискивала его руку, пока он не вырвался, не желая терпеть боль. Но ведь именно об этом и говорила миссис Что-такое: не давать воли гордости. Она мысленно молила Чарльза Уоллеса тоже вспомнить об этом. Она гадала, замечает ли Кельвин эту напускную браваду.

Мужчина встал со скамьи: он двигался так неловко, как будто его конечности затекли от долгой неподвижности.

– Надеюсь, наказание не будет слишком суровым, – буркнул он, увлекая детей к четвертой стене. – Но мне однажды пришлось повторно пройти через Процессор, и этого более чем достаточно. И уж тем паче я не хочу быть отосланным к самому Предмету. Меня никогда не отсылали к Предмету, и я не собираюсь рисковать, чтобы это случилось.

Опять они говорят о Предмете. И что это за Предмет такой?

Из кармана мужчина вытащил папку с бумагами всех цветов радуги. Он внимательно просмотрел всю пачку, пока не извлек одну бумагу.

– У меня накопилось еще несколько докладов, но они могут подождать. Например, запрос на дополнительные формы А-21, – он приложил бумагу к стене. Она проскользнула сквозь мрамор, как будто ее всосало внутрь, и пропала. – Возможно, тебя заберут на несколько дней, – сказал мужчина. – Но я уверен, что ввиду твоей молодости к тебе будут снисходительны. Ты просто расслабься и как можно меньше сопротивляйся, и тогда все пройдет совсем гладко, – и он вернулся на свое место на скамье, а дети остались стоять перед стеной.

И вдруг стена оказалась вовсе не стеной: они увидели просторную комнату, загроможденную машинами. Они ничем не походили на вычислительные машины-компьютеры, о которых Мэг читала в книгах о науке и с которыми – как знала девочка – часто приходилось работать ее папе. Одни машины вроде бы были выключены, другие мигали многочисленными лампочками, третьи поглощали длинные бумажные ленты, а четвертые, наоборот, выплевывали карточки, пробитые дырочками. За машинами присматривали многочисленные служащие в белых халатах. Если они и заметили детей, то не подали виду.

Кельвин что-то пробормотал.

– Что? – переспросила Мэг.

– «Нам нечего бояться, кроме самого страха», – повторил он. – Я цитирую, как миссис Кто. Это из речи Рузвельта. Мэг, мне очень страшно.

– Мне тоже, – Мэг крепче сжала его пальцы. – Идем.

Они вошли в комнату с машинами. Несмотря на немалую ширину, в длину она была еще больше. Ряды машин уходили так далеко, что как будто сходились вместе в перспективе. Дети отправились дальше, стараясь держаться как можно дальше от машин.

– Не думаю, что они излучают радиацию или еще что-то вредное, – сказал Чарльз Уоллес, – и не похоже, чтобы они собирались наброситься на нас и проглотить.

Кажется, они прошли не одну милю, пока не увидели, что у комнаты все-таки есть конец и что там что-то есть.

– Не выпускайте мои руки! – вдруг испуганно вскричал Чарльз Уоллес. – Держите меня! Он хочет меня захватить!

– Кто? – пискнула Мэг.

– Не знаю. Но он старается проникнуть в меня! Я его чувствую!

– Все, уходим! – и Кельвин попытался их развернуть.

– Нет, – возразил Чарльз Уоллес, – я должен понять. Нам надо что-то решать, и мы не можем принимать решения только из страха! – его голос звучал как-то странно и отстраненно, как у старика. Мэг, не выпускавшая его маленькую ладошку, почувствовала, что она повлажнела от пота.

Они замедлили шаги, оказавшись в самом конце комнаты. Перед ними находилась платформа. На платформе стояло кресло, а в кресле сидел человек.

Что-то в его облике вдруг напомнило детям холод и темноту, которые терзали их в те мгновения, когда их тащили через Темное Нечто по пути на эту планету.

– А я уже заждался вас, мои милые! – произнес человек. Его голос был добрым и ласковым – вовсе не холодный и не устрашающий, как ожидала Мэг. Она не сразу заметила, что хотя голос исходил от человека, он не открывал рта и не шевелил губами, что ни одного звука не достигло ее ушей, что он каким-то образом посылает свои слова прямо ей в мозг!

– Но почему вы оказались здесь втроем? – спросил человек.

Несмотря на все усилия сохранять невозмутимость, Чарльз Уоллес явно трясся от страха:

– Вы, наверное, имеете в виду Кельвина? Он присоединился к нам уже в пути.

– Ах, ну конечно, по чистой случайности! – на миг голос незнакомца приобрел остроту бритвенного лезвия, кромсавшего их мысли. Но тут же это ощущение схлынуло, и снова он заговорил мягко и учтиво: – Надеюсь, ему понравилось это путешествие.

– Да, очень познавательное, – ответил Чарльз Уоллес.

– Пусть Кельвин сам ответит за себя, – велел человек.

Кельвин долго откашливался, явно чувствуя себя скованно и неловко:

– Мне нечего добавить.

Мэг не спускала с человека взгляда, на нее накатывала новая волна страха. Так и есть: его глаза ярко светились красноватым светом. Над его головой тоже разливалось сияние, и оно имело такой же кровавый оттенок, как блеск его глаз, и при этом медленно, ритмично пульсировало.


Чарльз Уоллес крепко-накрепко зажмурился.

– Закройте глаза! – крикнул он Мэг и Кельвину. – Не смотрите на него! Не смотрите на свет! Вас гипнотизируют!

– А ты очень умный мальчик, не так ли? Конечно, самый простой путь – использовать зрение, – продолжал мурлыкающий голос, – но есть и другие способы, мой малыш. О да, есть много других способов!

– Только попробуй – и получишь от меня пинка! – воскликнул Чарльз Уоллес. Впервые в жизни Мэг услышала, чтобы ее брат грозил кому-то физической расправой.

– Ну конечно, ты запросто вышвырнешь меня вон, верно, малыш? – само предположение о такой возможности было смешным и нелепым, однако дети увидели, как четверо охранников, до этого державшихся в тени, немедленно выдвинулось ближе к ним.

– Полно, милые крошки, – голос продолжал убаюкивать, – я даже представить не могу, что мне придется прибегнуть к физической силе, но вам несомненно пойдет на пользу, если вы заранее поймете, к чему приводит сопротивление. Видите ли, вам очень скоро станет ясно, что и спорить со мной не о чем. У вас не просто не останется повода сопротивляться, вы вообще не захотите ни о чем спорить! Потому что глупо спорить с очевидным и пытаться противиться помощи того, чье сокровенное желание – спасти вас от любых тревог и неприятностей! И не только вас, но и всех остальных жизнелюбивых и деятельных граждан, населяющих эту планету! Ибо я со всей решимостью и присущей мне силой готов взять на себя всю тяжесть душевной боли, ответственности и необходимости принимать решения.

– Большое вам спасибо, но мы как-нибудь сами примем решения за себя, – ответил Чарльз Уоллес.

– А как же иначе? Но наши решения будут общими – ваши и мои. Неужели вам все еще невдомек, насколько проще и легче станет их принимать? Давайте посмотрим. Возьмем хотя бы таблицу умножения.

– Нет, – воспротивился Чарльз Уоллес.

– Одиножды один равно один. Одиножды два равно двум. Одиножды три равно трем.

– У нашей Мэри был баран! – выкрикнул Чарльз Уоллес. – Собаки он верней!

– Одиножды четыре равно четырем. Одиножды пять равно пяти. Одиножды шесть равно шести.

– В грозу, и в бурю, и в туман баран бредет за ней!

– Одиножды семь равно семи. Одиножды восемь равно восьми. Одиножды девять равно девяти.

– Любит наш Питер тыкву поесть, а еще у Питера женушка есть…

– Одиножды десять равно десяти. Одиножды одиннадцать равно одиннадцати. Одиножды двенадцать равно двенадцати.

Мэг почувствовала, как последовательность чисел затуманивает ее мысли. Они как будто стягивали цепью отупевший мозг.

– Дважды один равно двум. Дважды два равно четырем. Дважды три равно шести.

Голос Кельвина сорвался на отчаянный крик:

– «Восемь десятков и семь лет назад наши отцы образовали на этом континенте новую нацию, зачатую в свободе и верящую в то, что все люди рождены равными!»

– Дважды четыре равно восьми. Дважды пять равно десяти. Дважды шесть равно двенадцати.

– Папа! – завизжала Мэг. – Папа!!! – этот наполовину бессознательный вопль вырвал ее разум из пелены гипноза.

И тут же монотонное чтение таблицы умножения сменилось разнузданным хохотом.

– Превосходно! Чудесно! Вы расцветили свои первичные тесты самыми неожиданными оттенками!

– А вы что же, решили, что мы, как и все прочие, поддадимся на ваши шутки? – сердито спросил Чарльз Уоллес.

– Ах, я искренне надеялся, что этого не случится. Но с другой стороны, вы все еще так молоды, а чем человек моложе, тем легче поддается внушению, мой малыш. Чем моложе – тем легче!

Мэг опасливо глянула на его красные глаза, на пульсирующий под потолком свет, и снова потупилась. Она попыталась сосредоточиться на губах, на двух почти бесцветных узких полосках, и это показалось ей более простой задачей, хотя она по-прежнему не смогла бы сказать, какое у него лицо: молодое или старое, жестокое или злое, да и вообще похож ли он на человека.

– С вашего позволения, – вмешалась она, отчаянно стараясь сдержать дрожь в голосе, – хочу уточнить, что мы решили заглянуть сюда исключительно в надежде найти нашего папу. Вы не могли бы подсказать, где он?

– Ну конечно, ваш папа! – голос словно взорвался восторгом. – Еще бы, ваш папа! Тут, видите ли, точнее будет сказать, не смогу ли я – но скажу ли я?

– Так вы скажете?

– Это зависит от множества обстоятельств. Зачем вообще вам нужен ваш папа?

– А у вас самого разве не было папы? – удивилась Мэг. – Папа не нужен зачем-то. Он нужен вам просто потому, что он ваш папа!

– Ах-ах, но что-то в последнее время он вел себя не совсем так, как полагается настоящему папе, верно? Оставил на произвол судьбы жену с четырьмя малютками, а сам пустился во все тяжкие, на поиски приключений!

– Он выполнял задание правительства. Иначе он ни за что бы нас не оставил. И мы очень хотим его увидеть. Пожалуйста, покажите нам его! Прямо сейчас!

– Ах, ну до чего нетерпелива эта юная дама! Терпение, терпение, девушка!

Мэг было не до того, чтобы объяснять этому человеку в кресле, что терпение не входит в список ее достоинств.

– Да, кстати, – как бы невзначай добавил тот, – я совсем забыл предупредить вас, детки, что вам нет нужды объясняться со мной словами. Я отлично понимаю вас без слов точно так же, как и вы меня!

Но Чарльз Уоллес сердито подбоченился и возразил:

– Слово, произнесенное вслух, стало главной победой человека! И я не собираюсь отказываться от этого преимущества, особенно когда речь идет о тех, кто не заслуживает доверия! – однако его голос дрожал. Чарльз Уоллес, мальчик, которого до сих пор никому не удавалось расстроить всерьез, был явно на грани слез.

– А мне ты, стало быть, не доверяешь?

– А с какой стати мы должны вам доверять?

– Но разве я давал вам повод мне не доверять? – тонкие губы едва заметно изогнулись в ухмылке.

Неожиданно Чарльз Уоллес ринулся вперед и врезался в человека в кресле что было сил – наверное, это был неплохой удар благодаря тренировкам, которыми он занимался с близнецами.

– Чарльз! – запоздало вырвалось у Мэг.

Люди в черных смокингах плавно, но стремительно ринулись к Чарльзу. Однако повиновались небрежному мановению пальца человека в кресле и снова отодвинулись в тень.

– Держи! – громко шепнул Кельвин, и они с Мэг вместе прыгнули вперед, схватили Чарльза Уоллеса за руки и оттащили от края платформы с креслом.

Незнакомец скривился, а его голос прозвучал как-то сдавленно, словно кулачки Чарльза Уоллеса вышибли из него дух.

– Скажи, пожалуйста, почему ты это сделал?

– Потому что ты – это не ты! – отвечал Чарльз Уоллес. – И хотя я пока не знаю, что ты такое, но ты… – он ткнул пальцем в человека в кресле, – не тот, что вроде бы разговаривает с нами! Прости, что я тебя ударил. Я просто не думал, что ты настоящий. Я решил, что ты какой-то робот, потому что не поймал ни одной мысли прямо от тебя. И хотя я не понял пока, откуда идут эти слова и мысли, они не твои, они просто проходят через тебя. Но посылаешь их не ты!

– Очень умно, не так ли? – отдалось в мозгу, и у Мэг возникло странное и неприятное чувство, будто она уловила злорадную усмешку.

– Я вовсе не так уж умен, – сказал Чарльз Уоллес, и Мэг снова ощутила, как потеет от страха его ладошка.

– Ну что ж, тогда попробуй угадать, кто я такой, – игриво предложил голос.

– Я и так пытаюсь это сделать! – голос Чарльза Уоллеса звенел от натуги.

– А ты посмотри прямо мне в глаза. Посмотри в них поглубже, и тогда я все тебе расскажу!

Чарльз Уоллес нерешительно оглянулся на Мэг и Кельвина, но буркнул себе под нос:

– Я должен.

С этими словами он устремил взгляд своих чистых голубых глаз на человека в кресле. Мэг не было до него дела: она следила за младшим братом. И моментально заметила, каким рассеянным стал его взгляд. Зрачки делались все уже и уже, как будто он смотрел на яркий свет, пока не уменьшились настолько, что пропали совсем. И теперь его глаза превратились в две бледно-голубые лужицы. Он высвободил руки из ладоней Мэг и Кельвина и на негнущихся ногах потащился к платформе с креслом.

– Нет! – закричала Мэг. – Нет!!!

Но Чарльз Уоллес продолжал медленно шагать вперед, и она понимала, что брат ее не слышит.

– Нет! – упрямо закричала она и ринулась следом.

Девочка не рассчитала и врезалась в малыша что было сил. Он был намного легче и рухнул ничком, жестоко ударившись головой о мраморный пол. Рыдая, она опустилась рядом с ним на колени. Через минуту Чарльз Уоллес, словно придя в себя после потери сознания, покачал головой и сел.

Медленно его зрачки снова расширились до нормального состояния, и даже кровь прилила к побледневшим щекам.

– Мне это не нравится! – теперь голос человека в кресле был направлен только на Мэг, и в нем звучала холодная угроза. – Да будет вам известно, девушка, что если я рассержусь, то от этого не поздоровится вашему отцу! Советовал бы вам быть более покладистой, если вы вообще хотите его увидеть!

Мэг прибегла к тому приему, который обычно срабатывал, когда ей нужно было отвлечь своего классного наставника, мистера Дженкинса, от мыслей о наказании. Она потупилась и заговорила совершенно невпопад жалобным голосом:

– Я стану лучше соображать, если поем. Мы все умираем от голода! Уж если вы все равно собираетесь нас наказать, может, хотя бы покормите сначала?

И снова в ответ на ее слова голос в мозгу взорвался холодным смехом.

– Какая же ты нелепая! Ну что ж, тебе повезло, милочка: ты сумела меня рассмешить, а не то тебе несдобровать! Судя по всему, мальчишки гораздо более покладистые, чем ты. Ах, да! Значит, милая девушка, ты обещаешь не перечить мне, если я тебя накормлю?

– Да, – отвечала Мэг.

– Ну еще бы, кому хочется пухнуть от голода! – отвечал незнакомец. – Но как бы ни был неприятен для меня такой метод воздействия, ты же понимаешь, что сама вынудила меня прибегнуть к нему своей дерзостью!

– Да я и сама бы не прикоснулась к вашей протухшей жратве! – Мэг все еще полыхала от ярости – точно, как в кабинете у мистера Дженкинса. – Только отравиться мне не хватало!

– О, безусловно, наша пища, приготовленная из синтетических материалов, не может сравниться с той кашей из бобов, бекона и прочей дряни, которой вы привыкли набивать свои желудки! Но хотя она сама по себе не имеет вкуса, благодаря минимуму приправ вы получаете все ощущения, как от той же жареной индейки.

– Да что бы я сейчас ни съела, меня все равно вывернет! – заверила Мэг.

Чарльз Уоллес, все еще держась за руки Кельвина и Мэг, шагнул вперед и спросил:

– Ладно, что дальше? Вступление слишком затянулось. Не пора ли заняться делом?

– А мы именно этим и занимались, пока твоя сестра не устроила тебе сотрясение мозгов в самом буквальном смысле! Хочешь попробовать снова?

– Нет! – закричала Мэг. – Нет, Чарльз! Прошу тебя! Позволь, это сделаю я! Или Кельвин!

– Но это единственный в мире маленький мальчик, чья нервная система достаточно развита для таких опытов! Если ты попытаешься связаться со мной, твои нервные клетки взорвутся от перегрузки.

– А у Чарльза нет?

– Надеюсь.

– Но все равно не уверены?

– Я никогда ни в чем не уверен.

– Значит, не стоит и пытаться.

– Полагаю, ты должна уважать его право принимать решения самостоятельно.

Но Мэг с привычным упрямством, которое так часто приносило ей новые неприятности, продолжала докапываться до сути:

– Вы хотите сказать, что ни я, ни Кельвин не в состоянии постичь, кто вы такой?

– Вовсе нет! Я этого и не утверждал! Просто вы не постигнете этого таким образом, как я бы хотел – не то чтобы мне вообще этого хотелось. Ага, вот и вы! – откуда-то из тени четверо мужчин в черных смокингах вынесли на свет стол. Он был застелен белой скатертью, как обычно накрывают сервировочные столы для обслуживания номеров в отелях. Из металлической посудины на этом столе поднимался ароматный пар: пахло и правда жареной индейкой.

Мэг снова поразило ощущение какой-то фальши при виде смены обстановки. Да, на этом Камазоце дела явно шли не лучшим образом.

И снова голос в ее мозгу взорвался холодным смехом.

– Конечно, это не настоящий запах! Но разве хуже настоящего?

– А я вообще его не чувствую, – сказал Чарльз Уоллес.

– Знаю, молодой человек, и теперь ты представляешь, чего лишился. Вся наша еда покажется тебе не вкуснее песка. Но я бы предложил тебе пересилить себя. Будет мало проку, если твои решения будет диктовать чувство голода.

Тем временем стол оказался прямо перед детьми, и служители в черном наполнили их тарелки политой соусом индейкой с гарниром из картофельного пюре с молодым горошком и кубиками янтарного масла, на глазах расплывающегося от тепла. Соус поражал своим сложным букетом: здесь чувствовался вкус оливок и чеснока, и розмарина, и…

Мэг ничего не могла с собой поделать: рот наполнился слюной, а в животе громко забурчало.

– Господи… – вырвалось у Кельвина.

Напоследок поставив перед столом стулья, четверка служителей снова скрылась в тени.

Чарльз Уоллес с силой вырвал руки у Мэг и Кельвина и плюхнулся на ближний стул.

– Налетай! – предложил он. – Уж если оно отравлено, тут ничего не поделаешь. Но я не думаю, что там есть яд.

Кельвин присоединился к нему. Мэг все еще стояла, не зная, на что решиться.

Кельвин откусил первый кусок. Старательно разжевал. Проглотил. И посмотрел на Мэг:

– Если даже она синтетическая, ничего более похожего на настоящее я никогда не пробовал.

Чарльз Уоллес тоже сунул кусок индейки в рот, но скривился от отвращения и выплюнул.

– Это нечестно! – закричал он на человека в кресле.

– Не сдавайся, малыш! – и снова зазвучал холодный и неприятный смех. – Кушай!

Мэг с расстроенным вздохом все-таки присела к столу.

– Я все еще считаю, что нам не следует пробовать эту дрянь, но раз уж вы так решили, я с вами, – и она попробовала то, что лежало у нее на тарелке. – Здесь все в порядке. Попробуй мое, Чарльз, – и она протянула брату кусок индейки на вилке.

Чарльз Уоллес попробовал, и снова его перекосило, но на этот раз он умудрился все же проглотить еду.

– Это тоже как песок, – пожаловался он и спросил у человека в кресле: – Почему так?

– Ты сам превосходно знаешь, почему. Ты наглухо закрыл для меня свой разум. А остальные двое так не могут. И я могу пробраться к ним сквозь маленькую щелочку. Не полностью, конечно, но достаточно для того, чтобы накормить жареной индейкой. Теперь ты и сам видишь, что я не более чем добрый старый весельчак.

– Ха! – только и ответил Чарльз Уоллес.

Человек поднял уголки губ, изображая улыбку, и ничего более жуткого Мэг не видела за всю свою жизнь.

– Почему ты не доверяешь мне, Чарльз? Почему ты не доверишься хотя бы настолько, чтобы войти и понять, что я такое? Я – полный покой и мир для всех. Я – освобождение от любой ответственности и вины. Придя ко мне, ты примешь последнее трудное решение в своей жизни!

– А я смогу выйти, если все же войду? – подозрительно спросил Чарльз Уоллес.

– Безусловно, если сам захочешь. Но я не думаю, что тебе этого захочется.

– Если я войду – не для того, чтобы остаться, а только чтобы узнать, что вы такое, вы скажете нам, где наш папа?

– Да. Даю тебе слово. А я никогда не бросаю слов на ветер.

– А можно мне посовещаться с Мэг и Кельвином втроем, чтобы вы нас не слышали?

– Нет.

– Ну как знаете, – Чарльз Уоллес пожал плечами и обратился к Мэг и Кельвину. – Поймите, мне обязательно нужно узнать, что он из себя представляет на самом деле! И вы сами это знаете. Я постараюсь вернуться. Я буду держать часть мозга закрытой от него. Но на этот раз ты не должна меня останавливать, Мэг.

– Чарльз Уоллес, у тебя ничего не получится! Он намного сильнее тебя! И ты тоже это знаешь!

– Я все равно должен попытаться.

– Но ведь миссис Что-такое предупреждала!

– Я должен. Ради папы, Мэг! Пожалуйста! Я хочу… я хочу узнать моего папу… – тут он едва не расплакался, но пересилил себя. – Но дело не только в папе, Мэг! И теперь ты тоже это знаешь! Ты видела Темное Нечто. И мы должны сделать то, ради чего нас доставила сюда миссис Которая!

– Кельвин… – взмолилась Мэг.

– Он прав, Мэг, – Кельвин грустно покачал головой. – И мы все время будем с ним, что бы ни случилось.

– Но что же тогда с нами будет?! – не выдержала Мэг.

– Ладно, – решительно произнес Чарльз Уоллес, поднимая взгляд на человека в кресле. – Начинаем.

На этот раз красные глаза и излучаемый ими свет так и ввинтились в Чарльза, и снова взгляд малыша стал рассеянным и бессмысленным. И когда последние остатки темных зрачков пропали, он отвернулся от красных глаз и безмятежно улыбнулся Мэг, но это уже не была улыбка Чарльза Уоллеса.

– Что же ты, Мэг! – воскликнул малыш. – Давай насладимся этим чудесным обедом, приготовленным специально для нас!

Мэг одним ударом смела со стола его тарелку, так что обед разлетелся по полу, а фарфор брызнул блестящими осколками.

– Нет! – закричала она, и ее голос сорвался на дикий визг. – Нет! Нет! Нет! Нет!

Из темноты тут же выступил служитель в черном и поставил перед Чарльзом Уоллесом полную тарелку. Малыш с энтузиазмом приступил к еде.

– Да что с тобой, Мэг? – наконец удивился Чарльз Уоллес. – Почему ты такая упрямая и несговорчивая? – да, это был вроде бы голос Чарльза Уоллеса и в то же время вроде бы не его: какой-то упрощенный или уплощенный, напомнивший Мэг двухмерную планету.

– Это не Чарльз Уоллес! – закричала Мэг, вцепившись в Кельвина. – Чарльз пропал!


Глава 8 Прозрачная колонна


Чарльз Уоллес по-прежнему сидел за столом и поглощал индейку с таким видом, будто никогда не пробовал ничего вкуснее. Он был одет как Чарльз Уоллес, он выглядел как Чарльз Уоллес: те же светло-каштановые волосы, то же лицо, еще не утратившее детской округлости. Только глаза явно изменились: на месте черных зрачков была видна лишь мутная голубизна. Однако для Мэг доказательством того, что настоящий Чарльз Уоллес пропал, было не только это: она всем сердцем ощущала, что малыш, выдаваемый за Чарльза Уоллеса, вовсе не ее брат, а всего лишь кукла.

Это доводило ее до истерики.

– Где он? – подавляя рыдания, накинулась она не человека в кресле. – Что ты с ним сделал? Где наш Чарльз Уоллес?

– Ах, дорогуша, ну и истеричка же ты! – прошелестело у нее в мозгу. – Вот он, прямо перед тобой, невредимый и довольный! Позволь напомнить: совершенно невредимый и всем довольный, впервые за свою жизнь! И он уже кончает обедать, что и тебе бы не повредило!

– Неправда, ты знаешь, что это не Чарльз! – выкрикнула Мэг. – Ты куда-то его спрятал!

– Тс-с-с, тише, Мэг! Ты ничего не добьешься своим криком, – прошептал ей на ухо Кельвин. – Если нам что-то и осталось, так это держать Чарльза Уоллеса изо всех сил. Он все еще где-то здесь, под этой оболочкой, и мы не должны позволить ему забрать его от нас. Помоги мне удержать его, Мэг. И хватит истерить! Сейчас не время! Нас прислали сюда на помощь Чарльзу Уоллесу! – и он крепко взял малыша за руку.

Мэг сделала над собой бешеное усилие, но успокоилась и также крепко сжала вторую руку братишки.

– Ты делаешь мне больно, Мэг! – капризно заявил Чарльз Уоллес. – Отпусти!

– Нет, – отвечала Мэг с мрачной решимостью.

– Мы ошибались с самого начала! – Мэг подумала, что речь Чарльза Уоллеса звучит как запись на пленке. Слишком чисто и правильно. – Он никогда не был врагом. Он нам друг!

– Фигня! – выдал Кельвин без обиняков.

– А ты вообще ничего не понял, Кельвин, – обратился к нему Чарльз Уоллес. – Эти трое: миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая – совсем заморочили нам головы! Вот кто действительно наши враги! И мы даже на минуту не должны были им доверять! – все это малыш выдал самым спокойным и рассудительным тоном, который моментально доводил до бешенства близнецов. Во время своей речи он неотрывно смотрел на Кельвина, и все же Мэг знала: его пустые голубые глаза не видят ничего, и это кто-то другой, посторонний, разглядывает Кельвина через Чарльза.

В следующую секунду холодные голубые глаза обратились на нее:

– Мэг, отпусти меня. Я обязательно все тебе объясню, но ты должна меня отпустить.

– Нет, – Мэг от напряжения скрипнула зубами. Она не собиралась его отпускать, и тогда Чарльз Уоллес сам попытался вырваться с неожиданной силой. И без того измученная, Мэг не в состоянии была с ним тягаться. – Кельвин! – охнула она, когда почувствовала, что малыш вывернулся от нее и вскочил с места.

И Кельвин, спортсмен Кельвин, круглый год к тому же рубивший и коловший дрова для матери, показал, на что способны его тренированные накачанные мышцы. Он отпустил руку Чарльза Уоллеса и вместо этого бросился на него всем телом, как будто это был мяч. Мэг, больше не в силах держаться, ринулась в атаку на человека в кресле, как недавно пытался сделать Чарльз Уоллес, но оказалось, что служитель в черном намного проворнее: он схватил ее за руки и заломил их у девочки за спиной.

– Кельвин, настоятельно советую тебе меня отпустить, – послышался голос Чарльза Уоллеса откуда-то снизу.

Но Кельвин и не собирался ослаблять хватку: об этом ясно говорил весь его решительный вид. Тогда человек с красными глазами кивнул служителям, и трое из них (во всяком случае их потребовалось трое, чтобы справиться с Кельвином) силой развели его руки и заломили за спину, как у Мэг.

– Миссис Что-такое! – закричала в отчаянии Мэг. – Миссис Что-такое, на помощь!

Но миссис Что-такое не появилась.

– Мэг, – сказал Чарльз Уоллес, – Мэг, послушай меня.

– Ладно, слушаю.

– Я же сказал, мы все ошибались, мы ничего не понимали! Мы пытались бороться с нашим другом и с другом нашего папы!

– Может, я бы поверила, что он наш друг, если бы услышала это от самого папы! Если только он не напустил на папу какой-то… какой-то морок, как на тебя!

– Мэг, ты что, в сказку попала? Морок, скажешь тоже! – возразил Чарльз Уоллес. – Мэг, все, что от тебя требуется, – перестать упрямиться и успокоиться! Успокоиться и быть всем довольной. Ох, Мэг, если ты только позволишь себе успокоиться, то сама сразу же поймешь, что все наши беды позади! Ты понятия не имеешь, какое прекрасное это место! Посуди сама: на этой планете все находится в безупречном порядке, потому что все здесь научились расслабляться, слушаться и подчиняться. И все, что для этого нужно, – просто посмотреть прямо в глаза нашему другу! А ведь он наш друг, дражайшая сестрица, и готов забрать тебя туда, куда уже забрал меня!

– А вот это правда! Он забрал тебя! – подхватила Мэг. – И ты знаешь, что это уже не ты! Потому что никогда в жизни не назвал бы меня «дражайшей сестрицей»!

– Да заткнись ты хоть на минуту, Мэг! – снова зашептал ей в ухо Кельвин. Он искоса глянул на человека с красными глазами. – Ладно, прикажи своим шестеркам нас отпустить, и хватит говорить с нами через Чарльза! Мы же знаем, что это ты с нами говоришь или еще кто-то говорит через тебя. Но так или иначе Чарльз Уоллес у тебя под гипнозом!

– Фи, какое примитивное толкование! – буркнул человек с красными глазами. Едва заметное движение пальца – и Мэг с Кельвином оказались свободны.

– Благодарю, – язвительно промолвил Кельвин. – Ну, а теперь, коли ты такой добрый наш друг, не соизволишь ли объяснить, кто… или что ты такое?

– А тебе и ни к чему знать, кто я такой! Достаточно того, чтобы ты считал меня Первым Координатором.

– Но ведь и через тебя тоже кто-то говорит, верно? Ты что, тоже под гипнозом, как Чарльз Уоллес?

– Я уже ответил тебе, что это неточное и примитивное толкование с слишком большими допущениями и неточностями!

– А кто отведет нас к мистеру Мурри? Тоже ты?

– Нет. Для меня нет ни необходимости, ни возможности находиться здесь. С вами вступит в контакт Чарльз Уоллес.

– Чарльз Уоллес?

– Да.

– Когда?

– Сию минуту, – человек с красными глазами скроил жуткую гримасу, которая служила ему улыбкой. – Да, собственно говоря, почему бы не прямо сейчас?

Чарльз Уоллес как-то дергано кивнул и сказал:

– Идемте.

Он двинулся вперед неуклюжей, рваной, автоматической походкой. Кельвин пошел за ним. Мэг помедлила, переводя недоверчивый взгляд с человека в кресле на Чарльза Уоллеса с Кельвином и обратно. Ей снова захотелось дотянуться до Кельвина, чтобы взять его за руку. Но тут Мэг пришло в голову, что она и так всю дорогу цепляется за чью-то руку, как маленькая. Сердито стиснув кулаки и спрятав их в карманах, она зашагала следом за мальчиками, упорно повторяя про себя, что она должна быть храброй. Должна быть храброй.

Они шли по длинному, совершенно белому и совершенно бесконечному коридору. Чарльз Уоллес быстро двигался своей странной кукольной походкой, не интересуясь ими и не оглядываясь, чтобы посмотреть, успевают ли они следом.

Вдруг Мэг бегом догнала Кельвина и схватила его за плечо.

– Кел, – шепнула она, – послушай! Помнишь, миссис Что-такое сказала, что твой главный талант – умение находить общий язык с кем угодно и именно его она тебе усилит? До сих пор мы пытались бороться с Чарльзом Уоллесом только физически, и у нас ничего не вышло! А если ты попробуешь с ним договориться? Может, тебе удастся до него достучаться?

– Черт, ну конечно! – у Кельвина посветлело лицо, и яркие синие глаза снова засветились привычным добродушием. – Просто от всего этого у меня крыша малость съехала, наверное! Не знаю, получится или нет, но почему бы не попытаться? – они ускорили шаги и догнали Чарльза Уоллеса. Кельвин взял было малыша за руку, но тот вырвался.

– Не трогай меня! – рявкнул он.

– Да никто тебя не трогает, друг вундеркинд! – возразил Кельвин. – Я просто стараюсь поговорить по-хорошему. Ты не против, а?

– То есть ты вешаешь мне на уши лапшу? – грубо уточнил Чарльз Уоллес.

– Называй как хочешь, – не стал возражать Кельвин. – Но, в конце концов, мы же умные люди. Ты только взгляни на меня разок, Чарли!

Чарльз Уоллес остановился и медленно поднял на Кельвина пустые холодные глаза. Кельвин отвечал на его взгляд, и Мэг физически ощутила, как он напрягся. Чарльз Уоллес заметно содрогнулся всем телом. На какую-то едва уловимую долю секунды его глаза что-то успели увидеть. Но тут же его тело скрутило, а потом он выпрямился и зашагал все той же рваной кукольной походкой.

– Так я и знал, – процедил малыш на ходу. – Учтите, если вы все еще надеетесь увидеть мистера Мурри, лучше ведите себя смирно, без всяких там шуточек!

– Ты что, всегда так зовешь своего папу – мистером Мурри? – тут же спросил Кельвин. Мэг видела, как его разозлила эта неудача – ведь чтобы освободить Чарльза Уоллеса, не хватило какой-то малости!

– Папу? А что это такое – папа? – Чарльз Уоллес передразнил его сердитый тон. – Не более чем очередное заблуждение. А ты, если тебе непременно требуется какой-то папа, мог бы обратиться к Предмету!

Вот, опять Предмет!

– А кто этот Предмет? – спросила Мэг.

– Всему свое время, – уклонился от ответа Чарльз Уоллес, – вы еще не готовы для контакта с Предметом. Прежде всего, я должен рассказать вам кое-что важное об этой прекрасной, просвещенной планете Камазоц, – его голос звучал размеренно и сухо, как лекция мистера Дженкинса. – Возможно, вы так и не поняли, что у нас на Камазоце решительно побеждены все болезни, все отклонения…

– «У нас»? – перебил Кельвин.

Но Чарльз продолжал как ни в чем не бывало. Впрочем, Мэг подумала, что брат действительно не услышал ни своей оговорки, ни вопроса Кельвина – он просто воспроизводил чью-то речь.

– У нас никому не позволено страдать. Добрее меры не придумаешь: просто исключить из общества всех больных! Никто не имеет никаких слабостей и таких отклонений, как сопливые носы. Вместо того, чтобы позволить им страдать от отклонений, их просто усыпляют.

– Усыпляют, чтобы лечить простуду, или усыпляют, чтобы убить? – громко спросил Кельвин.

– Убить – слишком примитивное слово! – пробубнил Чарльз Уоллес. – На Камазоце никто никого не убивает. Обо всех таких вещах заботится Предмет, – он вдруг остановился перед стеной и поднял руку. Через мгновение стена заколебалась, замерцала и стала прозрачной. Чарльз Уоллес шагнул сквозь нее, кивком позвал Мэг и Кельвина, и те двинулись следом за ним. Все трое оказались в тесной квадратной камере, излучавшей какой-то мутный и мертвенный свет. Мэг не могла отделаться от ощущения смутной угрозы, заключенной в идеальной правильности формы этой камеры. Как будто безупречно равные стены, пол и потолок в любую минуту могут сомкнуться и размозжить всех, кому хватило глупости оказаться внутри.

– Как ты это сделал? – спросил Кельвин у Чарльза Уоллеса.

– Что сделал?

– Сделал стену прозрачной… и прошел внутрь?

– Я всего лишь перераспределил атомы в пространстве, – небрежно пояснил Чарльз Уоллес. – Ты ведь учил в школе, что такое атомы?

– Конечно, но…

– Тогда даже твоих знаний достаточно, чтобы понять, что материя – не что-то твердое и незыблемое. И человек, например, ты, Кельвин, почти полностью состоит из пустот между атомами. А если составляющие тебя атомы сложить вместе, то получится тело не больше булавки. И это считается так называемым доказанным научным фактом, не так ли?

– Да, но…

– Так вот, я просто отодвинул атомы с дороги, и мы прошли сквозь пустоту между ними.

По тому, как у нее свело все внутри, Мэг поняла, что камера, в которую их завел Чарльз Уоллес, является лифтом, и теперь они буквально летят куда-то вверх. Ей стало страшно. Свет в лифте принял желтоватый оттенок, и теперь голубые глаза Чарльза Уоллеса стали казаться зелеными.

– А куда мы двигаемся? – Кельвин облизал пересохшие от волнения губы.

– Вверх, – тем же менторским тоном просветил их Чарльз Уоллес. – Мы на Камазоце всем всегда довольны, потому что все одинаковые. Проблемы рождаются из-за различий между людьми. Ведь ты и сама это знаешь, дражайшая сестрица?

– Нет, – упрямо ответила Мэг.

– Еще как знаешь. Дома у тебя была отличная возможность проверить это на собственном опыте. И ты знаешь, почему тебе было так плохо в школе. Из-за того, что ты отличалась от других.

– Я отличаюсь от других, и я доволен! – вмешался Кельвин.

– Но ты же сам рассказывал, как притворяешься, будто не отличаешься от них!

– Но я отличаюсь, и мне нравится быть другим! – со странным упорством повторил Кельвин.

– А я, даже если и не очень радовалась своим отличиям, – сказала Мэг, – вовсе не желала быть такой же, как все!

И тут, повинуясь взмаху руки Чарльза Уоллеса, лифт замедлил ход, и одна из стен растворилась. Чарльз вышел из кабины, и Мэг с Кельвином шагнули за ним. Кельвин оказался последним, и едва он прошел сквозь стену, она восстановилась без малейших следов изменений.

– Ты что, хотел, чтобы Кельвин там застрял? – испугалась Мэг.

– Нет, я только хочу научить вас не хлопать ушами. И имейте в виду: любое неповиновение – и будете иметь дело с самим Предметом!

Мэг видела, как это слово соскользнуло с губ Чарльза Уоллеса: как будто он сплюнул что-то мерзкое и ядовитое.

– Так что же это за Предмет? – спросила она.

– Ну, тебе бы следовало называть Предмет Большим Боссом! – и тут Чарльз Уоллес хихикнул. Никогда в жизни Мэг не слышала такого зловещего хихиканья. – Иногда он сам называет себя Счастливым Мучителем.

– Не понимаю, что это значит, – Мэг безуспешно старалась скрыть свой ужас под напускной холодностью.

– Это значит Му-чи-тель, а не У-чи-тель! – процедил Чарльз Уоллес и снова захихикал. – Люди так часто путают слова!

– Ну и что, мне нет никакого дела до твоего Предмета, я вообще видеть его не желаю! – сердито заявила Мэг.

– Мэг! – непривычно монотонный голос Чарльза Уоллеса вдруг загремел прямо у нее в ушах. – Ты хоть когда-нибудь пытаешься думать? Как ты думаешь, почему у нас на Земле никогда не кончаются войны? Почему люди испуганы и недовольны? Все потому, что каждый живет своей, независимой отдельной жизнью! И я в самой простой и доступной для тебя форме пытаюсь объяснить, что было сделано с этими отдельными людьми на Камазоце! На Камазоце есть только ОДИН мозг. И этот мозг – Предмет! И благодаря этому все остальные могут жить спокойно и счастливо. А разные старые ведьмы вроде миссис Что-такое не хотят, чтобы мы тоже были счастливы на Земле.

– Она не ведьма! – взорвалась Мэг.

– Неужели?

– Вот именно, – пришел на помощь Кельвин. – И ты сам знаешь, что врешь! Это просто часть их попытки шутить. Чтобы не совсем унывать, когда кругом тьма.

– Точно. Когда кругом тьма! – подхватил Чарльз Уоллес. – Они стараются, чтобы мы по-прежнему страдали от неразберихи вместо того, чтобы подчиниться правильному порядку вещей!

– Нет! – выкрикнула Мэг, отчаянно тряся головой. – Да, Чарльз, пусть наш мир далек от совершенства, но он лучше, чем этот! Это не может быть выходом! Просто не может!

– Никто не страдает в этом мире, – монотонно бубнил Чарльз Уоллес. – Здесь все довольны жизнью.

– Но и никто не знает счастья, – решительно возразила Мэг. – Может быть, именно для этого и нужно испытать несчастье, чтобы понять, что значит быть счастливым. Кельвин, я хочу вернуться на Землю!

– Но мы же не можем бросить здесь Чарльза Уоллеса, – напомнил ей Кельвин, – и мы еще не нашли вашего папу! Ты сама это знаешь. Но ты права, Мэг, так же, как и миссис Что-такое. Это самое настоящее Зло.

Чарльз Уоллес качнул головой, и неодобрения и раздражения на его лице как ни бывало.

– Идем. Хватит терять время попусту, – он споро двинулся по очередному коридору, продолжая на ходу: – Что за горькая участь – вести существование низших, примитивных индивидуальных существ, – и выразительно зацыкал, его короткие ножки стали двигаться так быстро, что их уже невозможно было различить, и Мэг с Кельвином едва поспевали за ним бегом. – А ну-ка, взгляните, – Чарльз Уоллес взмахнул рукой, и вдруг они смогли заглянуть через ставшую прозрачной стену в новую камеру. Там был маленький мальчик, стучавший по мячу. Он делал это размеренно, в одном ритме, и казалось, будто стены его тесной камеры пульсируют, подчиняясь этому монотонному ритму. Но каждый раз, когда мяч ударялся об пол, у мальчика вырывался болезненный вскрик.

– Это же его мы встретили там, на улице, – испуганно воскликнул Кельвин. – Он еще не попадал в один ритм с соседями!

– Ага! – захихикал Чарльз Уоллес. – Иногда вдруг случаются такие вот небольшие отклонения, но их легко исправить. Сегодняшний урок напрочь отобьет у него охоту к отклонениям. А, вот мы и пришли.

Он отошел от камеры с мальчиком и снова взмахнул рукой, делая стену прозрачной. Перед ними открылась другая комната – или камера. В середине ее светилась большая прозрачная колонна, а в ней был заключен человек.

– ПАПА! – закричала Мэг что было сил.


Глава 9 Предмет


Мэг ринулась к человеку, заключенному в колонне, но то прозрачное окно, которое казалось входом, отбросило ее, словно пуленепробиваемое стекло.

Кельвин подхватил Мэг, не позволив ей упасть, и сказал:

– Теперь она только прозрачная, но непроницаемая.

Мэг было так плохо и тяжко, что она не в силах была отвечать. На миг ей даже стало страшно, что ее либо стошнит прямо здесь, либо она потеряет сознание. Чарльз Уоллес опять захихикал, и это был настолько не его смех, что Мэг стало легче: привычная вспышка ярости отогнала страх и горе. Потому что Чарльз Уоллес, ее собственный настоящий, любимый и дорогой Чарльз Уоллес, никогда не смеялся, если сестре было больно. Наоборот, он тут же старался крепко-крепко обнять ее за шею и прижаться мягкой щечкой к ее щеке, молчаливо утешая и поддерживая. Но смеяться над горем сестры – это было вполне в духе того демона, который поселился в облике Чарльза Уоллеса. Мэг отвернулась от него и снова посмотрела на человека в прозрачной колонне.

– Ох, папочка… – тоскливо вырвалось у нее, но пленник не обращал на нее внимания. Куда-то пропали очки в толстой роговой оправе, давно ставшие для девочки частью родного облика, а взгляд демонстрировал самую глубокую степень задумчивости. Он оброс неряшливой бородой, а в мягких каштановых волосах появились седые пряди. Волосы тоже отросли и давно нуждались в стрижке. Они нисколько не походили на просто длинную прическу, как у мужчины, сфотографировавшегося когда-то на мысе Канаверал. Они были просто откинуты назад с высокого лба и в беспорядке падали на плечи, как у человека из прошлых веков или моряка, потерпевшего кораблекрушение. Однако, несмотря на все эти мрачные перемены, Мэг ни на миг не усомнилась в том, что это ее папа, ее настоящий, любимый папочка.

– А видок-то у него неважный! – заметил Чарльз Уоллес, продолжая хихикать.

– Чарльз, это же папа! Наш папа! – Мэг ничего не могла поделать с новым приступом ярости.

– И что с того?

Мэг отвернулась от него и протянула руки к человеку в колонне.

– Мэг, ему нас не видно, – ласково напомнил Кельвин.

– Но почему? Почему?!

– Я думаю, мы смотрим на него через что-то вроде замочной скважины в двери, – пояснил Кельвин. – Или дверного глазка. Помнишь, ты смотришь в него и видишь все перед дверью. А снаружи ничего не видно. Вот и выходит, что мы можем его разглядеть, а он нас нет.

– Чарльз! – взмолилась Мэг. – Пусти меня внутрь, к папе!

– Зачем? – искренне удивился Чарльз.

Тут Мэг вспомнила, как в той комнате, где они встретили человека с красными глазами, ей удалось привести Чарльза Уоллеса в чувство: сбив его с ног так, что он рухнул и головой ударился об пол. И она снова ринулась в атаку. Но не успела сделать и шагу, как его кулак полетел вперед, прямо ей в живот. Она задохнулась от боли и неожиданности. Кое-как отвернулась от своего брата к человеку в колонне. Ничего не изменилось: за прозрачной стеной она увидела камеру, а в ней колонну и папу внутри. И хотя она отлично его видела и стояла так близко, что могла бы к нему прикоснуться, сейчас она была еще дальше от него, чем в те минуты, когда вдвоем с Кельвином рассматривала старую фотографию в гостиной. Он стоял, не шелохнувшись, как будто был вморожен в колонну из льда, а боль и отчаяние на его лице ранили девочку в самое сердце.

– Ты ведь постоянно твердила, что хочешь помочь своему папе? – раздался за спиной плоский, бесчувственный голос Чарльза Уоллеса.

– Конечно. А ты разве нет? – Мэг рывком развернулась, вперив в брата гневный взор.

– Конечно, конечно. Для этого мы и пришли.

– И что же мы должны сделать? – как ни пыталась Мэг совладать с горем и заставить свой голос звучать так же плоско и бесчувственно, как у Чарльза, ничего не получалось: предательский голос срывался на визг.

– Ты должна сделать то же, что и я, и подчиниться Предмету, – сказал Чарльз.

– Нет!

– Теперь я вижу, что на самом деле ты не хочешь помочь своему папе.

– Но как я помогу папе, если стану зомби?

– Ты уж, пожалуйста, поверь мне на слово, Маргарет, – бубнил Чарльз Уоллес монотонно и занудно. – Предмет тебя хочет, а значит, Предмет тебя получит. И не забывай, что и я тоже теперь стал частью Предмета. А ты должна понимать, что я не подчинился бы Предмету, не имей Предмет на это полное право.

– Кельвин, – Мэг в отчаянии не знала, что и подумать, – как ты считаешь, это действительно поможет папе?

Но Кельвин не обращал на нее внимания. Он изо всех сил постарался сконцентрировать свою мысленную силу на Чарльзе Уоллесе. Он всматривался и всматривался без конца в мутные блекло-голубые лужицы – все, что осталось от синих лукавых глаз прежнего Чарльза Уоллеса. Мэг услышала, что он шепчет стихи, прочитанные ему когда-то миссис Кто:


Но ты был слишком чист, чтоб выполнять

Ее приказы скотские и злые;

Нередко проявлял ты непокорство.

И вот колдунья в ярости своей,

Призвав на помощь более послушных

И более могущественных духов,

В расщелине сосны тебя зажала,

Чтоб там ты мучился…


На какое-то мгновение Чарльз Уоллес как будто тоже его услышал. Он вздрогнул и постарался отвернуться. Кельвин двинулся следом, не упуская взгляда Чарльза Уоллеса.

– Если здесь и есть ведьма, Чарльз, – сказал он, – так эта ведьма – Предмет! А не те старые леди. И мне очень повезло, что в школе мы как раз в этом году учили «Бурю», не так ли? Ведь Ариэля пленила в сосне именно ведьма!

– Не смотри на меня! – раздался отстраненный голос Чарльза Уоллеса.

Но Кельвин, уже задыхавшийся от напряжения, и не подумал отвести свой пронзительный взгляд.

– Ты как Ариэль, как вольный дух, заключенный в сосне, Чарльз! А я могу тебя освободить! Посмотри на меня, Чарльз! Вернись к нам!

И снова худенькое тело Чарльза Уоллеса сильно содрогнулось.

– Вернись, Чарльз! – не оставлял его в покое настойчивый голос Кельвина. – Вернись к нам!

Новая волна дрожи пробежала по Чарльзу Уоллесу. Но тут словно невидимый кулак ударил его прямо в грудь и сбил с ног, а взгляд, сковавший его с Кельвином, оборвался. Чарльз сидел на полу в коридоре и хныкал, но не так, как хнычут маленькие мальчики, это был вой обиженного звереныша.

– Кельвин, – Мэг встряхнула его за плечи, – давай попробуем достучаться до папы!

– Чарльз почти освободился, – отрицательно качнул головой Кельвин. – Мне почти это удалось. Он едва не вернулся к нам.

– Попробуй с папой! – настаивала Мэг.

– Но как?

– Ну вся эта чушь с твоей сосной и прочим? Разве то, как папа торчит в этой колонне, не больше походит на сосну, чем у Чарльза? Сам посмотри на эту колонну! Освободи его, Кельвин!

– Мэг, но я просто не знаю, что делать! – он едва шевелил губами от изнеможения. – Я понятия не имею, как к нему пробиться. Ты хочешь от нас слишком многого, Мэг.

– Очки миссис Кто! – вдруг вскричала Мэг.

Миссис Кто сказала, что к ним можно прибегнуть лишь в крайнем случае, а это именно такой! Она сунула руку в карман: вот они, холодные, блестящие! Само прикосновение к ним внушало надежду! Трясущимися руками она раскрыла дужки.

– Отдай мне сейчас же эти очки! – злобно взревел Чарльз Уоллес. Его так и подбросило с пола, и он ринулся к сестре.

Мэг едва успела сдернуть с носа свои собственные очки и надеть принадлежащие миссис Кто. В спешке одна дужка соскользнула с уха, и очки лишь каким-то чудом не свалились. Стараясь уклониться от несущегося на нее Чарльза Уоллеса, Мэг навалилась на прозрачное окно… и пролетела сквозь него. Она оказалась в камере, где в прозрачной колонне был пленен ее отец. Неловкими пальцами она поправила чудесные очки миссис Кто, а свои пока спрятала в карман.

– Отдай их сейчас же! – рычал Чарльз Уоллес. Он уже был в камере вместе с ней, тогда как Кельвин застрял с той стороны, несмотря на отчаянные попытки прорваться следом.

Мэг пинком отшвырнула Чарльза Уоллеса и подскочила к колонне. Она охнула, как будто проскочила через какую-то черную ледяную преграду. Но она проскочила!

– Папа! – закричала девочка, сжимая его в объятьях.

Ах, как она ждала этого момента! И не только с той минуты, как миссис Которая выдернула их с Земли, увлекая в это путешествие, но все эти бесконечные дни и месяцы, когда перестали приходить письма, когда соседи стали сплетничать из-за Чарльза Уоллеса, когда миссис Мурри на краткий миг не сдержала своего горя и одиночества. Это был тот самый вожделенный момент, начиная с которого все и всегда должно было идти лишь самым чудесным образом!

И она приникла к папе, не помня себя от восторга. Это было так прекрасно, это дарило ей такое утешение: полузабытые объятия сильных рук, способных отвести любую беду, и само присутствие этого дорогого для Мэг человека.

Ее голос прерывался от счастливых рыданий:

– Ох, папа! Ох, папочка!

– Мэг! – воскликнул он с радостным изумлением. – Мэг, что ты здесь делаешь? А где ваша мама? И мальчики?

Она оглянулась назад, за границы колонны: вот же он, Чарльз Уоллес, стоит в камере, и чуждое выражение исказило его лицо. Она снова обернулась к отцу. Нет, у них не было времени на восторги и объятия.

– Нам надо вернуться за Чарльзом Уоллесом, – напряженно промолвила Мэг. – Немедленно!

Ее отец как-то странно ощупывал ее лицо, и прикосновения его сильных ласковых пальцев зародили страшную догадку: она видит его, видит Чарльза в камере и Кельвина в коридоре, но папа не видит ни ее, ни мальчиков! Чувствуя, как душа проваливается в пятки, Мэг едва совладала с приступом паники, но все же заставила себя посмотреть отцу в глаза. Нет, они оставались такими же яркими и живыми, как прежде! Она помахала рукой у него перед лицом – никакой реакции.

– Папа! – позвала она. – Папа! Ты меня не видишь?

– Нет, Мэг, – он снова обнял ее и прижал к себе.

– Но я-то вижу тебя, папа… – и тут ее осенило. Едва Мэг опустила очки миссис Кто и глянула поверх них, то очутилась в совершенно непроглядной тьме. Решительным жестом девочка сорвала очки с себя и вложила в руки отцу: – Вот!

– Милая, – он осторожно держал очки в пальцах, – вряд ли от твоих очков будет польза!

– Но это же очки миссис Кто! Это не мои! – выпалила Мэг, как будто эти слова что-то могли объяснить ее папе. – Папочка, попробуй их надеть, очень тебя прошу! – затаив дыхание, ничего не способная разглядеть, она вслушивалась в каждое его движение. – Ну что, теперь ты видишь, папа?

– Да, – ответил он. – Да. Теперь вижу, что стена прозрачная! Как оригинально! Я почти вижу, как в ней движутся атомы! – его голос зазвенел прежней, такой знакомой Мэг радостью познания и открытий. Вернувшись из лаборатории после особенно удачного дня, отец как раз таким тоном делился с женой своими достижениями. И тут Мэг услышала: – Чарльз! Чарльз Уоллес! – и сразу следом: – Мэг, что такое с ним приключилось?! Он заболел? Это ведь наш Чарльз, я не ошибся?

– Папа, его забрал Предмет, – торопливо объяснила она. – Он подчинился Предмету! Папа, нам надо его спасти!

Мистер Мурри надолго умолк. Мэг физически чувствовала те мысли, что мелькают у него одна за одной, хотя он нарочно не стал рассуждать вслух при дочери. Наконец он сказал:

– Мэг, я здесь пленник. Меня держат уже…

– Папа, плевать на стены! Ты можешь пройти сквозь них! Я же прошла в колонну, чтобы попасть к тебе! Это все очки миссис Кто!

Мистер Мурри не стал тратить время на расспросы о миссис Кто. Он тут же провел эксперимент, пощупав руками стенку колонны.

– Я бы так не сказал, она вполне твердая на вид.

– Но я же прошла сквозь нее! – настаивала Мэг. – Иначе как бы я здесь оказалась? Может быть, эти очки помогут тебе перераспределить атомы? Попробуй, папа!

И снова она затаилась в ожидании, а вскоре почувствовала, что осталась в колонне одна. Мэг раскинула руки, но они натолкнулись на гладкие твердые стены, обступившие ее со всех сторон! Одна-одинешенька в этой вечной тьме и молчании! На девочку снова нахлынула паника, но откуда-то издалека раздался папин голос:

– Мэг, я возвращаюсь за тобой!

В темноте чувства Мэг обострились настолько, что она ощутила движение атомов, пропускающих его обратно в колонну. В том доме, который им предоставили на мысе Канаверал, была такая смешная занавеска между гостиной и кухней из нанизанных на ниточки бусин. Она казалась сплошной, но через нее можно было спокойно пройти. Мэг долго не могла отучиться зажмуриваться всякий раз, проходя сквозь занавеску, но когда сумела подавить страх, с большим удовольствием проскакивала через нее бегом – только бусины шелестели, смыкаясь за спиной.

– Мэг, обними меня за шею, – приказал отец, – и держись что есть сил. Зажмурься и ничего не бойся! – мистер Мурри взял дочку на руки, а она обхватила его ногами за пояс и приникла к груди. Когда Мэг проходила через колонну, в очках миссис Кто, то едва успела почувствовать неприятный холод и тесноту. Но теперь, без очков, к ней подступила та липкая, вязкая Тьма, которую они видели еще раньше, в космосе вокруг Камазоца. Чем бы ни являлось это Темное Нечто, захватившее Камазоц, оно несомненно проникло из космоса и на саму планету. Мэг даже на какой-то миг испугалась, что эти липкие щупальца вырвут ее из папиных рук. Но папа лишь сильнее прижал девочку к себе, и она чуть не задушила его, стиснув шею, но не поддалась панике. Она не сомневалась, что папа любит ее, и если уж он не сумеет вынести ее из колонны, то вернется и останется с ней. И ей ничего не грозит, когда папа держит ее на руках.

И вот они оказались снаружи. Теперь в центре камеры светилась холодная, но совершенно пустая колонна.

Мэг беспомощно замигала, едва различая расплывчатые фигуры папы и Чарльза, и не сразу догадалась, в чем дело. Ну конечно, ее очки остались в кармане! Но вот очки надеты, и мир стал достаточно четким для ее близоруких глаз.

– Предмет очень сердится! – повторял Чарльз, раздраженно притопывая ножкой. – Предмет очень сердится!

Мистер Мурри поставил на пол Мэг и опустился на колени перед младшим сыном.

– Чарльз, – ласково окликнул он. – Чарльз Уоллес!

– Чего тебе надо?

– Я же твой папа, Чарльз! Посмотри на меня!


Мутные голубые глаза кое-как сфокусировались в одной точке.

– Привет, пап, – прозвучал равнодушный голосок.

– Это не наш Чарльз! – вскричала Мэг. – Ох, папочка, Чарльз Уоллес совсем не такой! Его забрал Предмет!

– Да, – устало кивнул мистер Мурри. – Понятно, – но он все же открыл объятия и сказал: – Чарльз. Иди ко мне.

Мэг с облегчением подумала, что папа все исправит. Вот сейчас Чарльз очнется, и все кончится.

Но Чарльз оставался совершенно равнодушным к распростертым перед ним рукам. Он так и застыл перед отцом, отведя взгляд в сторону.

– Посмотри на меня! – настойчиво произнес мистер Мурри.

– Нет.

– Тебе следует говорить мне «Нет, папа» или «Нет, сэр»! – в голосе мистера Мурри зазвучала непривычная строгость.

– Да брось, папуля, – прозвучал в ответ холодный голос Чарльза Уоллеса. Того Чарльза Уоллеса, который когда-то, до Камазоца, мог поразить или разозлить своими странностями и необычностью, но никогда, ни за что не позволял себе грубость. – Здесь рулят другие!

Мэг наконец заметила, что Кельвин все еще делает попытки пробиться сквозь стену, и крикнула:

– Кельвин!

– Он тебя не услышит, – Чарльз показал Кельвину язык и щелкнул по стеклу напротив его носа.

– Кто такой Кельвин? – спросил мистер Мурри.

– Он… – начала Мэг, но Чарльз Уоллес грубо оборвал ее:

– Попридержи свои объяснения. А сейчас пора.

– Что пора?

– Явиться перед Предметом.

– Нет, – возразил мистер Мурри. – Ты не заберешь туда Мэг!

– Еще как заберу!

– Нет, ты не сможешь! Ты все еще мой сын, Чарльз, и придется тебе выполнять мои приказы.

– Да какой же это Чарльз! – взорвалась Мэг. Папа что, совсем ничего не понимает? – Папа, наш Чарльз не имеет с ним ничего общего! Ты что, не видишь?

– Он всего лишь малыш, которого я покинул, – виновато произнес мистер Мурри.

– Папа, это Предмет говорит с нами через Чарльза! Предмет, а не Чарльз! Он… он околдован!

– Вот, опять ударилась в сказки, – заметил Чарльз.

– Ты-то знаешь, что такое Предмет, папа? – спросила Мэг.

– Да.

– И ты его видел?

– Да, – и снова его голос стал глухим и виноватым. – Да. Я видел, – он обернулся к Чарльзу. – Ты же знаешь, что она не сможет удержаться.

– Совершенно точно, – кивнул Чарльз.

– Папа, ну что ты говоришь с ним так, будто это настоящий Чарльз! Да спроси хоть Кельвина! Он все тебе объяснит!

– Хватит болтать, – оборвал ее Чарльз Уоллес. – Пойдемте, – он небрежно взмахнул рукой и вышел из камеры. Мэг и мистеру Мурри ничего не оставалось, как выйти следом.

Оказавшись в коридоре, Мэг дернула отца за рукав:

– Кельвин, вот мой папа!

Мальчик резко повернулся к ним. Его лицо стало белее мела, так что веснушки и рыжие волосы буквально светились золотом.

– Успеете еще познакомиться! – вмешался Чарльз Уоллес. Предмет терпеть не может, когда к нему опаздывают! – и он пошел по коридору, с каждым шагом двигаясь все более неуклюже. Остальные поспешили за ним.

– Твой папа знает о наших миссис? – спросил Кельвин.

– Я ничего не успела рассказать. Все слишком ужасно, – от досады внутренности у Мэг стянуло в тугой узел. Она слишком была уверена, что достаточно ей найти отца и все неприятности кончатся. Уж он-то сумеет навести порядок! И главное снимет с дочери тяжесть ответственности. Ей больше не придется все решать самой.

Но вместо столь желанного и ожидаемого ею счастливого конца они попали из одной передряги в другую, еще более опасную.

– Он не понимает, что случилось с Чарльзом, – с тоской прошептала девочка, сверля глазами спину отца, который старался не отстать от мальчика.

– Куда мы так спешим? – спросил Кельвин.

– К Предмету. Кельвин, я не хочу туда! Я больше не могу! – она остановилась, но перед ними Чарльз продолжал двигаться вперед какой-то неуклюжей дерганой походкой.

– Но мы не можем бросить Чарльза, – возразил Кельвин. – Они рассердятся.

– Кто они?

– Миссис Что-такое и компания.

– Да ведь они нас подставили! Они зашвырнули нас в это жуткое место и бросили на произвол судьбы!

– Что ж, бросай все и сдайся, если тебе так легче, – не скрывая удивления, ответил Кельвин. – А я буду держаться с Чарльзом, – и он бегом припустил вдогонку за Чарльзом Уоллесом и мистером Мурри.

– Да разве я предлагала… – но Мэг поняла, что ее все равно никто не слушает, и затопала следом.

Не успели они поравняться с Чарльзом Уоллесом, как он остановился и взмахнул рукой, и, пожалуйста, перед ними снова открылся лифт, светившийся мертвенным желтым светом. Почувствовав, с какой скоростью кабина ухнула вниз, Мэг с трудом сдержала тошноту. Они молчали, когда спуск прекратился, молчали, когда Чарльз Уоллес провел их по бесконечным коридорам и наружу, на улицу. Наконец здание ЦЕНТРАЛЬНОГО Мыслительного Центра осталось у них за спиной, нависая мрачной громадой.

Мэг как заведенная повторяла про себя, обращаясь к отцу: «Сделай хоть что-нибудь! Сделай хоть что-нибудь! Помоги! Спаси нас!»

Они свернули за угол и в конце улицы увидели необычное строение, похожее на собор. Его стены в форме купола как будто пронизывало какое-то потустороннее фиолетовое пламя. Оно не было ни горячим, ни холодным, но, словно живое, потянулось в их сторону и прикоснулось к каждому. И Мэг с первой минуты поняла: это и есть то место, где им предстоит встреча с Предметом.

Они продолжали идти по улице, лишь немного замедлив шаг, неизбежно приближаясь к фиолетовому пламени. А оно охватывало их все увереннее, оно поглотило их, и в какой-то неуловимый момент оказалось, что они уже внутри.

Первое, что почувствовала Мэг, была ритмичная пульсация. Что-то равномерно билось не только вокруг нее, но и внутри нее: как будто ритм работы ее сердца и легких больше не был ее собственным, но навязывался внешней силой. На память пришли занятия по первой помощи в лагере скаутов, когда их учили делать искусственное дыхание. Тогда их вожатая, отличавшаяся необычайной физической мощью, демонстрировала свое умение на Мэг, силком выталкивая из девочки отработанный воздух и впуская свежий: ВДОХ-ВЫДОХ, ВДОХ-ВЫДОХ повторялся с нажатием ее сильных, грубых рук.

Мэг задохнулась, безуспешно попытавшись восстановить свой собственный, привычный ритм дыхания: пульсация извне продолжалась, ни разу не сбившись с такта. На миг она окаменела, не в состоянии ни двинуться с места, ни посмотреть, что происходит с остальными. Ей хватало сил лишь на то, чтобы устоять на ногах, преодолевая искусственный ритм, навязанный ее сердцу и легким. Перед глазами все затянуло красной пеленой.

Но вот зрение восстановилось, и она смогла дышать нормально, а не судорожно разевать рот, как выброшенная на берег рыба, и даже осмелилась оглядеть огромный круглый зал под высоким куполом. Он был совершенно пуст, за исключением этого жуткого биения, ощущавшегося буквально как физическая величина, и круглого помоста в центре зала. На этом помосте лежало… Что? Мэг не могла сказать, хотя была совершенно уверена, именно от этой штуки исходит навязываемый ей ритм. Она робко подошла поближе. Где-то в глубине оцепеневшего мозга билась мысль, что теперь она пережила свой страх. Чарльз Уоллес все равно перестал быть Чарльзом Уоллесом. Папу они нашли, но он ничем им не помог. Хуже того: положение усугубилось, а ее обожаемый папочка, истощенный, бледный и заросший, вообще вряд ли был способен что-то предпринять. И теперь уже не важно, что будет дальше, потому что хуже некуда. Или это не так?

Черт побери, неужели может быть еще хуже?

По мере того как Мэг приближалась к помосту, ей все лучше становилось видно, что за Предмет там лежит.

Предмет оказался мозгом.

Мозгом, лишенным тела. Какой-то мозг-переросток, увеличенный ровно настолько, чтобы выглядеть максимально тошнотворно. Живой мозг. Мозг, который пульсировал и содрогался, давил на рассудок и отдавал приказы. Неудивительно, что ему не придумано название: просто Предмет. Мэг никогда еще не видела чего-то более отвратительного. Такую дрянь она не смогла бы ни придумать нарочно, ни представить даже в самых жутких кошмарах.

Но точно так же, как минуту назад она осознала, что переросла свой страх, теперь стало ясно, что она переросла и слезы.

Она с тревогой оглянулась на Чарльза Уоллеса, неподвижно замершего перед Предметом с отвисшей челюстью. Мутные голубые глаза медленно вращались в разные стороны.

О да, все могло стать и стало гораздо, гораздо хуже! От одного вида этих вращающихся глаз на круглой детской мордашке Чарльза Уоллеса Мэг обмерла от страха.

Тут ее внимание привлек папа. Он тоже стоял перед настилом в очках миссис Кто (интересно, он хоть помнит, что они все еще у него на носу?) и кричал Кельвину:

– Не сдавайся!

– Не сдамся! Помогите Мэг! – крикнул в ответ Кельвин.

Странно: в зале царила мертвая тишина, и все же Мэг сразу стало ясно, что здесь только так и можно: кричать что было сил. Потому что куда ни повернись, куда ни глянь – повсюду был один этот ритм, и по мере того как он все упорнее контролировал сокращения и расслабления ее сердечной сумки, вдохи и выдохи ее легких, кровавая пелена перед глазами делалась все гуще и гуще. Мэг испугалась, что вот-вот грохнется в обморок, а тогда пиши пропало, она мигом окажется полностью во власти Предмета.

Что там сказала миссис Что-такое? «Тебе, Мэг, я дарю твои слабости»?

Так, какие у нее слабости? Вспыльчивость, нетерпеливость, упрямство. Да, это благодаря своим слабостям она до сих пор остается сама собой.

Сделав невероятное усилие, девочка попыталась дышать самостоятельно, не подчиняясь ритму Предмета. Однако Предмет был слишком могущественен. Всякий раз, стоило ей сделать вдох, грудь стискивало стальным обручем.

Тут она вспомнила, как они разговаривали с человеком с красными глазами. Он пытался ввести их в транс с помощью таблицы умножения, но Чарльз Уоллес разрушил наваждение, выкрикивая детские дразнилки, а Кельвин стал читать наизусть Геттисбергскую речь.

– Любит наш Питер тыкву поесть, а еще у Питера женушка есть… – закричала она.

Это оказалось плохой идеей. Оказалось, что ритм детских стишков слишком легко подстраивается под ритм Предмета.

Геттисбергскую речь она не знала. Как там начинается Декларация независимости? Ведь она учила ее прошлой зимой, и не потому, что задавали в школе, но просто потому, что ей понравились эти слова.

– «…наши отцы образовали на этом континенте новую нацию, зачатую в свободе и верящую в то, что все люди рождены равными!»

С каждым новым словом она ощущала, как ее мозг освобождается от наваждения, в то время как Предмет давит все сильнее, стараясь подчинить его себе. До нее не сразу дошло, что говорит Чарльз Уоллес – или это Предмет говорит через него.

– Но ведь именно этого мы и добились на Камазоце! Всеобщее равенство. Все люди у нас совершенно одинаковые.

На миг она смешалась от неожиданности. И тут Мэг осенило:

– Нет! – победоносно вскричала она. – Одинаковые и равные — вовсе не одно и то же!

– Молодчина, Мэг! – выкрикнул папа.

Зато Чарльз Уоллес бубнил и бубнил свое, как ни в чем не бывало:

– На Камазоце установлено всеобщее равенство. На Камазоце все похожи друг на друга, и никто ни от кого не отличается, – но Мэг так и не услышала ни ответа, ни возражений ее доводу и постаралась подольше удержать в себе это ощущение победы.

Одинаковые и равные – вовсе не одно и то же!

На мгновение ей удалось избавиться от власти Предмета!

Но как?

Она отдавала себе отчет в том, что ее жалкие детские мозги не в состоянии тягаться с этой разросшейся бестелесной пульсирующей, колышащейся и содрогающейся массой на платформе. Ее передергивало от страха и брезгливости всякий раз, стоило взгляду упасть на Предмет. В школьном кабинете биологии в лаборантской комнате стояла банка с формалином, в которой хранился человеческий мозг. Его изучали ребята из старших классов, собиравшиеся поступать в медицинский колледж. Мэг всегда считала, что никогда не заставит себя заниматься чем-то подобным. Но сейчас готова была пожалеть о том, что под рукой нет скальпеля – с такой яростью она бы вонзила его в Предмет, чтобы кромсать и кромсать на мелкие кусочки и кору, и мозжечок!

В голове зазвучали слова – на этот раз Предмет обращался к ней напрямую, а не через Чарльза:

– Неужели ты не понимаешь, что уничтожив меня, уничтожишь своего младшего брата?

Могло ли это быть правдой? Что если мозг-переросток будет искромсан и убит, с ним заодно погибнут все обитатели Камазоца, чьи мозги оказались под властью Предмета? Не только Чарльз Уоллес, но и человек с красными глазами, и человек, обучавший детей во втором классе, и дети, стучавшие по мячу и прыгавшие через скакалку, и их матери, и все мужчины и женщины, постоянно входившие и выходившие из серых зданий? Неужели теперь ее жизнь полностью зависит от этого Предмета? Неужели они лишены всякой надежды на спасение?

Едва она ослабила контроль над мыслями, как огромный мозг снова проник к ней в разум, а взгляд затянула кровавая пелена.

Она еле-еле расслышала папин голос, хотя мистер Мурри кричал во всю силу своих легких:

– Мэг, Периодическая таблица Менделеева! Вспомни ее!

Перед глазами возникла картина: зимний вечер, они с папой сидят у горящего камина и разговаривают.

– Водород. Гелий, – машинально начала она. Химические элементы надо расположить по порядку нарастания их атомной массы. Какой будет следующим? Она знала это. Да, знала! – Литий, бериллий, бор, углерод, азот, кислород, фтор, – отвернувшись от Предмета, она выкрикивала слова в сторону, где стоял папа. – Неон. Натрий. Калий. Магний. Алюминий. Кремний. Фосфор.

– Не пойдет, снова слишком простой ритм! – закричал папа. – Квадратный корень из пяти?

На миг ей все же удалось сосредоточиться. Рули своими мозгами сама, Мэг! Не позволяй рулить этому Предмету! И она победоносно выкрикнула:

– Квадратный корень из пяти равен 2,236, потому что если 2,236 умножить на 2,236, получится пять!

– Квадратный корень из семи?

– Квадратный корень из семи… – она запнулась. Мысли утекали и разбегались. Их всасывал в себя Предмет, и Мэг не в состоянии была больше сосредоточиться, даже на числах. Еще немного – и ее тоже вберет в себя Предмет, вернее она станет частью Предмета.

– Тессер, сэр! – сквозь волны алой тьмы едва различила она голос Кельвина. – Тессер!

Если перемещение через тессер с миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которой было всего лишь странным, но совершенно не пугающим Мэг ощущением, то с папой все обстояло совершенно по-иному. В конце концов, миссис Которая успела накопить богатый опыт, тогда как мистер Мурри вообще ничего толком об этом не знал! Мэг показалось, что жестокий вихрь подхватил ее и раздробил на мельчайшие частицы. Ей сделалось ужасно больно, так больно, что она потеряла сознание, провалившись в полную тьму.


Глава 10 Абсолютный ноль


Первым ощущением, пришедшим с вернувшимся сознанием, был холод. Затем звук. Да, она слышала голоса, достигавшие ее так, словно им приходилось преодолевать арктическую пустыню. Постепенно голоса сделались настолько отчетливыми, что Мэг узнала папу и Кельвина. Но она не слышала Чарльза Уоллеса. Она попыталась открыть глаза, но веки даже не шелохнулись. Мэг захотела сесть, но так и не двинулась с места. Тогда девочка попыталась сделать хоть какое-то движение: повернуться, поднять руку или ногу. Никакого проку. Хотя Мэг явно имела тело, владеть им она могла не больше, чем глыбой мрамора.

Снова пришел голос Кельвина:

– У нее сердце еле бьется.

– Но все же оно бьется, – возразил папа. – Значит, она жива.

– Едва-едва.

– Но сначала мы даже сердце не могли расслышать! И готовы были принять ее за мертвую!

– Да.

– А потом почувствовали, как сердце стало сокращаться, хотя слабо и очень редко. Но постепенно оно набирает силу. Значит, надо набраться терпения и ждать, – папин голос почему-то неприятно резал уши, как будто каждое слово было маленькой острой льдинкой.

– Да, – согласился Кельвин. – Вы правы, сэр.

Будь ее воля, Мэг сейчас закричала бы на них:

«Вы что, не видите, что я живая? Я очень даже живая, только почему-то превратилась в камень!»

Но голос отказывался ей служить, как и все остальное тело.

И снова она услышала голос Кельвина:

– Как бы то ни было, вам удалось вырвать ее у Предмета. Вы вырвали нас всех в последний момент. Мы больше не могли бы удержаться против него. Предмет оказался слишком жестоким и сильным, и… Но как вы вообще не поддались ему, сэр? Как вы сумели продержаться так долго?

– Потому что Предмет совершенно отвык от сопротивления, – ответил папа. – Только поэтому он не поглотил меня в первую же минуту. На протяжении долгих тысячелетий противостоять Предмету не отваживался ни один разум. Наверное, отвечающие за эту работу участки его коры ослабели и отмерли за ненадобностью. Но если бы вы не пришли за мной именно в тот момент, когда пришли, не знаю, как долго я еще смог бы сопротивляться. Я был уже на грани поражения.

– Да что вы, сэр… – запротестовал Кельвин, но папа его перебил:

– Вот именно! В тот момент я уже стремился только обрести покой, а уж Предмет мог предложить мне самый полный покой. И ему почти удалось убедить меня в том, что сопротивление не только бессмысленно, но и вредно, что по большому счету Предмет прав во всем, а все, во что я верил до сих пор, не более чем иллюзия, сон ненормального. Но тут вы с Мэг вломились в мое узилище, разбили наваждение, и я снова обрел веру и надежду.

– Сэр, но зачем вы вообще явились на Камазоц? – спросил Кельвин. – У вас была какая-то определенная цель?

– На Камазоц я попал по чистой случайности, – папа Мэг горько рассмеялся. – Я не собирался вообще покидать нашу Солнечную систему! И я направлялся на Марс. Тессеринг оказался гораздо более сложным процессом, чем мы могли себе представить.

– Сэр, а как Предмету удалось так легко завладеть Чарльзом Уоллесом, прежде чем он взялся за Мэг и меня? – снова спросил Кельвин.

– Из того, что ты мне рассказал, можно предположить, что Чарльз Уоллес сам подставился, решив добровольно соединиться с Предметом, чтобы потом вернуться. Он слишком верил в свои собственные силы… Но послушай! Кажется, сердце стало биться сильнее!

Его слова больше не резали уши, как ледяные лезвия. Или это не его слова были льдинками, а ее уши? Почему она до сих пор слышит только папу и Кельвина? Почему молчит Чарльз Уоллес?

Тишина. Томительная тишина. И голос Кельвина:

– Неужели мы ничего не можем сделать? Позвать кого-то на помощь? А сидим, ждем, теряем время…

– Мы же не можем оставить ее одну, – возразил папа. – И нам обязательно надо быть вместе. А насчет времени можно не тревожиться.

– То есть как не тревожиться? – удивился Кельвин. – Это все потому, что мы слишком быстро попали на Камазоц, Чарльз Уоллес поспешил встретиться с Предметом, и нас поймали?

– Может быть. Я не уверен. Я сам пока слишком мало знаю. Но несомненно одно: на Камазоце время идет по-другому. Наше время, хотя и неправильное, по крайней мере, движется только в одном направлении: вперед. И его даже нельзя назвать полностью одномерным, потому что оно не может двигаться вперед или назад по одной линии: только вперед, – но оно хотя бы сохраняет это направление неизменным. А вот на Камазоце время, судя по всему, способно поворачивать в обратную сторону относительно самого себя. Поэтому я не могу сказать уверенно, длилось ли мое заключение в той колонне несколько веков или несколько минут, – на какое-то время снова повисла тишина. А потом папа сказал: – Кажется, у нее появился пульс на запястье.

Мэг совершенно не чувствовала его прикосновения на своей руке. Собственно говоря, она и руку-то не чувствовала. Тело все еще сохраняло каменную неподвижность, и хотя мысли уже начали тяжело ворочаться, ни одна из попыток издать хоть какой-то звук или вообще подать признак жизни не увенчалась успехом.

Тем временем беседа двух голосов продолжалась. Кельвин:

– Сэр, а как насчет вашего проекта? Вы одни двигались в этом направлении?

– Нет, конечно, – отвечал папа. – Только в Штатах мне известно как минимум шесть лабораторий, и, может, это еще не все. И уж наверняка не только наша страна вела исследования в той области. Идея-то сама по себе не новая. Но мы предпринимали все возможное, чтобы за границу не просочились сведения о том, чего нам удалось добиться на практике.

– А на Камазоц вы попали один? Или с вами был еще кто-то?

– Конечно, один. Понимаешь, Кельвин, в таком вопросе нельзя было полагаться на опыты с обезьянами или собаками. А с другой стороны, никто не мог предсказать, как это сработает и не будет ли побочного эффекта в виде полного распада физического тела. Играть с пространством и временем – очень опасное занятие.

– Но почему именно вы, сэр?

– Я не был первым. Мы тянули жребий, и мне выпал второй номер.

– А что произошло с первым человеком?

– Мы не смогли… Смотри-ка! Кажется, у нее дрогнули веки? – Тишина. А потом: – Нет. Это из-за теней мне показалось.

Мэг готова была лопнуть от досады. Она действительно мигнула! Она уверена, что папе не показалось! И еще она их слышит! Ну почему они ничего не сделают?!

Но вместо этого возникла еще одна бесконечная пауза, в течение которой они, скорее всего, внимательно следили за ней, карауля малейшие признаки жизни. Наконец она услышала папин голос – теперь он немного оттаял и больше походил на тот, к которому она привыкла:

– Мы тянули жребий, и я оказался вторым. Мы знали, что Хэнк ушел в тессер. Мы видели, как это случилось. Он растаял в воздухе, растворился буквально на глазах у всей группы. Вот только что был здесь – и пропал. Мы решили в течение года ждать его возвращения или каких-то новостей. Год прошел. И ничего не случилось.

– Господи, сэр, – прерывисто ответил Кельвин. – Вы могли попасть в какую-то складку.

– Да, – согласился папа. – Это вызывает ужас, но и восторг: сделать открытие, что материя и энергия действительно одно и то же. Что физическая величина – иллюзия, а время – материальная субстанция. Это мы уже знаем, но есть еще больше загадок, разгадать которые не под силу нашим ограниченным мозгам. Надеюсь, что вашему поколению удастся понять намного больше, чем нам. А Чарльзу Уоллесу – больше, чем кому бы то ни было из вас.

– Да, я тоже надеюсь, сэр. Но что все-таки случилось после отправки того, первого ученого?

– Тогда наступила моя очередь, – Мэг услышала, что папа вздохнул. – Я отправился. И вот я здесь. Уже поумневший и не такой самоуверенный. Я ни за что бы не подумал, что пропадал целых два года. Но теперь, когда пришли вы, у меня появилась надежда вернуться вовремя. С единственной вестью для остальных ученых: нам по-прежнему ничего неизвестно!

– Что вы хотите этим сказать, сэр? – удивился Кельвин.

– Только то, что сказал, – снова вздохнул папа. – Что мы ведем себя как дети, играющие с динамитом. В своей безумной спешке мы врываемся туда, где прежде…

Мэг совершила неистовое усилие и издала какой-то звук. Он был едва слышен, но все-таки он был. Мистер Мурри замолк и воскликнул:

– Тс-с! Слушай!

Мэг снова испустила какой-то дикий сдавленный хрип. И в следующее мгновение обнаружила, что сумела поднять веки. Они весили, как глыбы мрамора, но все-таки подчинились. Над нею склонились папа и Кельвин. Чарльза Уоллеса не было видно. Куда он пропал?

Мэг лежала посреди чего-то, похожего на равнину с выгоревшей ломкой травой. Она мигала снова и снова, медленно, прилагая огромные усилия.

– Мэг! – окликнул папа. – Мэг, как ты себя чувствуешь?

Хотя язык, как и веки, весил не меньше тонны, она все же заставила его пошевелиться:

– Не могу двинуться.

– Постарайся! – воскликнул Кельвин. Почему-то его голос звучал так, будто он очень сердится на Мэг. – Пошевели пальцами на руках или на ногах!

– Не могу. Где Чарльз Уоллес? – невнятно из-за непослушного языка вымолвила она. Может, ее никто не понял? Потому что ответа она не получила.

– Мы тоже на какое-то время вырубились, – гнул свое Кельвин. – Ты скоро придешь в себя, Мэг! Ты только не пугайся! – он сидел рядом на корточках, и хотя голос все еще звучал громко и требовательно, в глазах светилась искренняя тревога. Она вяло подумала, что, наверное, не потеряла очки, иначе не смогла бы так четко различить его лицо, его веснушки, его пушистые черные ресницы, его яркие голубые глаза.

Папа стоял на коленях с другого бока. Из-за круглых линз в очках миссис Кто его глаза казались размытыми. Он осторожно взял ее за руку и легонько потер:

– Чувствуешь мои пальцы? – его голос казался неправдоподобно спокойным, как будто сковавший Мэг полный паралич – обычное дело. Благодаря этому спокойному голосу ей тоже стало спокойнее. Но тут она увидела крупные капли пота, выступившие у папы на лбу, и в следующий миг ощутила холод легкого ветерка, коснувшегося ее лица. Сперва его слова кололи, как ледышки, а теперь они смягчали ее боль: так что же ее окружает, стужа или тепло? – Чувствуешь мои пальцы? – снова спросил он.

Да, теперь она чувствовала, как папа сжимает ей запястье, вот только не могла кивнуть ему в ответ.

– Где Чарльз Уоллес? – ее слова уже не казались такими невнятными. И язык, и губы стали чувствовать свою неуклюжесть и сковывавший их холод: как будто какой-то безумный дантист вкатил ей лошадиную дозу новокаина. Как-то сразу, толчком, ей стало ясно, что тело и конечности заледенели, что это не простая прохлада: Мэг застыла до самого нутра, до кончиков пальцев. И это стылое состояние было причиной тому, что папины слова кололи ее, как льдинки, а она не в силах была шелохнуться.

– Я застыла… – невнятно выдохнула она. На Камазоце не было так холодно: эта стужа была гораздо более жестокой, чем самые суровые зимы на Земле. Ей удалось вырваться из-под морока, напущенного Предметом, но эта неожиданная стужа была едва ли не хуже. Нет, папе так и не удалось ее спасти!

Теперь глаза подчинялись ей настолько, что можно было немного оглядеться. Все вокруг оказалось бурым и серым. По краям поля, на котором лежала Мэг, росли деревья, и листья у них были мертвые и бурые – под стать пожухлой траве. Из травы торчали какие-то стебли: наверное, когда-то это были цветы, но сейчас и они были мертвыми и пыльными. В противоположность тусклым и унылым цветам и холоду, сковавшему ее члены, воздух оказался пронизан нежным весенним ароматом, с едва уловимой нежностью навеваемым легким ветерком. Она перевела взгляд на папу и Кельвина. Оба были одеты в одни рубашки с длинным рукавом и чувствовали себя вполне комфортно. Одной Мэг, закутанной в их куртки, было так холодно, что зуб на зуб не попадал.

– Почему мне так холодно? – удивилась она. – И где Чарльз Уоллес? – никто ей не ответил. – Папа, куда нас занесло?

– Я не знаю, Мэг, – виновато отвечал мистер Мурри. – Я паршиво управляюсь с тессером. Видимо, каким-то образом у меня получился перелет. И мы теперь не на Камазоце. Я понятия не имею, где мы теперь. А замерзла ты оттого, что нам пришлось пробиваться через Темное Нечто, и в какой-то момент я вообще боялся, что потеряю тебя.

– Это тоже затененная планета? – медленно и неохотно, но все-таки язык начинал слушаться, и речь становилась все более внятной.

– Мне так не кажется, – сказал мистер Мурри, – но я так мало знаю обо всем, что с нами случилось, что не смею что-то утверждать.

– Значит, тебе вообще не следовало соваться в тессер! – никогда в жизни Мэг не позволяла себе говорить с папой в таком тоне. Ей самой стало неприятно от собственной грубости.

– Но это было единственной возможностью спастись, – грустно покачал головой Кельвин. – По крайней мере, нам удалось унести ноги с Камазоца.

– Но почему мы унесли ноги без Чарльза Уоллеса?! Мы что, просто взяли и бросили его там одного?! – эти слова снова как будто были сказаны кем-то другим, такие они были жестокие и сердитые.

– Мы не просто бросили его, – возразил папа. – Не забывай, что наш мозг очень хрупкий орган и легко может быть поврежден.

– Ты пойми, Мэг, – Кельвин склонился над ней, стараясь заглянуть в глаза, – если бы твой папа так же вырвал у Предмета Чарльза Уоллеса, как вырвал нас, а Предмет не отпустил бы его, Чарльз Уоллес мог бы не выдержать, и тогда мы потеряли бы его навсегда. А мы не могли больше задерживаться – надо было что-то предпринять, и немедленно.

– Это почему же?

– Предмет брал над нами верх. И ты, и я уже поддались ему, и твой папа попросту пропал бы сам, если бы продолжал удерживать нас.

– Ну да, и ты крикнул ему про тессер! – обвиняюще выпалила Мэг.

– Никто из нас ни в чем не виноват, – как можно спокойнее возразил мистер Мурри. – Ты все еще не можешь двигаться?

Но Мэг уже завладели все ее слабости – и никакого толку от этого не было.

– Нет! А вот тебе следует вернуть меня на Камазоц к Чарльзу Уоллесу, и чем быстрее, тем лучше! Предполагалось, что именно ты сможешь нам помочь! – обида и горечь навалились на нее так безжалостно, словно это пришло само Темное Нечто. Жестокие, несправедливые слова так и слетали с ее уст, хотя где-то внутри ей самой не верилось, что она так разговаривает со своим папой, со своим любимым папочкой, по которому она так тосковала. И если бы не сковавший ее холод, слезы давно лились бы из глаз в три ручья.

Она нашла папу, но папа ничего не исправил. Все делалось только хуже и хуже. Но если поиски отца завершились, а он оказался не способен разрешить все их проблемы, больше нельзя было верить и в то, что в конце концов они все же победят. Надежда растаяла, как дым. Она валяется здесь, превращенная в глыбу льда, Чарльза Уоллеса бросили на милость Предмету, и ее всемогущий папочка ничего не сделал. Она недолго балансировала на грани любви и ненависти: Темное Нечто без труда подтолкнуло ее к ненависти.

– Ты даже не представляешь, куда нас занесло! – заорала она на отца. – И мы никогда больше не увидим ни маму, ни близнецов! Мы понятия не имеем, где искать Землю! Или тот же Камазоц! Мы заблудились в космосе! И что ты собираешься делать?

Мистер Мурри склонился над ней, осторожно растирая ей пальцы и пряча лицо.

– Доченька, к сожалению, я не миссис Что-такое, не миссис Кто и тем более не миссис Которая. Да, Кельвин рассказал мне все, как мог. Я всего лишь человек, и не из самых сильных. Но я согласен с Кельвином. Нас послали сюда не просто так. И мы знаем, что судьба благосклонна к тем, кто действует во имя Господа, к тем, кто призван исполнить свой долг.

– Но Темное Нечто! – не унималась Мэг. – Почему ты едва не отдал меня этой штуке?

– Ты же всегда проходила тессер хуже всех, – напомнил Кельвин. – Ни я, ни Чарльз Уоллес не чувствовали себя потом так паршиво, как ты.

– Ну так нечего было тогда таскать меня за собой! – упрямо бубнила Мэг. – Надо было сперва научиться!

На это ей никто не ответил: ни папа, ни Кельвин. Папа все еще растирал ей руки. Колющая боль возвестила о том, что пальцы начали оживать.

– Мне больно! – заорала Мэг.

– Значит, к тебе возвращается чувствительность, – спокойно отметил папа. – Боюсь, что это будет довольно болезненно.

Режущая боль рождалась в кончиках пальцев и неумолимо поднималась все ближе к телу. Она закричала, не в силах сдержать гнев на отца, но тут Кельвин воскликнул:

– Смотрите!

К ним приближались, бесшумно двигаясь по бурой траве, три огромные фигуры.

Это что еще такое?!

На Уриэле они встретились с невероятными могущественными созданиями. Обитатели Камазоца хотя бы внешне походили на людей. Но кем являлись эти трое, подходившие к ним все ближе?

По цвету они не отличались от линялых серых цветов. И если бы не вертикальное положение их тел, то их легко было бы принять за животных. И эти создания явно направлялись к трем людям. Они имели по четыре руки и гораздо больше пяти пальцев на каждой, да и вряд ли можно было назвать пальцами эти длинные гибкие щупальца. У них были головы и даже лица. Но если лица тех существ на Уриэле очень походили на человеческие, сейчас этого сходства почти не было. На месте привычных черт лица виднелись лишь отдаленные намеки на что-то подобное, а на месте ушей и волос снова изгибались непонятные щупальца. Когда они подошли ближе, Мэг увидела, что они высокие, гораздо выше любого человека. И глаз у них не было. Только неглубокие впадины на лицах.

Закостеневшее, стылое тело Мэг готово было содрогнуться от ужаса, но вместо дрожи накатила новая волна боли.


Неведомые твари остановились. Наверное, они разглядывали людей – трудно было сказать это наверняка о тех, у кого нет глаз. Мистер Мурри не поднимался с колен, продолжая массировать Мэг руки.

И Мэг подумала, что папа убил их, притащив на эту планету. Она больше никогда не увидит Чарльза Уоллеса и маму, и близнецов…

Кельвин вдруг выпрямился. Он так учтиво поклонился тварям, словно они могли его видеть. И сказал:

– Здравствуйте, господа… или леди?

– Кто вы? – произнесла самая высокая тварь. Голос звучал холодно и сурово и доносился явно не оттуда, где на заросшем шерстью лице должен быть рот. Звуки как будто испускали извивающиеся щупальца.

Мэг охватил дикий ужас. Их наверняка сожрут! А сначала будут пытать! Ох, как больно… пальцы, ноги, руки…

Но Кельвин постарался совладать с дрожащим голосом и ответил:

– Мы… Мы с Земли. Я не могу вам объяснить, как мы сюда попали. Это произошло случайно. Мэг… Эта вот девочка оказалась парализована. Она не может пошевелиться. И она вот-вот замерзнет до смерти. Наверное, поэтому она и двигаться не может.

Одна из тварей присела возле Мэг на корточки, и ее охватили брезгливость и отвращение, когда щупальца принялись ее обследовать.

Но вместе с щупальцами вернулся тот чудесный весенний аромат, что так приятно ласкал ее лицо, и Мэг почувствовала, как ручеек нежного ласкового тепла вымывает из тела жгучий режущий холод и уносит боль. Ей вдруг ужасно захотелось спать.

Она еще сонно подумала, что должна казаться этой твари такой же противной и несуразной, какой кажется ей тварь… И тут вдруг осознала, что тварь вообще ее не видит и не может видеть. Тем не менее ощущение безопасности делалось все сильнее, а боль уходила все дальше под мягкими прикосновениями гибких щупалец. И вдруг оказалось, что тварь держит Мэг на одной из двух пар своих сильных рук и ласково баюкает.

– Что вы делаете? – всполошился мистер Мурри.

– Держу ребенка.


Глава 11 Тетушка Зверь


Нет! – сердито воскликнул мистер Мурри. – Пожалуйста, оставьте ее!

От созданий словно прошла волна смеха и иронии. То, что было выше всех и говорило с людьми, спросило:

– Мы вас испугали?

– Что вы собираетесь с нами делать? – яростно спросил мистер Мурри.

– Прости, – ответило создание, – но лучше мы поговорим не с тобой, а с ним, – и оно обратилось к Кельвину: – Кто ты?

– Кельвин О’Кифи.

– Что это значит?

– Я – мальчик. Ну… молодой мужчина.

– И ты тоже напуган?

– Я… я и сам не знаю!

– Тогда скажи мне, – предложило создание, – вот если бы мы втроем попали на вашу планету, что бы вы стали с нами делать?

– Скорее всего, пристрелили бы на месте, – честно ответил Кельвин.

– Так разве нам не следует сделать с вами то же самое?

– Надеюсь, что вы так не поступите, – тихо, но твердо отвечал Кельвин, у которого от волнения снова стали особенно яркими веснушки на лице. – То есть Земля, конечно, моя родина, и я больше всего хотел бы вернуться туда, где бы я ни был… во Вселенной, но мы там успели здорово накосячить.

Создание поменьше, то, которое держало на руках Мэг, сказало:

– И вряд ли там привыкли к посещениям инопланетян.

– Привыкли! – фыркнул Кельвин. – Да мы вообще не видели ни одного, насколько мне известно.

– Почему?

– Не знаю.

Тут среднее создание спросило, и каким-то образом стало ясно, что его голос дрожит от волнения:

– Вы ведь не с затемненной планеты, верно?

– Нет! – Кельвин решительно мотнул головой, как будто создания могли его увидеть. – На нас… на нас уже пала тень, но мы все еще с ней боремся.

– И вы трое тоже боретесь? – уточнило то, что держало Мэг.

– Да, – подтвердил Кельвин. – С той самой минуты, как узнали об этой угрозе.

Высокое создание строго обратилось к мистеру Мурри:

– Ты. Самый старший. Мужчина. Откуда ты прибыл? Сейчас.

– С планеты под названием Камазоц, – с запинкой признался мистер Мурри. И тут же от созданий пошла волна тревоги. – Но мы не с этой планеты, – медленно и твердо отчеканил мистер Мурри. – Там мы такие же чужаки, как и здесь. Меня там захватили в плен, а дети пришли, чтобы освободить меня. Но мой младший сын, совсем еще малыш, остался там, в ловушке черного разума Предмета.

Мэг извивалась что было сил на руках у мохнатой твари, чтобы посмотреть на отца и Кельвина. Они что, рехнулись, вот так запросто выкладывая все этим непонятным существом? Разве они не понимают, как это опасно?! Но уже в который раз вспышка гнева отступила перед ласковым теплом, исходившим от щупалец и пронизавшим все ее существо. Она вдруг почувствовала, что пальцы начали потихоньку шевелиться, но это уже не приносило прежней боли!

– Мы должны забрать с собой это дитя, – заявило то создание, что держало ее.

И тут Мэг не выдержала и завизжала:

– Только не вздумай бросить меня одну, как Чарльза! – ярость разбудила новый судорожный спазм, и она охнула от боли.

– Перестань вырываться, – сказало создание. – Ты только вредишь себе. Успокойся.

– В точности то же нам предлагал Предмет! – не унималась Мэг. – Папа! Кельвин! На помощь!

– Этому ребенку грозит опасность, – создание обратилось не к ней, а к мистеру Мурри и Кельвину. – Вам придется нам доверять.

– У нас нет выбора, – согласился мистер Мурри. – Вы сможете ее спасти?

– Надеюсь.

– А я могу оставаться вместе с ней?

– Нет. Но ты будешь совсем близко. Мы чувствуем твой голод и усталость, и желание вымыться и отдохнуть. А эта маленькая… Как правильно ее назвать? – создание направило щупальца в сторону Кельвина, адресуя вопрос к нему.

– Девочка, – подсказал тот.

– Эта маленькая девочка нуждается в особом уходе и процедурах. Холод… Как вы называете это?

– Темное Нечто?

– Темное Нечто. Да. Нам надо выжечь Темное Нечто из ее организма, чтобы он снова начал действовать правильно, – троица окружила Мэг и словно принялась исследовать своими щупальцами. Движения щупалец были мягкими, ласковыми и подчинялись общему ритму, как волны морских водорослей, качаемые легким течением. Несмотря ни на что, Мэг вдруг стало очень уютно лежать в объятиях мохнатых рук: давно она не чувствовала себя так хорошо, спокойно и безопасно. Наверное, с тех пор как когда-то малышкой засыпала у мамы на руках под мерное покачивание старого кресла. Да, с папиной помощью ей удалось не покориться Предмету. Но сейчас сил на сопротивление не оставалось. Она опустила голову на грудь неведомому существу: оказывается, его шерсть была мягче самого нежного пуха и пахла той же весенней свежестью, что и воздух на этой планете.

Хорошо бы она сама пахла не очень противно по меркам этих существ. И тут же с необъяснимой уверенностью поняла, что существа не обидятся на нее даже за самый ужасный запах. С каждым баюкающим движением сильных рук ее покидали напряжение, боль и усталость. Ничего подобного не могла подарить ей тварь, подобная Предмету. Наверное, эти создания добрые. А как же иначе? Она глубоко вздохнула, как младенец, и разом провалилась в сон.

Когда Мэг снова очнулась, где-то на задворках памяти все еще оставалось ощущение боли, резкой и жестокой боли. Однако боль прекратилась, и ее тело наслаждалось тишиной и покоем. Она лежала в уютной комнате на чем-то бесподобно мягком. Здесь было темно. Все, что ей удалось различить, были высокие силуэты, двигавшиеся вокруг нее. Наверное, это были те мохнатые твари. Она была раздета, и в ее кожу втирали что-то теплое и пряное. Она потянулась с довольным вздохом… То есть как, она действительно потянулась?! Ну конечно, паралич прошел, она снова владела своим телом, колыхавшимся на ласковых теплых волнах! Это не папа ее спас, а эти создания!

– Ну как, ты очнулась, малышка? – мягко прозвучал в ушах незнакомый голос. – Какая же ты забавная личинка! Больше не болит?

– Нет!

– И ты снова теплая и живая?

– Да, я в порядке! – и она попыталась сесть.

– Нет, полежи пока, милочка. Тебе еще нельзя напрягаться. Сейчас мы оденем тебя в шерстяную одежку и накормим. Тебе пока нельзя даже есть самой. Совсем как новорожденный! Видишь ли, Темное Нечто очень не любит отпускать свои жертвы!

– А где папа с Кельвином? Они уже отправились спасать Чарльза Уоллеса?

– Они отъедаются и отсыпаются, – ответило существо, – и мы стараемся познакомиться получше, чтобы понять, как мы могли бы вам помочь. Теперь мы ясно чувствуем, что вы не опасны, а значит, нам позволяется вам помочь!

– А почему здесь так темно? – спросила Мэг. Она продолжала оглядываться, но так ничего и не увидела, кроме смутных теней. Тем не менее ей не было здесь тесно или душно: по лицу все время скользил легкий ветерок, не дававший темноте превратиться в угрозу.

– Что значит темно? – создание явно опешило. – И что значит светло? Нам этого не понять. Твой папа и тот мальчик, Кельвин, тоже спрашивали нас об этом. Они сказали, что сейчас на нашей планете ночь и что в это время они ничего не видят. Они рассказали нам, что наша атмосфера выглядит какой-то полупрозрачной и через нее невидно звезд. И они очень удивились, когда оказалось, что мы знаем о звездах и понимаем их танец и движение намного лучше, чем такие, как вы, долгими часами следящие за звездами в какие-то ваши телескопы. Нет, нам никогда не понять, что это значит – видеть так, как вы.

– Ну, это значит представлять себе, как выглядит все вокруг, – бестолково попыталась объяснить Мэг.

– Мы не знаем, как, твоими словами, выглядит все вокруг, – сказало существо. – Мы просто знаем, какое все вокруг. А от этого вашего зрения, похоже, гораздо меньше толку.

– Нет, неправда! – возмутилась Мэг. – Нет ничего лучше в мире, чем видеть его красоту!

– Ну и странный же у вас мир, – примирительно вздохнуло существо, – если вы придаете такое значение столь ограниченному способу его познавать. Будь добра, попробуй объяснить мне, что такое свет, без которого вы так беспомощны?

– Прежде всего, без него мы ничего не видим, – с энтузиазмом начала было Мэг, но тут же ей стало ясно, что она не в состоянии растолковать слепым созданиям значение света для зрячих. Тем более таким, которые прекрасно обходятся без зрения. – Скажем, на вашей планете ведь есть солнце? – неуверенно приступила она с другого бока.

– Это самое замечательное солнце, от него приходит тепло и лучи, которые дарят нам благоуханные цветы, и пищу, и музыку, и все, что есть живого и растущего на нашей планете. – Так вот, – более уверенно продолжила Мэг, – когда мы поворачиваемся к нашему Солнцу – я имею в виду нашу планету, Землю, – мы получаем от него свет! А когда планета отворачивается от Солнца, на ней наступает ночь. И если мы хотим что-то увидеть ночью, нам приходится использовать искусственный свет.

– Искусственный свет, – с сочувствием вздохнуло создание. – Нелегко же вам там приходится! Потом мы еще поговорим, и ты сможешь рассказать мне что-то новое.

– Хорошо, – пообещала Мэг, хотя сама не представляла, как будет объясняться с существом, которое вообще не способно видеть, но при этом несомненно разбирается в устройстве Вселенной во много раз лучше, чем она или ее родители, или Кельвин, или даже Чарльз Уоллес.

– Чарльз Уоллес! – вскричала она. – Что он там делает с Чарльзом Уоллесом? Вы только подумайте, что Предмет может сделать с ним или заставит делать его! Пожалуйста, ну пожалуйста, помогите нам!

– Да-да, малышка, мы обязательно вам поможем. Как раз в эту минуту идет совещание, на котором решают, что следует предпринять. До сих пор мы не верили, что кто-то вообще способен сбежать с затененной планеты. И хотя твой папа казнит себя за то, что случилось, мы совершенно уверены, что он является выдающейся личностью уже потому, что сумел выбраться с Камазоца и вытащить оттуда вас. Но что касается маленького мальчика – и насколько я могу судить, это очень необычный и важный для нас маленький мальчик, – увы, дитя мое, тебе придется принять тот факт, что это будет гораздо труднее. Даже подумать о том, чтобы вернуться , снова пройти через Темное Нечто, вернуться на Камазоц… Не знаю, возможно ли такое. Не знаю.

– Но папа его бросил! – возмутилась Мэг. – Он должен его вернуть! Он просто взял и бросил Чарльза Уоллеса!

Внезапно в словах существа Мэг ощутила суровую ноту.

– Хватит твердить о том, что кто-то якобы кого-то бросил! Это только заведет нас в тупик. Но мы помним о том, что одного нашего желания недостаточно, чтобы что-то случилось, и не поможет нам понять, как добиться того, чего мы желаем! И мы не можем позволить тебе в твоем теперешнем состоянии поставить под угрозу нас всех. Я понимаю, что больше всего тебе хочется, чтобы папа немедленно вернулся на Камазоц, и не исключено, что тебе удастся вынудить его к этому поступку, но чего мы этим добьемся? Ничего. Нет. Нет. Тебе придется ждать, пока ты не успокоишься. Ага, а вот, моя хорошая, отличный теплый халат, в котором тебе будет очень удобно, – Мэг почувствовала, как ее приподняли, и по телу скользнуло что-то мягкое и легкое. – Не бойся за своего младшего брата, – теплые, успокаивающие слова ласкали слух, как музыка. – Мы ни в коем случае не оставим его во власти тени. Но сейчас ты должна отдыхать, чувствовать себя довольной и спокойной.

Эти ласковые слова принесли уверенность, что лохматое существо будет любить и помогать Мэг, несмотря ни на что, что бы она ни сказала или сделала, и сама эта мысль принесла ей несказанное облегчение и душевный покой. Она почувствовала, как щеки коснулось щупальце – ласка, нежнее материнского поцелуя.

– Прошло так много времени с тех пор, как мои собственные малыши выросли и покинули меня, – объяснило существо. – Ты такая хрупкая и уязвимая. И теперь мне пора тебя накормить. Постарайся есть медленно и осторожно. Я понимаю, как ты изголодалась за столько времени, однако тебе нельзя жадничать и торопиться, иначе будет худо.

Прямо к губам Мэг поднесли что-то необычайно нежное и вкусное, и она с готовностью проглотила угощение. С каждым глотком она чувствовала, как сила вливается в ее тело, и только теперь сообразила, что у нее не было во рту и маковой росинки с того жуткого фальшивого обеда на Камазоце, к которому она едва прикоснулась. Сколько времени прошло с тех пор, как она ела мамин суп? Впрочем, земное время не имело здесь значения.

– Здесь очень долгие ночи? – сонно поинтересовалась Мэг. – Скоро ведь снова будет день, не так ли?

– Тс-с-с! – шикнуло на нее существо. – Кушай, малышка. В холодный сезон, такой, как сейчас, мы спим. А потом, когда тебя разбудят, снова будет тепло, и мы займемся делами. У нас впереди очень много дел. А сейчас тебе надо кушать и спать, и я буду с тобой.

– Извините, но я не знаю, как мне вас звать, – сказала Мэг.

– Ну, ладно. Для начала постарайся вообще не произносить слова вслух. Просто проговаривай их мысленно. Подумай обо всех существах, которых ты зовешь человеками – самыми разными человеками.

И пока Мэг послушно думала о людях, существо ласково приговаривало:

– Нет, мама – это особенный человек, она только одна, а папа здесь, с тобой. Нет, не просто друг, не учитель, не брат, не сестра. Что значит знакомый ? Какое смешное, грубое слово! Тетушка. Похоже. Да, пожалуй, это подойдет лучше всего. Ох, и как же забавно ты обо мне думаешь! Тварь, чудовище! Подумать только: чудовище – какое ужасное и жестокое слово! Кто угодно, только не чудовище! Зверь. Да, это лучше. Тетушка Зверь.

– Тетушка Зверь, – невнятно прошептала Мэг и с облегчением рассмеялась.

– Я сказала что-то смешное? – удивилась тетушка Зверь. – Разве тетушка Зверь – плохое имя?

– Тетушка Зверь – прекрасное имя! – заверила ее Мэг. – Спойте мне, пожалуйста, что-нибудь, тетушка Зверь!

Точно так же, как невозможно было объяснить тетушке Зверь, что значит видеть, не было доступного человеку описания того, как она пела. Эта музыка была невероятно прекрасна, еще прекраснее, чем пение волшебных созданий там, на Уриэле. Она казалась более ощутимой, чем физические или зрительные формы. Эта музыка обладала структурой и плотностью. И она поддерживала Мэг намного надежнее, чем руки тетушки Зверь. Она словно уносила ее в неведомую даль, в великой симфонии ликования и славы, она летела в межзвездном пространстве, и на какой-то блаженный миг озарения Мэг почувствовала, что слова Тьма и Свет ничего не значат, что главное – эта вот мелодия.

Мэг сама не заметила, как провалилась в сон под воздействием этой музыки. Когда девочка проснулась, оказалось, что тетушка Зверь тоже спит, ее мохнатая голова без лица бессильно поникла. Ночь миновала, и комнату заливал серый дневной свет. Но теперь Мэг было ясно, что на этой планете бесконечные сочетания серого и бурого ничего не значат для ее удивительных обитателей, да и она, со своей стороны, успела познакомиться лишь с незначительной ее частью. И уж если говорить об ограниченности, так это скорее Мэг могла считаться ограниченной со своим бесценными пятью чувствами, чем слепые существа, наделенные гораздо более мощными ощущениями, чем она могла себе вообразить.

Она осторожно пошевелилась, и тут же встрепенулась тетушка Зверь.

– Ах, как мы хорошо поспали! Тебе лучше, моя милая?

– Да, гораздо лучше, – сказала Мэг. – Тетушка Зверь, а как называется ваша планета?

– Ах, дорогая, – вздохнула тетушка Зверь. – По-моему, это очень непросто: придавать предметам ту форму, которую ты вообразила. Вот вы вроде бы попали сюда с Камазоца?

– Ну, в общем-то мы попали сюда с Камазоца, но это не наша планета.

– Пожалуй, ты могла бы назвать нашу планету Искчель, – сказала тетушка Зверь. – У нас здесь такое же солнце, какое когда-то светило на Камазоце, но, к нашему великому счастью, больше нет ничего общего с ними.

– Вы тоже боретесь с Темным Нечто? – спросила Мэг.

– О да! – кивнула тетушка Зверь. – И мы не оставляем борьбы ни на миг. Мы являемся призванными для Его целей, а если Он кого-то призывает, то не оставляет своей любовью. И конечно, нам помогают – без помощи наша ноша была бы непосильной.

– А кто вам помогает? – тут же спросила Мэг.

– Ох, милая, мне очень трудно объяснять столь сложные вещи такой малышке, как ты. И теперь я понимаю, что дело тут не только в возрасте. До двух других достучаться так же трудно, как и до тебя. Как мне найти такие слова, которые будут тебе понятны? Нам помогает Господь, нам помогают звезды, скорее всего, нам помогает то, что вы называете свет , нам помогает любовь. Нет, дитя мое, я не в состоянии объяснить! Такие вещи либо просто знаешь, либо нет.

– Но…

– Нам нет необходимости смотреть на вещи, которые, как ты сказала, вы изучаете зрением. Ибо то, что вы можете видеть, лишь временная, непостоянная оболочка. А вечным является только то, что нельзя увидеть вашими глазами.

– Тетушка Зверь, а что вы знаете о миссис Что-такое? – с неожиданной вспышкой надежды спросила Мэг.

– Миссис Что-такое? – тетушка Зверь была шокирована. – Ах, дитя, твой язык столь неуклюж и ограничен, что сам по себе становится затруднением! – все ее четыре руки заодно с оживившимися щупальцами выражали растерянность. – Ты не против, если я отведу тебя к папе и Кельвину?

– Ох, конечно, скорее!

– Ну что ж, тогда пойдем. Они ждут не дождутся тебя, чтобы составить план. И нам кажется, что вам будет приятно покушать… как вы это называете? Завтрак вместе. Кажется, теперь тебе должно быть жарко в этой теплой шерсти. Я переодену тебя во что-то более легкое, и мы отправимся!

Как будто Мэг снова стала младенцем: тетушка Зверь искупала и одела ее, и это новое одеяние, тоже изготовленное из тонкой шерсти, оказалось несравненно легче, гораздо легче, чем любое летнее платье на Земле. Обвив Мэг за талию покрытой щупальцами рукой, тетушка Зверь повела ее по бесконечным сумрачным коридорам, где Мэг могла различить лишь какие-то тени и новые тени теней, пока они не оказались в просторном зале с колоннами. В тот же миг с открытого неба на них обрушились потоки света, сосредоточившиеся на огромном высоком столе, сделанном из камня. За столом восседали высокие безликие существа, а с ними на каменной скамье, опоясывающей стол, – Кельвин и мистер Мурри. Поскольку высота стола и скамьи была явно рассчитана на необычный рост волосатых существ, даже мистер Мурри не мог достать ногами до пола, и костлявые щиколотки Кельвина болтались высоко над полом – совсем как у Чарльза Уоллеса. Вместо стен зал ограничивали дуги огромных арочных проемов, из которых начинались уходившие в неведомую даль мощеные дороги. Здесь не было ни стен, ни потолка, и благодаря этому Мэг не страдала от замкнутого пространства, даже несмотря на тусклый свет от солнца на этой планете. Едва заметив появление Мэг в обществе тетушки Зверь, мистер Мурри слетел со своего места и крепко прижал дочку к груди.

– Они обещали, что ты поправишься! – выдохнул он.

До этой самой минуты в объятиях тетушки Зверь Мэг чувствовала себя в полной безопасности. Но теперь ее страх за Чарльза Уоллеса и разочарование в ограниченных человеческих способностях папы поднялись тошнотворной волной у нее в горле.

– Ничего страшного, – прошептала она, глядя при этом не на Кельвина, не на папу, но на здешних созданий, ибо к ним, и только к ним она могла обратиться за помощью. Ей казалось сейчас, что ни Кельвин, ни папа особенно не переживают из-за будущего Чарльза Уоллеса.

– Мэг! – весело окликнул ее Кельвин. – Ты в жизни ничего такого не пробовала! Иди сюда, поешь с нами!

Тетушка Зверь подняла Мэг и усадила рядом с собой на скамью. Она заботливо наполнила тарелку своей подопечной какой-то едой: фруктами и хлебом, совершенно незнакомыми Мэг. На вид все казалось каким-то вялым и безвкусным, и хотя Мэг отлично помнила свой восторг от той пищи, которой кормила ее тетушка Зверь накануне, она с большой неохотой принялась за обед. Но стоило ей попробовать, и она набросилась на угощение так, будто умирала от голода.

Остальные вежливо ждали, пока она насытится. Наконец мистер Мурри веско промолвил:

– Мы пытаемся составить план спасения Чарльза Уоллеса. После той ошибки, которую я допустил в использовании тессера для бегства с Камазоца, нам представляется неразумным снова прибегать к этому средству, даже если я отправлюсь один. Еще один такой промах – и я окажусь неведомо где, в глубинах космоса. Мне ничего не останется, как скитаться из одной галактики в другую, а от этого всем нам будет мало проку и меньше всех Чарльзу Уоллесу.

Мэг вдруг охватила такая безнадежность, что стало не до еды.

– Но наши здешние друзья, – продолжал папа, – полагают, что только благодаря тому, что на мне все еще были очки миссис Кто, мы оказались именно в этой солнечной системе. Вот эти очки, Мэг. Но я боюсь, что они лишились всех своих чудесных качеств и стали просто очками. Не исключено, что их зарядили для одной цели: вырвать нас из лап Предмета на Камазоце. Но не исключено, что они лишились своих качеств из-за контакта с Темным Нечто, – и мистер Мурри толкнул по столу очки в сторону Мэг.

– Эти люди хорошо разбираются в тессеринге, – Кельвин жестом обвел всех мохнатых созданий, сидевших за столом. – Но для них закрыты пути на затененные планеты.

– А ты не пытался позвать миссис Что-такое? – спросила Мэг.

– Пока нет, – ответил папа.

– Но ведь если все другие возможности вы уже отбросили, больше нам ничего не остается! Папа, ну неужели тебе совершенно наплевать, как там без нас Чарльз Уоллес?

– Дитя! – оборвала ее тетушка Зверь непривычно строгим тоном.

Мистер Мурри молчал, но Мэг вдруг увидела, как несправедливо обидела папу. Она вела себя с ним так, как будто собиралась бороться с мистером Дженкинсом. И она сердито осклабилась, но упрямо произнесла, уставившись в стол перед собой:

– Мы должны сейчас же попросить их о помощи! И ты полный болван, если думаешь иначе!

– Дитя расстроено, – обратилась к остальным тетушка Зверь. – Не судите ее строго. Ею почти завладело Темное Нечто. И мы не всегда способны сразу распознать душевные раны, даже когда физические кажутся исцеленными.

Мэг окинула сердитым взглядом сидевших за столом. Мохнатые существа оставались молчаливыми и неподвижными. Она ощущала их испытующие взгляды: судя по всему, ее сочли достойной дальнейших объяснений.

Но Кельвин сердито отшатнулся от нее.

– Неужели ты считаешь нас такими тупыми? По-твоему, мы не пытались им рассказать о наших леди? Или ты считаешь, что мы только отъедались и прихорашивались? Ну что ж, теперь твоя очередь: валяй, рассказывай!

– Да. Постарайся, дитя, – тетушка Зверь снова устроилась на месте и усадила рядом Мэг. – Но мне непонятен источник того гнева, что я чувствую в тебе. Что случилось? Ты полна обвинений, но и сама чувствуешь себя виноватой. Почему?

– Неужели вы сами не понимаете, тетушка Зверь?

– Нет, – безмятежно ответила тетушка Зверь. – И это не помогает мне понять, о ком вы все пытаетесь мне рассказать. Попробуй еще раз.

И Мэг попыталась. Косноязычно. И невнятно. Она начала с описания человеческого облика миссис Что-такое с ее дурацкими пальто и паланкином. Затем она описала миссис Кто в белой мантии и сверкающих очках и миссис Которую в остроконечной шляпе и черной мантии, колеблющейся и мерцающей в воздухе. И далеко не сразу осознала, что занимается ерундой. Ведь она описывала старых леди так, как видела их сама. Но это вовсе не являлось истинным обликом ни миссис Что-такое, ни миссис Кто, ни миссис Которой. Она с таким же успехом могла рассказывать о миссис Что-такое, описывая ее в облике чудесного создания с планеты Уриэль.

– Не задерживайся на словах, – ободряюще посоветовала тетушка Зверь. – Ты напрасно борешься с собой и со мной. Просто подумай о том, кем они являются. От твоего зрения нам не будет никакого толку.

Мэг честно попыталась следовать ее совету, но, несмотря на все попытки, ей никак не удавалось составить достаточно четкий мысленный образ. Она попыталась представить себе, что чувствовала, когда миссис Что-такое объясняла сущность тессеринга. Она попыталась представить те математические символы, которые это описывали. То и дело ей казалось, что она улавливает всплески понимания, исходившие от тетушки Зверь или кого-то из ее соплеменников, но почти все время ощущалось их полное недоумение.

– Ангелы! – неожиданно выкрикнул Кельвин со своей стороны стола. – Ангелы-хранители! – он на мгновение умолк и снова закричал с еще большим убеждением: – Посланники! Посланники Господа!

– И мне на миг показалось, – оживилась было тетушка Зверь, но со вздохом понурилась: – Нет, это слишком неточно.

– Как же это странно: они убеждены, что знают, о чем хотят сказать, но не могут этого сделать, – пробормотало высокое, тощее существо.

Одна из покрытых щупальцами ласковых рук тетушки Зверь снова обвила Мэг за талию.

– Просто они слишком молоды. И на своей планете, или как они называют ее – Земле, – им никогда не приходилось сообщаться с другими мирами. Они оказались совершенно заброшены и одиноки в космосе.

– Ох, – тут же отозвалось тощее существо, – так они одиноки?

И тут под сводами зала раскатился громоподобный голос:

– МЫ-Ы-Ы ЗДЕ-Е-ЕСЬ!


Глава 12 Немудрые и немощные


Мэг ничего не могла рассмотреть, но ее сердце забилось с новой надеждой. Как по команде все мохнатые существа вскочили и дружно поклонились, приветствуя миссис Что-такое, стоявшую в одном из арочных проемов. Рядом с ней тут же появилась миссис Кто, а за ними возникло яркое мерцание. Все трое как-то неуловимо изменились с тех пор, как Мэг видела их в последний раз. Их контуры стали более размытыми, нечеткими, а цвета словно перетекали один в другой, как края смешавшихся акварельных красок. И тем не менее это, несомненно, были они, и они были здесь.

Мэг отскочила от тетушки Зверь, в один прыжок оказалась на полу и понеслась к миссис Что-такое. Но миссис Что-такое предостерегающе взмахнула рукой, и Мэг обнаружила, что она материализовалась еще не полностью, что она слишком светлая и нереальная, и обнять ее представляло не менее сложную задачу, чем поймать солнечного зайчика.

– Мы так спешили, что нам не хватило времени… Вы звали нас? – спросила миссис Что-такое.

– Это все из-за маленького мальчика, – самое высокое существо с поклоном приблизилось к миссис Что-такое.

– Папа бросил его! – вмешалась Мэг. – Он бросил на Камазоце Чарльза Уоллеса!

– И чего ты хочешь от нас? – с обезоруживающей холодностью осведомилась миссис Что-такое.

Мэг так прижала кулаки к зубам, что железные скобки больно вонзились в кожу. А потом простерла руки вперед умоляющим жестом:

– Но ведь это же Чарльз Уоллес! Предмет захватил его, миссис Что-такое! Спасите его, ну пожалуйста, спасите его!

– Тебе отлично известно, что на Камазоце мы абсолютно бессильны, – так же холодно отвечала миссис Что-такое.

– То есть вы хотите сказать, что бросите Чарльза Уоллеса на милость Предмета? – голос Мэг сорвался на визг.

– Я сказала что-то подобное?

– Но мы же ничего не смогли сделать! И вам это известно! Мы пытались изо всех сил! Вы должны спасти его, миссис Что-такое!

– Это не в наших силах, Мэг, – грустно отвечала миссис Что-такое. – Я считала, что ты понимаешь ограниченность наших возможностей.

Тут вперед выступил мистер Мурри. Он поклонился старым леди, и, к удивлению Мэг, все трое учтиво поклонились ему в ответ.

– Не имею чести быть с вами знакомой, – заметила миссис Что-такое.

– Это папа, вы же знаете, что это папа! – Мэг снедали ярость и нетерпение. – Папа, это миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая!

– Очень польщен, – пробормотал мистер Мурри и добавил: – Извините, но мои очки разбились, и я не могу разглядеть вас как следует.

– Вам совсем не обязательно нас разглядывать, – милостиво отвечала миссис Что-такое.

– Если бы вы могли немного обучить меня свойствам тессеракта, мы бы вернулись на Камазоц…

– И что д’алыне? – голос миссис Которой звенел от удивления.

– Я мог бы попытаться вырвать своего ребенка из-под власти Предмета.

– И вы отдаете себе отчет в том, что ваша попытка безнадежна?

– Мне ничего не остается, кроме этой попытки.

– Очень жаль, – мягко возразила миссис Что-такое. – Но мы не можем вас туда отпустить.

– Тогда позвольте мне! – предложил Кельвин. – Один раз я почти достучался до него!

– Нет, Кельвин, – покачала головой миссис Что-такое. – Теперь Чарльз совсем увяз в плену у Предмета. И тебе уже не удалось бы его разбудить, даже если бы тебе позволили к нему пробиться.

Долгое время все молчали. Серый свет, проникавший в зал, каким-то необъяснимым образом сосредоточился на миссис Что-такое, миссис Кто и неясном свечении, выдававшем присутствие миссис Которой. Никто не проронил ни слова. Одно из мохнатых существ медленно покачивало щупальцем над поверхностью стола. Наконец Мэг, не в силах больше вынести это молчание, отчаянно вскричала:

– Так что же мы будем делать? Вы что, собрались просто так взять и бросить Чарльза Уоллеса?

По залу прокатился грозный голос миссис Которой:

– Замолчи-и-и, дитя!

Но Мэг не так-то легко было заставить замолчать. Она приникла к тетушке Зверь, и хотя тетушка Зверь не обняла ее утешительно своими щупальцами, девочка громко закричала:

– Я не могу его бросить! Не могу! Вы знаете, что я его не брошу!

– Разве кто-то тебе предложил его бросить? – от мрачного тона миссис Которой у Мэг по спине побежали мурашки.

Она разразилась слезами. И замолотила кулаками по груди тетушки Зверь, как младенец, бьющийся в истерике. Слезы бежали в три ручья и пятнали светлую шерсть тетушки Зверь. Та стояла неколебимо под этим напором.

– Ну и ладно, тогда я сама туда пойду! – прохныкала Мэг. – Я знаю, вы ведь этого от меня хотите!

– Мы не хотим от тебя ничего такого, чего бы ты не сделала по доброй воле, – возразила миссис Что-такое, – или чего не понимала бы полностью.

Истерика прекратилась так же мгновенно, как и началась.

– Но я понимаю, – внезапно она ощутила неимоверную усталость и спокойствие.

Теперь благодаря помощи тетушки Зверь мертвящий холод покинул не только ее тело, но и разум. Она посмотрела на отца и вместо бестолкового гнева почувствовала любовь и гордость. Она виновато улыбнулась ему, молча прося прощение, и приникла к тетушке Зверь. И на этот раз тетушка ласково обняла ее за плечи.

Голос миссис Которой звучал серьезно и веско:

– Что тебе удалось понять?

– Что это моя задача. И ничья больше. Пусть я не понимаю Чарльза, но он понимает меня. Никто не был ближе к нему, чем я. Папа пропал слишком давно, когда Чарльз был еще младенцем. Они не успели узнать друг друга. А Кельвин знаком с ним совсем недолго. Если бы они давно дружили, мог бы пойти он, но… Да, да, я знаю, больше некому. Только я.

Но тут встал мистер Мурри, до сих пор сидевший, уперев локти в колени и подставив под подбородок кулаки.

– Я этого не позволю!

– Почему? – недовольно осведомилась миссис Которая.

– Вы знаете, какая ей грозит опасность! И вдобавок она сейчас ослабла, она гораздо слабее обычного! Темное Нечто едва не погубило ее. Я не представляю, как вам вообще такое могло прийти в голову!

– Похоже, что Предмет сказал о вас правду! – воскликнул Кельвин. – Или вы действительно в союзе с Предметом. Если уж кому-то и придется пойти, так это буду я! Иначе зачем вообще было меня сюда тащить? Чтобы помогать Мэг! Вы же сами так сказали!

– Но ты уже и так ей помог! – заверила его миссис Что-такое.

– Я ничего еще не сделал! – вопил Кельвин. – Вы не можете отправить Мэг одну! Я вам не позволю! Этому не бывать!

– Ты нарочно стараешься усложнить Мэг и без того непосильную задачу? – спросила его миссис Что-такое.

– Она достаточно поправилась, чтобы снова идти в тессер? – тетушка Зверь обратила свои щупальца в сторону миссис Что-такое. – Вы знаете, что она пережила.

– Она сможет, если это сделает миссис Которая, – отвечала миссис Что-такое.

– Если это поможет, я могла бы пойти с ней и поддержать ее, – крепче обнимая Мэг, предложила тетушка Зверь.

– Ох, тетушка Зверь… – начала было Мэг, но миссис Что-такое коротко отрезала:

– Нет.

– Я так и знала, – покорно вздохнула тетушка Зверь. – Но я хотела, чтобы вы знали: я бы пошла.

– Миссис… Э… Что-такое, – мистер Мурри нахмурился, откинул со лба волосы и ткнул пальцем в переносицу, как будто поправлял потерянные очки. – Вы не забыли, что Мэг всего лишь ребенок?

– И она отстает в школе! – добавил Кельвин.

– Вовсе нет! – горячо возразила Мэг, надеясь, что у нее не слишком дрожит голос. – А в математике я вообще лучше тебя!

– Ты не боишься идти одна? – уточнила миссис Что-такое.

– Боюсь, – вяло отвечала Мэг. – Но это не важно, – она обратилась к отцу и Кельвину: – Я знаю, что это наша последняя надежда. Вы же понимаете, они никогда не отправили бы меня одну, если бы…

– А как мы поймем, что она не в сговоре с Предметом? – требовательно спросил мистер Мурри.

– Ну, папа!

– Нет, Мэг, – сказала миссис Что-такое, – я не обижаюсь на твоего папу за то, что он напуган, расстроен и недоверчив. И я не могу отрицать, что мы собираемся подвергнуть тебя величайшей опасности. Даже наоборот, я подчеркиваю эту опасность! И я знаю, что она может оказаться смертельной. Но я не верю в это. И Золотая Середина тоже в это не верит.

– А она не могла заглянуть в будущее? – заинтересовался Кельвин.

– О, только не в будущее, – миссис Что-такое явно удивил этот вопрос. – Если бы мы знали, что с нами будет, то очень скоро уподобились бы тем людям, что на Камазоце, которые лишены собственной жизни, у которых все давно спланировано и решено за них. Ну как тебе это объяснить? А, знаю. В вашем языке имеется форма поэзии под названием сонеты.

– Да, да, – нетерпеливо выпалил Кельвин. – И при чем тут Золотая Середина?

– Будь так любезен, дослушай меня до конца, – голос миссис Что-такое окатил Кельвина холодом, и он с удивлением отметил, что нетерпеливо притопывает ногой. – Это очень строгая форма поэзии, не так ли?

– Да.

– Каждый сонет состоит из четырнадцати строк, написанных ямбом. Это очень строгий стихотворный размер, верно?

– Да, – кивнул Кельвин.

– И каждая строка должна заканчиваться ударным слогом. А если поэт не выполняет эти условия, то у него получается что-то другое, а не сонет?

– Верно.

– Но в рамках этих правил поэт наделен полным правом писать все, что душе угодно?

– Да, – снова кивнул Кельвин.

– Вот так-то!

– Что так-то? – удивился Кельвин.

– Ох, мальчик, не делай вид, что ты глупее, чем есть! – фыркнула миссис Что-такое. – Ты отлично понимаешь, к чему я веду!

– Вы хотите сказать, что наши жизни подобны сонетам? Строгая форма, но свобода для содержания?

– Да, – кивнула миссис Что-такое, – вам задана только форма, но вы сами должны наполнить ее содержанием. И только у тебя есть право выбирать для него слова.

– Ох, пожалуйста! – взмолилась Мэг. – Пожалуйста! Я уже хочу поскорее туда отправиться и положить этому конец! А пока вы теряете время, я снова могу испугаться!

– Она права, – подтвердила миссис Которая. – Нам пора.

– Можешь попрощаться, – это предложение миссис Что-такое прозвучало скорее как приказ.

Мэг изобразила неуклюжий реверанс в сторону мохнатых созданий.

– Благодарю всех вас! Большое спасибо! Я знаю, что вы спасли мне жизнь, – она не произнесла этого вслух, но не могла не подумать: спасли ради чего? Чтобы снова отдать Предмету?

Однако она с искренним чувством обняла тетушку Зверь и спрятала лицо в мягкой, благоуханной шерсти:

– Спасибо! Я тебя люблю!

– И я тебя, малышка, – щупальца ласково прикоснулись к ее лицу.

Кельвин подошел, взял ее за руку, а потом привлек к себе, грубо обнял и поцеловал. Не говоря ни слова, он поспешил отвернуться и так и не заметил, каким восторгом вспыхнули глаза Мэг. А она обратилась к отцу:

– Прости, папа!

– За что простить, Мэгапарсек? – папа нежно взял ее за руки и присел, всматриваясь в ее лицо подслеповатыми близорукими глазами.

Услышав свое детское прозвище, Мэг чуть не расплакалась.

– Я хотела, чтобы ты все сделал за меня. Я хотела, чтобы все решилось легко и просто… И я делала вид, будто ты виноват во всем… потому что испугалась и не хотела ничего делать сама!

– Но я действительно хотел сделать все за тебя! – возразил мистер Мурри. – Этого хочет любой нормальный родитель! – он с тревогой всматривался в блестящие от страха глаза. – Нет, Мэг, я не могу тебя отпустить. Я пойду туда сам!

– Нет, – никогда еще Мэг не слышала такого сурового голоса у миссис Что-такое. – Маленькая Мэгси. Не бойся быть испуганной. Мы постараемся тебя подбодрить. Это все, что мы можем для тебя сделать. Твоя мама…

– Мама никогда не отгораживала меня от остального мира, – возразила Мэг. – И она хотела бы, чтобы я это сделала. Вы сами знаете это. Скажите ей… – она чуть не расплакалась, но прокашлялась и добавила, отважно вздернув голову: – Нет. Ничего не надо. Я сама ей скажу!

– Молодец, девочка! Конечно, скажешь!

Теперь Мэг медленно двигалась в обход стола к тем двум колоннам, между которых стояла миссис Что-такое.

– Вы тоже с нами?

– Нет. Только миссис Которая.

– Это Темное Нечто, – как ни старалась Мэг, ее голос все же дрогнул от страха. – Когда папа взял меня в тессер, оно чуть не захватило меня!

– Твой папа – полный профан в тессеринге, – заявила миссис Что-такое, – но он хороший человек и достоин быть ученым. На данный момент он все еще воспринимает тессеринг как поездку на машине. Но мы не позволим Темному Нечто захватить тебя. Я так не думаю.

Не очень-то радостное заявление.

В памяти у Мэг промелькнуло видение, от которого вся вера в успех снова растаяла.

– А если мне все-таки не удастся отнять Чарльза Уоллеса у Предмета…

– Стоп! – миссис Что-такое взмахнула рукой. – Мы уже давали тебе дары, когда отправляли на Камазоц в прошлый раз. И сейчас мы не отпустим тебя с пустыми руками. Но наш дар не будет чем-то таким, что можно потрогать. Я дарю тебе мою любовь, Мэг. Никогда не забывай об этом. Мою вечную любовь!

Миссис Кто, сверкая очками, безмятежно улыбнулась Мэг. Девочка вытащила из кармана очки, которыми пользовалась на Камазоце.

– Твой папа был прав, – миссис Кто взяла очки и спрятала в складках своей мантии. – Они утратили свои качества. А то, что я подарю тебе сейчас, нельзя понимать буквально, а лишь озарением, как ты понимала тессеракт. «Немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков. Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное, и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» [2] . Пусть победит вера, – ее очки ярко сверкнули. За ней и сквозь нее стала видна одна из колонн, поддерживавших арку. Еще раз сверкнули очки, и она исчезла. Мэг нервно оглянулась туда, где стояла миссис Что-такое перед тем, как она заговорила с миссис Кто. Но и миссис Что-такое больше не было на прежнем месте.

– Нет! – воскликнул мистер Мурри, рванувшись к Мэг.

– Я не могу держать тебя за руку, дитя, – дошел до девочки голос миссис Которой.

И в следующее мгновение Мэг затянуло в темноту, в пустоту, за которыми она оказалась в ледяных тисках Темного Нечто. Вечный холод и боль снова вгрызались в ее кости, и все, что она могла сделать, – это мысленно повторять: миссис Которая не отдаст меня этой тьме!

Но вот все кончилось, и она, запыхавшись, снова стояла на знакомом холме, куда они впервые высадились на Камазоце. Она замерзла, и пальцы слегка онемели, но это было не хуже тех ощущений, которые возникали когда-то на Земле, когда зимним днем она слишком долго каталась на коньках на льду пруда. Мэг осмотрелась. Одна-одинешенька. Ее сердце гулко забилось от страха.

И тут, словно ниоткуда, в сознании зазвучал голос, несравненной миссис Которой.

– Я не буду тебе ничего дарить. У тебя и так есть такое, чего нет у Предмета. И это и есть твое главное оружие. Но ты должна сама обнаружить его! – голос погас, и теперь она действительно оказалась предоставлена самой себе.

Мэг на непослушных ногах спускалась с холма, и сердце ее вот-вот готово было выпрыгнуть из груди. Там, внизу, по-прежнему тянулись ряды неразличимых домов, и дальше угадывались многоэтажные городские здания. Она шла по темной улице. Наступила ночь, и улицы были совершенно пусты. Не было детей, игравших в мяч или прыгавших через скакалку. Не было материнских силуэтов у дверей. Не было отцовских силуэтов на дороге, по пути с работы. В одном и том же окошке в каждом доме горел свет, и пока Мэг двигалась мимо домов, все огни вдруг разом погасли. Было ли это ответом на ее появление или просто огни погасили по расписанию?

Она ощущала странное безразличие, перейдя за грань гнева или разочарования, или даже страха. Она просто переставляла ноги, одну за другой, не позволяя себе замедлить шаги. Она не думала, она не строила планов, она просто шагала вперед, в город, где в мрачном логове затаился Предмет.

Теперь она поравнялась с первыми домами в центре города. В каждом здании светилась вертикальная линия огней, но это был рассеянный мутный свет, совсем не похожий на тот, которым освещались на Земле лифтовые шахты или лестницы. И ни в одном доме не встретилось отдельного ярко освещенного окна, за которым кто-то засиделся допоздна за работой или уборщица в ночную смену наводила порядок в офисе. Из каждого здания вышло по одному человеку. Наверное, это были сторожа, и каждый из них мерно расхаживал перед фасадом своего здания. Так, словно они ее и не видели. По крайней мере, они никак не отреагировали на ее приближение, и Мэг просто прошла мимо.

«Что же есть у меня такое, чего нет у Предмета? – вдруг подумала она. – Что у меня может быть?»

Теперь она подходила к самому высокому офисному зданию. И снова вертикальные линии огней. Сами стены слабо светились, отбрасывая мертвый свет на мостовую. Перед нею высился ЦЕНТРАЛЬНЫЙ Мыслительный Центр. Сидит ли там по-прежнему человек с красными глазами? Или ему все же разрешается ночью спать? Однако Мэг не собиралась идти к нему, хотя человек с красными глазами и правда сошел бы за старого добряка, каким пытался отрекомендоваться, по сравнению с Предметом. Однако от него не будет теперь никакого проку в поисках Чарльза Уоллеса. Мэг следовало отправиться прямо к Предмету.

Предмет отвык от сопротивления, объяснял папа свою способность не поддаваться ему и то, что Мэг с Кельвином сумели сохранить рассудок. И тогда папа ее спас. А теперь спасать ее будет некому. Она должна спастись сама. Она должна сама сопротивляться его гипнозу. Не этого ли лишен Предмет? Вряд ли, сопротивляться он наверняка умеет. Предмет просто отвык, когда сопротивляются другие люди.

Громадный прямоугольник ЦЕНТРАЛЬНОГО Мыслительного Центра перекрывал конец улицы. Девочка повернула, чтобы обойти его, и тут ее ноги отказались идти.

Она вплотную приблизилась к логову Предмета.

Она идет спасать Чарльза Уоллеса. Только это имеет значение. И только об этом она должна думать. Жаль, что ее покинуло то безразличие, которое она испытала вначале. А вдруг Предмет держит его где-то в другом месте? Вдруг она не найдет его в том зале?

Но в любом случае сперва надо проверить. Больше ей неоткуда начинать поиски.

Медленно, на непослушных ногах Мэг миновала высокие бронзовые двери, высокие фронтоны ЦЕНТРАЛЬНОГО Мыслительного Центра, и вот перед ней предстал странный, пульсирующий мертвым сиянием купол над Предметом.

Папа сказал, что это нормально, когда боишься. Он сказал идти вперед и бояться. И миссис Кто сказала… Мэг так и не поняла, что она сказала, но, скорее всего, это означало, что Мэг не должна злиться на себя такую, какая она есть, со всеми слабостями. И миссис Что-такое сказала, чтобы Мэг помнила, что она ее любит. Вот о чем ей следует думать. Не о том, как ей страшно. Или о том, как перехитрить Предмет. Миссис Что-такое любит ее. А это немало, когда тебя любит такая личность, как миссис Что-такое!

Вот она и пришла.

Как бы медленно ни переступали ее ноги, в итоге она все же оказалась здесь.

Прямо перед ней стояло круглое здание с куполом, и его лиловое свечение сводило Мэг с ума. Снова она ощутила, как этот свет, ни теплый, ни холодный, вбирает ее, притягивая к Предмету.

Рывок – и ее увлекло внутрь.

Мэг словно ударили под ложечку. Она охнула от боли и стала задыхаться, борясь за свое собственное дыхание, вырываясь из-под ритма, навязанного Предметом. Этот тяжелый, властный ритм пронизывал ее тело, подавляя движение легких, толчки сердца.

Но он пока не завладел самой Мэг. Этого ему пока не удалось.

Мэг заморгала как можно чаще невпопад с гипнотическим ритмом и, когда алая пелена перед глазами поредела, смогла осмотреться.

Вот он, перед ней. Этот мозг, этот Предмет, лежит на своем помосте, сокращается и колышется, тошнотворный в своей наготе. Чарльз Уоллес скорчился возле Предмета, его глаза все еще медленно вращались, и челюсть безвольно висела. Таким видела его Мэг в последний раз: медленный тик дергал кожу на лбу у малыша в такт ритму Предмета.

И от этого зрелища у Мэг захватило дух: она осознала, что видит наконец его, их Чарльза Уоллеса, который вовсе не был Чарльзом. Где же теперь Чарльз Уоллес, ее настоящий любимый Чарльз Уоллес?

Что есть такое у нее, чего нет у Предмета?

– Ты не имеешь ничего, чего нет у Предмета, – холодно ответил Чарльз Уоллес. – Как мило с твоей стороны вернуться, дражайшая сестрица. Мы не сомневались, что миссис Что-такое пришлет тебя сюда. Ты ведь знала, что она наш друг.

На какой-то жуткий миг Мэг едва не поверила его словам и тут же почувствовала, как Предмет проникает в ее мозг.

– Нет! – выкрикнула она во всю силу легких. – Нет! Ты врешь!

И на секунду ей снова удалось вырваться из-под гнета Предмета.

Значит, пока она злится, Предмету не удается ее подавить!

Не этого ли не хватает Предмету?

– Ерунда, – тут же возразил Чарльз Уоллес, – у тебя нет ничего такого, чем не обладал бы Предмет.

– Ты врешь, – повторила она и на этот раз не испытала ничего, кроме злости на этого мальчишку, который больше не был Чарльзом Уоллесом. Нет, это была не просто злость, это была ненависть, самая неподдельная, чистая ненависть, и стоило ей погрузиться в пучину ненависти, как она оказалась во власти Предмета. Глаза застлала алая пелена, желудок стал сокращаться в такт Предмету. Ее тело сотрясалось от силы ее ненависти и от силы Предмета.

Последним, отчаянным рывком она высвободила свой разум и тело. Ненависть была явно не тем, чего не хватало Предмету. Напротив, он знал о ненависти все.

– Ты врешь, и про миссис Что-такое ты тоже соврал! – выкрикнула она.

– Миссис Что-такое терпеть тебя не может, – сказал Чарльз Уоллес.

И тем самым Предмет совершил роковую ошибку, потому что Мэг, даже не раздумывая, возразила:

– Миссис Что-такое любит меня, она сама мне сказала, что будет любить меня всегда!

Она нашла!

Любовь!

Вот чего нет и не может быть у Предмета.

А у нее была любовь миссис Что-такое и любовь мамы, и папы, и настоящего Чарльза Уоллеса, и близнецов, и тетушки Зверь!

И сама Мэг любила их всех.

Но как же использовать эту любовь? Что ей следует сделать?

Если она обратит любовь на Предмет, он развалится и помрет. Мэг нисколько не сомневалась, что любовь убийственна для Предмета. Однако она из-за своей немудрости и немощности не сумеет полюбить Предмет. Это попросту слишком для нее. Вот и все.

Зато она может любить Чарльза Уоллеса.

«Чарльз! Чарльз, я люблю тебя! Мой младший братишка, который всегда заботился обо мне! Вернись ко мне, Чарльз Уоллес, уйди от Предмета, вернись, вернись домой! Я люблю тебя, Чарльз! Ах, Чарльз Уоллес, я так сильно тебя люблю!»

Слезы текли по щекам в три ручья, но она не замечала слез.

Теперь она могла даже без злости смотреть на него, на эту марионетку, которая больше не была ее Чарльзом Уоллесом. Она могла смотреть на него с любовью.

«Я люблю тебя, Чарльз Уоллес, ты мой дорогой и единственный, ты свет моей жизни и сокровище моего сердца! Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!»

Медленно его рот закрылся. Медленно глаза перестали вращаться. Тик на лбу прекратил свое подергивание. Медленно он двинулся к ней.

– Я люблю тебя! – выкрикнула Мэг. – Я люблю тебя! Я люблю тебя!

И вдруг он побежал, спотыкаясь на неловких ножках, и врезался в нее, и упал в нежные объятия, содрогаясь от рыданий.

– Мэг! Мэг! Мэг!

– Я люблю тебя! – снова выкрикнула она, рыдая еще громче, чем брат, и смешав свои слезы с его слезами. – Я люблю тебя! Я люблю тебя! Я люблю тебя!

Темный вихрь. Взрыв режущего холода. Злобный, тоскливый вой, пронизавший ее до костей. И снова тьма. И сквозь тьму пришло спасительное ощущение присутствия миссис Что-такое, так что теперь она знала: это не Предмет стиснул ее в холодных объятиях.


А потом вернулось чувство земли под ногами, и кто-то у нее в руках, и они вдвоем катятся по сладковато пахнущей осенней листве, и Чарльз Уоллес повторяет счастливо:

– Мэг! Мэг! Ох, Мэг! Да, теперь она могла сколько угодно его обнимать, и его маленькие ручонки благодарно стискивали ее шею.

– Мэг, ты спасла меня! Ты спасла меня! – повторял он потрясенно.

– Мэг! – раздался зов, и сквозь тьму к ним побежали папа и Кельвин.

Все еще не выпуская Чарльза, она поднялась на ноги и ответила:

– Папа! Кел! Где это мы?

Чарльз Уоллес, не выпуская ее руки, огляделся и вдруг расхохотался во все горло, и это был его собственный, такой любимый, такой заразительный детский смех:

– Мы на огороде у близнецов! И топчемся на их капустных грядках!

Мэг тоже расхохоталась и не могла остановиться, стараясь одновременно обнять и папу, и Кельвина, и ни на секунду не отпуская от себя Чарльза Уоллеса.

– У тебя получилось Мэг! – кричал Кельвин. – Ты спасла Чарльза!

– Я очень горжусь тобой, дочка! – мистер Мурри наградил ее крепким поцелуем и повернулся к дому. – А теперь я должен идти к маме, – Мэг чувствовала, с каким трудом он сдерживает свое нетерпение.

– Смотрите! – вдруг воскликнула она, показав на дом: к ним по влажной траве шагали близнецы и миссис Мурри.

– Завтра первым делом куплю себе новые очки, – пообещал мистер Мурри, слепо щурясь в лунном свете, и побежал к жене.

– Эй, Мэг, ты почему не спишь? – донесся до них сердитый голос Денни. Но тут Санди завопил:

– Папа!

Мистер Мурри бегом пересек лужайку, миссис Мурри подбежала к нему, и вот они уже обнимают друг друга. А в следующую секунду по лужайке покатилась целая куча мала: старшие Мурри, и Мэг, и Чарльз Уоллес, и близнецы. Кельвин смотрел на них со смущенной улыбкой, но тут Мэг подтащила его к себе, и тогда миссис Мурри обняла его от всей души. Все что-то говорили и смеялись одновременно, пока снова не рухнули на землю. Это Фортинбрас, больше не в силах оставаться в стороне от такого веселья, лохматым клубком вылетел из задней двери и врезался в них со скоростью пушечного ядра.

Мэг моментально почувствовала, что миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая должны быть где-то поблизости, благодаря новой волне радости и любви, омывшей ее душу.

Она умолкла и прислушалась, и Чарльз Уоллес тоже шикнул на остальных:

– Тихо!

В сверкающем вихре перед ними предстали миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая, и ощущение счастья стало столь огромным, что Мэг показалось: она могла бы потрогать его руками.

– О, дорогие мои, – с затруднением произнесла миссис Что-такое, – простите, но мы даже не успеем попрощаться с вами как положено. Понимаете, мы должны…


Но они так и не узнали, что же должны были сделать миссис Что-такое, миссис Кто и миссис Которая, потому что с новым порывом ветра все трое пропали навсегда.

Примечания

1

Перевод Мих. Донского ПСС в восьми томах. Издательство «Искусство», 1960, т. 8.

2

Апостола Павла 1-е послание к коринфянам, 1:25.

Оглавление


Мадлен Л’ЭнглТрещина во времени


Жила-была девочка…


Глава 1 Миссис Что-такое


Глава 2 Миссис Кто


Глава 3 Миссис Которая


Глава 4 Тьма


Глава 5 Тессеракт


Глава 6 Золотая Середина


Глава 7 Человек с красными глазами


Глава 8 Прозрачная колонна


Глава 9 Предмет


Глава 10 Абсолютный ноль


Глава 11 Тетушка Зверь


Глава 12 Немудрые и немощные

Читать далее

Отзывы и Комментарии