ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия магических секретов
Глава 3

Неделя пролетела быстро, намного быстрее, чем я планировала. Отец не замечал подмены, хотя бы потому, что целыми днями пропадал на строительстве нового особняка. Граф Оттен оказался весьма щедрым и часть положенной платы за невесту выделил еще до свадьбы, чем наш родитель был несказанно доволен. Да и мы с сестренкой расстарались – я носила ее вычурные платья, а она – мои заляпанные бабулиными зельями, хотя тайком их все-таки отчистила. Комнатами мы поменялись, но отец все равно отсутствовал дома, так что некому было следить, кто где находится.

Мы учили друг друга: я сестренку дерзости, а она меня – молчанию, потому что понятие кротости мне совсем не знакомо. Но если у меня была возможность хотя бы просто прикусить язык – и на нем, что греха таить, уже живого места не было – и хотя бы таким образом стать похожей на Сану и не возражать отцу, то бедная сестренка краснела и бледнела, пытаясь скопировать мою манеру общения. Я переживала за нее, правда, надеялась на эйфорию отца и его желание сбыть с рук хотя бы одну наяну. И выгодно сбыть. Барон Милн был в отличном настроении и уже несколько дней не поминал витиеватыми ругательствами наших маму и бабушку.

Сана еще дважды встречалась с Рэндором и выглядела по уши влюбленной, а я забивала чемоданы необходимыми ингредиентами и штудировала бабулину книгу. Правда, теперь заниматься практикой получалось редко – все свободное время я проводила либо с сестрой, либо с Бертом. Он был в отчаянии и грозился переселиться в лес поближе к Академии, а я не могла не радоваться его намерениям. Не знаю, сколько я там проучусь, но оставлять близкого друга надолго не хотелось.

– И зачем тебе эта Академия, – ворчал он, – ты же старшие курсы на своем зельеварении за пояс заткнешь.

– Угу, если бы, – возражала я, – я же самых простейших вещей не знаю. Кроме зелий и другие дисциплины существуют, будущие адепты изучали их хотя бы дома, не говоря уже о магических школах. Я там в лужу сяду.

– Зато в зельях ты будешь лучшей, – уверенно заявлял ящер. – А история магии и прочая ерунда тебе в жизни не пригодятся.

– Так и скажу профессорам на первой сессии, – хихикала я. – Вот они порадуются. Ты точно решил переселиться в лес поблизости?

– Да, – кивнул головой Берт, – вылечу пораньше, нужно изучить окрестности, неизвестно, кто в лесу обитает и возможно ли там жить. Надеюсь, твои будущие преподаватели магических ловушек не понаставили?

– Все может быть, – нахмурилась я. – Уверена, защита там – будь здоров. Но я что-нибудь придумаю. Пока все не разведаешь, постарайся не приближаться к стенам Академии, а я при первой возможности выберусь в лес, хорошо?

– Ладно, только не задерживайся с вылазкой. – Ящер был искренне обеспокоен.

– Не волнуйся, я не оставлю тебя надолго. – Я потрепала его по загривку. – Покатаешь меня?

– Садись, коли не боишься. – Он подмигнул желтым глазом и мотнул головой, приглашая к себе на спину. Мне казалось, за последние дни Берт растет не по дням, а по часам и скоро станет размером с детеныша дракона. Но об этом я ему, понятное дело, не сказала, зачем же рану бередить?

Я возвращалась из леса, когда неожиданно увидела отца за низким забором, опоясывающим наши скромные владения, на которых не росло ничего. Все мои посадки магических растений были нещадно выполоты Тианой по приказу отца, поэтому, кроме бурьяна, палисаднику было похвастаться нечем. Барон Милн явно ждал меня, а рядом с ним переминалась с ноги на ногу испуганная Сана, судя по всему, переживавшая, что не успела меня предупредить. Отец был хмур и грозен, что явно не предвещало ничего хорошего.

– С каких это пор ты увлеклась прогулками по лесу? – вместо приветствия начал отец. – В отличие от Алексии ты за себя постоять не сумеешь, если что.

Это был комплимент… мне?!

– Прости, отец. – Я опустила голову и разве что носочком ботинка землю не поковыряла. Так хотелось рассмеяться, что я больно закусила щеку.

– Карета прибудет завтра утром, она доставит тебя в город, к стационарному порталу. Пропуск я тебе выправил, поедешь в Академию под именем Алексаны Рэйн. Я узнавал – больше никто из нашего округа в этом году не отправляется в Академию. Провожать тебя не будем, только не хватало, чтобы кто-нибудь узнал, что ты моя дочь.

«Нарини меня упаси», – подумала я, а вслух сказала:

– Да, папа.

– Но, – попыталась возразить Сана, однако отец не позволил ей закончить.

– Это мое последнее слово!

Развернувшись, он вошел в дом, а я подмигнула сестре:

– Не переживай, зато в карете я приведу себя в должный вид.

Алексана молчала, и в ее глазах снова застыли слезы. Мне было наплевать на слова отца, а она прекрасно понимала, что его пренебрежительная речь, по сути, предназначалась именно ей. Я ободряюще похлопала сестренку по плечу.

– Не переживай, тебя это уже не касается. Когда вы отправляетесь в столицу?

– На днях, – всхлипнула она, – когда будет готов мой новый гардероб.

– Отлично, не забывай рассказывать обо всем, что происходит. Зелья тебе надолго хватит, а в Академии, если потребуется, приготовлю следующую порцию. Думаю, как-нибудь смогу передать его тебе.

Сана порывисто обняла меня.

– Я буду скучать, – шепнула она.

– Я тоже…

Пришлось выдохнуть и подумать о насущных делах, чтобы не разреветься вслед за Саной. Только этого не хватало.

Но я все-таки расплакалась, в карете, по дороге в город. Ни разу в жизни я не уезжала из дома, но, самое главное, не расставалась с сестрой. Мы так и не легли спать этой ночью и проговорили до утра. Расставаться было очень больно, но, к сожалению, необходимо. Похоже, закончилось наше беззаботное детство…

Вытерев непрошеные слезы, я приступила к своему полному преображению. Захваченными из дома ножницами безжалостно состригла длинные волосы, и моя прическа приобрела привычный растрепанный вид. Остатками двух последних неудачных отваров – ядовито-желтого и иссиня-фиолетового – я намазала отдельные пряди, чтобы мои последующие эксперименты с бабулиной книгой не вызывали удивления на лицах сокурсников и преподавателей – если и поражать их своим видом, так сразу. Проверила, как держится родимое пятно, вдохнула аромат зелья, меняющего цвет и форму глаз, и в довершение образа нацепила на нос очки. Хоть в них и были простые стекла, но теперь точно никому в голову не придет заподозрить в моем облике наяну – они всегда отличались отменным здоровьем, и проблем со зрением у них не было. В желании полностью изменить внешность я задумалась, не навертеть ли чего на себя, чтобы скрыть тонкую талию, но справедливо решила, что с этим неплохо справится и студенческая мантия. Насколько я знала, ее крой был весьма просторным.

О Тарринской Академии магических секретов я почти ничего не знала. В книгах, доступных в домашней библиотеке, она упоминалась редко, а из нашей деревни в ней учился разве что Динор, и то, полагаю, это было давно и неправда. Но он любил хвастаться своим обучением, продлившимся ровно год. Поговаривали, что его исключили из Академии за пьянство, что Динор, брызгая слюной и картинно заламывая руки, рьяно отрицал, а я была уверена, что это чистая правда, судя по его пристрастиям. Кстати, после того, как мы спугнули сыновей предсказателя, в лес они больше не возвращались. Видимо, боялись, что в следующий раз могут просто не выжить после нападения очередной танарии. Оно и правильно, без Берта лес оставался практически беззащитным.

Скупые сведения, просочившиеся в нашу деревню, гласили, что в Академии существует четыре факультета. Я знала только о факультетах прорицателей и зельеварения, другие оставались для меня тайной, покрытой мраком. Впрочем, они меня не интересовали, хотя и прорицатели не входили в круг моих интересов. Мне еще предстояло как-то убедить приемную комиссию в ошибке отца. Как бы они не послали ему запрос… Хотя я и предупредила Сану, чтобы она приложила усилия и самостоятельно вскрывала любую почту из Академии. Наш план не должен провалиться из-за такой мелочи.

Мы въехали в город, и я с любопытством выглянула в окно. В городе мы с сестрой были всего пару раз, очень давно, при этом почти не покидали карету. Я категорически отказывалась ехать без Саны, а отец не хотел являть ее лицо миру, поэтому мы всего лишь прокатились по улицам, посмотрели на аккуратные домики, сложенные из белого и серого камня, узорные решетки на окнах, яркие красочные вывески и даже ни разу не заглянули в знаменитые кондитерские, хотя обе были сладкоежками. Отец нехотя зашел туда один раз и принес маленький пакетик с пирожными. Чем больше я вспоминала наше детство, тем больше меня охватывала злость на отца. Даже я не всегда замечала его пренебрежительного отношения к Сане, ведь все старалась делить с нею пополам, а она страдала и оттого, что я многого лишаюсь из-за нее. Глупая. Нужны мне эти кондитерские, если сестренка будет несчастной.

Из воспоминаний меня вырвала резкая остановка кареты, причем настолько резкая, что я слетела с сиденья и едва не ткнулась носом в противоположную стену. Больно приложившись коленками об пол, я ойкнула и поправила съехавшие на кончик носа очки – как же раздражал меня этот дополнительный аксессуар! Я уже сомневалась в своем решении его использовать, но, с другой стороны, оно было оправдано – очки точно отвадят желающих разглядеть черты моего лица. С трудом поднявшись, я плюхнулась на сиденье и выглянула из окна, недоумевая, что же послужило причиной такой непредвиденной остановки.

Наискосок от нашей кареты я заметила другую – видимо, мы неудачно выехали на общую дорогу и лошади банально шарахнулись друг от друга, да так, что кареты развернуло и чужое окно оказалось едва ли не напротив моего. Я высунулась, с интересом разглядывая невольную помеху, и ее хозяин, что неудивительно, сделал то же самое.

– У вас все в порядке? – произнес приятный мужской голос, а я уставилась на своего визави. Он был молод, не старше тридцати, ярко-голубые глаза на смуглой коже смотрелись необычно, а ямочки на щеках смягчали черты лица. Его внешность вряд ли можно было назвать совершенной, но притягательной – определенно. Аккуратный, идеально выглаженный костюм довершал образ, и я невольно потянулась к складкам на своем платье, которые мужчина никак не мог видеть.

– Да, все в порядке, – вышла я из оцепенения. – Простите, похоже, это вина моего кучера.

Мужчина улыбнулся:

– Ничего страшного, вы тут точно ни при чем. Торопитесь?

– Немного.

Почему он так действует на меня? Впрочем, я быстро догадалась – в отличие от остальных представителей сильной половины человечества, приходящих в наш дом, он не смотрел с вожделением, и у него не было в отношении меня никаких матримониальных планов. Да и не могло быть, я же теперь выгляжу, как…

– Не смею вас задерживать, попрошу кучера придержать лошадей, – снова улыбнулся мужчина, а я даже пожалела, что поторопилась с изменением облика. Хотя, о чем это я, будь у меня внешность наяны – у мужчины загорелись бы глаза, точно так же как у всех остальных, а в мыслях замелькали наши будущие дочери и золото, которое он мог за них получить. И в довесок – вечно юная жена… Впрочем, с таким-то мужчиной… стоп, Алексия, куда это тебя занесло! Неужели забыла о бесчисленных предложениях, сыпавшихся на твоего отца? Правда, кандидаты на мою руку были весьма небогаты, что совершенно не устраивало папочку, даже несмотря на репутацию нашей семьи.

– Леди, с вами точно все хорошо?

Ох, я же не ответила, увлекшись собственными, довольно-таки грустными мыслями. Я улыбнулась, при этом поправляя очки и сдувая челку со лба.

– Конечно, не беспокойтесь, – машинально кивнула ему, – вы очень любезны.

– Счастливого пути. – Незнакомец махнул мне рукой и скрылся внутри кареты. Чего и следовало ожидать. Наверное, стоило порадоваться, что маскировка работает, но почему-то от непонятной тоски защемило сердце.

Договорившись с коллегой, который уступил дорогу с явной неохотой, ведь правда была на его стороне, мой кучер прикрикнул на лошадей и пустил их почти в галоп. Другая карета осталась далеко позади, а жаль, мне было интересно, куда она направлялась.

Перед высоким двухэтажным зданием стационарного портала я вышла полностью преображенной, даже шнуровку на платье ослабила, чтобы талия не казалась такой тонкой. Причем я хорошо постаралась, служитель на входе вздрогнул и, кажется, приобрел нервный тик правого глаза. Надо же, какой впечатлительный. Это он меня после шестого заклинания пятого десятка не видел!

– Вам к-куда? – пробормотал он, не отводя от меня взгляда. Я вежливо поздоровалась и протянула пропуск. Служитель с трудом сфокусировал взгляд на картонке с золотым тиснением и махнул рукой, приглашая внутрь. – Пр-роходите.

И я услышала тихие слова, сказанные им себе под нос:

– Да, такое чучело только в Академии и ждут…

Ах, вот как! Ну что ж, покажу тебе чучело! Я даже сама себе не могла объяснить, почему так взъелась на этого человека, ведь, собственно, добилась именно того, чего хотела. Но почему-то его слова меня задели. Возможно, не привыкла к тому, что моей внешностью не восхищаются? Руки сами полезли в карман плаща, и я незаметно сунула за шиворот бедолаге шарик с двадцать шестым зельем из бабулиной книги. Вполне безобидное, кстати, но вызывающее не прекращающуюся в течение часа щекотку.

– Ай! – хихикнул служитель. – А-я-яй!

– Невежа, – буркнула я, проходя мимо корчащегося от смеха человека. И почему-то было ни капельки не стыдно.

Здание портала встретило меня полумраком и прямо-таки могильным холодом. Возникло ощущение, что пользуются им нечасто, впрочем, так оно и было. Город и прилегающие деревни обеспечивали себя сами, и перемещения в другие части страны здесь происходили редко, причем настолько, что требовалось выписать специальный пропуск для путешествия куда-либо. Я шла по длинному коридору со сводчатым потолком, и звук моих шагов эхом разносился по всему зданию. Не иначе, чтобы очередной служитель знал о приближении нежданного посетителя. А то, что я оказалась нежданной, было заметно еще на входе.

Встретивший меня в комнате с порталом человек в невзрачной серой одежде, слава Нарини, мою внешность не комментировал. Мне показалось, он не способен вообще ни на какие эмоции. Бесстрастно забрав пропуск, служитель кивнул, приглашая подойти ближе. Я видела портал впервые, хотя много читала о них: большая серебристая рамка внутри каменного свода, со странными надписями по его краям. Служитель пробежал пальцами по некоторым из надписей, и портал вспыхнул синим.

– Тарринская Академия магических секретов, – бесстрастно произнес служитель, махнув мне рукой. Я прижала к себе большую сумку с набором самых дорогих вещей, которые не рискнула отправлять магической почтой – в том числе с бабулиной книгой, – и, зажмурившись, шагнула в портал.

А в следующее мгновение меня снесло чьим-то довольно-таки немаленьким телом и впечатало в каменный пол, да с такой силой, что едва ребра не хрустнули, а искры из глаз посыпались самые настоящие. Кажется, я даже потеряла сознание на долю секунды и порадовалась, что обладаю регенерацией наян. Любая другая на моем месте после такого неделю провалялась бы в лазарете.

– Смотри, куда идешь! – фыркнули мне на ухо, а в следующее мгновение тяжесть, придавившая к полу, исчезла.

Меня бесцеремонно подняли на ноги и даже слегка встряхнули. Я рискнула осмотреться и натолкнулась на возмущенный взгляд изумрудно-зеленых глаз. «Лягушачий цвет», – успела подумать, пока это чудо, кстати, довольно-таки красивое, вновь не открыло рот.

– Тебя не учили, что зажмуриваться при переходе через портал – лишнее?

В ушах звенело, но я все-таки смогла уловить, что молодой человек сердится. Не поняла, он меня едва не покалечил, а я еще и виновата?!

– Руки убери, – прошипела я, отталкивая нахала и едва не роняя при этом сумку.

Ростом он был выше на голову, темные волнистые волосы падали на плечи, а четко очерченные губы кривились в ядовитой усмешке. Нет, не лягушка. Змей. Хоть и красивый. Он разглядывал меня со все возрастающим изумлением, плавно переходящим в презрительную ухмылку.

– И откуда к нам в Академию такое чудо растрепанное занесло? Девочка, ты адресом не ошиблась?

Фу, еще и хам.

– Не ошиблась, чего не могу сказать про тебя!

Я гордо вздернула подбородок и хотела обойти застывшее передо мной изваяние, но нечаянный собеседник схватил меня за плечо. Я с недоумением посмотрела на длинные пальцы и подняла глаза.

– Кажется, кто-то очень не хочет здесь учиться, – прищурившись, задумчиво протянул он.

– Сочувствую, – фыркнула я. – Портал за моей спиной, дорога открыта, счастливого пути.

И попыталась высвободить плечо, что у меня, понятное дело, не вышло. Вокруг нас уже образовалась немаленькая толпа адептов, выходящих из двух порталов, расположенных рядом. Видимо, из второго портала этот хам и появился.

– Девочка, ты забываешься, – ровно произнес он. – Я поступаю уже на третий факультет, и в моих силах не допустить, чтобы тебя сюда зачислили.

Я расплылась в улыбке.

– Третий факультет? Правда? А два предыдущих не выдержали твоего присутствия? Как я их понимаю! На твоем месте я бы даже вещи не распаковывала.

– Что?!

Вокруг нас раздалось хихиканье, кое-где переходящее в тихий смех. Изумрудные глаза блеснули, и пальцы сжали мое плечо еще сильнее. Ну вот, синяки проступят, ладно, хоть сойдут быстро. Впрочем, сцена явно затянулась. Я сунула свободную руку в карман плаща и нащупала шарик с тридцать восьмым зельем. Еще ни разу его не использовала, а тут и повод есть. И я, недолго думая, подкинула бабулин шедевр в ворот белоснежной рубашки вцепившегося в меня хама. Стоит ли говорить, что это был маленький разряд молнии? У меня после него волосы два часа стояли дыбом.

– Зараза! – крикнул мой мучитель, но мою руку выпустил. Я юркнула под его локоть и побежала вперед по широкому коридору, выходящему из зала с порталами, крикнув напоследок:

– Приятно познакомиться!

Ох, надеюсь, я палку не перегнула? Но на преподавателя он не тянул, наверняка какой-то представитель золотой молодежи – насколько я знала, здесь таких много. Столичные франты, что с них взять. А этот еще и бездарь, раз его с двух факультетов выгнали.

Я лавировала между студентами, а они с улюлюканьем кричали мне вслед. Ну вот, не успела появиться, как уже нажила проблем на свою голову. И чего мне стоило промолчать? Но почему-то этому зеленоглазому совсем не хотелось уступать.

До приемной комиссии я добежала одной из первых. Гордая надпись «Добро пожаловать в Тарринскую Академию магических секретов. Приемная комиссия» красовалась над огромными дубовыми дверями, перед которыми толпилось несколько человек. Будущие адепты удивленно посмотрели на взъерошенную от быстрого бега меня, кое-кто даже захихикал. Еще бы, мой вид и так далек от совершенства, а теперь волосы растрепались еще больше, а очки сползли на нос.

– Торопитесь, девушка? – подмигнул мне коренастый молодой человек приятной наружности. Его волосы были стянуты в хвост, а темные, почти черные, глаза искрились смехом.

– Очень. – Я с трудом перевела дух.

– И куда поступаете? – задал он новый вопрос.

– На зельеварение, – призналась я.

– Видимо, у вас богатая практика, – хмыкнул он, задержав взгляд на моих волосах, и снова подмигнул. – Джордан.

– Алекси… сана, – быстро поправилась я. – Можно просто Лекса.

– Очень приятно. Проходи, – и он пропустил меня вперед. Вовремя, потому что зеленоглазый упырь уже почти достиг дверей приемной комиссии с самым зверским выражением на лице. Я ойкнула и быстро просочилась внутрь.

Дверь за моей спиной с грохотом захлопнулась, и я оказалась в огромном зале с высоким сводчатым потолком. Стены, лишенные каких-либо окон, были завешаны мрачными гобеленами, изображающими сцены каких-то баталий, и чем дальше я продвигалась вперед, тем мрачнее были картины с поля боя. Поежившись, я припустила едва ли не бегом, в последний момент затормозив у массивного стола, за которым сидели трое, судя по всему, преподавателей. Они неодобрительно глядели на меня, и их вид не предвещал ничего хорошего. А здесь-то я в чем провинилась? Что ж поделать, если на дух не выношу сцены войны.

Пожилой старичок с седыми волосами, собранными в хвост, протянул мне руку. Я недоуменно уставилась на него, но решила вести себя вежливо и пожала суховатую ладонь. На лице старичка отразилось искреннее изумление, а сидящие рядом с ним высокий кудрявый блондин в синем костюме и темноволосая худенькая женщина в строгой фиолетовой мантии едва сдерживали смех.

– Очень приятно, – пробормотала я. – Алексана Рэйн.

Старичок вырвал руку и машинально представился:

– Профессор Бруни. – Но тут же насупился и требовательно добавил: – Я хотел увидеть ваши документы, леди Рэйн.

Ой, кажется, я сделала что-то не то.

– Конечно-конечно. – Я полезла в сумку, едва не выронив при этом книгу. – Они были где-то здесь…

– Вам помочь? – Блондин явно веселился, глядя на меня.

– Нет, благодарю, – рассеянно ответила я и наконец нашла искомое. – Вот! – Я протянула папку старичку, но тут же предупредила: – Только там ошибка в факультете, отец неправильно заполнил, а времени исправлять уже не было.

Профессор Бруни недоуменно хмыкнул, но папку забрал и пролистал ее содержимое. А затем пристально взглянул на меня.

– Здесь указано, что отец записал вас на факультет прорицания, – заметил он. – И как сильно он ошибся?

– Сильно, – вздохнула я. – Я хочу учиться на зельеварении.

– Амалия, тебе крупно повезло, – усмехнулся блондин.

– Я вижу, – улыбнулась женщина, с интересом меня разглядывая, а мне стало как-то не по себе. Старичок кашлянул.

– Если ваш отец действительно ошибся, мы это сейчас узнаем, магический кристалл поможет определить предрасположенность к факультету. Предварительное заявление от родителей требуется, если вы обладаете несколькими талантами и существует проблема выбора. Правда, за оформлением перевода, если кристалл покажет ваши способности к зельеварению, вам придется обратиться к ректору. Воля родителей учитывается в случае спорного распределения.

– Как скажете, – потупилась я.

Все, обещаю, с этой минуты я сама кротость. Вот бы научиться этому у собственной сестры, чью личину я надела на себя. И тут же покрылась холодным потом. О чем думал отец, когда отправлял Сану на факультет прорицателей под чужим именем? Ведь они бы сразу поняли, что фамилия у нее ненастоящая… А о чем думала я, когда приехала сюда под именем своей сестры? Да этот кристалл им сразу глаза откроет! Или все-таки прорицание не может определить ложь до такой степени? Вдруг они видят образами? Сестра точно ничего подобного не могла определить, но и дар у нее небольшой!

Отступать было некуда, и я покорно протянула руки к появившемуся на столе передо мной большому, размером с апельсин, многогранному переливающемуся камню на подставке, как мне показалось, из чистого золота. Ничего себе, как все серьезно… и страшно. Я хотела было зажмуриться, но почему-то вспомнила насмешливые слова о моих закрытых при переходе через портал глазах и передумала, решительно дотронувшись до кристалла. Он мгновенно вспыхнул фиолетовым светом, настолько ярким, что профессор Амалия вздрогнула.

– Да-а-а-а-а, – протянул профессор Бруни. – Девочка не обманула, очень сильные способности к зельеварению. Что ж, Амалия, принимай пополнение.

Женщина почему-то сглотнула, уставившись на меня, и что-то черкнула в моих документах.

– Добро пожаловать, – пробормотала она. – Слева от стола дверь, откроете ее, подниметесь на третий этаж и пройдете до конца коридора. Перед вами будет кабинет ректора. Оформите у него перевод и возвращайтесь. Будем определяться с вашим заселением.

– Спасибо! – просияла я, сгребая со стола папку. – Поверьте, я вас не подведу!

– Почему-то даже не сомневаюсь, – криво улыбнулась она, не сводя взгляда с моих волос. Наверное, с желтым зельем я переборщила. Ладно, смою сывороткой, всего делов.

Бодро зашагав в указанном направлении, я открыла нужную дверь, но, не выдержав, оглянулась. Трое преподавателей перешептывались, не сводя с меня глаз. Да, произвела я на них впечатление…

За дверью обнаружился узкий коридор, освещаемый яркими лампами, судя по всему, имеющими магическую природу. Бодро пройдя вперед, наткнулась на обещанную лестницу, спиралью закручивающуюся вокруг каменного столба. Я осторожно начала подниматься по ступеням, каждые три десятка которых заканчивались небольшой каменной площадкой с уходящим в сторону коридором. Надеюсь, правильно определила, что вторая площадка – это третий этаж? Не хотелось бы сюрпризов, их и так с самого утра достаточно. А еще очень хотелось спать – все-таки бессонная ночь давала о себе знать…

Но мне повезло – коридор за второй площадкой закончился внушительным шестиугольным залом с дверями на каждой грани и огромными стрельчатыми окнами между ними. Панели из темного мореного дерева делали зал строгим, а вот ярко-синие мягкие диваны добавляли легкости этому странному помещению. Наверное, чтобы пришедшие не слишком пугались перед встречей с начальством. Я вздохнула, собираясь с духом, и все-таки постучалась в дверь с золотой табличкой «Ректор Академии магических секретов – профессор Шелдон Ферт».

– Войдите!

Услышав это, я толкнула дверь, но она не собиралась поддаваться. Еще одно испытание для посетителей. Из чего она сделана, из камня, что ли? А на вид дуб дубом. Я навалилась всем телом и даже подумала: а не надо ли разбежаться для верности. Может, это еще одно испытание – вынеси дверь, получи перевод?

Но предмет моих мучений неожиданно поддался – похоже, кто-то дернул его с другой стороны, и я, ойкнув, влетела в кабинет, тут же попав в чьи-то крепкие объятия. Мне сегодня определенно везет! Впрочем, в этот раз меня хотя бы не уронили. Кстати, от дурной привычки зажмуриваться все-таки пора избавляться, прав тот гад зеленоглазый…

Разлепив ресницы, я уставилась на того, в чьи объятия по случайности угодила. Вид изумленного мужчины тут же привел меня в чувство. Как-то не планировала я с утра обниматься с ректором… О том, что это ректор, было несложно догадаться, – кто еще мог находиться в его кабинете в одиночестве? Но я не могла поверить своим глазам! Кто же знал, что хозяин кареты, которая едва не столкнулась с моей, – ректор Академии?!

– Прошу прощения, я совсем забыл, что закрылся на ключ. – Приятный баритон ласкал слух, и я даже как-то расслабилась в чужих объятиях. – А вы опять торопитесь, леди, – засмеялся он.

Нарини, какая улыбка… у меня рука непроизвольно зачесалась, так захотелось содрать со щеки ненужное родимое пятно и найти в сумке свою сыворотку. Ничего себе, что это на меня нашло?! Не о том ты думаешь, Алексия!

– Не хотелось опоздать на поступление, – потупившись, призналась я. И услышала веселое фырканье.

– Каждый год одно и то же. Адепты почему-то думают, что чем раньше они попадут в приемную комиссию, тем больше привилегий получат. Уверяю вас, условия проживания в общежитии у нас неплохие, комнаты на двух человек, разве что вы хотите отдельные апартаменты, но это заказывается заранее. Во всем остальном никакой разницы нет, попадете вы в Академию первой или последней.

Я нашла в себе силы и мягко высвободилась из объятий ректора. Он весело на меня посмотрел и отошел на пару шагов, скрестив руки на груди.

– Что же привело вас в мой кабинет? Только не говорите, что вы что-то натворили, не поверю.

– Пока не успела, – машинально вырвалось у меня, и я покраснела. А ректор рассмеялся.

– Герцог Шелдон Ферт, можно лорд Ферт, – все еще смеясь, сказал он. – А ваше имя, адептка? Как я понимаю, будущая?

Я вздохнула.

– Надеюсь… то есть надеюсь, что… – Мысли путались, но я взяла себя в руки и твердо посмотрела ему в глаза. В красивые голубые глаза, между прочим. – Леди Алексана Рэйн. Мне нужен перевод, отец неправильно указал факультет, – и я протянула ему папку.

Ферт забрал у меня предложенное и, обойдя большой массивный стол, уселся за него, жестом предложив мне занять одно из кресел по другую сторону. Я осторожно присела на краешек кожаного кресла и огляделась. Во многом кабинет напоминал атриум, с той лишь разницей, что синего цвета здесь не наблюдалось, обстановка была строгой, под стать должности ректора Академии, но не особенно подходящей улыбчивому Ферту. Возможно, с ее помощью он пытался выглядеть солиднее?

Я отвлеклась от разглядывания портретов хмурых мужчин в длинных мантиях и перевела взгляд на ректора. По мере прочтения моих документов его брови неумолимо ползли вверх.

– Очень интересная ошибка, встречаю такое впервые. – Он поднял на меня глаза. – Ко мне часто приходят за переводом с факультета зельеварения на артефактику и обратно, все-таки у них много общего, но чтобы вот так… Почему отец записал вас именно на факультет прорицания? Была причина? Не думаю, что можно ошибиться в документах на представление в Академию, все-таки это не счет в овощной лавке.

Его взгляд прожигал, и я поежилась. Но играть свою роль собиралась до конца.

– Понимаете, я один раз случайно предсказала погоду, – вдохновенно начала я врать. – Честно признаюсь – пальцем в небо, но сошлось, что удивительно. Отец обрадовался, потому что ему не нравится мое увлечение зельями, он считает, что на внешности девушки оно отражается не лучшим образом.

Ферт не смог сдержать смешка.

– Кажется, я начинаю его понимать, – произнес он, но тут же поправился: – Не обижайтесь, но у вас очень оригинальный цвет волос, я бы даже сказал, эксклюзивный. Поверьте, я уже не один год принимаю на первый курс адептов факультета зельеварения, но вы – уникальны в своем роде.

Конечно, у них же не было бабулиной книги!

– Спасибо, – машинально произнесла я, хотя, собственно, за что?! Очарование знакомства начинало потихоньку отступать, и мне даже стало как-то легче от этого. – Собственно, я и хочу поступить на зельеварение, чтобы научиться хотя бы мерам предосторожности.

– Похвально, – кивнул ректор. – Я смотрю, профессор Горрейн записала третий балл по способностям – это высший балл, очень интересно. Полагаю, у меня нет причин вам отказать, иначе факультет зельеварения потеряет перспективного мага. – Он был серьезен, но в глазах плескалось веселье. – Хорошо, адептка Рэйн, вы приняты и переведены на желаемый вами факультет. Вернитесь в приемную комиссию, там выдадут листок на заселение и список необходимых книг, которые вы можете получить в библиотеке.

Мое сердце радостно подпрыгнуло, и я снова улыбнулась ректору, на этот раз с искренней благодарностью. Моя мечта сбылась! Я буду учиться там, где хочу!

– Спасибо, лорд Ферт, – продолжая улыбаться, сказала я. Забрав протянутую папку, прижала ее к груди, однако обнять и даже расцеловать хотелось именно ректора. Тьфу, да что за мысли, Алексия! Хотя что еще должен чувствовать человек, у которого сбылась мечта всей жизни?! Кажется, я еще весьма сдержанна, по крайней мере, не набрасываюсь на Ферта в порыве благодарности. А чего это он так улыбается, неужели был бы не против? Ой, я же не выгляжу сейчас, как наяна, какое «не против», просто воспитанный и вежливый…

– На здоровье, адептка Рэйн, – ответил ректор, поднимаясь. – Надеюсь, ваше обучение станет и для вас, и для Академии приятным.

– Что-то я сомневаюсь.

Услышав насмешливый голос за своей спиной, я резко обернулась. Дверь я так и не закрыла, и в ее проеме увидела того, кто пострадал от моей руки. Точнее, пострадали мы взаимно, но… Я сглотнула. «Змей», а других слов в отношении его у меня так и не подобралось, мягкой походкой хищника приблизился ко мне и встал рядом. Я физически ощущала исходящие от него волны презрения и непроизвольно попятилась.

– Тем более что… хм… адептка нарушила третий пункт восьмого параграфа Устава Академии, – и зеленые глаза удовлетворенно блеснули.

Я со страхом переводила взгляд со Змея на лорда Ферта и обратно, с силой вцепившись в папку с документами. Только не хватало, чтобы за нарушение какого-то там пункта меня исключили, не успев принять!

– Эриан, какой сюрприз. – Ректор смерил моего обидчика внимательным взглядом, в котором все так же плясали смешинки. – Третий заход? Что на этот раз? Только не говори, что прорицание.

– Не скажу, лорд Ферт, – хмыкнул Змей. – Зельеварение, само собой.

У меня сердце ушло в пятки от его ответа. Неужели я буду учиться вместе с этим упырем?!

– Что ж, добро пожаловать, мы скучали по тебе, – усмехнулся ректор. – А насчет третьего пункта… Тебе напомнить, что по нему тебя можно было отчислить уже раз десять, или сам догадаешься?

– О, – усмехнулся он в ответ, – то есть сей пункт Устава давно затянуло паутиной, и я могу воспользоваться Конвенцией о защите жизни и здоровья? Спасибо, господин ректор, я всегда хотел услышать это от вас!

– Не паясничай, Олберт, – одернул его Ферт. – Не хочешь ли ты сказать, что леди Рэйн первая напала на тебя и использовала заклинание?

– Именно так, – осклабился Змей, – у меня в свидетелях половина факультета. Но я, пожалуй, в кои-то веки проявлю снисхождение и не буду требовать ее немедленного отчисления, все-таки очередной год в Академии мне бы хотелось провести, как обычно, весело и с огоньком. – Он внимательно посмотрел на меня. – Правда, веселье, как я полагаю, для кое-кого будет недолгим, но, надеюсь, забавным.

Я захлопала глазами, а ректор нахмурился.

– Не тебе решать, кого оставлять, а кого отчислять, Олберт. Мой тебе совет – хотя бы в этом году веди себя прилично, – строго сказал он. – Иначе, сам знаешь, я не посмотрю, что…

– Конечно, лорд Ферт, можете не сомневаться. – Его улыбка была настолько злорадной, что я вздрогнула.

– Что привело тебя ко мне, Эриан? – поинтересовался ректор.

Змей довольно ухмыльнулся.

– Леди Горрейн, когда узнала, что я буду учиться на ее факультете… в общем, ей требуется помощь, – охотно пояснил он.

Ферт повысил голос:

– Что ты ей сделал?!

– Клянусь, лорд директор, ничего, даже пальцем не тронул, только в зал приемной комиссии вошел. Она, кстати, еще что-то шептала перед обмороком про разноцветные волосы, так что, полагаю, ответственность за недомогание леди Горрейн мы можем разделить с адепткой… как тебя там, Колючка?.. на двоих.

Я возмущенно посмотрела на него и хотела достойно ответить, но непроизвольно вырвалось:

– Почему «Колючка»?

– Потому что твое заклинание, милый мой растрепыш, для меня стало разве что колючим, а вот если применить его к тебе… Сама формулу выдашь или помочь?

– Адепт Олберт! – грозно произнес ректор. – Отправляйся к себе! Полагаю, ты давно уже знаешь, как туда добраться. Список книг и прочее… – Он неожиданно замолчал. – Уйди уже, Эриан, с глаз моих.

Змей расплылся в улыбке:

– Как скажете, ваше ректорство, – насмешливо поклонился он. – Позвольте мне проводить адептку Колючку.

– Обойдешься, – прошипел Ферт. – В этом году даже не надейся на поблажки, Эриан.

– Само собой, – хмыкнул Змей. И вдруг повернулся ко мне и тихо, так, чтобы Ферт не слышал, спросил: – На каком факультете учиться будешь, трехцветик?

Ну это уже совсем никуда не годится! Долго он будет меня обзывать?!

– На зельеварении, и можешь не сомневаться, что у кое-какого Змея хвост окажется лишним, как у ящерицы! – не вытерпела я.

Эриан запнулся на мгновение, а затем, широко улыбнувшись, неожиданно наклонился к моему уху и прошептал:

– Сама отрывать будешь, убогая?

– Эриан Олберт!

Но ответить Змей не успел – неожиданно на пороге появился тот самый кудрявый блондин из приемной комиссии. Выражение его лица было, мягко говоря, взволнованным.

– Лорд Ферт, вас ждут внизу. Амалии стало нехорошо, – он бросил неприязненный взгляд на Змея, – и у нас не хватает участников в приемной комиссии.

Ректор кивнул.

– Олберт, ты свободен. – Он повернулся к блондину. – Я провожу адептку Рэйн к коменданту, думаю, он сам разберется и со списком, и с заселением, а затем присоединюсь к вам.

Тот понятливо кивнул.

– Пожалуй, я не премину сделать то же самое с адептом Олбертом. – Он посмотрел на Змея, на что последний усмехнулся и язвительно ответил:

– Надеюсь, вы не станете копаться у меня в голове, лорд Теллер? Хотелось бы напомнить, что это запрещено.

Ни один мускул не дрогнул на лице профессора, и он невозмутимо ответил:

– Не переживайте. И можете не сомневаться, я помню не только о ваших правах, адепт Олберт, но и об обязанностях. И да, на всякий случай предупреждаю, что на мой факультет вы не поступите ни при каких условиях, ибо бездарны в прорицании.

Змей пожал плечами.

– Поверьте, лорд Теллер, я и не стремился, ибо бездарным считаю не себя, а ваш факультет. О, простите, – он склонил голову, – примите мои извинения, погорячился, у вас учатся весьма талантливые мистификаторы. – Он повернулся и смерил меня насмешливым взглядом. – Скоро увидимся, Колючка, и поверь, ты надолго запомнишь нашу встречу.

Развернувшись, Эриан вышел из кабинета, и лорд Теллер, кипевший от негодования, нехотя отправился за ним. Я хотела было последовать их примеру, но внезапно лорд Ферт опустил руки на мои плечи и пристально взглянул в глаза, и я порадовалась, что их натуральный цвет надежно скрыт.

– Адептка Рэйн, вы действительно напали на Олберта?

Ох, как же не хотелось отвечать на этот вопрос!

– Не совсем, он меня толкнул, вцепился, и…

Я замолчала, но Ферту, судя по всему, продолжение и не требовалось. Он покачал головой:

– Нашли с кем связаться. По Эриану давно отчисление плачет, но, к сожалению, Гильдия магов против, они ждут его с нетерпением.

Я удивленно посмотрела на ректора:

– Гильдия ждет адепта, который третий раз определяется с факультетом и никак не может доучиться?!

– Если бы все было так просто, – вздохнул Ферт. – Олберт закончил два факультета за два года вместо положенных трех на каждый. Прорицание – да, ему не дано, но вот остальное… Прошу вас, леди Рэйн, не связывайтесь с ним. Щадить я его не собираюсь, но и скандалы в Академии нежелательны. Однако, уверяю вас, вы всегда можете ко мне обратиться, возможно, удастся выставить Эриана отсюда.

Да-а-а… ну что же, ты влипла, Алексия. Вот уж повезло так повезло! Однако если у меня получилось поступить сюда, обмануть отца и обвести вокруг пальца приемную комиссию, то никакой, даже самый гениальный адепт меня не испугает! Тем более на факультет зельеварения он только что поступил, и мы еще посмотрим, кто кого!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии