Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Борт С747 приходит по расписанию
Глава 4. Ночная работа

Багрянцев не предупредил Андрея о том, что жена с сынишкой находятся на даче. Не зная этого, Корешков, как обычно, купил Тамаре букет, а Витюшке фруктов, на большее не хватило не столько фантазии, сколько времени. Накупил – и вдруг такой афронт, летний сезон едва начался, а их уже и след простыл.

– Ничего страшного, – успокоил друга Сергей Константинович. – Фрукты можем сами съесть, цветы отвезу на дачу.

– Когда туда едешь?

– Или завтра вечером, или в субботу утром.

– До того времени не завянут. Тогда уже и фрукты заодно захвати, – попросил Корешков.

– Будет сделано, – согласился Сергей. – Тем более что еды у нас с тобой – навалом. Томка так забила холодильник, будто здесь свадьба ожидается. Правда, так изысканно, как ты, я готовить не умею. Поэтому тебе и карты в руки. А я буду у тебя на подхвате – подай, принеси…

Вскоре Андрей уже вовсю шаманил на кухне. Отбил мясо и жарил его на большой сковородке, одновременно на другой конфорке жарился картофель фри. Хозяин, следуя указаниям гостя, выложил на разделочный столик перец, первые в этом сезоне грунтовые помидоры «бычье сердце», крупные жемчужно-белые луковицы, зелень, а также приправы, расфасованные, словно наркотики, в маленькие полиэтиленовые узелочки, – так их упаковывают рыночные торговцы.

– Какая еще нужна от меня помощь? – поинтересовался Багрянцев.

– Спасибо, никакой. Ты уже сделал все, что мог.

– Тогда, с твоего позволения, я взвалю на свои плечи самую трудную задачу по приготовлению пиршества.

С этими словами он достал из шкафчика две стопки, извлек из холодильника бутылку водки. Вскоре Корешков разложил по блюдам еду, Сергей разлил водку и поднял стопку:

– За тебя, Андрей! За все твои многочисленные таланты, включая и кулинарный, и талант страхового агента.

– Что ты каждый раз сыплешь мне соль на раны, – поморщился Корешков. – Чего теперь жалеть о прошлом?!

– Как же не жалеть? Если бы ты не ушел из разведки, сейчас не тужил бы за этим кухонным столом, а сидел бы нелегалом где-нибудь в Нью-Йорке.

– Предпочитаю находиться здесь, – кормят лучше. И вообще, давай не будем устраивать вечер воспоминаний ветеранов спецслужб. Бывай здоров!

Они чокнулись, выпили и принялись за еду. Багрянцев превозносил до небес приготовленное мясо, однако после второй рюмки вновь вернулся на проторенную колею:

– Да, так вот я говорю, был бы ты сейчас нелегалом где-нибудь в Штатах или во Франции…

– Ты же не ушел из разведки, а сидишь за тем же кухонным столом. В чем же разница?

– Ну, я… – Багрянцев вздохнул и после паузы с жаром заговорил: – Понимаешь, у меня нет таких выдающихся способностей, как у тебя. Даже, скажем, к языкам. Ты же полиглот из полиглотов, все языки тебе даются, вплоть до греческого или арабского. У меня же только английский. Вдобавок я не очень карьерный человек…

– А я, по-твоему, карьерный? – перебил его Андрей.

– Ты – да. Только не вздумай обижаться, это – в хорошем смысле слова. Человек должен стремиться достичь вершин в своем деле, тут ничего зазорного нет. Ты был честолюбивый, как сейчас говорят, амбициозный. Это положительные качества. У тебя были амбиции, и вдруг ты все поломал. Раньше охотился на акул, теперь гоняешься за мелкой рыбешкой.

– Раз такая работа существует, значит, она нужна. На фирме меня ценят, дорожат мной. Оплачивают мои машину, мобильник, счета дорогих отелей…

– Часто в отелях живешь?

– Честно говоря, я даже в Москве иной раз в гостиницах живу.

– Что так? – удивился Багрянцев.

– Не люблю долго торчать на одном месте. Хочется разнообразия. Когда мне надоедает одна нора, перебираюсь в другую…

– Потом возвращаешься в прежнюю, – понятливо подхватил Сергей. – Не позволяешь быту повиснуть у тебя на крыльях? Бытовуха не для ангелов? – Это он вспомнил псевдоним разведчика Корешкова – Ангел.

– Завидуешь?

– Да как тебе сказать? – пожал плечами Багрянцев. – Всякое явление имеет свои плохие и свои хорошие стороны. – Он улыбнулся: – Кроме одного: приготовленная тобой пища хороша со всех сторон. Божественный вкус!

– Хорошая школа.

– Чья?

– Выучка Мануэля Торреса эль Либрихано. Ты же помнишь, что в Танжере я работал под повара в его ресторанчике на берегу океана.

Андрей на минуту прикрыл глаза и увидел себя, тридцатилетнего, загорелого, с волосами до плеч, в белых парусиновых штанах и белой рубахе с закатанными рукавами. Работал поваром в одном из лучших ресторанов алжирской столицы. И была там красавица мулатка, совершенно угоревшая от любви к нему. Порой они не могли сдержать своих чувств, ласкались у всех на глазах. А расстались, когда на его след напала тайная полиция и ему срочно пришлось бежать без оглядки. Где-то она сейчас, Мануэла? Может, там и ребенок есть…

Голос Багрянцева вернул его к действительности:

– Слушай, почему ты прицепился к этому «Рендж-роверу»?

– Не понравилось мне поведение его хозяйки, странно она вела себя.

– Да, это иногда настораживает.

– Я был почти уверен, что машина в угоне.

– Взял и проверил бы. Чего мучаться?

– Проверил и по нашей базе, и по интерполовской.

– Так быстро? Ну и что выяснилось?

– Ничего. Все чисто. Только, сам прекрасно понимаешь, Сергей, это еще ни о чем не говорит. Тебе удалось что-нибудь выяснить о Святковской?

Полковник хмыкнул:

– Кое-что, хоть и немного. Среднюю школу она закончила в Ивановской области, в колонии для несовершеннолетних.

– Способная девочка. За что туда загремела?

– «Бомбила» с мелкой воровской шайкой продовольственные ларьки. Не для продажи, для собственного пользования. Можно сказать, с голодухи.

– А после колонии что-нибудь за ней числится?

– Ничего серьезного. Несколько залетов в милицию по подозрению в проституции.

– Полагаю, подозрения были далеко небеспочвенными, – усмехнулся Корешков. – Однако на восемьдесят штук баксов малышка явно не тянет.

– Почему именно на восемьдесят? Что за цифра?

– Такова сумма страховки за ее иномарку, товарищ полковник.

Багрянцев почесал затылок:

– М-да, пожалуй, с ней все понятно. Скорей всего, машина только числится на Святковской. Не может же человек действовать так прямолинейно. А расколоть твою фирму на «бабки» пытается аферист покрупнее. Махинации такого рода без кукловодов не обходятся.

Они еще долго сидели за столом. Ощутимо уменьшили количество оставленной Тамарой провизии, выпили почти две бутылки водки и продолжали обсуждать волновавшую Андрея проблему. Он еще не до конца отошел после вчерашнего банкета, поэтому захмелел быстрее приятеля, однако натренированная алкогольная стойкость позволяла рассуждать здраво.

– Сейчас проще пареной репы возбудить против Святковской дело по обвинению в мошенничестве, – предложил Сергей Константинович и добавил: – Тогда от выплаты страховой суммы твоя фирма спасется, но банда продолжит свое черное дело в других местах. Учти – тебе выбирать. Перед тобой маячат два варианта: эгоистичный, замкнутый на твоем «Атланте», и второй, не знаю, как его назвать, общественно полезный, что ли. Для пользы многих.

Подумав, Корешков мотнул головой:

– Значит, пока не имеет смысла прессовать Святковскую. Попробуем накрыть всю банду. Так-то оно лучше будет.

– Согласен.

* * *

Раньше Вершинин не задумывался над этим, а недавно с удивлением обнаружил, что, по сути дела, он всегда работает по ночам. Днем приходится созваниваться, получать или отправлять бумаги, встречаться с разными людьми. Такая подготовительная возня тоже необходима, без нее каши не сваришь. Но это все шаляй-валяй, многое можно делать, не выходя из дома. Непосредственно же заниматься делом, совершать какие-либо ощутимые действия приходится в основном по ночам. Вот и сейчас, вскоре после полуночи, он за рулем «Рендж-ровера» ехал на военный аэродром в подмосковную Кубинку.

Следом за ним неотступно следовала серая «Шкода». Они ехали с совершенно одинаковыми скоростями, поэтому расстояние между ними не менялось, и, глядя на них со стороны, легко было догадаться, что оба автомобиля представляют собой сейчас слаженный дуэт, занимающийся решением общей задачи.

Наконец машины затормозили возле контрольно-пропускного пункта аэродрома. Дальше дорога была перекрыта шлагбаумом, а территория огорожена колючей проволокой нового образца. Не древней, где намотаны колючки, которые ржавеют так же быстро, как и сама основа, а светло-серой тонкой, элегантной по дизайну полосой, по бокам которой были вырезаны полуовальные отверстия, которые, собственно, и служили своего рода колючками.

Это не главный КПП, здесь нет ни прожекторов, ни фонарных столбов. Местность освещалась только фарами обоих автомобилей, дружно остановившихся перед шлагбаумом.

Едва Борис успел дать короткий сигнал, как из караульного помещения, представлявшего собой постройку из белого кирпича, вышли двое: рядовой и старший лейтенант. Солдат остановился возле крыльца, а офицер вразвалочку подошел к «Рендж-роверу».

– Здорово, шеф! – улыбнулся Борис.

– Здорово, коль не шутишь, – с серьезным видом ответил тот. – Все на мази?

– Все сделано в лучшем виде. Как положено.

– Гляди, чтобы никакой лажи не было. Мне ведь тоже лишний геморрой ни к чему.

– Ну, так не впервой же.

– Поэтому и спрашиваю. В прошлый раз не привез какую-то справку, устроил целый переполох.

– Ну-у, – со смешком протянул Вершинин, – то был несчастный случай. Подумаешь, испачкал бумажку медом, и она прилипла к газете. Иначе я бы никогда не забыл.

– Мед перестал есть? – ухмыльнулся офицер.

– Бери выше – пачкаться перестал, – с наигранным торжеством произнес Борис.

– То-то же. Ты просто супер.

Старший лейтенант дал отмашку солдату, и тот поднял шлагбаум, после чего обе машины въехали на территорию аэродрома. По-прежнему сохраняя между собой постоянную дистанцию, они промчались по рулежной дорожке мимо линейки, на которой стояли истребители, выглядевшие без единого огонька сиротливо, будто стая заблудившихся без своего вожака доисторических животных. «Рендж-ровер» и «Шкода» подрулили к большому грузовому самолету Ан-124, задняя аппарель которого была опущена. По ней спустились четверо мужчин в одинаковых кожаных куртках. Один из них шел чуть впереди, и по всему чувствовалось, что он здесь главный, а остальные охраняют его.

В сопровождении охраны главарь приблизился к джипу. Вершинин уже вылез из своего «Рендж-ровера» и стоял в выжидательной позе. Из второй машины вылезли два коротко стриженных типа, один из них мусолил в руках янтарные четки.

Вершинин и главарь обменялись рукопожатием. Оба были настроены миролюбиво. Главарь быстрым цепким взглядом окинул «Рендж-ровер», затем кивнул одному из своих людей, чтобы тот сел за руль. Охранник с видимым удовольствием исполнил это поручение. Он поудобней расположился на сиденье, с силой захлопнул дверцу и завел машину. Некоторое время все прислушивались к почти бесшумной ритмичной работе движка. Затем главарь вытащил из внутреннего кармана куртки пачку долларов, вложенную в полиэтиленовый пакет, и вручил ее Вершинину.

– Под расчет. Как договаривались, – сухо сказал он, словно жалея о расставании со столь крупной суммой. – Можешь не пересчитывать.

Борис сделал ладонью движение, словно прикидывает пачку на вес.

– Да денег не так уж и много, пересчитать легко.

– Но и немало.

– Только зачем считать? У вас накладок отродясь не было.

– Тоже верно. Когда будет следующий товар?

– Как только, так сразу. Я позвоню.

– Ну, хотя бы примерно. С поляками разговаривал?

– Был базар с братьями-славянами. Они ведь известные резинщики. Зажрались. Я так понял, что дней через двадцать.

– Нормально, – кивнул главарь.

Все собравшиеся уставились на тронувшийся с места «Рендж-ровер». Медленно приблизившись к аппарели, машина, не меняя скорости, въехала в чрево самолета и остановилась в грузовом отсеке. Два члена экипажа в летной форме умелыми движениями принайтовали автомобиль к полу. Благодаря металлическим тросам и буксам он получил гарантированную неподвижность.

Попрощавшись с Вершининым за руку и его сопровождением кивками, главарь со своими охранниками поднялся в самолет. Аппарель сразу закрылась.

Довольный Вершинин примостился на заднем сиденье «Шкоды».

– Все без проблем, Станиславыч? – спросил, не оборачиваясь, водитель.

– Да, – кивнул Вершинин, – можно жить.

– Едем?

– Погоди.

Борис достал пакет с долларами и внимательно пересчитал деньги. Лишь после этого машина тронулась. Когда «Шкода» доехала до конца рулежной дорожки и повернула направо, ее пассажиры увидели, что Ан-124, взявший на борт «Рендж-ровер», вырулил на взлетную полосу.

Через несколько минут самолет уже летел в южном направлении.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий