Книга Карт-бланш | Carte Blanche

 

Обсудить

Другие произведения автора

Манхэттенское безумие
Манхэттенское безумие
Манхэттенское безумие
Сердце Америки – Нью-Йорк, а сердце Нью-Йорка – Манхэттен. Оно бьется круглые сутки, не останавливаясь ни на секунду. Самым причудливым, а зачастую и весьма драматическим образом здесь пересекаются судьбы самых разных людей. И иногда, просто выйдя в магазин за хлебом, можно оказаться свидетелем невероятных событий…

Совершенно случайно в Центральном парке Манхэттена встретились пожилой мужчина и молодая женщина. В разговоре выяснилось, что женщина пришла почтить память подруги, погибшей здесь ровно год назад; убийцу так и не поймали. Мужчина предложил ей найти тихое уединенное место, где никто не сможет помешать ее скорби. И получилось так, что они вышли прямо к месту того убийства. Где прошлогодняя история получила совершенно неожиданную развязку, а загадка преступления – ошеломительную разгадку…
На солнце или в тени
На солнце или в тени
На солнце или в тени
Семнадцать рассказов известных мастеров американской литературы, вдохновленных работами одного из самых заметных художников XX века — Эдварда Хоппера (1882—1967). Недаром его называли «поэтом пустых пространств» и «мечтателем без иллюзий» — каждое из его произведений буквально пронизано одиночеством, печальной недосказанностью и скрытой, почти иррациональной тревогой. Картины Хоппера не рассказывают историй, а лишь намекают на них — именно поэтому авторы сборника создали как бы «литературные иллюстрации» к этим полотнам.

Самую, пожалуй, мрачную картину — «Комнату в Нью-Йорке» — выбрал Стивен Кинг, подаривший сборнику зловещий рассказ о семье Эндерби и о их способе выжить во времена Великой депрессии.

Самая изысканная — «Одиннадцать утра» — вдохновила «живого классика» американской литературы Джойс Кэрол Оутс на элегантную и безжалостную историю, где практически стирается тонкая грань между любовью, ненавистью и... преступлением.

А самая знаменитая — «Полуночники» — «досталась» Майклу Коннелли. И это справедливо: кому, как не любителю джаза, детективу Гарри Босху, и пытаться разгадать тайну этого полотна?

Также в работы Эдварда Хоппера вдохнули «литературную жизнь» Джеффри Дивер, Ли Чайлд и Лоренс Блок. Хотя, возможно, читатель увидит в его картинах «свою» историю, которая будет ждать, чтобы ее рассказали...

Похожее

"Привидения" древнего замка
"Привидения" древнего замка
"Привидения" древнего замка

Началась эта история в один из майских дней 1945 года. Война уже кончилась, но дивизия ещё какое-то время оставалась на рубежах, занятых в ходе майских боёв. Все солдаты отдыхали. На третьи сутки по окончанию войны, военного корреспондента Михаила Алексеева затребовал к себе редактор и, чтобы чем-то занять слоняющихся без дела солдат, поставил новую задачу: «Срочно написать приключенческую повесть с расчётом на десять номеров газеты. Через два часа первая часть должна быть написана».

О чём должна рассказывать повесть, редактор не уточнял. Но и так было понятно: по одну сторону — немецкий шпион, по другую — советский разведчик. Вот и незамысловатые персонажи будущего произведения. Не пришлось долго думать и над названием: сами собой пришли на ум слова: «По следам… волка». Оставалось лишь сообразить: какого волка? И тут вспомнилось, что все шпионы из популярных на то время детективов имели какую-либо отметину на челе. Почему же и этому шпиону не заиметь отметины? Так появилось, на тот момент, окончательное название шпионского детектива: «По следам Меченого волка».

Во общем, существенная часть дела была сделана, и стоило приступить к первой главе. Но в последнюю минуту писатель вспомнил, что любая приличная приключенческая повесть должна начинаться с пролога. А до этого предстояло назвать имена положительного и негативного героя повести. Аниканов! — словно вспышка озарила Михаила Николаевича, когда он думал о советском разведчике, которому предстоит изловить фашистского лазутчика. Аника-воин… — замечательная ассоциация! Немецкого «меченого волка» автор буквально пригвоздил к позорному столбу, дав ему фамилию Гроссшвайн — большая свинья! Итак, сержант Аниканов и барон фон Гроссшвайн приготовились вступить в поединок. А через час был написан уже и пролог…

Hitman: Враг внутри
Hitman: Враг внутри
Hitman: Враг внутри
Клон-убийца уже стал легендой и теперь это больше, чем игра. Выращенный, чтобы убивать, Агент 47 является одним из самых ценных киллеров Агентства. Поэтому, когда конкурирующая организация принимает решение уничтожить Агентство, первой целью становится именно Агент 47. Назначить человека, чтобы убить самого лучшего киллера — одно дело; выполнить это задание — другое. Когда попытка расправы проваливается, Агенту 47 поручают выследить и уничтожить того, кто снабжает врага информацией из Агентства. 47ой должен обойти по кровавым следам пол-мира, проложить путь через улицы Феса и Марокко, победить работорговцев в самом сердце Чада, вести шпионаж в Португалии… но вскоре он узнает смертельную правду: если он провалит задание, то цена, которую он заплатит, будет намного выше, чем цена его собственной жизни…
Количество закладок
Прочитали: 1
Добавить похожее Похожее