ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дедушка на выданье
Глава 7

– Вы не обратились в милицию? – чисто ради проформы осведомилась я.

Болотов поджал губы.

– Поставьте себя на мое место. Кислота содержалась в креме, который приготовил я. Лекарство было в настое, сбор трав тоже рекомендовал и вручил Алле я. У меня, как у производителя косметики и средств по уходу за кожей, есть свободный доступ и к кислоте, и к снотворному. В кармане лежат ключи от квартиры Аллочки. Ну и что подумают менты?

– Что муж решил изуродовать жену, – вздохнула я. – Но, на мой взгляд, им следовало задать дополнительные вопросы. Зачем Болотову убивать свой бизнес? Едва весть о произошедшем разнесется по Москве, продажи вашей продукции упадут до нуля. И слишком явные улики наводят на мысль, что вы тут ни при чем.

– Очень мило, – устало сказал Андрей. – Спасибо за разумные слова, но простой мент – охотничья собака: взял след и попер напролом через кустарник. Меня бы стопроцентно заподозрили, арестовали, потом, конечно, адвокаты вытащили бы, но что было бы с Аллой? Кто бы ее лечил? Мы пережили ужасное лето. Аллуся лежала в центре, я поселился около нее, боялся любого посетителя, не доверял ни врачам, ни медсестрам, все процедуры проводил сам, старался не оставлять Аллу ни на минуту.

– Представляю, какие сплетни побежали по коридорам медцентра, – вздохнула я.

– Нет, – неожиданно возразил Болотов. – Я уже говорил про VIP-отделение, оно расположено в пристройке, туда имеет доступ весьма ограниченное число сотрудников лаборатории. Ко мне подчас обращаются люди, которым совсем не нужна огласка. Ладно, раз уж пошел совсем откровенный разговор, скажу. Кое-кто готов испробовать на себе средства, которые пока не поступили в продажу. Думаете, почему у нас нету недостатка в добровольцах, на которых тестируют новинки?

– Вы платите подопытным, – вздохнула я.

– Конечно, – улыбнулся Андрей, – но большинство надеется на то, что наша разработка омолодит их. Среди випов тоже есть такие, и кое для кого мы по спецзаказу производим эксклюзив. Например, маска из… не могу сообщить состав, это коммерческая тайна, из одного растения, которое растет лишь на Дальнем Востоке, в крошечной деревне. Я скупил всю плантацию, более ни у кого этой травы нет. Очень дорогая вещь, процедуру проводят в VIP-отделении, в персонале я уверен, как в самом себе, поэтому поместил туда Аллу.

– И тем не менее вы боялись за жену, – подчеркнула я.

Болотов развел руками.

– Немотивированный страх, так матери дрожат за взрослых детей. Умом понимаешь, что ничего не случится, но дергаешься! Я все думал, кто она, мерзавка, изуродовавшая Аллочку?

– Вы считаете, что преступница женщина? – уцепилась я за слова Андрея.

– Мне так показалось, – вздохнул хирург.

– Мы сразу поняли, что орудовал кто-то из близких, – подала голос Алла, – человек вошел в квртиру, когда я была на съемках. Он знал: я не вернусь раньше вечера, и спокойно начинил крем кислотой, развел снотворное в настое. Не торопился, ничего не переместил, не поменял местами.

Болотов неожиданно улыбнулся.

– Луся – маньяк-аккуратист с замашками педанта, если она решила, что чашка для кофе должна стоять справа от сахарницы на расстоянии двух сантиметров, ручкой внутрь, то там ей и стоять! Переместите ее, и Луся разозлится, у нее все должно быть по линеечке, в ею установленном порядке, баночки в ванной этикетками наружу, зубная паста крышкой вверх, никогда вниз. Если кто-то поменяет вещи местами, Лусенька мигом заметит. Поэтому у нее ни одна домработница больше месяца не удерживается.

– Мне легче самой убрать, чем поправлять вазы, статуэтки и кружки за тупыми бабами, – вспыхнула Алла, – ничего плохого в аккуратности нет! Я с детства такая! Кстати, о горничной. Сначала я подумала на Анжелику, которая от меня за неделю до происшествия ушла.

– Вернее, ты ее уволила, – подчеркнул Болотов, – причина все та же, Анжелика неправильно складывала футболки в шкафу.

– И это тоже, – кивнула актриса, – меня раздражает, когда тишотка сложена рукавчиками наружу. Но дело не только в одежде, Анжелика посмела воспользоваться моим компьютером! У меня вход не запаролен, я и предположить не могла, что полуграмотная баба умеет плавать в Интернете.

Андрей пересел к жене и обнял ее за плечи.

– Ну признайся, тебя взбесило, что она ответила на загадку, а ты нет.

– Вовсе нет, – надулась Алла, – мне совершенно не нравилась игра.

– Но ты в ней хотела участвовать, – усмехнулся Андрей.

– О чем вы говорите? – не поняла я.

– Глупости, – сердито отмахнулась Алла.

Андрей погладил жену по плечу.

– Алла звезда, бродить в чащах Рунета под своим именем она не может, поэтому взяла себе ник «Энджел» и прикинулась обычной девушкой.

– Прикольно, – оживилась Константинова, – я лазила по блогам, вела собственный, он, кстати, имел успех, у меня во френдах сто человек!

Я, не имеющая ни малейшего отношения к тем, кто просиживает стул у компьютера, на всякий случай воскликнула:

– Ого!

– Да, – с гордостью произнесла Алла, – ноутбук раньше скрашивал мой досуг. Только Энджи, понимаете, она была такой… ну… беззаботной. Сейчас я понимаю, что, наверное… излишне веселой… радостной. Но я сама тогда о смысле жизни не задумывалась. Теперь я изменилась, Энджи, образно говоря, являлась щенком, а я нынче собака, которой трамвай лапы отрезал. Вот и не хочу больше ходить в Сеть. Все.

– Знаете, сколько в Интернете чудаков? – быстро перебил ее Болотов.

Алла заложила прядь длинных волос за ухо.

– Да уж! Дураков хватает, но встречались и забавные экземпляры. Мне на почту пришло письмо, оно приглашало зайти на сайт с особым паролем, не для всех, и, вот странность, бесплатно. Было написано, что общество любителей загадок ищет новых членов, если я правильно отвечу на проверочные задания, то стану участницей викторины. И стоял вопрос: «Сколько грецких орехов можно положить в пустой стакан?» Мне стало смешно, поэтому я взяла и накропала «один». Ну всем же ответ известен.

– Почему один? – не поняла я. – Стакан большой, орехи разные по объему.

Алла и Андрей засмеялись.

– Если в стакан поместить один орех, его уже нельзя считать пустым, – пояснил Болотов, – это детская шутка.

Я ощутила себя полнейшей идиоткой, а Константинова продолжала:

– Не успела я отправить ответ, как пришел второй вопрос. «Что нельзя съесть на завтрак?» У вас есть варианты?

Мне не захотелось снова произвести впечатление идиотки, поэтому я призадумалась и не сразу дала вариант ответа:

– Наверное, арбуз.

– Да ну? – искренне удивился Болотов. – По какой причине?

Я смутилась.

– В Москве очень плохо с общественными туалетами. В метро их вообще нет, в кафе вас просто так, без заказа, не впустят. Я не советую лакомиться арбузом утром, перед выходом на работу!

Болотов заботливо набросил на ноги жены плед.

– В ваших словах есть сермяжная правда. Но на завтрак нельзя слопать обед и ужин. Это тоже из разряда ребусов, которые дети решают лет в семь.

– Черт, – вырвалось у меня, – я тупица.

– Вовсе нет, – поспешил успокоить меня Андрей, – ребенок мыслит иначе, чем взрослый. Луся отправила и этот ответ.

– Блям, блям, блям, – пропела Аллочка, – заиграла музыка, мне пришел адрес сайта, я на него кликнула и очутилась на главной странице. А там такой текст: мы рады вас приветствовать, вы стали членом общества загадчиков, вот вам очередное задание. И выпадает такое: «Считай и смотри внимательно. В Париже их пять, в Лондоне – шесть, в Нью-Йорке – семь, в Хельсинки – целых девять, зато Осло имеет четыре. Сколько их ты сможешь отыскать в Москве?» А? Здорово?

Андрей сложил пальцы рук домиком.

– Луся мне аж на работу позвонила, хотя мы четко договорились, в служебное время не общаемся. Такая обиженная была, ворчала: «Глупая загадка! Понимаю, что она ерундовая, ответ лежит на поверхности, вроде как со стаканом, но я его не вижу». Я ей помочь не смог.

Алла отвернулась к окну, Болотов искоса глянул на жену и решил продолжить:

– Луся ломала голову долго. Наверное, дня два, точно не помню.

– Потом в углу страницы появились часы, – сердито перебила его супруга, – они начали мигать, загорелась надпись «Не успеете ответить, через сутки вас казнят. Время пошло. Жить вам осталось двадцать три часа пятьдесят восемь минут». Понятно, что это глупость, но неприятно.

– Да уж, – кивнула я.

Бизнесмен сложил руки на груди.

– Луся выключила компьютер, уехала на работу, вернулась, села перед сном к ноутбуку, а в почте новое письмо. «Поздравляем. Ваш правильный ответ засчитан». Так, милая?

Алла дернула шеей.

– Ну я-то помнила, что не решила тупую загадку, вошла на сайт, а там в графе «Ваши баллы» стоит цифра «сто» и внизу, в скобочках, написано: «Ответ: это количество букв в названии столиц».

Я уставилась на Аллу.

– Вот и я сразу не врубилась, – сердито сказала Константинова, – ну кто мог ответить? В квартире никого, кроме Анжелики, не было, я позвонила ей, а та и призналась, что давно моим ноутбуком пользуется, увидела загадку и дотумкала: слова «считай и смотри внимательно» – это подсказка. Что же надо пересчитать? Кроме букв, нечего. Оказалась наша поломойка Анжелика излишне умной, ей с такой сообразительностью лучше другую работу поискать. Ну я и выгнала ее на фиг! И в положительной характеристике отказала! Можно хвалить горничную, которая компьютер хозяйки для своих нужд использует? И больше на сайт не ходила! Идиотская игра для тупых горничных!

– Солнышко, не нервничай, – нежно произнес Болотов, – в конце концов, кино не самое важное дело в жизни, можно освоить другую профессию.

Алла вскочила и направилась к двери.

– Ты куда? – забеспокоился Андрей.

Жена резко обернулась:

– Мне что, доложить о походе в туалет? Спросить разрешения на пис-пис?

Болотов покраснел, мне стало неудобно, а Константинова, вздернув подбородок и выпрямив спину, ушла.

– Не осуждайте Аллу, – вздохнул Андрей, – ей сейчас очень тяжело, она может выйти только в сад, деятельная натура заперта в четырех стенах. Физически жена оправилась, но морально пока не готова к выходу на улицу. Наши люди дурно воспитаны, начнут пальцами показывать. Тяжело из известной актрисы и красавицы превратиться в… сами все видели.

– У Аллы лицо восстановится? – тихо спросила я.

Андрей покосился на дверь.

– Я делаю все возможное и невозможное, послезавтра у нее очередная процедура, новая, она еще и поэтому нервничает, надеется на хороший эффект, но, боюсь, Луся понимает: ей никогда не стать прежней.

– Вы ей этого не говорите! – воскликнула я.

– Не говорю, но она сама отлично соображает, Луся очень умна, я убеждаю ее, что основная роль женщины – это мать, – почти шепотом произнес Болотов, – надеюсь, ребенок примирит жену с потерей актерской карьеры. Но пока Лусенька не хочет беременеть, она, несмотря ни на что, надеется приступить к съемкам.

– Вы сказали, что знаете, кто изуродовал Аллу, – подтолкнула я Андрея к нужной теме.

Болотов кивнул.

– Да. Зинаида, жена Павла Митко.

– Серьезное обвинение, – нахмурилась я, – есть доказательства?

Хирург пересел в кресло.

– Зинаида ревнива до безумия, Отелло рядом с ней ребенок. Павла баба считает своей собственностью, конечно, ей не понравился «роман» мужа и Луси. Ролик с купанием в бассейне сауны окончательно ее взбесил. Помните, Алла рассказывала о звонке Зины с требованием, чтобы она надела бикини? Аллочка не могла выполнить идиотскую просьбу, и Зина отомстила.

Я решила досконально разобраться в этой версии.

– Где она взяла ключ?

Андрей махнул рукой.

– В сумочке Аллы. Зина часто присутствует на съемках, в особенности если Митко предстоит эротическая сцена. Сауну снимали в пятницу. В субботу ролик бросили в Сеть, во вторник у Аллы и Павла намечался эпизод, в котором главный герой застает свою любимую с другим мужчиной. Драка, парни мутузят друг друга, Алла сидит на кровати, она едва прикрыта простыней. Под одним одеялом Митко с Константиновой лежать в тот день не должны были. Аллу природа наделила совершенным телом, поверьте, я насмотрелся на обнаженных женщин и авторитетно заявляю: Аллочка необыкновенно прекрасна. А Зина соткана из ревности. Ей ничего не стоило взять ключи и сбегать в мастерскую сделать дубликат, времени хватило.

– Но откуда Зинаида узнала про педантичную аккуратность Аллочки? – спросила я. – Преступник не переставил в доме ни один предмет, он не вызвал у хозяйки подозрений.

Хирург печально улыбнулся.

– Нельзя же дома выравнивать банки по линеечке, а на работе не обращать внимания на беспорядок. Алла доставала гримерш, костюмеров, парикмахеров. Требовала, чтобы румяна на столике лежали слева, тональный крем стоял у зеркала, щетки в стакане, с другой стороны. Сначала Алла всегда надевает правую туфлю, затем левую. Серьги втыкаются в уши раньше, чем на шею вешаются бусы, чай в перерыве подается исключительно на красном подносе.

– Похоже на психическое заболевание, – бестактно заметила я.

– Я мог бы объяснить причины излишней педантичности жены, но они вам не интересны, – вздохнул Андрей. – Нет, Алла нормальна. Соблюдая установленный порядок, она пытается упорядочить свою жизнь, придать ей стабильность и в конечном итоге обрести внутреннюю уверенность и спокойствие. Обслуга подсмеивалась над Аллой и мстила ей за, как казалось простым людям, выпендреж. Много усилий быдлу прилагать не приходилось. Возьмут и перемешают косметику на столике. Жена в истерике. Или протянут ей сначала левую туфлю. Все, Алла не способна выйти на съемочную площадку. Тупые бабы хихикают в кулак, обзывают актрису «вздорной сучкой». Никто не хотел понять: она не вредничает, ей реально плохо от нарушения порядка. Зинаида знала об особенностях партнерши мужа. А насчет снотворного и кислоты… Разве я не упомянул, где работала супруга Павла? Она заведовала аптекой в одной из московских больниц, отпускала препараты для отделений, имела под рукой все необходимое.

– То, о чем вы говорите, называют «размышлениями», – сказала я. – Вот если вы находите в чае снотворное, а оно аналогично тому, к которому имеет доступ Зина, и в ее аптеке обнаруживается недостача… тогда другое дело. Но даже и этот аргумент может не сработать на суде. Лучше найти в кармане Зинаиды пачку таблеток с отпечатками ее пальцев и отсутствием одной пилюли. А эксперт должен подтвердить, что снотворное в чайнике именно из упаковки, которая была изъята у Митко.

Андрей заморгал.

– И вы еще в начале беседы укоряли меня, что я не побежал в милицию?! Нет, прямых улик не имеется. Но вы послушайте, как отреагировал господин продюсер, когда я сообщил ему о беде.

Сначала Гаврилов не понял серьезности случившегося.

– Ожог лица? Намажьте ее каким-нибудь лекарством, надеюсь, через неделю Алла явится на съемку.

Когда Андрей растолковал суть и отправил на телефон Сергею фото актрисы, продюсер ужаснулся.

– Что мне делать? Так! Завтра же сообщу прессе, что на Константинову напал фанат Павла! Он не смог отделить вымысел от реальности, захотел отомстить ветреной героине за измену Митко. Нам понадобится интервью Аллы!

– Вы с ума сошли? – заорал Андрей. – Не пущу в палату корреспондентов!

Минут пять мужчины самозабвенно матерились, потом Гаврилов, проорав:

– У Алки контракт, она не имеет права даже мертвая отказываться от пиар-мероприятий, – швырнул трубку.

Взбудораженный Андрей нанял охрану, и у входа в палату Аллы появились два парня с оружием. Болотов приготовился к войне, но ничего не произошло. Спустя некоторое время ему позвонил Гаврилов. Произошел такой разговор.

– Совсем я от нервов обезумел, – вздыхал продюсер. – Извините, испугался за Аллу. Как она там?

– Лечим, – коротко ответил хирург.

– Я оплачу все расходы, – пообещал продюсер, – вот бедняжка. Как случилось несчастье?

– Не по телефону, – отрезал Болотов, – исключительно при личной встрече с глазу на глаз. Приезжайте в центр, лучше беседовать на моей территории.

Томительный диалог занял пару часов, в результате стороны пришли к соглашению. Рассказывать правду не выгодно ни хирургу, ни Гаврилову. Развлекательному сериалу, в котором главная героиня весело меняет мужчин и постоянно выпутывается из неприятностей, не нужен ореол трагедии. Сергей объявит, что Алла, устав от легкого жанра, ушла в другой проект, а когда она поправится, продюсер непременно даст ей хорошую роль. Гаврилов берет на себя расходы по лечению, взамен он требует лишь одного: никаких контактов с прессой и откровенных интервью. Андрею в первый момент это предложение показалось на редкость выгодным, но, поразмыслив над ситуацией, он сказал себе: «Ладно, я не желаю огласки, потому что кислота содержалась в креме моего производства, я могу потерять клиентуру и стать одним из основных подозреваемых, если на шум примчится милиция. Но чего боится Сергей? Разговоры об «ореоле трагизма» ерунда, Герасимов отлично знает, плохого пиара не бывает. Так почему он пытается скрыть происшествие, да еще и раскошелился на крупную сумму? Милосердием продюсер не страдает. Явно есть некая причина, о которой мне неизвестно».

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии