Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дом потерянных душ
Глава 6. Метро

Дождь закончился внезапно. Вроде все сидели в помещении, он барабанил по крыше – и тут раз! – уже сквозь прорехи в серых небесах блестело яркое солнце. Ненужный зонтик раздражал Тамилу и казался неимоверно тяжёлым. Корженевская некоторое время шла молча, теребила в руках смятую пачку сигарет и не решалась закурить. Потом всё же не выдержала и ткнула рукой в сторону сквера.

– Пошли посидим, а то скоро на прохожих кидаться начнёшь.

Тамила недовольно посмотрела на подругу, но потом вздохнула и кивнула. Лиза была абсолютно права: неприятные ощущения лучше не держать в себе. И уж точно не следует кидаться на людей.

– Пойдём тогда в кафе. А то я от голода сама не своя. Заодно и поговорим.

– Да уж, – фыркнула Корженевская, – заметно.

В кафе было уютно, запах свежесваренного кофе витал в воздухе, сидевшая напротив Лиза внимательно изучала меню. Тамилу не покидало странное ощущение, что произошедшее на семинаре каким-то образом было ей нужно. Каким? Непонятно. Но интуиция обычно её не подводила.

– Странный он, – наконец произнесла она. – Больше ни на какие подобные сборища меня не тяни.

Корженевская хмыкнула:

– Не бери дурного в голову и тяжёлого на грудь. Все, кто работает в подобных сферах, малость не от мира сего.

– Но ко мне-то он чего прицепился? – раздражённо спросила Тамила. – Там была куча народу.

Корженевская отложила меню и, прищурившись, посмотрела на Тамилу. Потом вздохнула:

– Объясняю на примере. За тобой сидят два типа и пожирают нас глазами. Тише-тише, не вертись так! Так вот, судя по физиономиям, явно не славяне, а откуда-то с Востока. Пялятся на обеих, но эффект белой косы куда сильнее.

Лиза отбросила за спину упомянутую косу, которая была длиной до пояса и часто приковывала взгляды мужчин.

– И? – Тамила не совсем понимала, куда та клонит.

– А то, что свеженькое, экзотика, не такое, как у них, – Корженевская подозвала официантку и продиктовала ей заказ. – Вот и сидят, чуть глазами не поедают. Так и Богин. Почуял новичка – и вперёд.

Тамила задумалась. Какая-то доля истины в словах подруги была, однако тут же возникал другой вопрос: неужто она одна была там таким желторотым птенцом?

– Думаешь, он так быстро вычислил меня? – всё же озвучила она свои сомнения.

Корженевская нахмурилась, сделала вид, что рассматривает меню, потом пожала плечами:

– А чёрт его знает. Но, скорее всего. Это как-то… чувствуешь, что ли. Может, у него и есть проблемы с головой. Или же такая манера общения, кто их, этих спецов, разберёт, да только интуиция у него работает как надо. Он сразу понял, что ты новичок.

– И как?

Корженевская бросила на неё взгляд.

– Уж больно потерянная, – прямо сказала она. – А новички обычно либо ловят каждое слово с открытым ртом, либо почти не слушают. У тебя был второй вариант.

На Тамилу вновь накатил тот липкий ужас, который заглушал всё на семинаре. Перекошенное лицо Богина и слова, от которых внутри сворачивалось всё в тугой клубок.

Лиза попивала принесённый кофе:

– Может, хоть мне расскажешь, что с тобой творится?

«Расскажу, – подумала про себя Тамила. – Только когда сама немного разберусь в происходящем. А так – увольте. Билет в психушку мне ещё не нужен».

Она пожала плечами:

– Пока нечего.

Корженевская изогнула бровь:

– Пока?

Тамила кивнула, давая понять, что на этом беседа завершена. Внезапно уютное кафе показалось удушающе тесным, разговоры людей за соседними столиками били по натянутым нервам, и казалось, что вот-вот распахнётся входная дверь и появится недавний знакомец с семинара.

Только сейчас Тамила поняла, что было в нём что-то нехорошее. Возможно, такое бывает у закоренелых преступников, которые пытаются натянуть на себя глянцевую маску порядочного человека. Что-то нелепое и в то же время страшное, от чего хочется вскочить со стула и бежать куда глаза глядят. Может, не зря так и получилось?

– Домой? – резко прервала её размышления Корженевская. – А то мне ещё надо на рынок заскочить.

Тамила глянула на часы и допила остаток кофе.

– Идём.

По дороге назад подруга что-то говорила, но Тамила её не особо слушала. Настроение было поганым, даже хуже, чем обычно. На семинаре даже такого не было, а тут будто сверху рухнула огромная тяжесть. Голова шла кругом, подташнивало, и так и хотелось присесть на скамейку.

Мимо пробежала стайка подростков, один случайно толкнул Тамилу и сам едва не рухнул. Она чудом успела поймать его за плечи.

– Осторожнее можно? – буркнула она и тут же шумно выдохнула сквозь стиснутые зубы.

Лица у ребёнка не было, будто его стесали ножом – ни глаз, ни носа, и вместо рта – сплошное грязно-белое пятно. По коже пробежал мороз, руки вмиг стали ледяными, она отшвырнула ребёнка от себя.

– Ой-ой-ой! – тут же заверещал он, впечатавшись в Корженевскую.

– Ты что, сдурела? – рявкнула на неё подруга, удерживая подростка. – А ты не носись как оголтелый! – И тут же залепила тому подзатыльник. Не болезненный, но убедительный.

– Простите, – тут же буркнул подросток.

Ужас пропал, на Тамилу опасливо смотрел взъерошенный мальчишка в расхристанной одежде с усеянным конопушками носом. Обычный ребёнок, ничего страшного или непонятного.

Тамила снова сделала глубокий вдох и мотнула головой. Подросток уже бежал догонять своих, а Корженевская стояла на месте и, прищурившись, смотрела на подругу.

– Выдели на следующей неделе время и загляни ко мне. Не нравится твоё состояние совершенно.

Тамила резко поправила ручку сумки на плече. Спорить было бессмысленно, лучше согласиться.

У Корженевской заверещал мобильный. Подруга схватила его, переменилась в лице, махнула рукой и бросила:

– Созвонимся вечером. Всё потом.

Больше ничего не объясняя, она помчалась к ближайшей станции метро. Тамилу такой поворот событий совершенно не расстроил. Зная бешеный темп жизни Корженевской, она даже не задавала лишних вопросов. К тому же сейчас хотелось побыть в одиночестве.

Заметив пустую скамейку, Тамила направилась к ней. Но за несколько мгновений до того, как она сумела сесть, её опередил сухонький мужчина в старой, местами разорванной одежде.

Увидев нерешительность на лице Тамилы, он тут же отодвинулся к углу:

– О, прошу вас. Я лишь передохну.

Мягкий голос и уважительный тон совершенно не соответствовали потрёпанному внешнему виду.

«Обнищавший интеллигент, – определила Тамила, – хорошо, если не бездомный».

Последнее казалось более вероятным, такие люди попросту не выдерживают сумасшедшей жизни столицы, для кого становящейся местом успеха, а для кого и возможностью потерять всё, что имел ранее.

Тамила вздохнула и опустилась на скамью.

Мужчина некоторое время смотрел на неё: внимательно, изучающе, будто пытался что-то для себя определить. При этом его заинтересованность, в отличие от того же Богина, была куда приятнее. Не было ощущения, что нищий хочет взять нож и, разрезав жертву, посмотреть внимательнее, что у неё там внутри.

Тамила уставилась в одну точку. Всё отошло на задний план. Она даже не ругала себя, что пошла на этот дурацкий семинар. Что было, то было – в следующий раз умнее будет.

Тамила выдохнула и вдруг поняла, что нищий что-то у неё спрашивает. Повернула к нему голову и уточнила:

– Да? Простите, я не расслышала.

– Я спрашиваю, вам плохо? – спокойно повторил он.

Тамила пожала плечами. Почему-то спокойный взгляд и тихий голос придавали смелость, и даже мелькало желание рассказать правду.

– Вижу, – неожиданно так же спокойно произнёс он. – Не говорите ничего. У всех есть прошлое. У меня порой тоже интересуются. Говорят, Юрий Владимирович, что же это ты так? Столько прожил, а будто забыл. А помнить надо. Когда-нибудь пригодится.

Тамила насторожённо посмотрела на него, отодвинулась в сторону. А этот откуда знает? Следил, что ли?

Но нищий уже отошёл от скамьи. При этом через несколько секунд оказался на весьма приличном расстоянии. Тамила сама удивилась, как могла такое не заметить.

«Психи, – подумала она. – А я хуже всех».

Подхватив сумку, встала и быстро направилась к метро. Лучше домой, там можно успокоиться и прийти в себя.

Внизу оказалось много людей. Смесь запахов, толчки, резкие окрики – всё заставляло стискивать зубы и уговаривать себя не сорваться.

– Девушка, да я же тут! Что вы, совсем не смотрите? – грубо пихнула её в сторону какая-то толстая торговка. – Ходют тут, под ноги совсем не смотрют, за людей не считают.

– Вот-вот! – подхватила вторая. – А мы им…

Хотелось рявкнуть что есть мочи, но Тамила молча отошла в сторону. Бессмысленно что-то доказывать дураку и хаму. Они понимают только силу, а силой она сейчас точно не обладала.

Внезапно её внимание привлёк разговор двух совсем молоденьких девушек.

– Смотри, ужас какой. Как можно вообще такое пускать в роддом?

– Не знаю, куда только охрана смотрит, – вздохнула вторая. – Ладно, Тань, пошли уже. А то ночью приснится.

Тамила подошла к стене, возле которой только что стояли говорившие. Подняв голову, она еле слышно ойкнула и выпустила сумку из рук.

«Внимание! Похищен ребёнок!

Помогите найти!»

Дальше – множество слов. Тамила на них не обратила внимания. Она не могла отвести взгляд от лица женщины-похитительницы, которая смотрела прямо в душу. Злобно, цепко, с желанием вывернуть наизнанку. Сама не своя Тамила протянула руку и коснулась бумаги объявления, в нос резко ударил сладкий запах сирени. Сердце гулко стучало в ушах, перед глазами поплыли разноцветные круги. Казалось, ещё чуть-чуть – и она потеряет сознание.

В один миг всё резко стало на свои места: мрачный дом, крики и истерика матери, странный шипящий голос и странные сны. И глубже, ещё глубже, туда, где непрекращающийся плач детей и закрытая дверь, за которую нельзя заходить. Место… Место, где живёт чудовище, что чёрной кляксой расползается по комнате и делает угловатые движения.

Тамила огляделась, потом подняла сумку и быстро, почти бегом, рванула к подходящему вагону.

От себя нельзя убежать, но теперь она всё вспомнила.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть