Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Я больше не одна
Глава вторая

Сьюзан и не подозревала, как ей необходимо чье-нибудь общество. Последний раз она разговаривала со своей дочерью две недели назад. С тех пор только вчера в бакалее короткая беседа о погоде. Откровенно говоря, она так устала быть наедине со своими мыслями. Вот почему пригласила совершенно постороннего человека на ужин.

Она прибралась в доме, даже пропылесосила и без того чистый ковер в гостиной, сложила стопкой купленные вчера журналы. Затем приправила стейки, все подготовила, даже вычистила старый уголь из гриля и положила новый.

К пяти часам все приготовления были закончены. На террасе она взялась за журнал, заставляя себя расслабиться. Перелистывая страницы не глядя, она снова спрашивала себя, о чем будет разговаривать с Шон Вебер. В конце концов, она отложила журнал и огляделась вокруг террасы, находя успокоение в знакомых деревьях вокруг коттеджа. Немного понаблюдав за птицами, порхающими над высокими ветками, Сьюзан закрыла глаза, пытаясь расслабиться.

К пяти тридцати она поймала себя на том, что вслушивается в шум машин, и поняла, что окажется на гране срыва, если Шон Вебер не придет сегодня на ужин.

Наконец-то она заметила черный грузовик, ползущий по дороге. Быстро поднялась и поспешила к задней веранде, чтобы разжечь уголь, затем прошла к дороге и остановилась в ожидании.

– Ты пришла, – сказала Сьюзан первое, что пришло ей в голову, когда Шон подъехала.

– Ты думала, я потерялась? – спросила Шон через опущенное стекло. Как только она открыла дверцу, Алекс перелез через ее колени, учуяв Сьюзен, завилял хвостом, и сразу направился изучать коттедж.

– Нет, просто… не важно, – ответила она. Шон переоделась в черные джинсы и свитер, Сьюзан вздохнула. Она была так занята приготовлениями, что совершенно забыла сменить одежду. У Мамы и Рут случился бы приступ, узнай они, как она развлекается! Отгоняя эти мысли, она махнула руками в сторону коттеджа.

– Ну что ты думаешь?

– Красиво, – сказала Шон. – Мне очень нравятся каменные дома.

Подойдя к крыльцу, Сьюзан придержала открытую дверь.

– Я покажу тебе дом, а потом сядем на задней террасе. Сейчас как раз еще тепло.

Когда они прошли внутрь, Шон открыла рот от удивления.

– Это моя любимая комната, – уточнила Сьюзан. Передняя часть коттеджа состояла почти из одних окон, не считая входной двери. Сводчатый потолок, поддерживаемый деревянными перекладинами, заканчивался световыми люками. Почти столько же окон было в одной стене, в то время как другая состояла из камина и встроенной книжной полки.

– Господи – пробормотала Шон, откинув голову назад в изумлении глядя на стеклянный свод.

– Я знаю. Это чересчур, – вздохнула Сьюзан. – Но мой муж… вообще говоря, он ненавидит быть хуже кого-то.

Она прошла вперед по маленькому коридору, ботинки Шон громко отстукивали марш по твердой древесине полов.

– Здесь только две спальни, – объяснила она.

Шон заглянула в комнату для гостей, а затем последовала за Сьюзан в хозяйскую спальню. Все комнаты, включая гостиную, были безупречно прибраны. Ей было сложно представить, что кто-то живет здесь уже целые две недели. Ее собственный дом на следующий же день выглядел более обжитым, чем этот. Подбоченившись, она повернулась к Сьюзан.

– Очень мило, – она надеялась, что это прозвучало искренне.

Сьюзан кивнула, не обманувшись ни на минуту. Шон терпеть этого не могла.

– Давай сядем на улице, – сказала она и повела Шон дальше.

Кухня, большая и просторная, понравилась Шон больше всего. Два световых люка наверху как будто впускали лес внутрь. Хотя бы тут все выглядело обжитым. Барная стойка с четырьмя стульями отделяли кухню от столовой.

– Мне здесь нравится. Очень уютно, – сказала она о кухне.

– Да. Я всегда любила готовить. Это гораздо более приятное занятие, – ответила Сьюзан.

Шон уловила частичку боли в ее глазах. Наверняка из-за мужа. Либо они были в процессе развода, либо он умер, и она горевала о нем. Скорее всего это был развод, подумала Шон, но промолчала.

Сьюзан указала на один из стульев, затем села сама.

– Я приготовила стейк, – сказала она. – Надеюсь, тебе понравится.

Шон улыбнулась.

– Стейк – это замечательно. Я обычно обхожусь сыром и крекерами или просто сэндвичами. Было бы здорово наконец по-настоящему поужинать.

Сьюзан с облегчением кивнула. Одной причиной для беспокойства меньше. Но все же она чувствовала себя неуютно. Она совершенно забыла, как поддерживать разговор и сейчас пыталась найти тему для беседы, как вдруг Шон встала.

– Хочешь пиво? У меня есть холодное в грузовике, – сказала она.

Сьюзан поднесла дрожащую руку к губам.

– Боже, я забыла предложить тебе выпить чего-нибудь, – прошептала она. – Прости. Боюсь, я отвыкла.

Она тоже поднялась, руки выдавали ее состояние.

– Садись. У меня есть вино. Ты не против?.

Шон рассмешила такая нервозность Сьюзан.

– Давай оставим вино на потом. Я принесу тебе пива, – улыбнулась она.

Сьюзан наблюдала, как та легко спускается по ступенькам и исчезает за коттеджем, собака бежала рядом. Она попыталась вспомнить, когда в последний раз пила пиво, но не смогла. Дэйв держал несколько бутылок дома, но она никогда и не думала пить его. А загородный клуб, о Боже! Леди не пьют пиво!

– К черту загородный клуб, – пробормотала она.

Шон вернулась с двумя бутылками, все еще покрытыми дробленым льдом; у Сьюзан потекли слюнки при виде тающего кусочка льда. Хорошее пиво, подумала она.

Открутив крышку и протянув бутылку Сьюзан, Шон снова опустилась на стул. По тому, как Сьюзан держала бутылку, можно было догадаться, что для нее это было непривычно; и Шон опять спросила себя, что же привело ее в дом к этой женщине. Краем глаза она наблюдала, как Сьюзан наклоняет бутылку и пьет. Ее удивил довольный возглас Сьюзан.

– О Боже, как хорошо! – воскликнула она. – Не удивительно, что мужчины пьют это все время.

Шон рассмеялась.

– Знаешь, сейчас и женщинам разрешено его покупать.

Сьюзан тоже усмехнулась.

– Как давно ты сюда приезжаешь?

– Последнюю пару лет, куда-нибудь в этом районе. Я часто хожу в походы летом. Когда становится слишком людно, я перебираюсь в другое место.

Сьюзан знала, какой вопрос последует.

– Что на счет тебя? Ты не похожа на любителя походов, – сказала Шон.

– Да, не похожа, – согласилась Сьюзан. – Я и не знаю, на кого я похожа, – призналась она, казалось, слова полились из нее.

– Я была матерью, но Лиза выросла и сейчас уехала в колледж.

Она сделала короткую паузу и продолжила.

– Я была женой, но теперь Дэвид, видимо, предпочитает двадцатилетних блондинок.

Легкий ветерок доносил до них звуки птиц и сладкий запах леса, они одновременно посмотрели вверх на белку, которая грызла сосновую шишку и роняла кусочки вокруг их стульев.

– Извини меня, – наконец промолвила Сьюзан. – Просто… это вырвалось само.

– Это произошло недавно? – спросила Шон.

Сьюзан кивнула.

– Вот почему я здесь, – она попыталась улыбнуться.

– Я не могла больше оставаться дома, а коттедж показался подходящим местом для… того, чтобы все обдумать.

Шон наклонилась с хмурым видом.

– И ты ни с кем об этом не говорила? Даже с ним?

– Нет. Я заехала в общежитие к Лизе и рассказала ей, больше никому.

– Давно? – спросила Шон.

– Уже две недели, – припомнила Сьюзан.

Шон откинулась на стуле, здраво рассуждая, что лезет не в свое дело, но когда это ее останавливало?

– Послушай, это конечно меня не касается, но мне кажется, нельзя это вот так держать все в себе. Я думаю, что тебе следовало это обсудить с кем-нибудь … с членом семьи, или даже с профессионалом.

Сьюзан расстроено усмехнулась. Да как смела эта… женщина… давать ей советы?

– Я смотрю, ты специалист по неудавшимся бракам? – всплеснула руками Сьюзен.

– Извини меня, может, это стереотипы, но я сомневаюсь, что с тобой случалось подобное, – поспешно добавила она.

Шон сделала усилие, чтобы не обидеться на замечание Сьюзан.

– Ты правильно все поняла, но это не значит, что мне не знакомы неудачные отношения. Я каждый день сталкиваюсь с ними, – сказала она. – В женском центре Фресно.

– Ты там работаешь? В приюте?

– Женский приют такое некрасивое название. Это намного больше, чем просто приют. Это центр обучения, прежде всего.

– Ты работаешь консультантом? – спросила Сьюзан.

– Ну, что-то вроде того. Но вообще-то я не сотрудник. Я волонтер. Я помогаю там, где в этом нуждаются; горячая линия, поиск работы, жилья, и консультации тоже. По крайней мере, я стараюсь, – принялась рассказывать она.

– Ты считаешь, мне нужна консультация?

– Я знаю, что это не мое дело, – честно призналась Шон. – И я сожалею о том, что сказала, – извинилась она.

– Мне просто интересно твое мнение, – попросила Сьюзан.

Шон откинулась и скрестила ноги.

– Выглядит, как будто ты убегаешь и прячешься здесь, – мягко произнесла она. – Это неправильно. Так проблему не решить. Ты только усугубишь ситуацию.

Сьюзан откашлялась и отвела глаза.

– Мы с мужем не занимались сексом уже около года, – тихо сказала она. – И знаешь, когда я это осознала? Только пару дней назад. И я даже не скучала по нему, – она повернулась к Шон. – Разве это не странно?

Шон промолчала, и Сьюзан продолжила.

– Я должна была быть в Сан-Франциско до вечера. Мы поехали по магазинам с мамой и Рут, но рано вернулись. И я застала их в нашей постели, – прошептала она. – В моей кровати. Я даже не поверила своим глазам. Они…, – она глубоко вздохнула, но заставила себя договорить. – И знаешь, что он сказал мне?

Шон покачала головой.

– Это не то, что ты думаешь! – она попыталась передать его шокированный тон, но голос сорвался. Сьюзан взяла бутылку, допила все одним глотком и рассмеялась.

– Я ответила, что это выглядит так, что он трахается с подростком. А эта девочка посмела открыть рот, чтобы сказать, что ей уже двадцать.

Сьюзан поставила пустую бутылку на террасу и выдохнула.

– Вот так я и узнала, что у моего мужа интрижка на стороне.

Шон хотела что-то сказать, но Сьюзан остановила ее.

– Пожалуйста, только не говори, что тебе жаль, – попросила она. – Я этого не вынесу, – прошептала Сьюзан.

– Хорошо, не буду, – Шон выудила мятую пачку и зажала сигарету губами.

– Давно ты вышла замуж?

Она заметила, что Сьюзан наблюдает, как она прикуривает и, всего раз затянувшись, предложить сигарету собеседнице.

После секундного замешательства Сьюзан приняла ее. Какого черта? Она и раньше курила, когда только вышла замуж, но Дэйв быстро положил этому конец. Затянувшись и почувствовав, как дым заполняет ее легкие, она улыбнулась.

– Двадцать лет, – произнесла она, выпуская дым.

– Чертовски долго, – пробормотала Шон.

– Да, очень долго, – кивнула Сьюзан. Она медленно повернулась к Шон.

– Есть еще пиво?

– Конечно, – Шон поднялась, но Сьюзан остановила ее.

– Прости. Я ужасная хозяйка, – спохватилась Сьюзан.

– Я ничего не предложила тебе выпить, и тебе пришлось самой принести пиво, а теперь я прошу еще…

Шон рассмеялась и заставила Сьюзан снова сесть.

– Расслабься. Договорились?

Шон снова исчезла за углом дома, а Сьюзан пошла проверить гриль. Все было почти готово, осталось принести мясо. Она как раз жарила второй кусок, когда Шон вернулась со свежим пивом.

Они обе снова уселись на стулья и уставились в темнеющий лес, потягивая пиво.

– Ты же не куришь? – наконец спросила Шон.

– Нет, – улыбнулась Сьюзан. – Я и пиво не пью, – добавила она, отхлебывая из бутылки.

– Итак, ты здесь уже две недели, решила что-нибудь?

– Решила, что не скучаю по своей прошлой жизни, сказала Сьюзан после минутного размышления.

– Я имею ввиду, что не скучаю по Дэвиду, возможно потому, что я еще злюсь на него. Сначала он причинил мне боль. Предал меня… кто бы чувствовал себя иначе? Но теперь я ощущаю лишь злость.

Сьюзан крепче обхватила бутылку и продолжила.

– Смешно, но что-то подобное должно было случиться, чтобы я, наконец, поняла, как была несчастна.

Сьюзан, было, повернулась к собеседнице, чтобы извиниться за этот разговор, но Шон остановила ее.

– Из меня хороший слушатель, – предложила Шон.

Сьюзан улыбнулась, мысленно благодаря ее за это. Ей действительно нужно было выговориться. Две недели держать обиду в себе это слишком, и Сьюзан была очень благодарна незнакомке за компанию.

Сьюзан откашлялась, прежде чем продолжить.

– Мне кажется, что все двадцать лет я жила только замужеством. В начале наших отношений я быстро забеременела. Сначала я была молодой женой, затем матерью, и так оно все и пошло, – сказала она.

– Все мои дела сводились к тому, что я следила за домом, заботилась о Лизе, свободное время проводила в загородном клубе с другими женами, такими как моя сестра Рут и наша мать, – рассказывала Сьюзан, наклонившись вперед, руки на бедрах.

– Я имею ввиду, что это все, что я знала в жизни, поэтому я считала это совершенно нормальным. Я ни в чем не развивалась, была лишь женой и матерью, – разочарованно признала она.

– Так живут многие, – Шон попыталась успокоить ее. – В этом нет ничего страшного.

– Да, я знаю, – отмахнулась Сьюзан. – Просто мне этого мало, – прошептала она.

– Мне тридцать девять лет, и я чувствую, будто жизнь прошла мимо меня, и я многое упустила. Конечно, у меня прекрасная дочь, но дело ведь во мне, – настаивала она, прижимая руки к груди.

– Я отказалась от своей молодости, бросила колледж ради замужества. Затем я внезапно стала матерью, и этого было достаточно все восемнадцать лет. Но когда Лиза уехала из дома и поступила в колледж, я потеряла роль матери. Осталась просто женой. И вот тогда я поняла, что девятнадцать лет остались позади, Дэвид и я были снова одни, но почти чужие друг другу, и мы не знали, что с этим делать. Или не знала только я, – пояснила она.

– Это был счастливый брак? – спросила Шон.

Сьюзан пожала плечами.

– Не могу сказать, что он был несчастливый. Мы не ругались, если ты об этом. И я ни в чем не нуждалась. Просто между нами не было страсти. Я думаю, мы с Дэвидом никогда не были по-настоящему партнерами и друзьями. Я была женой, которая занималась домом и Лизой, а он взял на себя все остальное, – грустно закончила она.

Шон поднялась, чтобы перевернуть стейки, и Сьюзан не стала ее останавливать. Она пыталась взять себя в руки, чтобы не расплакаться. Не следовало плакать в присутствии совершенно постороннего человека.

– И ты не подозревала о его измене? – спросила Шон из-за спины.

Сьюзан покачала головой.

– Я должна была заметить. Теперь я вспоминаю… он стал по-другому одеваться, и эти деловые ужины допоздна, которых раньше не было. И конечно то, что наша сексуальная жизнь совершенно сошла на нет.

Она отвернулась, когда Шон села на место.

– Думаю, я была даже рада, что он не хочет секса.

Она вопросительно оглянулась на Шон.

– Разве это не ужасно?

– Нет. Но я никогда не была замужем. И я не знаю, как это обычно бывает.

– Но наверняка, хотя бы один раз в твоей жизни, у тебя были долгосрочные отношения. Сколько тебе сейчас? Около тридцати? – сказала Сьюзан.

– Мне тридцать три, и серьезных отношений не было, – ответила она.

Сьюзан задержала на ней взгляд и отвернулась.

– Я не стану выпытывать.

– И что твоя дочь думает об этом? – спросила Шон, игнорируя замечание Сьюзан.

– Она не удивилась, – ответила Сьюзан, – что чертовски удивило меня. Лиза сказала, что я не должна винить себя, и что это не моя ошибка. Это лучшее, что она могла сделать.

– Ты знаешь, она совершенно права. Он может винить тебя и, скорее всего, так и будет. Если ему нужно переложить ответственность на кого-то, то это будешь ты. Я уверена, ты знаешь, как говорят: для отношений нужны два человека, но достаточно одного, чтобы их разрушить.

Сьюзан хмуро кивнула.

– Иногда я думаю, что это он перестал меня интересовать, – тихо призналась она.

Шон попыталась что-то сказать, но Сьюзен прервала ее.

– Давай лучше поедим. Мне кажется, ужин не достаточная плата за полученный сеанс терапии.

– Мне очень жаль, – ответила Шон.

– Нет, не надо, – Сьюзан поднялась. – Ты была права. Мне нужно было выговориться. Прости, что я тебя втянула в это. Ведь я пригласила тебя просто на ужин, – взмахнула она руками.

– Я не против, – уверила ее Шон. – Я видела достаточно женщин, которые прячут свои чувства, чтобы понять, насколько это вредно для здоровья.

Шон держала тарелку, пока Сьюзан снимала мясо с гриля. Они встретились глазами, и Сьюзан улыбнулась.

– Рут пришла бы в ярость, если бы узнала, что я позволила гостю помогать готовить.

– Все должно быть по правилам?

– Именно, – кивнула Сьюзан. – Понимаешь, правила загородного клуба очень жесткие.

Шон рассмеялась.

– Буду иметь ввиду.

Она задержала Алекса, пробирающегося за ними на кухню.

– Не гони его, он тоже приглашен на ужин, – попросила Сьюзан.

– Он будет попрошайничать, – предупредила Шон, впуская пса внутрь.

– Я угощу его кусочком своего стейка, – пообещала Сьюзан.

Расставив тарелки, Сьюзан пошла за вином.

– Если когда-нибудь встретишь Рут и маму, не вздумай рассказать им, какой ужасной хозяйкой я была сегодня.

Шон усмехнулась.

– Я не привыкла, чтобы за мной ухаживали.

Шон впилась в свой стейк.

– Ты с ними близка?

– С Рут и мамой?

Шон кивнула и застонала от удовольствия, попробовав мясо.

– Очень вкусно, – пробормотала она.

– Мы делаем вид, что близки, – призналась Сьюзан, приступая к блюду.

– Рут на десять лет старше меня, так что у нас не очень много общего.

На мгновенье она задумалась.

– Хотя нет, все же мы похожи. Мы обе живем в одном обществе, у нас одни друзья, один загородный клуб. Одна мать, в конце концов, – ухмыльнулась она.

– У Рут двое прекрасных детей. Оба ангелы, и оба безумно скучные. А у меня есть Лиза.

– И какая она?

– Своенравная, – поделилась Сьюзан. – Но я бы не желала другой дочери. У Лизы своя голова на плечах, и я спокойна за нее.

– Она недавно поступила в колледж? – спросила Шон, протягивая руку к бокалу вина.

– Она на втором курсе. Ей скоро исполнится двадцать, – ответила Сьюзан. – И она понятия не имеет, кем хочет стать, но я очень рада, что она хотя бы учится.

Сьюзан сделала глоток из своего бокала и кивнула, когда Шон подлила еще вина.

– Я не хочу, чтобы она повторила мои ошибки и сразу вышла замуж, не закончив школу.

– Почему ты вышла за него? Ты была беременна? – спросила Шон.

Сьюзан изумленно уставилась на нее. Для совершенно посторонних людей это был слишком откровенный разговор. Ну, по крайней мере Сьюзан была откровенна, Шон напротив, не раскрывала никаких подробностей своей личной жизни.

Не получив ответа, Шон подняла лицо и улыбнулась набитым картошкой ртом.

– Что? Слишком личный вопрос?

– Я забеременела в наш медовый месяц, я полагаю.

Сьюзан отрезала кусочек стейка и угостила Алекса, отмахнувшись от протестов Шон. За мясом последовал ломтик хлеба.

– Ну вот. Все, он больше от тебя не отстанет, – предупредила Шон.

Словно в подтверждение ее слов, пес положил свою огромную лапу на колено Сьюзан и заскулил. Встретившись с Шон глазами, Сьюзан молила, чтобы та заговорила. Но Шон молчала.

Сьюзан решила, что не успокоится, пока Шон не расскажет что-нибудь о своей жизни, даже если придется выпытывать.

– Ты говорила, что помогаешь в женском центре. Чем ты занимаешься… ну чтобы заработать на жизнь? – спросила она, как ни в чем не бывало, скормив еще кусочек хлеба Алексу.

Шон слегка наклонила голову и хотела проигнорировать этот вопрос, но подумала, что Сьюзан чувствует себя столь незащищенной, рассказав о своих переживаниях. Шон улыбнулась.

– На самом деле, ничего, – ответила она.

Сьюзан рассмеялась.

– Ты настолько богата, да?

– Вроде того, – пожала Шон плечами.

– Я вообще-то пошутила, – уставилась на нее Сьюзан.

Шон снова пожала плечами. Ей всегда было сложно отвечать на этот вопрос, вот почему она обычно его избегала. Она взглянула Сьюзан в глаза и поняла, что не отделается без объяснений. Сьюзан вздернула бровь, и они обе улыбнулись.

– Мой отец оставил мне выгодный бизнес после своей смерти, – поделилась Шон. – А после мамы осталась довольно большая сумма, она тоже умерла.

– Мне очень жаль, – сказала Сьюзан автоматически.

– Ничего, это было уже давно, – успокоила ее Шон.

– Они развелись, когда мне было двенадцать, и я не была особенно близка с отцом.

– Но ты потеряла и мать, – покачала головой Сьюзан. – Это случилось недавно?

Шон замотала головой, разговор заходил уже слишком далеко за границы дозволенного.

– Через пару лет после отца, – тихо сказала она. – Мне было девятнадцать.

Взглянув на Шон, Сьюзан поняла, что уже слишком далеко сунула свой нос. Было видно, что эта тема все еще ранит Шон.

– Шон, прости. Я не хотела лезть не в свое дело, – испугалась она.

Шон посмотрела в ее глаза и точно знала, что если и захочет кому-нибудь рассказать об этом, то это будет только Сьюзан. Но после пятилетнего лечения, ей казалось больше нечего рассказать об этом. Как будто, все происходило не с ней.

– Я не часто об этом вспоминаю, по крайней мере, стараюсь этого не делать, – призналась Шон.

– Мне правда жаль, – немедленно отозвалась Сьюзан.

– Не стоит, – заверила Шон, положив ладонь на руку Сьюзан.

– Я не это имела ввиду. Просто это… длинная история. Может, я когда-нибудь поведаю тебе ее, – наконец сказала она и улыбнулась в примирение.

– Если мы еще встретимся.

Сьюзан тоже улыбнулась.

– Я очень рада, что ты составила мне компанию.

– Ну, после двухнедельного одиночества, ты была бы рада кому угодно, – подразнила Шон.

Сьюзан рассмеялась.

– Я не это имела ввиду, и ты это прекрасно знаешь.

Шон настояла на помощи с посудой, затем они молча уселись на веранде и допили вино. Шон прикурила две сигареты, одну для Сьюзан. Сьюзан без колебаний взяла ее. Они сидели в тишине, и Сьюзан подумала, что это наверное и есть то самое молчаливое спокойствие, о котором она слышала ранее, но которого никогда не испытывала. Она украдкой поглядывала на Шон, которая сидела с бокалом и сигаретой в одной руке, а другой чесала Алекса за ухом. Когда Шон посмотрела на нее, Сьюзан улыбнулась и отвела глаза, счастливая первый раз за две недели.

– Мне, наверно, пора, – наконец сказала Шон.

Сьюзан кивнула, не желая, чтобы Шон уходила, но зная, что так будет.

– Еще раз спасибо за ужин, – поблагодарила Шон.

Стоя друг напротив друга, они одновременно улыбнулись. Сьюзан проводила Шон до грузовика и потрепала Алекса по спине, когда он запрыгивал на сиденье.

– Спасибо, что ты меня выслушала, – сказала Сьюзан.

Шон кивнула.

– Ужин стоил того, – ответила она с усмешкой.

– Ладно, может, мы еще встретимся как-нибудь, – Сьюзан хотела еще раз пригласить ее, может завтра, может на следующей неделе, но она так глупо себя чувствовала. Две женщины были настолько разными. С чего бы Шон Вебер должна захотеть еще раз увидеться с ней?

– Да, возможно, – подтвердила Шон. Она села в машину и, опустив стекло, наконец, сказала то, чего не решилась озвучить за весь вечер.

– Сьюзан, не прячься здесь в надежде, что все пройдем само собой. И если тебе понадобится профессиональная помощь, я могу порекомендовать хорошего специалиста, – мягко проговорила она.

Сьюзан залилась румянцем и отвернулась.

– Спасибо. Я и не собиралась прятаться, я просто собираюсь с мыслями, – заверила она Шон. – Разговор с тобой мне очень помог.

Шон заметила неловкость Сьюзан и пожалела о сказанном. Все равно, это не имело к ней никакого отношения.

– Ну что ж, спокойной ночи. Еще раз спасибо, – она помахала разок наблюдавшей за ней Сьюзан.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть