Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Инженер-лейтенант
Глава 1

Я очнулся оттого, что кто-то пихал меня в бок. Приподняв голову, огляделся. Я находился в каком-то большом помещении. Похоже, металлическом. Пол был точно металлическим. Что-то вроде большого прямоугольного ангара. Рядом со мной лежали еще несколько человек. А расталкивал нас какой-то здоровенный детина в странной черной форме. Я ничего не мог понять. В вытрезвителе мы, что ли? Так я вроде не особо пьющий, да и не похож этот железный ящик на вытрезвитель. И громила этот на милиционера не похож. Выглядит как гестаповец. Непонятно.

Вчера мы отмечали мой приезд. Вернее, собирались отмечать. Я после окончания института приехал к друзьям в Москву, и мы намеревались отметить это событие на природе – благо погода стояла замечательная, лето все-таки. Мы приехали на речку, расположились, запалили костерок. Ребята с девчатами побежали купаться, а я задержался у костра. И все – больше ничего не помню. Господи, как все болит-то.

Люди вокруг меня стали подниматься. Я тоже встал. Громила выстроил нас у стены. Все были какими-то заторможенными – видно, не мне одному досталось. Было нас человек двадцать. И молодые, и пожилые. Но молодых было больше. И никого знакомых.

Тут в открытую дверь вошли еще трое. По одному из них сразу было видно, что это человек, привыкший отдавать приказы, а также знающий, что его приказы будут неукоснительно выполняться.

– Так. Слушайте меня внимательно, повторять не буду. Вы все находитесь на рейдере «Бэлк», капитаном и владельцем являюсь я – Дэр Кошот. Я также являюсь вашим владельцем. Вы – мое имущество. Нравится вам это или нет, мне плевать. Будете себя вести тихо и спокойно – с вами все будет хорошо. Станете буянить – будете наказаны. У вас у всех рабские ошейники – чтобы не совершили каких-нибудь глупостей.

Потом он показал на меня одному из своих сопровождающих и ушел. За ним ушли все остальные «черные».

Я потрогал шею. В самом деле шею охватывал тонкий пластиковый обруч. И тут вдруг я понял, что этот тип говорил на каком-то незнакомом языке и я его прекрасно понимал. Вообще-то с языками у меня всегда ладилось – я неплохо знал немецкий и испанский. Причем испанский выучил самостоятельно. Но язык, на котором говорил капитан, был мне совсем незнаком. И все-таки я его понимал… Чудеса.

Я сел и прислонился к металлической стене. Все молчали. Хотя если остальные чувствуют себя так же, как я, то это неудивительно. Вокруг раздавались стоны и какое-то унылое бормотание. По-видимому, у людей не было сил даже выругаться как следует. Так мы все и сидели некоторое время. Тут открылась дверь, и вошел давешний бугай. За собой он катил небольшую тележку, на которой были навалены какие-то продолговатые контейнеры. Где-то тридцать на двадцать на десять. И тут я заметил, что у тележки не было колес. Она просто висела в воздухе, сантиметрах в двадцати от пола. Бугай раздал нам контейнеры и показал, как ими пользоваться.

– Это солдатские сухпайки. Ешьте. Отходы – сюда, это утилизатор, – показал на тумбу в углу и ушел, закрыв за собой дверь.


В контейнере была какая-то густая масса, три галеты и пакетик с соком. Казалось, что такой порцией и ребенка не накормить, но, съев эту кашу с галетами, я насытился. Только сока оказалось маловато.

Народ стал оживать. Послышались разговоры. Кто-то ругался, кто-то со злостью кому-то что-то доказывал. Я просто сидел и отдыхал. Черт, если мы и дальше будем валяться на железном полу, то от имущества капитана мало что останется.

Отдохнуть мне так и не дали. Где-то через полчаса к нам зашел тот, с кем говорил капитан, указывая на меня. Он кивнул мне приглашающе и вышел. Я последовал за ним. Мы прошли по коридору, поднялись на лифте, вновь прошли по коридору, несколько раз повернули и оказались у дверей. Двери перед нами раздвинулись, и мы вошли. Это был, по-видимому, кабинет капитана, потому как тот сидел в кресле, перед ним на маленьком столике лежал пульт со множеством кнопок, а в воздухе раскинулась миниатюрная звездная сфера. Поблескивали маленькие звездочки, между ними проносились какие-то облака, туманности, еще что-то… С моего места оказалось, к сожалению, плохо видно, но зрелище было феерическим. Капитан нажал на какую-то кнопку, и сфера пропала.

– Подойди.

Я, естественно, подошел на пару шагов.

– Сейчас ты, как и остальные твои сопланетники, просто раб. Но я хочу сделать тебе предложение. Ты можешь отказаться, и никаких санкций я к тебе применять не стану. Но тогда ты вместе со всеми попадаешь на рынок рабов, а там… как повезет. А можешь согласиться на мое предложение. Очень хорошее предложение. Я тебе предлагаю контракт на десять лет. Для начала ставка техника. Техником ты служить не будешь. Чем ты будешь заниматься, тебе объяснит наш медик Гэл Карим, если ты, конечно, согласишься. После заключения контракта ты получаешь свободу. А после нашего возвращения на базу получишь гражданство империи Арвар – я, как полный гражданин, имею право представления на гражданство, а мои офицеры выступят поручителями. После этого можешь не волноваться – рабом тебя уже не сделает никто. Убить – при случае убьют, а вот рабом тебе уже не быть. – И он рассмеялся.

Находящиеся тут же двое «чернорубашечников» тоже усмехнулись.

– Почему?

– Что – почему?

– Почему не стану рабом?

– Потому что рабство разрешено только в нашей империи, но обращать в рабство подданных императора, то есть граждан империи, запрещено под страхом смерти. Вот и получается, что у нас ты рабом стать не можешь, а в других государствах рабства нет. Ну, что ты надумал?

Становиться гражданином рабовладельческой империи хотелось конечно же не очень, но становиться рабом хотелось еще меньше. Тем более что и Древняя Греция, и Древний Рим были рабовладельческими государствами, однако их граждане жили вполне ничего. Правда, непонятно, какое занятие он мне подобрал, ну да где наша не пропадала.

– Я согласен.

– Я и не сомневался. Гэл, займись. После установки нейросети – ко мне на подписание контракта. Идите.

Гэл повернулся и пошел из кабинета, я за ним. Недолго поблуждав по коридорам, мы зашли в какое-то помещение. Оно имело форму вытянутого прямоугольника и было покрыто белым пластиком и сверкало чистотой. Вдоль одной стены выстроились пять прозрачных гробов. В углу стоял стол, кресло и несколько стульев.

– Садись. Будем с тобой разбираться.

– Гэл, послушай, раз я уже почти член команды, может, ты мне уже объяснишь, что происходит? Я ничего не понимаю.

– Давай сделаем так: я тебя сейчас проверю в диагностической капсуле, затем положу в лечебную, а уж потом, после того как ты придешь в себя, постараюсь ответить на твои вопросы. Чувствуешь себя как?

– Хреново.

– Ну так и должно быть. Это после облучения станером и рабского ошейника. Да и пока вы были в отключке, вам вбили гипнопрограмму по общему языку, а это тоже не способствует улучшению самочувствия. Так что давай раздевайся и ложись в эту капсулу.

Он подошел к одному из гробов, на что-то нажал, и крышка гроба откинулась.

Я разделся и залез в гроб, крышка закрылась, и я отключился. И почти сразу же пришел в себя. Крышка опять откинулась.

– Вылезай. Одеваться не надо. Иди ложись в лечебную капсулу. Здесь придется полежать подольше, так как здоровье у тебя не ахти какое. Так что зависнешь здесь часа на три-четыре. А потом поговорим. Все, лечись.

Крышка капсулы закрылась, и я опять отключился.


Почти сразу открыл глаза. Казалось, пролежал я в капсуле всего мгновение. Самочувствие было восхитительным. Я никогда так хорошо себя не чувствовал – может, только в детстве. Хотелось прыгать, бегать, кувыркаться.

Я выпрыгнул из капсулы. В медотсеке никого не было. Одежды своей я тоже не нашел. Так и стоял голый, не зная, что делать. Тут, слава богу, вошел Гэл.

– Ты чего голой задницей сверкаешь? Почему не одет?

– Так одежды нет.

– Вот, надевай, – показал он на тумбу, где лежал какой-то пакет.

Я взял пакет и достал оттуда серый мешковатый комбинезон. Надел его. Рядом с тумбой стояли ботинки – что-то вроде берцев. Обулся.

– Сейчас он сам себя подгонит по фигуре. Чтобы нигде не жало – поприседай, сделай несколько наклонов.

Я так и сделал.

– Нормально?

– Прекрасно. Как на меня шили.

Комбинезон был и в самом деле очень комфортен. А ботинки – вообще сказка, легкие, удобные.

– Ну ладно, присаживайся и задавай свои вопросы. На что смогу, отвечу.

– Сколько я пролежал в капсуле?

– Четыре часа пятнадцать минут. Организм был здорово запущен, хоть ты и выглядел здоровым лбом. Такое впечатление, что тебя специально травили какими-то ядохимикатами. Но ты не волнуйся – все, что надо – поправил, что не надо – убрал. Теперь ты в самом деле в норме. Есть хочешь? После капсулы обычно есть хочется. Пойдем в столовую, поедим. Заодно и поговорим.

Есть и в самом деле сильно хотелось.

И мы пошли в столовую. Там уселись за один из десяти столиков. Гэл сходил к здоровенному ящику, поколдовал возле него и вернулся с подносом, на котором стояли две тарелки и два стакана с напитком. Одну тарелку и стакан поставил передо мной.

В тарелке лежал здоровенный кусок мяса и какие-то овощи. Я быстренько все это смолотил и запил соком из стакана.

– Использованную посуду сбрасывай в утилизатор, – показал он на тумбы в углу помещения.

Мы выбросили посуду, потом он взял еще два сока, и мы уселись за стол.

– После установки нейросети сам здесь во всем разберешься. Ну, что тебя интересует?

– Слушай, Гэл, я, конечно, понимаю, что я немного не в том положении, чтобы требовать каких-то объяснений, но, может быть, ты мне все же скажешь, что происходит? Понимаешь, я был на речке, на отдыхе. И вдруг очухиваюсь в каком-то железном ящике. А тут еще – рабы, рейдер, контракт какой-то. Ты вот еще меня подлечил. Ничего не понимаю. Я как во сне. Только непонятно, какой это сон – добрый или кошмарный.

– Ну что ж, если ты понимаешь свое положение – уже хорошо. Постараюсь вкратце все объяснить. Ты находишься на космическом рейдере. Наш рейдер – легкий крейсер третьего класса. Мы наемники, выполняли задание по уничтожению аратанской археологической экспедиции в диком космосе. Откуда заказчик узнал их координаты – не знаю. Да это и не мое дело. Задание мы выполнили – экспедицию уничтожили. Но уже после выполнения задания нарвались на тяжелый крейсер аратанских ВКС. Они нам здорово вломили, и, если бы капитан не успел нырнуть в какую-то неизвестную мерцающую червоточину, нам настал бы конец. Аратанцы за нами последовать конечно же не рискнули. Как нас не размазало – до сих пор удивляюсь. Так мы оказались в этой системе. Здесь и встали на ремонт. Ну а пока идет ремонт, капитан отправил меня на вашу планету – посмотреть, что здесь и как. Я с тремя абордажниками на штурмовом боте слетал на планету. Ничего интересного там не нашел. Ну а чтобы не улетать совсем уж с пустыми руками – прихватили два десятка элитных рабов. У меня есть ручной сканер, так что брали мы только с интеллектуальным индексом выше двухсот единиц. Могли бы взять и больше, но корабль у нас не резиновый, да и ошейников у нас всего двадцать штук. Мы ведь не занимаемся непосредственно рабами – у нас нет ни криогенных камер, ни рабских ошейников в большом количестве. А тебя я прихватил в самом конце, так сказать, за компанию. И хотя твой интеллектуальный индекс всего сто восемьдесят три единицы, зато я зарегистрировал у тебя ментальную активность. Правда, она пока заглушена, но это ничего – после установки ментоимпланта заглушка слетит и ментальность активируется. Это был, как говорится, золотой выстрел. Повезло. Хотя на месте капитана я бы стер тебе память и отправил на планету. Головной боли у него с тобой будет выше крыши.

– Почему?

– Понимаешь ли, мы живем в Содружестве независимых государств. Нет, мы-то являемся гражданами Арварской империи, но империя входит в Содружество уже около пятисот лет. Так вот, в Содружестве живут потомки древней расы. Все мы почти одинаковые. Почти. В основном люди, такие же, как ты и я. Но есть и немного другие. Аграфы и сполоты. В общем-то внешне они не очень отличаются от нас, но внутренне… Аграфы – высокомерные ублюдки, которые всех остальных считают просто животными и снисходят до общения с нами только из крайней необходимости. А сполоты вообще ни с кем не контачат. Общаются с другими разумными только в одном месте, на окраине своих систем на одной из своих станций. Дипломатов ни в какие государства не отправляют и у себя не принимают. Но не такие снобы, как аграфы. Просто им все абсолютно безразличны. Так вот, среди людей ментоактивность очень редка. У аграфов ментоактивных намного больше. Правда, они уверяют, что они все ментоактивны, но это просто вранье. Конечно же те, что сидят в посольствах в разных странах, все сплошь псионы. Псионы или ментаты – это одно и то же. Так вот, в посольствах сидят псионы, а вот во внутренних системах их не так уж и много. Ведь чтобы вырасти до псиона достаточно высокого уровня, нужно очень много денег, а еще больше труда, соответственно времени. А на такое не всякий способен, тем более аграфы. А вот сполоты ментоактивны все. Но… Есть одно большое «но». Ни среди аграфов, ни среди сполотов нет ментатов выше среднего уровня. Как бы они ни пыжились, что бы они ни делали – ничего у них не получается. Даже главы Великих домов у аграфов имеют ментоактивность Д-уровня. А вот у людей ментаты встречаются очень редко, зато они доходят до уровня Е, Д и даже С. Есть даже, говорят, и В-уровня, правда, их никто не видел. Но, может быть, и есть такие. Так вот, у тебя сейчас уровень Е-4. После установки ментоимпланта будет Е-9 или Е-10. А потом тебе придется поработать над собой. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Жаль, что у нас нет базы знаний Псион. Но, может быть, капитан достанет где-нибудь через своих знакомых. Но даже и без базы тренироваться придется очень много. Как тренироваться, у меня не спрашивай – не знаю. Я же не псион. Со временем ты можешь дойти до уровня Д, а может, и до уровня С. Вот и подумай о том, насколько ты будешь ценен как для людских государств, так и для аграфов. Да за тобой начнется настоящая охота. А капитан тебя никому не отдаст, уж я-то его знаю.

– И чем это мне грозит?

– А вот это хрен его знает. Но ты особо не переживай – если уж капитан возьмет тебя в команду, то и в обиду никому не даст. Тем более что он из аристократов одного из старших кланов. Так что вряд ли с ним кто поспорит. Если только кто из императорского клана, но у них и своих псионов хватает, и ссориться с кланом капитана они из-за тебя не станут. Ты только на нейтральных станциях будь поосторожней – могут выкрасть. Ты лакомый кусок для других кланов, да и для других стран тоже. Наплетут тебе сказок про свободу, демократию, общечеловеческие ценности – и запрут в клетку. И будешь там всю жизнь сидеть – без ошейника, но в клетке.

– А здесь не так?

– Нет, у нас, если уж ты гражданин империи и не нарушаешь ее законов, то будь ты хоть псионом, хоть не-псионом, да хоть кем, – никто не может тебя пальцем тронуть. Но это во внутренних системах империи. А мы, к сожалению, бо́льшую часть времени проводим во фронтире, поэтому я и говорю: намучается с тобой капитан.

– А что это за фронтир такой?

– Я же тебе говорил – мы живем в Содружестве, это около двухсот систем. Еще около шестисот известных и картографированных систем расположены вокруг Содружества. Там тоже полно различных государств, но они не входят в Содружество, – вот они и есть фронтир. Там свои законы, свои деньги, хотя и кредиты Содружества они принимают охотно. Короче, законов там, можно сказать, вообще нет. Основной закон – это сила. Если ты сильный – ты прав, если нет – то не прав. Правда, по фронтиру постоянно курсируют эскадры ВКС стран Содружества в своих зонах ответственности, для защиты торговых путей и торговых станций Содружества, но фронтир большой, а эскадр не так уж и много, так что приходится чаще всего рассчитывать на себя. Или брать для охраны наемные команды, потому как разной швали во фронтире полно, да и некоторые страны не брезгуют пиратством.

– Да… Весело у вас тут.

– Ничего. Привыкнешь.

– А чем мне предстоит заниматься?

– Так вот этим и будешь заниматься – псионством своим. Сначала, конечно, станешь учиться. У нас после разгрома аратанской экспедиции оказались очень неплохие нейросети и импланты. Капитан приказал установить тебе Исследователь-8У. Очень хорошая нейросеть, последнего поколения – появилась всего несколько лет назад в центральных мирах, даже у нас сейчас ставят только седьмого поколения, и то лишь у вояк, – так что цени. И есть еще куча заумных баз, от той же экспедиции – история, археология, артефакторика, ксенология и всякое такое прочее. Сам выберешь. Вот их и будешь учить.

– А зачем все это?

– Ну, во-первых, иметь в команде своего псиона – это очень круто. Иногда одно это может помочь выиграть сражение – всякая там интуиция и прочая дребедень. Ну а во-вторых – это работа с артефактами. Понимаешь, мы ведь все, как я уже говорил, потомки древних. А они были ментатами. И все, что после них осталось, удается разгадать именно ментатам. Ведь все, что нас окружает, все эти высокотехнологические штучки – это наследство древних. И нейросети, и импланты, и гипердвигатель, и искины, и все, все остальное – это осталось после них. Мы только переработали это под себя, убогих. Да и то все их устройства были на порядок технологичней наших. До сих пор загадок многих артефактов не удалось раскрыть, а ведь постоянно находят новые. Вот с ними и будешь работать. А если сможешь распаковать какой-нибудь артефакт, да разгадаешь его устройство, да сможешь его повторить – без ментальной составляющей, конечно, – это ж какие деньги! Ты даже представить себе не можешь. У нас, кстати, после аратанской экспедиции остались кое-какие артефакты – с ними и поработаешь потом, после обучения, конечно. Ну ладно, пойдем в медсекцию – будем тебе нейросеть и импланты устанавливать. Да, кстати, как тебя зовут-то, а то как-то неловко?..

– Николай Дроздов.

– Будешь Ник Дроз, а то полностью твое имя и не выговорить.

– Согласен. Слушай, а что это за нейросети и импланты такие? Что за зверь?

– Нейросеть – это искусственный симбионт, который внедряется прямо под черепную коробку, там разворачивается и, соединившись с мозгом, усиливает его работу. Увеличивается интеллект, память, вычислительные возможности. Да и вообще без нейросети невозможно работать ни с одним прибором и устройством. Да даже дверь без нее не откроешь. Нейросети создали аграфы на основе найденного где-то симбионта древних. И теперь, сволочи, держат всех на крючке. Только сполоты смогли сами разработать свою нейросеть, но нам она не подходит. Так что приходится нам пользоваться аграфскими нейросетями. А импланты – это обычные усилители. Увеличивают интеллект, память, восприятие, силу и тэ дэ. Как раз сейчас и определимся, что тебе ставить. Я думаю – два на интеллект «плюс сто», один на память «плюс сто», один на восприятие «плюс сто» и ментоимплант. И у тебя еще останется три свободных слота, на всякий случай. У меня, правда, вторичка, но все целое и отличного качества.

– Что за вторичка?

– Ну, так повытаскивал из голов тех «умников», что мы покрошили при разгроме экспедиции.

– Это из трупов, что ли?

– Ну да. Да ты не заморачивайся – все нормально. Это в порядке вещей. У нас часто бывает, что человек, уходя на покой, меняет свою продвинутую нейросеть и крутые импланты на что-нибудь простенькое, а это все продает или дарит родственникам. Правда, разворачивается вторичка дольше – новая сеть за два-три часа, а вторичка около суток. Ну так за нами же не гонятся. Да и нет у нас новых нейросетей. А эти нейросети и импланты я поснимал на продажу.

– Слушай, Гэл, ты на меня столько информации вывалил – мне бы посидеть где-нибудь, подумать, прийти в себя.

– Вот сейчас установим тебе все – и сиди себе, думай. Сеть будет разворачиваться сутки, и делать тебе все равно будет нечего.

– А можно будет мне навестить земляков? И что с ними будет?

– Ничего с ними не будет. Продадут, и все. Да не волнуйся ты за них. Они устроятся не хуже тебя. Все равно их выкупят посредники из центральных миров – у них там дефицит на высокоинтеллектуальные мозги. Хотя такой дефицит везде, и у нас тоже, но они больше платят. И будут они свободными. Правда, придется заключить контракт с выкупившими лет на пятьдесят – шестьдесят, но это уже мелочь. Вот решать, где жить и чем заниматься, будут уже те, кто их выкупит, но формально они будут считаться свободными людьми. Но и не так все плохо. Тихая, мирная жизнь. Неплохая зарплата. А когда рассчитаются с долгами – могут идти на все четыре стороны. Правда, после стольких лет работы на какую-нибудь корпорацию вряд ли куда уже уйдешь – привычка, семья и всякое такое прочее, ну так это же тоже неплохо.

– А почему такой длительный контракт?

– Сам посчитай: мы их продадим миллиона за два. Посредники накрутят вдвое. Установят им продвинутые, а потому дорогущие сети и импланты. Им придется выучить многоранговые и очень дорогие базы знаний. И за все это заплатит работодатель. А возвращать кто будет? Вот потому и контракты такие.

– А если по приезде в центральные миры послать всех…

– Так пока контракта не подпишешь – не выкупят. Дураков нет. А нарушение контрактных обязательств в Содружестве считается тягчайшим преступлением. Так что расплатиться по контракту заставят по-любому, да еще и штраф в двойном или в тройном размере заплатить. И хорошо, если на рудники не загремишь. Так что ты там предупреди своих земляков, чтобы дров не наломали. А навестить их можешь когда угодно, после установки нейросети, конечно. Я тебе оформлю гостевой допуск, пока ты не подписал контракт. А после подписания контракта – в любое свободное время.

– Хорошо. Слушай, а мне во сколько нейросеть, импланты и базы обойдутся?

– Да ты не волнуйся – как члену экипажа тебе положена пятидесятипроцентная скидка. Ну и, может, капитан еще что-нибудь скинет. Потом все посчитаем. Но и даром ничего не получишь. Сам понимаешь – дармовое не ценится. Хотя и особо дорого не будет. Сеть и импланты – вторичные, да и трофей. Базы тоже трофейные. Ну, вот где-то так. Ладно, пойдем.

Мы пришли в медсекцию, и Гэл загнал меня в медкапсулу. Не успел закрыть глаза, как меня уже тормошил Гэл:

– Поднимайся, хватит разлеживаться. Нейросеть и импланты встали штатно. Я тебе еще закачал базы Нейросеть, Юрист, Экономика, Торговля – все первого ранга. А еще Содружество и Империя Арвар. Когда сеть распакуется, база Нейросеть уже будет изучена. Пойдем, покажу твою каюту.

Мы вышли из медсекции и спустились на этаж. Гэл показал мне каюту. Каютка была так себе. Комнатка три на четыре, совершенно пустая.

– Кровать в стене, стол в стене, шкаф в стене, галовизор на стене. Пока не заработает нейросеть – пользоваться не сможешь. Я помогу.

Кровать выползла из стены.

– Отдыхай. Если что будет непонятно, подойдешь – объясню. Дорогу в столовую знаешь. Ну все, до завтра.

И ушел. А я завалился на кровать. Вместо подушки был какой-то валик, но довольно удобно. Нужно было о многом подумать, да и устал я здорово.

Но подумать ни о чем я не успел – уснул.

Проснулся рывком. Перед глазами горел логотип «Нейросеть» и меню. Что за черт – глаза-то закрыты. Потом до меня дошло: сеть распаковалась. Это сколько же я проспал… Быстренько настроил рабочий стол. Теперь в верхнем левом углу мигал зеленый логотип Нейросети, и одним взглядом на него можно было развернуть или свернуть сеть. Я прекрасно понимал, как работать с сетью. Видно, базу Нейросеть в самом деле во сне выучил. Очень хотелось есть. Пошел в столовую. Там никого не было. Время – пять пятнадцать. Я поел и прошел в свою каюту. Делать было нечего, и я завалился на кровать изучать базу Содружество. Потом решил изучить Империю Арвар – надо же знать страну, гражданином которой собираешься стать. А уж потом изучить какую-нибудь базу первого ранга, чтобы определить время, необходимое на ее изучение. Лучше всего Юрист. А уж потом надо будет навестить земляков и успокоить их как-то. Учить решил во сне – так было быстрее. Можно было и в фоновом режиме, но это уж очень долго.

Проснулся я в девять часов. Ну что ж, за три часа две безранговые базы и одна одноранговая – неплохо.

Замигала иконка вызова.

– Привет. Это Гэл. Сеть уже распаковалась – хорошо. Я сейчас свяжусь с капитаном, и будешь подписывать контракт.

Минут через пять пришло письмо. Открыл – оказался контракт. Все в общем-то понятно, но есть некоторые неясные моменты. Связался через сеть с Гэлом.

– Слушай, есть кое-что непонятное – проконсультируешь?

– Ну давай.

– Тут указана зарплата в тридцать тысяч кредитов и одна доля от суммы найма и одна доля от трофеев. Это много или мало?

– Правильные вопросы задаешь, молодец. Объясняю: зарплата техника на планете – десять-пятнадцать тысяч кредитов, на торговце – двадцать – двадцать пять тысяч. Но главное не это, главное – это доля от найма и трофеев. На корабле всего тридцать два человека – двадцать абордажников и двенадцать экипаж. Капитан имеет тридцать долей от найма – как владелец корабля и командир наемного отряда – и двадцать долей от трофеев. Четыре офицера – по три доли от найма и трофеев. Остальные, как и ты, по одной доле. За работу по найму мы получили шесть миллионов, за рабов выручим сорок – сорок пять миллионов. Минус один-два миллиона ремонт корабля. Сколько приходится на одну долю, можешь посчитать сам. Так что подписывай и отправляй капитану. Ему сейчас просто некогда с тобой встречаться – занимается ремонтом. Подписывай – и добро пожаловать в команду, – потом это отметим, в более спокойной обстановке. Да, сейчас особенно мозги-то не напрягай. Лучше отдохни. А вечером подходи ко мне – наметим график обучения. Пока.

Я решил последовать совету Гэла и завалился на кровать. Подписанный контракт я уже отправил капитану. Следовало обдумать все происходящее и решить, как все-таки жить дальше. Если я получу гражданство империи Арвар и присягну ей – это навсегда. Не тот я человек, чтобы изменять присяге: все-таки служба в армии кое-чему научила. Да и судя по словам Гэла и изученной базе Империя Арвар, арварских граждан в Содружестве не очень-то и любят. Аратанцы – так и вообще просто ненавидят. Так что стать гражданином какого-то другого государства просто так мне вряд ли удастся – только через получение политического убежища, а это уже прямое предательство. Но и отказаться от принятия гражданства я тоже не могу – контракт-то я уже подписал. Правда, там не говорится, что я должен быть именно арварским гражданином, но, судя по тому, как они здесь все относятся к своему гражданству, – в случае отказа мне прямая дорога в космос без скафандра. Да, собственно, чего я комплексую, откуда я знаю, где здесь лучше, где хуже? Так что оставляю все как есть, принимаю гражданство и работаю по контракту. А когда разберусь во всем – тогда и буду принимать решение. Тем более что десять лет контракта – не так уж и много, учитывая, что прожить у меня здесь получится лет двести пятьдесят – триста. Все, решено, больше не заморачиваюсь.

Я пошел проведать земляков. Добрался до них довольно быстро – нейросеть сработала как навигатор. У их двери никакой охраны не было, только недалеко стоял дроид – двухметровое металлическое чудище о восьми лапах. Похож он был на здоровенного паука. Жуть. Не дай бог такого во сне увидеть. Дверь ушла в сторону, как только я к ней подошел. Я вошел и поздоровался с земляками. Устроились они вполне нормально. Ангар был заставлен двухъярусными койками, посредине стоял стол с табуретками. Правда, все было металлическим, но на кроватях лежали матрасы. На одной из стен висел галовизор. Меня забросали вопросами. Я им рассказал все, что сам успел выяснить. Рассказал об их будущем – со слов Гэла, конечно. Но не думаю, что он стал бы мне врать, ему на это все было просто наплевать. Конечно же ребятам все это очень не понравилось, но что есть – то есть. Были, естественно, разные бредовые предложения по освобождению, но я им объяснил, насколько они на самом деле бредовые. Расстались мы нормально. Кое-кто, правда, на меня обиделся за то, что я не ринулся уничтожать команду и захватывать корабль, чтобы отвезти их, таких замечательных, домой, но таких я просто послал. Я обещал навещать их, хотя и сам не знал, когда у меня это получится. Мы попрощались, и я ушел к себе. О своих ментоспособностях я им конечно же ничего не сказал.

Пришел, повалялся на кровати, сходил пообедал и завалился спать. А к вечеру меня разбудил Гэл и пригласил в медблок.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть