ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Желтый меч
Глава III

К точке сбора он спустился на собственных крыльях, заложив настолько крутой штопор, что находящиеся внизу (все уже в человеческих обличьях, за исключением Желтого Лидера) испуганно шарахнулись – им на мгновение показалось, что алый дракон потерял управление и вот-вот рухнет на площадку. А когда в тебе меньше двух метров роста, четырехтонная туша, разогнавшаяся до скорости гоночного автомобиля, становится очень серьезной угрозой. Но в последнюю секунду, когда столкновение уже казалось неизбежным, Закат одним точно рассчитанным движением крыльев затормозил в воздухе, и, уловив момент нулевой горизонтальной скорости, преобразился. На площадку с высоты двух метров спрыгнул уже человек.

– Рисуешься? – недовольно проворчал Лидер. Однако его глаза то и дело вспыхивали добродушным смехом.

– Никак нет, товарищ адмирал! Отрабатываю трансформацию!

– Думаешь, в Темпларии или Картелине нам придется часто менять облик? – с сомнением спросил один из сидящих.

Закат внимательно оглядел всех собравшихся, прежде чем ответить. Отныне это – его группа. Все – смуглые, раскосые, с черными глазами и волосами, у людей это называется «монголоидная раса». Следовательно, в драконьем облике они должны быть золотыми или бронзовыми. Разумный выбор, учитывая, что люди бывают помешаны на чистоте подвида и непохожих на себя могут сразу обратить в рабство, не задавая вопросов. То есть попытаться обратить, конечно, вряд ли у них получится с первого раза захватить четырех хорошо обученных драконов, но о секретности можно будет забыть.

Крупный и довольно толстый человек средних лет, длинные волосы связаны на затылке в узел, тело покрыто татуировками, с изображениями (однако!) драконов.

Стройная девушка лет восемнадцати, с небольшой грудью и узкими бедрами, волосы до середины спины, гибкая и подвижная, как ртуть.

Худой долговязый юноша, лет двадцати-двадцати двух, прическа из разряда «я у папы дурачок», глаза глубокие и грустные, в руках пистолет-автомат темпларского производства (с кем это он тут воевать собрался?), короче – типичный балбес, впервые взявший в руки оружие и не знающий, куда его деть. Однако если присмотреться – довольно крепкий, жилистый, да и движения тренированного бойца – немного более резкие, чем надо, но точные и уверенные. Именно он и задал вопрос о превращениях.

– В норме – нет, – ответил Закат. – При нормальном ходе операции мы все полгода должны провести в этом виде, – он похлопал себя по упругой мускулистой руке. – Но если одного из нас все же вынудят принять истинный облик, нужно будет как можно быстрее сменить его обратно. А во время стресса загнать себя в трансформацию очень сложно, если кто не пробовал – поверьте мне на слово.

– Ты прав, – коротко сказал здоровяк. – Нас всех учили, что если превратился, миссия уже провалена, но это не совсем так. Если кто-нибудь не знает, человеческие маги могут создавать эликсир, позволяющий на короткое время превратиться в дракона. У каждого из нас будет с собой склянка этого эликсира, я позабочусь. Так что в принципе, если быстро вернуться в прежний вид, можно замести следы.

– Из чего делают этот эликсир? – спросил внимательно слушавший Лидер.

– И почему на курсах человеческой культуры нам ничего о нем не говорили? – подала голос девушка.

– Там много компонентов, но основой служит наша кровь. А на курсах вам ничего не скажут, потому что большинство преподавателей еще сами понятия не имеют. Я узнал об этом всего три года назад, чисто случайно.

– Они убивают драконов?! – Закат ощутил, как сами рвутся из пальцев когти, и ему стоило большого труда удержать себя в рамках приличия.

Лидер мрачно рассмеялся.

– Попробовали бы только. Нет, конечно нет, успокойся. Драконья кровь – весьма распространенный компонент алхимических заклинаний, наша разведка довольно часто продает ее магам в обмен на информацию или услуги. Но о таком применении, следует признаться, я слышу впервые. Даот, потом расскажете мне подробнее об этом эликсире и его эффекте?

– Разумеется, товарищ адмирал. Мой рапорт уже есть в базе данных, но очевидно, за прошедшее время никто не удосужился его прочесть, или прочли, но не сделали никаких выводов…

– Кто-то в Первом Гнезде сильно получит по рогам, – тихо прорычал себе под нос адмирал, – впрочем, мы отвлеклись от темы. Представьтесь друг другу, состав группы я утверждаю.

– Почему так быстро? – Даот недоумевающе посмотрел вверх, где, закрывая небо, нависала огромная драконья голова. – Обычно же два месяца на тестирование психологической совместимости…

– Считай это интуицией. Даю двое суток отработки на полигоне, потом получаете снаряжение, шесть часов на подгонку и тестирование, и ровно через три дня от этого момента – вылет.

– Какой-то вы нервный в последнее время, товарищ адмирал, – пропела нежным голоском девушка, – торопитесь сильно, рычите на всех… Может, вам надо поделиться своими проблемами с красивой самочкой-психологом, чтобы снять напряжение?

– Если бы я сам знал, в чем эта проблема состоит… – вздохнул Дракон, не заметив подколки. – Что-то тревожит, а что – понятия не имею.

Внезапно он вскинул голову и взревел:

– Р-р-разговорчики в строю! Совсем дисциплину забыли, ящерицы крылатые! Живо представились, и на полигон, пока хвосты не поджарил!

Расхохотались все, даже суровый Даот. Роль тупого вояки шла Лидеру примерно так же, как роль кувалды – суперкомпьютеру. Но имена тем не менее назвали быстро и четко. Все же годы учений даром не прошли.

– Даот Эребус, действительный агент второго уровня, тридцать два года стажа, восемь завершенных акций, постоянная легенда – темпларский паладин высшей защиты, телохранитель.

– Закат Аркон, кандидат-агент второго уровня, два года стажа, ни одной завершенной акции, временная легенда – наемник из Картелина, телохранитель и проводник.

– Сима Оитари, кандидат-агент третьего уровня, пять лет стажа, одна завершенная акция, временная легенда – темпларская техножрица в паломничестве.

– Ант Наст, кандидат-агент третьего уровня, четыре года стажа, ни одной завершенной акции, временная легенда – сын преуспевающего темпларского торговца, эксперт по оружию.

Наступила минутная тишина, каждый обдумывал то, что услышал от остальных.

– Я не понял, – подал наконец голос худощавый Ант, – почему командир именно Закат? Из нас четверых у него самый маленький опыт, а звание у Даота выше!

– Потому, – мягко ответил старейший, – что ты учитываешь только опыт агентурной работы. А я – и вашу предыдущую подготовку. До того как я его завербовал, Закат несколько раз выполнял обязанности командира эскадрильи в боевом патруле. Он отвечал за жизни других драконов, и отзывы его подчиненных всегда были только лучшие. Даот – великолепный разведчик, но он одиночка по натуре, и может только советовать, а не приказывать. Агент Аркон отдаст команду, зная, что группа ее выполнит.

– Ясно, – кивнул юноша, хотя невооруженным взглядом было видно, что он не согласен. Закат запомнил эту реакцию и сделал мысленную пометку – с мальчишкой надо будет поработать. Причем грубой силой такого не уломаешь – не тот характер. Придется долго и очень аккуратно доказывать свою компетентность, свое право руководить.

«А я-то сам в этом праве уверен? Работа среди людей – это не космос, и даже не атмосферные полеты. Гораздо более грязная, опасная и нестабильная среда…»

Но он знал, что скорее пожертвует собственным хвостом, чем откажется от доставшейся ему чести. Хотя… это собственным. А чужих жизней ему тоже не жалко?

«Если другие под моим командованием погибнут, я что, буду потом все валить на Лидера, дескать, он неправильно назначил?! Нет уж, поздно будет тогда оправдываться».

Он еще раз оглядел своих будущих напарников и возможно – ведомых. После чего подошел к голове Лидера.

– Простите, товарищ адмирал, могу я поговорить с вами наедине перед вылетом на полигон?

Дракон, вероятно, что-то понял, потому что внимательно посмотрел на молодого пилота и кивнул остальным.

– На взлет. Он вас догонит.

Все трое отсалютовали, и последовательно перекинувшись, поднялись в безоблачное небо. Закату тоже захотелось расправить крылья, однако он легко подавил порыв и опустился на скамейку.

– Товарищ адмирал, у меня есть сомнения по поводу моей кандидатуры в роли ведущего… то есть командира группы.

– И какого же рода? – с интересом посмотрел на него Дракон. – Ты не уверен в своей квалификации?

– Нет, подготовка у меня отличная, тут скромничать не буду. Но есть подозрение, что я слишком честолюбив для этой задачи. Мои амбиции могут погубить группу или привести к провалу задания.

Несколько секунд Желтый оторопело взирал на стоящую перед ним фигурку индейца, после чего запрокинул голову и от души расхохотался.

– А я-то думал, что после всех этих тысяч лет меня уже ничем не удивишь! Ты хоть понимаешь, что только что сказал, мальчик?!

– Э-э-э-э… – Закат явно не ожидал подобной реакции и несколько растерялся.

– Понимаешь, карьерист и честолюбец, который сам признает собственную неадекватность – это такое чудо природы, которое и Желтому Воителю повторить не под силу! Позднее ты поймешь… Ладно. К делу. Скажи мне одну вещь – когда ты командовал эскадрильей, тебе случалось подвергать опасности жизнь ведомого?

– Только один раз.

– И ты это сделал ради карьеры? Ради того, чтобы самому добиться успеха, даже если он погибнет?

– Конечно нет!!! – Заката аж передернуло от подобной мысли.

– Вот видишь. Я даже больше скажу – под твоим крылом пилотам часто было безопаснее, чем где-то еще. Потому что самые опасные столкновения и полеты ты брал на себя, не желая отдавать славу кому-либо еще. Твои амбиции могут довести тебя до гибели, это так. Но группу ты не подставишь, я ручаюсь. Поверь древнему ящеру на слово.

Закат опустил голову.

– Очень надеюсь, что вы правы, Лидер. Я беру командование. И постараюсь не подвести. Ни вас… ни их.

– Вот и молодец. А теперь – ключ на старт, хвост пистолетом и живо догонять своих! На полигон ты должен прилететь первым.


Лес. Лес. Снова лес. Разве что эльфу, всю жизнь обитавшему там, было хорошо среди густых зарослей. А вот привыкшего к открытым пространствам Айрана он уже стал тяготить.

Манитальский лес мало чем отличался от земного. Разве что деревья были другими. Похожими на привычные дубы, липы, клены – но все равно другими. Чуть-чуть отличающимися…

Неожиданно Айран резко остановился, уставившись на неприметное деревце, почти скрывшееся за другими. Рион посмотрел в ту же сторону. Айдар. Невероятно редкое растение, неудивительно, что на него все обращают внимание. Но чтоб Воитель, который ничего толком о мире не знает…

Бросив рюкзак на землю, Айран сошел с тропы и подошел к дереву, прижавшись к нему всем телом.

– Здравствуй…

«Айран, ты рехнулась? – язвительно поинтересовался Меч, но секунду спустя почувствовал, что дерево передает ему свою энергию. – Что за…»

«Солнце, это береза, – от Хранителя вновь лились потоки непонятного тепла. – Береза всегда дает мне силы. Это мое дерево».

– Айран?

– Все нормально. Теперь все нормально.

– Может, объяснишь? – поинтересовался эльф. – Мне вот кажется, что айдар тебе сил дал. Но такого ведь не бывает…

– Бывает, Рэлл. Бывает, – улыбнулся он. – Ну что, топаем дальше?

– Топаем, – согласился Рион. – Тороддов бы найти не мешало…

– До Сардона дойдем – отыщем, – пожал он плечами.

Звериная тропа уже давно кончилась. Рион вел группу на одной интуиции. И она не подвела: через полчаса они наткнулись на дорогу.

– И куда теперь? – спросил эльф, набрасывая на голову капюшон.

– Туда, – Айран махнул рукой направо.

– Откуда знаешь?

– А какая разница? – пожал он плечами. – Не туда пойдем, так вернемся. Ты куда-то торопишься?

Солнце ощутимо припекало. Хранитель то и дело щурился, не успев привыкнуть к нему и поглядывая на светило с долей неприязни.

«Как идиоты… Премся черт-те куда. Прикид – самый тот для жары. Особенно у меня. За километр видать».

«Да ладно тебе».

«Я тебя не спрашиваю, я сама с собой разговариваю».

«Вот как… Но прикид тебе все же стоит поменять. Слишком много внимания привлекаешь».

«Гениально, Меч, – восхитилась она. – Никогда б не додумалась!»

«Хватит… Внимание!..» – Меч не успел договорить. Троих путешественников тут же окружили.

– М-мать… – прошипел Хранитель и покосился на Риона. – Думается, это опять разбойники?

– А то кто же… – мрачно отозвался он, быстро доставая из ножен меч.

– Лучше не сопротивляйтесь, – посоветовал кто-то из толпы. – А для начала предъявите подорожный знак, чтобы вы могли следовать дальше.

– Псы Короны… – тихо, чтобы его услышал только Айран, выдохнул Рион.

– Вас всего трое. А нас – сорок. Думаете, у вас будет шанс, если вы решите сражаться с нами? – усмехнулся тот же голос. – Так что, предъявите знак?

Айран прищурился, высматривая предводителя. Вот он. Высокий, намного выше него, сильный мужчина. Справиться с таким будет непросто…

– Понятно, знака нет, – он хищно улыбнулся, – что ж, ваша судьба решена. Вы умрете. Умрете, – повторил он, заметив, каким взглядом наградил его мальчишка. И вздохнул, понимая, что тот наверняка сразу бросится на него. И даже если сможет прорваться сквозь плотный строй, ничего ему не светит. Но мальчишка слишком дерзкий, у него может и получиться. А не хотелось бы. У атамана был реальный шанс выжить и вернуться прощенным…

Айран повращал в руке меч, привыкая к чужому оружию. Очень хотелось выхватить из руки свой, Солнце, но нельзя. Иначе все пропало. Вряд ли Рэллмар тогда останется с ним. Но… но и оставлять эльфа в неведении долго тоже нельзя.

Псы медленно приближались, про себя прикидывая, как бы расправиться с ними, и побыстрее. Он прищурился, вспоминая все приемы, честные и не очень, которым обучал его Андрей. Как же это было давно… И Андрей… Он словно знал, что однажды его ученице придется взять в руки меч не для забавы, а для защиты. Или, что точнее, для убийства. Только вот об этом Айран старался не думать, понимая, что не сможет обратить оружие против человека, если заранее представит себе картину его смерти. Поэтому он настраивал себя на бой точно так же, как перед одним из многочисленных соревнований, в которых когда-то принимал участие. Время остановилось. Шаг. Еще шаг. Еще… Атака!

Хранитель сорвался с места, двигаясь так быстро и бесшумно, что смертники даже вздрогнули от ветра, внезапно пронесшегося перед ними. Те, кто успел. Потому что уже пятеро лежали без движения. Его друзья, словно почуяв его намерения, двинулись следом. Но быстро поняли, что с Айраном им не сравниться, и встали спина к спине, защищая друг друга. Все это произошло за какие-то доли секунды, но и этого времени ему хватило, чтобы подхватить выпадающий меч из руки первого поверженного врага. Так что теперь он сражался двумя.

Ярость и спокойствие. Несовместимые, они легко смогли ужиться друг с другом в душе Воителя. Ярость правила его телом, спокойствие – его мозгом.

Четкие, точные, выверенные движения, словно на тренировке. Только вот каждый удар наносился уже не в пустоту и не блокировался мечом наставника. Каждый удар находил цель, находил свою жертву. Реальность перестала существовать для него, огромный мир сузился до размеров дороги, на которой они стояли. Чужая кровь огнем горела на лице Воителя, но он ничего не замечал вокруг, пока рядом не осталось ни одного противника. Только атаман.

Айран остановился, отшвырнул чужой клинок, рассеченный так, что он был готов сломаться в любую секунду, и повернул голову, посмотрев на атамана. Тот смертельно побледнел, почувствовав на себе этот взгляд. Взгляд мальчишки, которого он думал убить.

– Зачем? – ледяной, чужой голос. Айран не мог узнать самого себя.

– Я должен. Чтобы заслужить прощение…

– Не стоило бы тебе нападать на мастера. Ты же видел, что с нами не справиться. Мог бы и догадаться. Мы в равных условиях. По одному мечу. Мой даже хуже, – улыбнулся он.

– Один из нас умрет.

Ярость и спокойствие. Ярость и спокойствие.

Шаг. Еще один. Еще. Холод в глазах, клинок опущен. Айран полностью открылся, зная, что в скорости реакции атаман ему проиграет.

Свист рассекающего воздух металла – и сноп искр, осыпавший обоих. Хранитель скосил взгляд в сторону, наблюдая за своими друзьями. Они отбивались одновременно от пятерых. Еще десять разбойников кружили вокруг, готовые атаковать как только кто-то упадет. И не обращали внимания на то, что больше половины из них пали от руки мальчишки. И, естественно, не собирались ни сдаваться, ни убегать. Всех охватила жажда крови.

Айран улыбнулся, быстро пресекая все попытки атамана атаковать, играя с ним, словно кошка с мышью. Движение, второе – и меч отлетает в сторону, а клинок Айрана касается горла человека.

Ярость и спокойствие.

– Зря ты решил напасть на нас. Зря. Думал, сможешь справиться со мной? – тихо сказал он. – Я был мастером и дома, я мастер здесь. Неужели ты думал, что сможешь меня победить? Ты совершил самую большую ошибку в своей жизни. И отпустить тебя я не могу. Потому что ты тут же вонзишь меч мне в спину. К сожалению, я должен тебя убить.

В глазах человека на секунду мелькнул страх, почти тут же сменившийся стоическим спокойствием. Но уже секундой позже холодное лезвие скользнуло по его горлу, и потоки крови полились на редкую дорожную траву.

Айран обернулся, проверяя, как дела у его друзей. Разбойников осталось всего десять. Хранитель поморщился, увидев, что в пылу боя эльф откинул капюшон. Так что теперь нельзя было оставлять ни одного из Псов в живых…

Быстро – вперед, на ходу подобрать один из мечей, отбить удар, направленный на эльфа… Лезвие скрещивалось с лезвием, высекая красные и синие искры.

Короткий бросок – и все закончилось. На дороге осталось сорок трупов и трое путников.

– Айран! – окликнул его Рион. – Это было великолепно! Я никогда не видел, чтобы человек так идеально владел мечом!

Голос Риона словно вывел его из транса. Хранитель оглядел поле битвы и, как сомнамбула, пошел к краю дороги. Прислонившись к какому-то дереву, он медленно сполз по его стволу на землю.

– Айран, что с тобой? – встревоженно спросил Рэллмар, обнимая его за плечи.

– Я… просто… никогда… не… убивал… – тихим, едва слышным шепотом сказал он, трясясь от беззвучных рыданий, – раньше…

Эльф и человек переглянулись. Это было что-то совсем невероятное: мастер клинка – и ни разу не убивал до сих пор?! В такое верилось с большим трудом.

– Успокойся, – тихо сказал Рэллмар, продолжая обнимать его. – Успокойся. Дальше будет легче. Хотя нельзя привыкать к чужой смерти. Но таков наш мир – либо убьешь ты, либо убьют тебя.

– Я… не могу я…

«Сможешь, – возразил Меч. – Тебе придется научиться убивать, Айран. Придется. Рэллмар прав, иначе ты сам погибнешь, причем довольно скоро. И этот мир… Ты нужен миру. Ты не имеешь права сдаваться теперь. Не имеешь права!»

– Меня… меня учили сражаться… А не убивать… – ответил он вслух.

– Пойми, Айран. Тебе придется научиться убивать. Как научились я и Рион. Нам тоже поначалу было сложно.

Хранитель глубоко вдохнул воздух, пропахший кровью и смертью, и поднялся на ноги.

– Попробуем…

– Айран, ты ранен?

– Нет. А что?

– У тебя кровь на лице…

– Не моя, – отмахнулся он. – Ладно, идем дальше.

Айран по старой и, наверное, уже неискоренимой привычке от души пинал ногой небольшой камень, гоня его перед собой. И думал, напряженно думал и анализировал происшедшее. Никогда раньше он не думал, что сможет убить человека. А тут на его совести оказалось чуть ли не тридцать душ сразу… Слишком много…

«Меч, мне плевать, как ты это сделаешь, но будь добр объяснить мне все! Я себя знаю, никогда не решилась бы убить. Почему?!»

«Знаешь, я тоже пытаюсь понять. Ты действовала совершенно неосознанно, словно робот. И мне это нравится ничуть не меньше. Как бы я не ошибся где при превращении…»

«Я тебя сломаю, – вздохнула она. – Думай. Пока тут тоже надо выяснить кое-что».

– Рион, я совсем забыл спросить тебя в прошлый раз. Что это за Псы Короны? Атаман банды, от которой мы сбежали, тоже упоминал о них… Кто они вообще? Откуда пришли?

– Обычные воины. Мой… – он неожиданно осекся. – В общем, Псы Короны – это отряд провинившихся в чем-то воинов, который посылают на охрану Манитала. Они обязаны убивать всех, у кого не окажется подорожного знака. Друг друга не обязаны, но и это не запрещается, так что если неосторожных странников долго не попадается, отряды начинают сходиться между собой или развлекаться дуэлями и убийствами товарищей по оружию. А когда от всего отряда останется один человек, он может вернуться назад. Получает полное прощение. Впрочем, иногда «высочайшей волей» могут помиловать и больше, двух или трех, в редком случае пятерых выживших. Таким образом, убивают сразу нескольких зайцев. Во-первых, по стране меньше шастает всяких проходимцев, во-вторых, из оставшихся в живых получаются умелые и преданные воины, благодарные за спасение. Ну и в-третьих, даже в мирное время можно избавиться от ненужного человека, не убивая его лично, а просто послав в подобные отряды – формально это как бы и не казнь, ведь шанс выжить есть.

– Однако… А как же ты без знака ходил?

– А я и не ходил. Как только перешел через портал – пришлось воспользоваться неизвестным порталом – так и попал в руки той банды. А они знак откуда-то раздобыли.

– Ясно все с тобой…

– А я вообще ничего о них не знал, – заметил Рэллмар. – Интересно…

– Тебе здорово повезло, что ты на них не наткнулся. Только теперь, думаю, у нас будут проблемы, когда в Сардоне узнают, что кто-то умудрился положить целый отряд Псов. Их было сорок – значит, они вышли на охоту совсем недавно.

Снова воцарилась тишина. Путники отмеряли шаг за шагом, по их невозмутимому и даже несколько ленивому виду никто и сказать не мог, что несколько часов назад они втроем положили сорок человек. Однако ни один из троих не был спокоен…

«Какой же я дурак, – внезапно подумал Рион, не отводя взгляда от камня, который Айран продолжал гнать перед собой. – И это еще мало… не только дурак. Еще тупица и полный идиот! Это же надо было догадаться присягнуть на верность самому Воителю! Ладно бы он вошел в силу, так нет, мальчишка еще… Даже не убил ни разу. До сегодняшнего утра. И что теперь будет? За ним наверняка уже охотятся многие маги, вряд ли им по вкусу новый приход Воителя. А уж спутников его они точно в живых не оставят. Рэллмар-то и сам смертник, ему практически все равно когда и как погибнуть, – Рион покосился на эльфа, идущего рядом. – Надо было мне хоть немного подумать, прежде чем делать это… А ведь Воитель не из тех, кто будет разбрасываться клятвами… Так что я крепко влип. Понять бы только, куда… Айран совсем мальчишка. И за такое дело взялся… Но уверен в себе, действительно уверен. Знает, что делает? Очень на то надеюсь. Потому что теперь жизни всех нас будут зависеть именно от его действий. Ох, надо было все же удирать от него, и побыстрее. А зачем? Чтобы поймали Псы? Положим, убивать его не стали бы, – в этом-то Рион был абсолютно уверен, – но возвращение домой радостным быть не обещало… Папаша наверняка шкуру бы с меня живьем содрал. А братец бы с удовольствием помог… Нет уж. Не вернусь. Ни за что не вернусь. Лучше погибнуть, защищая Айрана, чем продолжать влачить жалкое существование дома. Или снова быть сосланным в эльфийскую школу. Или стать марионеткой в руках отца и брата. Нет, ни за что. Да, рядом с Воителем придется сложно. Но, по крайней мере, он ни разу за эти несколько дней не попытался оскорбить или унизить меня, как это часто бывало дома. Такое ощущение, что для него я не вассал, а друг. У него что, никогда друзей не было? А у меня – были? Наивный дурак ты, Рион, – он вздохнул, продолжая следить за покровителем. – Наивный дурак. Разве ты на самом деле можешь назвать тех людей друзьями? Да скорее криэйтор мне другом станет, чем один из них!»

«Магия магией, а вот перенапрягаться все равно нельзя было… – эльф грустно посмотрел на Айрана. Только-только заживленная рана сильно саднила. – Интересно, когда я смогу полностью перейти на собственную энергию? На силе Айрана ведь нельзя использовать магию, сразу сгорю. А вот когда сам восстановлюсь? Кто знает. Хотелось бы побыстрее, чтобы я смог начать обучение. Кто же он такой, этот Айран? Черная магия встречает его будто родного. Причем он практически ничего не знает об Анлионе. Если бы он не оказался магом, черным магом, я бы решил, что он – Воитель. К счастью, это не так. Но кто он тогда такой? Может, он знает, когда я смогу восстановить свою энергию? Хотя ему сейчас совсем не до меня, вон какой мрачный… А сам-то я какой был, когда впервые убить пришлось? Почти такой же. Но до уровня Айрана и мне, и Риону далеко. Да и неизвестно, достигнем ли мы его когда-нибудь. В принципе, мне, как магу, и не особо-то нужно фехтование. Но опять же, а вдруг снова «повезет» вот так без энергии остаться? Стоило бы попросить Айрана, чтобы дал пару-тройку уроков, не думаю, что он откажет. Но где это видано, чтобы мальчишка оказался и мастером меча, и черным магом одновременно?! Разве что, так же как и я, учился сам, никому не открываясь. Да уж, никому такого не пожелаю».

Неудачный удар – и камень отлетает в густые заросли на окраине дороги. Проводив его грустным взглядом, Айран мимоходом посмотрел на лица спутников, прочитал на каждом глубокую задумчивость и про себя улыбнулся.

«Могу поспорить, оба жалеют, что пошли со мной».

«А оно тебе надо, спорить?» – спросил Меч.

«Нет. Но хочется. Да ладно, проехали. Ты понял, наконец, что со мной творилось во время боя, а?»

«Вроде бы понял. Только вот не могу придумать, как от этого избавиться».

«Объясни сначала, вместе подумаем. Так что же?»

«Ладно, попробую. Помнишь один из известнейших стереотипов вашего мира?»

«Да их как блох на бешеной собаке, – индифферентно отозвался Хранитель. – Ты не спрашивай, а объясняй».

«Как скажешь. Только не прерывать! В общем, дело обстоит так. Стереотип, о котором я тебе напомнил, это образ мужчины в вашем обществе. Как бы то ни было, он продолжает оставаться защитником. Ну а женщина, соответственно, защищаемая. Только вот не надо сейчас воплей по поводу того, что ты лично ни в чьей защите не нуждаешься, – быстро проговорил он, поняв, что творится на душе Воителя. – А лучше вспомни, что чувствовала, когда твой брат полез в драку с одним из твоих кавалеров».

«Мог бы и не напоминать, – мрачно сказала она. – Ну и в чем же, собственно, дело?»

«А в том, что возник конфликт между этими двумя стереотипами, который и вогнал тебя в транс. Ты вообще отстранилась от обоих, превратившись в боевую машину. Благо твои познания в искусстве ведения боя позволяют сделать это. Но, отстранившись от стереотипов, ты одновременно забыла и про некоторые моральные ограничения, установленные для тебя тобой же. Поэтому и убивала так спокойно. А вот когда драться стало уже не с кем…»

«Угу… Ладно, принцип этого транса понятен вроде бы. Только вот не могу пока представить, как с этим бороться. Разве что превратишь меня обратно».

«И не проси. Не буду. Слишком все это опасно для тебя, пойми ты, наконец! В ближайшем же селении может найтись достаточное количество людей, чтобы убить тебя. И даже я не смогу тебе помочь… Ты ведь никогда не поднимешь меч на ребенка?»

«Никогда».

«Вот видишь. А ведь убивать тебя пойдут все. Нарушение этого закона Арлинга, судя по всему, карается здесь строго и на месте. Вспомни, что там Рэллмар про свою подругу говорил?»

«Угу. Ладно, пока оставим все как есть. Только вот мне думается, что эльфу лучше знать, кто я. Как-никак, мне придется обучать его магии Предела…»

«Ладно, подумаем. Главное – не потерять этого эльфа, он достаточно силен. И способен оперировать довольно высокими уровнями заклинаний, у него несколько другой порог Предела, чем у человека. Даже в помощи учителя он не особо нуждается. Но, конечно, тебе стоит как можно быстрее дать ему максимум знаний. Когда восстановится более или менее. Кажется, я тебе не говорил, что в Анлионе право на занятие магией Предела есть только у пятерых. Так называемых Высших магов. Остальные могут – но далеко не все. А вот эльфу почему-то доступно много больше, чем обычному одаренному».

«Все любопытственнее и любопытственнее… как говорила Алиса. Ты чего раньше-то молчал?!»

«Ну а какая разница? Даже если знать будешь, тебе пока это недоступно. Только после объединения с Драконом».

«Ладно, Солнце. Будем думать. Скорее всего, по закону подлости решение лежит на поверхности. А мы его не видим в упор».

Дорога петляла, обходя никому не известные препятствия. Путники не останавливались ни на минуту. Даже ночь задержала их всего на несколько часов.

Неожиданно Рион огляделся вокруг.

– А ведь ты не ошибся. Это на самом деле путь к Сардону.

– Уверен?

– Абсолютно, – молодой человек улыбнулся. – Видите? На дереве?

На стволе была аккуратно вырезана ладонь. Дерево уже практически зарастило рану, так что заметить ее мог лишь тот, кто знал, что она там есть.

– Мне десять лет было. Чтобы не заблудиться, такие вот картинки вырезал, – пожал он плечами.

– Ясненько. Тогда что делаем? Идем к городу? Или как?

– Мне бы не хотелось появляться там, – поморщился Рион. – Боюсь, ищут…

– С тобой все ясно… Рэлл, ты, думаю, в городе тоже ничего не забыл?

– Ничего. Думаю, до моей захоронки не так уж далеко. Город лучше обойти, а там уж я проведу.

– Вот и ладушки. Потопали дальше.

Город приближался. Стихал лес, и все явственнее слышался извечный городской шум. Несколько отличавшийся от того, к которому привык Айран, но все же не узнать город было невозможно. Хранитель усмехнулся, испытав короткий приступ ностальгии.

Они свернули с дороги на неприметную тропу. Теперь уже Рэллмар вел группу куда-то в чащу. Раньше Айран даже подумать не мог, что рядом с достаточно большим городом могут оказаться такие непролазные джунгли. Однако – вот они, в наличии.

После почти двух часов блуждания они неожиданно вышли на маленькую неприметную полянку.

– Ну, как вам тут? – эльф обернулся к спутникам.

– Райское местечко, – тут же отозвался Айран, падая в траву. – Поселиться здесь, что ли…

«Я тебе поселюсь!»

«Отвянь, Меч. Тут здорово».

В две секунды эльф забрался на одно из деревьев, растущих на краю. Порывшись в дупле, тщательно замаскированном ветками, вытащил оттуда аккуратный сверток. Осторожно прижимая его к себе, он спустился на землю.

– Не стоило тебе так напрягаться, – заметил Айран. – Рана-то болит?

– Болит, – согласно кивнул Рэллмар. – Ничего, пройдет. Вот. Это те книги, о которых я говорил.

Юноша мгновенно оказался возле эльфа.

– Можно? – он так же осторожно взял сверток, развернул его и осмотрел две явно очень старые книжки.

«Вот это да… Это же две из пяти книг, написанных Арлингом! Вот кто их тогда так хорошо припрятал, что весь Анлион не мог найти… Эльфы…»

«Книги Арлинга?! Это же здорово! Учимся!»

Айран отложил в сторону хорошо выделанную светло-серую шкурку какого-то животного.

– Кролик? – спросил он, подняв взгляд на Рэллмара.

– Риттель.

«Что?! – завопил Меч. – Риттель?! Немедленно выясни, что с ними случилось за это время! Это же разумные!!!»

– Расскажи мне о них.

– О риттелях? Так ты что, ничего о них не знаешь? Ладно… – эльф тоже погладил шкурку. – Они выглядят, словно зверьки, невысокие, пушистые. В принципе, они разумные существа. Но вынуждены продавать себя. Потому что ничего не производят. А за просто так никто ничем не поможет, увы. Вот они и продают себя на мясо и шкуры.

– На мясо-о?! – в душе Хранителя полыхнул гнев, глаза зажглись каким-то новым огнем. – Это что же вы делаете?!

– Айран, ты чего? – удивился эльф. – Так с невесть каких времен длится… Мне еще, правда, трехсот нет… но на моем веку всегда так было…

– Кажется, они стали так делать вскоре после того, как ушел прошлый Воитель, – вмешался Рион. – Анлион поделили между собой маги, эльфы и драконы. И чтобы как-то выжить поначалу, риттелям пришлось продавать себя и своих детей.

– Вы хоть понимаете, до чего докатились? – тихо спросил Айран, шокированный этим спокойным замечанием. – Вы понимаете?

– А что мы можем, Айран? Мне это никогда не нравилось, но что я могу сделать в одиночку? Пусть даже нас сейчас трое, но…

– Многое. Мы можем сделать многое. И это будет прекращено. Надо же, довести разумных существ до состояния домашних животных… Не могу поверить. Просто не могу поверить…

Больше ни на кого не обращая внимания, Айран спрятался в тени дерева и погрузился в чтение. Проглядывая книги, он был предельно сосредоточен. Однако успевал еще и с Мечом разговаривать.

«И что думаешь?»

«Я не могу поверить, Айран. Честное слово, не могу поверить… Это же невозможно… Чтобы разумные вдруг стали животными, как изначально… Это шуточка одного из твоих предшественников, он наделил риттелей разумом. Но чтобы докатиться до такого?.. Я просто не верю, Айран…»

«Я тоже. Ну, это мы обязаны изничтожить. Навсегда. Ладно. Объясни-ка мне пару моментов…»


Выходили на рассвете. Охотничий отряд оказался на удивление маленьким – егерь и три туриста. Причем двое из них были новичками, прибывшими в Сезон попробовать острых ощущений, и только Род, невысокий, но плотный сорокалетний мужчина, участвовал в этом развлечении второй десяток лет. Он переглянулся с егерем, как со старым знакомым, и тот понимающе кивнул. Одной проблемой меньше. Опытные охотники сами все делают, им ничего объяснять не надо, да и сюрпризов можно не ожидать. А вот молодежь…

Владрон поморщился, вспомнив, как в позапрошлый раз один юнец спасовал и устроил истерику, требуя во что бы то ни стало отпустить добычу живьем и даже ничего не отрезав на память. Отпустили, конечно, это был его трофей и пацан имел право творить с ним, что захочет. Но потом, после возвращения, несколько раз дали незадачливому спасателю в морду и больше никогда не пускали его в Сезон, сколько ни просился. Если уж приехал охотиться – так делай это серьезно, а не строй из себя брата-целителя. Иначе и сам весь издергаешься, и другим удовольствие испортишь. Можно, конечно, таких малолетних идиотов пускать одних, и пусть творят, что хотят – ловят, жалеют, отпускают… Так ведь заблудятся – ищи их потом по всему лесу! С новопсами ведь никто из этих недорослей обращаться не умеет.

Строго говоря, Привольные Поля, конечно, лесом не были. Скорее они напоминали огромный, на полконтинента, хорошо ухоженный парк. Деревья растут негусто, через каждые сто-двести шагов – аккуратные тропинки, трава и кусты подстрижены вездесущими зубками риттелей, всегда в пределах досягаемости – ключи с питьевой водой кристальной чистоты. На деревьях – вкусные сочные плоды, под землей – вполне съедобные коренья. Любое крупное государство было бы радо наложить лапу на этот рай, тем более что местное население не имело ни возможности, ни желания себя защитить. Но Воитель, не будь дурак, тоже это отлично понимал. Говорят, поначалу он хотел оградить Поля невидимой стеной или вовсе перенести на другую планету, уничтожив все связующие порталы. Но вовремя сообразил, что бесконтрольное размножение приведет к быстрому уничтожению этого рая, а может, и к гибели всей расы. Поэтому он поступил более изощренно – наложил на Поля заклятие, запутывающее пространство. Что такое пространство и как его запутать, егерь представлял себе весьма смутно, воображая нечто похожее на клубок веревки, однако результат был налицо. Ни человек, ни эльф, ни любое другое существо не могли нормально ориентироваться на Полях. Компасы показывали куда угодно, только не на север. Солнце, стоило пройти лишь десяток шагов, могло оказаться совсем с другой стороны. Знакомые ориентиры и пометки на деревьях исчезали, как только незадачливый путешественник от них отходил за пределы прямой видимости. Здесь можно было в самом буквальном смысле «заблудиться в трех римарах». Причем этот сбивающий с толку эффект по-разному действовал на разные группы. Одиночку или отряд из двух-трех человек он «затягивал» в глубины Полей, так что человек навсегда терялся среди чистой воды и ласковых зверюшек. Поблуждав несколько часов, дней или месяцев (в зависимости от собственного упрямства), он терял упорство, расслаблялся и навсегда пропадал для мира, перейдя на беззаботную жизнь отшельника. Впрочем, жизнь эта была хоть и приятной, но недолгой – через год-два гость тихо и спокойно отходил в мир иной, и его тело становилось удобрением для местных буйных трав.

Если же в Поля входил крупный отряд, человек двадцать-тридцать или больше – те же самые шутки с ориентацией выводили его через пару часов обратно к границе. Таким образом, армии не могли войти, а одиночки– разведчики или поселенцы – выйти.

Не действовал этот удивительный феномен лишь на самих риттелей – они резвились в Полях, как того желали, и всегда свободно попадали куда хотели – даже если сами не знали точного расположения места. Впрочем, как раз им редко требовалось куда-то попасть – разве что на бойню в конце жизни. В любом месте Полей риттеля ожидал и стол, и дом, и общительные друзья, и готовые к спариванию партнеры. Ну, еще изредка – охотники, но это ведь пустяки, дело житейское. Во всяком случае, сами ушастики никогда не протестовали против охотничьих рейдов.

Охота стала возможной благодаря новопсам – необычайно умным, быстрым и послушным животным, у которых зрение играло ничтожную роль – его целиком заменяли сверхчувствительные обоняние и слух. Благодаря этому они могли свободно найти любую цель в лесу, однажды встав на ее след, и всегда безошибочно возвращались домой. Откуда взялись эти звери – неизвестно, говорили, что предыдущий король Лишша купил первую пару у недобитых криэйторов, но ведь Искаженные не могли размножаться самостоятельно, без помощи своих ужасных хозяев, а собачки плодились охотно, и вскоре почти каждая зажиточная семья могла похвастаться собственным выводком. Правда об использовании их для охоты все равно знали лишь немногие почтенные соларии, достаточно богатые, чтобы заплатить за экзотическое развлечение, и обладавшие соответствующим характером, чтобы захотеть за него платить.

Оставив в покое старого знакомого Рода, егерь оглядел двух новичков. Веселый блондинчик Смальти не вызывал особых опасений – типичный прожигатель жизни из разлагающегося дворянского рода, ни демона не умеющий, но привыкший считать себя пупом Воины. Племянник Рода, вполне предсказуем. Или быстро войдет во вкус, став постоянным клиентом, или так же быстро разочаруется, переключившись на другие развлечения.

А вот второй спутник, мрачный черноволосый Хон, оказался для охотника загадкой. Включился в группу в самый последний момент, не торгуясь, заплатил двойную сумму, кинжалом и луком владеет так, что даже Владрон не рискнул бы выйти против него в серьезном поединке. Ест и пьет вместе со всеми, но не пьянеет, будто воду хлещет, шутки не поддерживает, на девок не заглядывается, говорит коротко и лишь тогда, когда его спросят. Худощавый, но не худой – настоящие стальные тросы вместо мускулов, движется стремительно и всегда бесшумно, а уж глаза… Егерь поежился, вспомнив равнодушный и мертвый взгляд человека, которому уже все равно. Так, бывает, смотрят гладиаторы, когда их выставляют против заведомо более сильного соперника, ассасины-смертники, уходящие на последнее задание, посланницы Огненного Гарема… Но совсем не должно быть таких глаз у молодого еще солария, идущего на благородную забаву! Кто же он такой? Королевский или мажеский убийца из Школы Тихих Шагов? Пускай. Если его прислали устроить «несчастный случай на охоте» Роду или Смальти – Владрон не будет мешать. А ликвидировать свидетеля – ну пусть попробует! Новопсы разорвут на части любого, кто покусится на жизнь хозяина, будь нападающий хоть трижды величайшим воином.

Тихое сопение Чернобрюхого – вожака стаи – оторвало егеря от мрачных размышлений. Зверь припал к земле и медленно пополз вперед. За ним двинулись два других. Владрон подал знак, и еще четыре пса беззвучно скользнули в кусты – обойти кругом и отрезать добыче путь к бегству. Род понимающе кивнул и пригнулся к земле, снимая с плеча лук. Разумеется, трава под ногами все равно шуршала, и опытному зверю такой приметы хватило бы, чтобы сразу задать стрекача. Но риттели, хоть и дикари, все же не животные. Они привыкли к раздольной жизни без забот и опасностей. Иногда даже случалось, что они сами выходили навстречу охотникам – поздороваться. Было забавно смотреть на их удивленные мордочки и дрожащие лапы, когда руководитель охоты вспорол разделочным ножом ближайшего самца от паха до горла и с еще живого начал снимать шкурку. Труднее всего «кроликам» в тот раз оказалось понять, что это не внеплановый выход заготовителей за мясом, а просто развлечение такое. Владрону (бывшему тогда еще совсем несмышленым юнцом) больше всего запомнились огромные недоумевающие глаза последней самочки. Даже когда ее гвоздями прибили за лапы к ближайшему дереву и новопсы начали, играя, медленно рвать добычу на части, она все еще продолжала растерянно лепетать: «Но зачем?..»

Теперь, конечно, уже не то. Нынче риттель пуганый пошел. Хорошо усвоили, что человек с новопсом просто так в Сезон в лес не заходят. Но срываться в бег от любого шороха, как настоящие зверьки, все же не научились. И вряд ли когда-нибудь научатся. Охотники за Сезон добывают в лучшем случае несколько сотен. В то время как сотни тысяч благополучно доживают отмеренный им срок и заканчивают свои дни на бойне. Слишком мала вероятность для каждой отдельной особи получить стрелу, чтобы к этому надо было всерьез приспосабливаться. Ну а уж кому не повезло – те сами виноваты.

– А где… – начал было Смальти. В ту же секунду с поляны донесся тревожный крик, а сразу следом за ним – лай собак, упустивших дичь. Род выругался и отвесил племяннику подзатыльник.

– Идиот! Спугнул первый трофей! Теперь на две мили кругом каждый риттель знает, что мы здесь!

Блондин растерянно моргнул.

– Он что, убежал уже?

Род и егерь одновременно возвели глаза к небу.

– Да, дурья башка, и сам сбежал, и своих предупредил! А ты как думал? Что он будет сидеть и спокойно ждать, пока мы его зарежем?!

– Э… в общем… Но ты ж сам говорил – они не сопротивляются…

– Ну и болван же ты, племянничек… – покачал головой старший охотник. – Конечно, они не сопротивляются в том смысле, что не делают засад и ловушек, не кидаются на нас, пытаясь перегрызть горло, и не подают жалоб королю. Но убегать и прятаться они будут – иначе какой тогда интерес был бы в охоте вообще?! Приходи на бойню, плати в двадцать раз меньше и бери любого!

– Так мы что теперь, вообще без добычи уйдем? – растерянно пробормотал юноша.

– Нет, – смилостивился егерь. – Совсем – не уйдете. Догоним скоро твое мясо, не вешай нос.

– Отлично! – тут же приободрился Смальти. – А как догоним? Тут где-то тородды есть?

– Зачем? Пешком. Видишь ли, парень, тут есть одна хитрость. Риттель, конечно, бегает в десять раз быстрее человека, но дыхалка у него слабая. Через милю, от силы две, он будет уже никакой, подходи и бери голыми руками. А что такое для здорового мужика пара миль? Псы держат след крепко, так что никуда он не денется. Там была стайка из трех голов, значит, три шкурки сегодня наши. А вот остальных, раз предупреждены, выследить будет куда сложнее.

Юнец совсем воспрянул духом.

– Так чего же мы ждем? Вперед, за ними!

– Ладно, – согласился Владрон, – двинулись.

И взяв на поводок первого из вернувшихся псов, широким шагом направился по следам в глубину леса. Остальные выстроились за ним. Смальти, почти подпрыгивающий от нетерпения, первым, за ним более спокойный дядя, а замыкал процессию Хон – все с той же мрачной физиономией. Только сейчас егерь понял, что с момента первой тревоги этот тип неподвижно стоял поодаль, не шевелясь и не издавая ни единого звука. Так молчаливо и ненавязчиво, что увлеченные препирательствами спутники просто перестали его замечать!

«Точно – убийца. За ним глаз да глаз нужен…»

Теперь уже и новопсы не казались мастеру охоты столь надежной гарантией, как раньше. Кто знает, чему этих ассасинов в Школе учат? Вдруг он чем-то потравит свору? Или отвлечет? В том, что Хону хватит нескольких секунд на расправу со всеми тремя спутниками, егерь не сомневался. А потом… может ему и жизнь не дорога, бывают такие убийцы, сам видел…

Спустя полчаса впереди раздался испуганный крик, быстро перешедший в жалобное всхлипывание. Смальти тут же рванулся на звук, но дядя вовремя успел поймать его за руку.

– Куда собрался? Забыл уже про здешние дороги? Отобьешься от отряда – потом собакам тебя долго искать.

– Но это же рядом! – пытался возражать юнец, однако никто его не слушал.

Через две минуты компания вышла на очередное перекрестье тропинок, где новопсы прижали к земле самого слабого из убегавших риттелей. Как егерь и предполагал по голосу, это оказалась молоденькая, едва созревшая самочка – года три-четыре, не больше. Густой шелковистый мех подтверждал это, как и почти человеческие пропорции тела – чем старше риттель, тем больше вытягиваются его ступни и сильнее срастаются пальцы на руках, превращаясь в подушечки передних лап. У самок при этом еще и расширяется таз, позволяя вынашивать и рожать до десятка детенышей в одном помете. На втором десятке лет «кролики» внешне почти не отличаются от животных, из которых их вывели. Мяса, конечно, в такой добыче больше, но удовольствие уже не то. А вот юные ушастики, если не считать мордочки, шерсти и почти незаметного хвостика, вполне могли сойти за людей, правда маленьких. Как эта девчонка, что лежала на траве, дрожа от ужаса…

И понятно, что внешняя схожесть производила большое впечатление на молодых охотников. Род с улыбкой смотрел на Смальти, который, проворно связав пленнице руки, крутил ее перед собой, осматривая со всех сторон, время от времени колол коротким ножом, глядя, как она извивается. Мальчишка явно опьянел от власти, свободы нести боль и смерть… Постепенно простое покалывание перешло в аккуратные надрезы на мягкой шкурке, красные линии подчеркнули зеленоватую шерсть. Всхлипывания «крольчихи» сменились визгом…

«Наш клиент, – удовлетворенно отметил егерь, – он уже не сможет отказаться от такого развлечения… Если, конечно, не возвысится и не получит возможность пытать людей, это еще интереснее. Но вряд ли, недостаточно серьезен и решителен, чтобы сделать карьеру при дворе или у магов».

– Слишком не увлекайся, – предупредил племянника Род. – Еще наиграешься с другими. А если сейчас с ней задержишься, то двух оставшихся уже не догоним. Сам прирежешь, или показать тебе, как это делается?

– Ну, дядя, это же моя первая добыча! – возмутился Смальти. – Дай нормально оттянуться! Мы сюда приехали расслабиться или по лесам бегать? Поймаем потом еще крольчатины, никуда она не денется!

Род бросил взгляд на Хона. Тот едва заметно пожал плечами, как бы говоря: «Мне все равно». Мнения егеря, понятное дело, никто не спросил.

– Ладно, – смилостивился старший, – даю полчаса.

Он демонстративно постучал по часам темпларийского производства.

– И чтоб потом не выпрашивал еще минутку! Развлекайся как хочешь, но через полчаса тут должна висеть разделанная тушка, чтобы мы могли продолжить охоту.

Лицо молодого человека расцвело от радости.

– Спасибо, дядя! Я управлюсь, увидишь!

И тут же покраснел…

– А можно мне с ней… это… ну… отойти… чтобы вы не смотрели?

Егерь с Родом дружно рассмеялись.

– Поиметь решил? Да не строй из себя девицу, что я, не понимаю? Сам, бывало, по молодости… И отпустил бы, но это же Поля…. Без егеря и собак – ни шагу, сам понимаешь. Так что давай ее прямо тут, все взрослые, видели и не такое.

Юноша замялся. Повернувшись к добыче, неловким движением приподнял ее за таз, уперев мордочкой в траву. Та не сопротивлялась, даже сама подставила упругий мохнатый задик и вильнула хвостиком. В ней все еще теплилась надежда, что если доставить охотнику желаемое удовольствие, то… Может, не отпустят, но по крайней мере убьют быстро, без мучений. Но Смальти вдруг застегнул ширинку и отвернулся.

– Я… не… лучше в другой раз тогда…

– Как хочешь, – немного разочарованно пожал плечами Род. – Тогда бери нож, и за работу.

Тут Владрон понял, что надо вмешаться.

– В принципе, если парень так хочет остаться наедине, то мы можем убить одним ударом двух зайцев… то есть в нашем случае кроликов. Если он твердо пообещает не трогаться с места, что бы не случилось, то мы сможем его найти на обратном пути. А сами за это время как раз догоним двух оставшихся, и вернемся с собаками по собственным следам.

– Это точно безопасно? – с сомнением спросил Род. – Уверен, что потом сможем его найти?

– Конечно. Я уже несколько раз проделывал с новопсами этот фокус. И вещи оставлял, и людей – всегда потом находили без проблем, если они только не меняли положение. А Смальти же не дурак, чтобы уходить, верно я говорю?

Юнец усиленно закивал, с благодарностью глядя на егеря. Перспектива на пару часов остаться наедине с красивой добычей полностью заворожила его. Он явно уже строил всякие неприличные фантазии, что можно будет сотворить за это время… Остальные тоже не были против.

– Вот и договорились, – кивнул Владрон. – Я оставлю с тобой одного пса на всякий случай, хотя вряд ли он понадобится – в Полях нет никаких опасностей… кроме нас самих, конечно. Вперед, соларии, от нас вот-вот смоются еще минимум две тушки!

И подав знак Проглоту, который отозвался бодрым лаем, заступая на пост, егерь первым пошел по тропинке. Хон бесшумно следовал за ним. Выслушав от племянника пожелание удачи, к компании присоединился и Род.

Вторую жертву они настигли минут через пятнадцать. Похоже, она уже успела отдохнуть, потому что, заметив выходящих из кустов охотников, попыталась снова броситься наутек. Но ей не повезло дважды – во-первых, среди преследователей на сей раз не было неопытного юнца и они сумели подобраться достаточно близко, во-вторых, прямо перед ней было почти полсотни шагов открытого пространства. Да и с цветом шкурки не повезло – розовый цвет слишком заметен на зеленой траве. Так что у этого риттеля не было ни единого шанса. Уже на втором прыжке его настигли две стрелы – Владрон поразил лапу, а Род – живот беглеца. Испустив полный боли и ужаса вскрик, добыча неуклюже упала на бок. Она еще пыталась ползти, но мешала стрела в животе, цепляясь оперением за траву, она причиняла при каждом движении новую боль. Вскоре мохнатый комочек перестал дергаться, поджав лапы к телу и лишь изредка издавая глухие стоны.

– Странно, – как бы про себя пробормотал егерь, подойдя к подранку и осмотрев его, – опять самка.

Однако Хон его прекрасно расслышал.

– А что в этом странного?

– Самцы менее выносливы. Тот, с черной шкуркой, которого мы видели, должен был сломаться первым или, по крайней мере, раньше этой. А тут уже две девки выдохлись, а его даже не видно… Неужели ушастые новую породу у себя вывели?

– Так может они раньше разделились? – логично предположил Хон. – Самки бежали прямо, а черныш свернул куда-нибудь?

– Да нет… – покачал головой егерь. – Если бы след разделился, собаки бы меня предупредили. Но тут шла именно пара, вместе до конца. А потом самец побежал дальше, один.

Род выпрямился, держа в руке отрезанное розовое ушко.

– Что-то не нравится мне сегодняшняя охота. Добычи мало, да и удовольствие не то – сильно за пацана волнуюсь. Предлагаю вернуться, он там, наверно, уже наигрался. А завтра выйдем снова, уже всерьез.

Владрон развел руками.

– Я человек подневольный. Как скажете.

– Я не против, – коротко ответил черноволосый.

– Вот и ладно, – довольно проворчал старший охотник, наклоняясь над самкой, чтобы добить. Но в этот момент до ушей всех троих долетел крик.

Почти ничего человеческого не осталось в этом вопле страдания и агонии, который резко оборвался, словно орущему заткнули рот. И тем не менее испустило его явно человеческое горло. Испустило на пределе сил, потому что даже здоровой глотке молодого мужчины трудно издать такой звук, чтобы его было слышно в лесу почти за милю. Кричал Смальти.

Осознав это, Род едва не выронил нож. А затем, с искаженным лицом и неожиданной для зрелого человека прытью, ринулся на голос. Несколько секунд егерь молча стоял на месте, пытаясь понять, что происходит. Затем пустил новопсов по следу старого и привычного клиента, решив, что мальчишка все же менее важен. Нет, ну какой идиот, ведь далеко не в первый раз на охоте! Бежать в Полях на звук, не взяв с собой ни одной собаки – это ж как надо было потерять голову! Хорошо хоть Хон не стал создавать проблем и столь же спокойно пристроился сзади, будто ничего и не случилось.

«Не особо правильное поведение – подставлять убийце спину. Хотя между ним и мной все равно собаки! Но… как он смог добраться до Смальти, который был так далеко? Ни на секунду же не отходил от нас… Неужели маг?» – панические мысли в голове неслись колесом, сменяя друг друга, егерь впервые за добрый десяток лет чувствовал растерянность и неуверенность.

Но когда через десять минут псы с лаем окружили нечто темное, лежащее в траве, Владрон ощутил, как испуг сменяется настоящим ужасом.

Перед ними был Род. Пальцы покойника обхватывали его собственную шею, сведенные судорогой от запредельного усилия. «Вот что значит мертвая хватка» – мелькнула неуместная мысль. В выпученных глазах застыл ужас, лицо посинело, из полуоткрытого рта еще капала слюна. Хон наклонился к трупу, приподнял за плечо – голова мотнулась, как у тряпичной куклы, но руки не разжались и теперь. Создавалось полное впечатление, что охотник душил сам себя до тех пор, пока не сломал хребет.

– Я… думаю… – Владрон не узнал собственного голоса, из горла вырвалось какое-то хриплое карканье, словно его тоже душили. Он откашлялся и произнес еще раз: – Я думаю, мы не найдем сейчас Смальти… да и поздно искать… Завтра я вернусь с поисковой экспедицией… а сейчас давай выбираться из леса…

Единственный оставшийся спутник встал и посмотрел на егеря мертвыми черными глазами. Лицо его и сейчас оставалось безразличным.

– Нет.

Внутри все похолодело. Точно – убийца намерен убрать свидетеля. Владрон напрягся, готовясь спустить собак, понимая при этом, что против мага его шансы меньше нуля, даже со всеми боевыми навыками и стаей…

– Нет, – повторил Хон, – выбираться – значит подставить спину. Он нас так просто не выпустит.

Загонщик вздрогнул от неожиданности и с недоумением уставился на черноволосого.

– Кто – он?

На лице Хона впервые проступили какие-то чувства. Уголки губ едва заметно опустились, намекая на презрение.

– Ты что, отупел от страха? Тот, кто убил Рода и Смальти.

– А… ты уверен, что… что мальчишка мертв? – с трудом выдавил Владрон, судорожно пытаясь сообразить, какую лапшу ему вешают на уши и с какой целью.

– Абсолютно. Если хочешь, можешь поискать труп, псы на него быстро выведут. Лично я собираюсь держать оборону здесь. И ты, если не совсем дурак, будешь рядом, потому что со мной у тебя есть хоть какой-то шанс, а мне пригодятся твои животные.

– Но разве это не ты… их… Я думал…

Черноволосый сплюнул.

– Нет, все же совсем дурак. Делать мне больше нечего, с тремя людишками в прятки по лесам играть. Если бы я хотел вас убить, прирезал бы открыто через пять минут после того, как вошли в лес. Ох-хотнички… – с отвращением процедил он.

Прежде чем Владрон успел что-то ответить, сильный толчок в спину сбил его с ног, и нога в тяжелом сапоге уткнула лицом в траву. Перемещения Хона егерь не увидел – мгновение назад убийца был спереди, и сразу без перехода оказался сверху, а перед носом – земля… Но что еще страшнее – псы никак не отреагировали на явную угрозу хозяину.

– Лежи и не отсвечивай, – упал сверху короткий приказ, – он уже рядом.

Егерь молча повиновался, потому что наконец понял, кто достался ему в спутники. Какого Воителя понадобилось Притворщику в Привольных Полях? Это он выяснит как-нибудь потом… если останется в живых.


– Забери вас Воитель, – тихо выругался Леот, исподлобья поглядывая на четверых магов средней силы, неожиданно вставших на его пути. Те только усмехнулись, видимо привыкнув и не к таким проклятиям.

– Ты кто такой? – спросил один из них, по-видимому главный из этой веселой троицы.

– А вам какое дело? – Леот решил подольше не раскрывать себя и постараться как можно точнее выяснить, что эти маги задумали. Да и что творится на Анадале вообще. Он ясно понимал, что, несмотря на проведенную недавно «чистку», мелкие маги ничуть не успокоились, явно затевая какую-то пакость.

– Советуем сказать самому, несчастный! Или тебе так хочется почувствовать на своей шкуре наши силы?

– Нет… Только не надо магии, прошу вас! – маг решил идти до конца, понять, что движет каждым из этих так называемых колдунов. – Я простой ремесленник, кузнец…

Леот и сам не мог понять, почему он решил самостоятельно идти на разведку. И дело было даже не в опасности, магу его уровня по-настоящему опасна разве что встреча с драконом или другим высшим магом. Он просто опасался своих так называемых «слуг» – магов. Слишком уж ненадежными считал их, слишком самолюбивыми. Все они, теми или иными путями узнав о пришествии Воителя в Анлион, тут же начали прикидывать, как бы выгодно устроиться самим, рассматривая одновременно сотни вариантов. Перебежчики…

Да и мысль о том, что Анадала может оказаться опасной для Воителя, у которого и так немного друзей в этом мире, не добавляла молодому магу радости. Учитывая его шаткое положение среди Высших, гибель Воителя, где бы она ни произошла, станет подписью в его смертном приговоре. Он знал, что никто из магов не потерпит его в совете после доказанного факта предательства. А уйти маг Предела не мог. Только смерть ждала его. Смерть – и клеймо Воителя уйдет к кому-то другому…

Уже три дня под видом деревенского кузнеца маг бродил по своему миру, временами перемещаясь в другие части планеты. Пока все было спокойно, никто из практикующих магов не проявлял излишнего беспокойства или активности. До сих пор. Как оказалось, некоторые маги переквалифицировались в разбойников, массово сбежавших на Воину во время чисток. Свято место пусто не бывает… Или, что вернее, прибыльное. Главное – магам-то не нужна большая банда, двух-трех вполне хватит, чтобы запугать прохожих.

– Кузнец, говоришь? – маг усмехнулся. – Ну и что же у тебя есть, кузнец? Сколько сможешь нам предложить за свою жизнь и свободу?

– Смилуйтесь, великие маги! – Леот упал на колени. – Смилуйтесь! Что может быть у простого кузнеца? Я иду в город, чтобы работу найти, у меня ни гроша нет!

– Ни гроша, говоришь… – протянул главарь. – Что ж. Ладно, я тебе верю.

«Веришь? Как бы не так!» – Высший маг ясно ощущал, как разбойник сканирует его ауру. Как бы он не старался, полностью спрятать подчиненные ему силы Предела никогда не удавалось. Не то опыта маловато было, не то он что-то не так делал. Многому обучаться ведь пришлось самому, после смерти учителя.

– Я тебе верю, – повторил маг, довольно усмехнувшись. – Но, поскольку никто не может пройти, не заплатив, ты заплатишь собой.

– Что?! – Леот вскинул голову. В рабство?!

– Мы продадим тебя. Станешь рабом. Редко попадаются хорошие кузнецы, так что, думается мне, тебя оторвут с руками.

– Да плохой я кузнец, – отговаривался он. – Мне и из деревни пришлось уйти, потому что брат ковал намного лучше меня…

– Перестань ныть и иди за нами! – вставил реплику второй маг, и Леот почувствовал на себе легкое заклинание принуждения. Сопротивляться ему никакого труда не составляло, но он подчинился, словно ведомый их магией. Стоило усыпить малейшие подозрения. А то третий маг как-то странно косится на него, не то что-то чувствует, не то догадывается. Узнать повелителя они не могли в любом случае, после каждого перемещения по планете он менял внешность. Так что на самого себя даже отдаленно не походил. Что же этот маг мог заподозрить? Леот при всем желании не мог пройтись по его ауре. Требовалось раскрыться. А в этом случае он никогда не узнает, кто продает пойманных свободных людей в рабство… Так что стоило подождать. Немного, совсем немного. Но подождать. Леот пожалел, что никто из людей Корцени не работает на Анадале. Слишком мало времени у него было, удалось наладить разведку только на Воине. Не хотел барон работать на его планете, почему-то очень не хотел. Вот и приходится самому всякую шваль отлавливать.

Маги обосновались на опушке одного из многочисленных лесов Анадалы, облюбовав небольшую естественную пещерку. Главным преимуществом этого места оказалась практически идеальная маскировка. Не зная, где искать, обнаружить эту пещерку было невозможно. Да Леот очень сильно сомневался, что ее вообще будут искать.

– Ну вот, кузнец, пока побудешь здесь. Скоро за тобой придут… И ты отправишься на рынок, – усмехнулся маг-главарь, следя за тем, как третий маг, скорее всего, бывший в этой банде на побегушках, приковывает Леота к кольцу, намертво вмурованному в каменный пол.

Высший внимательно посмотрел на него, запоминая малейшие черты лица и доступные ему всполохи ауры, чтобы непременно узнать при новой встрече. Раскрываться сейчас ему показалось несвоевременным. Пусть даже он понял принцип «работы» этой банды магов.

– Что смотришь? – маг сильно пнул кузнеца. Настолько сильно, что тот упал на бок, не сдержав вскрика.

Леот с трудом контролировал ярость, которая легко могла снести выставленные им щиты Предела и уничтожить этих тварей. Нельзя. Нельзя показывать свои силы сейчас. Слишком рано… Ждать.

Маг скорчился от нешуточной боли.

«Ярость Предела… Слишком, слишком сильная боль… Ничего, сволочи, я вас еще найду. Не думайте, что на этот раз поймали обычного человека. Не думайте…»

Холодный металл, сковывающий руки Высшего, постепенно нагревался. Леот ждал, сохраняя на лице невозмутимое выражение. Механизм «работы» магов стал совершенно ясным. Скорее всего, у них есть вышестоящий руководитель, которому и приходится договариваться с людьми, непосредственно занимающимися работорговлей. А те забирают из этой пещерки несчастных, кому не повезло попасться в руки разбойных магов и не нашлось денег на откуп. Да уж…

Одновременно Леот пытался понять, почему он все это делает. И никак не удавалось. Казалось бы, зачем ему, Высшему магу, одному из сильнейших этого мира, бродить по дорогам и самому отлавливать преступников? А вот – бродит… И отлавливает. И наказывает. Но зачем?! Самому было неясно. Воитель? Да нет, она тут ни при чем: и раньше, будучи простым учеником, Леот частенько так бродил по Анадале и уничтожал разбойников и грабителей с большой дороги. Зачем? Почему? Не раз он, бродя по планете, задавался этим вопросом. Но даже учитель не смог ответить на этот вопрос. Точнее, не захотел, только улыбнулся и предоставил возможность подумать самому. Так и не успел у него спросить…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии