Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Нола не соврала. Алиса была не в духе и, как только гном с капитаном сели за стол, начала наезжать.

– Ну и кто это сделал?

– Алиса, – осторожно произнес профессор, – ты так и не сказала нам, о чем идет речь.

– Они знают. – Девушка обвела команду «Ара-Беллы» прокурорским взглядом. – Так кто это сделал?

– Может, все же уточнишь, что именно? – деликатно осведомился Блад.

– Кто спер мое нижнее белье?!!

У Джима с Гиви отпали челюсти, и они в полном обалдении посмотрели на Блада.

– Э! А что вы на меня уставились? – заволновался Блад, увидев, что и Фиолетовый с папой Алисы смотрят на него с тем же выражением лица. – Я не фетишист. И потом на меня ее тряпки по-любому не налезут.

В принципе он уже понял, чья это работа, но не объяснять же всем подряд, что совсем недавно видел пропажу Алисы на белокуром глюке в своей постели.

Лепестков потряс головой.

– Да, Алиса, тут ты перебираешь. Наверно, просто засунула их куда-нибудь. У тебя этих тряпок столько…

– Я точно знаю, куда их клала! – возмутилась девушка. – Это самое ценное из того, что мы со Стесси купили на базаре Блуда. И потом я все у себя в каюте перерыла! Моего нижнего белья там нет!

– Какое хоть оно? – поинтересовался Джимми.

– Вот смотрите, – активировала девушка Итор.

Над столом зависло призрачное изображение Алисы в пляжном ансамбле «мини-бикини». Похоже, съемка была сделана, когда она вертелась перед зеркалом в своей каюте, примеряя свой самый сексуальный аксессуар. На горлах членов экипажа «Ара-Беллы» заиграли кадыки.

– Ну и кто это сделал? – повторила девушка.

– Не я.

– Не я.

– Не я.

И даже Фиолетовый сумел выдавить из себя: «Не я».

– Ага, не сознаемся. Ладно, вам же хуже, – раскрыла кулачок Алиса. На ее ладони в свете фионных ламп заискрился сиреневый кристалл.

– Алиса, не вздумай применять к ним свой мыслефон! – всполошился профессор.

– Папа, они же не сознаются! И вообще, пора испытать находку Зеки на людях. Начнем с Джима. Сейчас я узнаю, о чем он думает. – Девушка навела кристалл на юнгу. – Смотри туда, – ткнула она пальчиком в свою голограмму, – и думай о пропаже.

– Ой! У меня что-то с животом. – Джим пулей вылетел из кают-компании и скрылся в коридоре.

– Меня тоже что-то прихватило. – Следом за юнгой помчался Гиви.

– Пойду посмотрю, как там у них дела. Вдруг чем серьезно отравились? – Блад так торопился покинуть помещение, что с трудом вписался в дверной проем.

– Они что, втроем их крали? – опешила Алиса.

– А ты не помнишь, о чем Джима попросила, прежде чем направить на него свой мыслефон? – хмыкнул Фиолетовый.

– Чтоб он смотрел туда, – опять ткнула в голограмму девушка, – и думал о пропаже.

– Дура ты, Алиса! – не выдержал профессор. – О чем могут думать взрослые мужики, глядя вот на это!

– Ой… – покраснела девушка. – …Папа, я пошла.

– И носа из своей каюты не высовывай, пока они не успокоятся! – крикнул ей вслед Лепестков.

– А это сколько?

– Не меньше часа там сиди!

– Я голодная.

– Тогда хотя бы минут десять.

Профессор со штурманом остались в кают-компании одни.

– Говорил я тебе, Лепестков, выросла твоя дочка. А ты все: маленькая, маленькая! Вот тебе и маленькая.

– Внешне, может, подросла. Но мыслит порой как ребенок!

– И забывает прописные истины, – кивнул штурман. – Предупреждали же глупышку: не свети всем подряд свой мыслефон. Теперь с расспросами пристанут.

– Слушай, Фиолетовый, а чего ты вокруг него секреты разводишь?

– Сергей Павлович! Неужели и вам надо прописные истины объяснять? Мыслефон – наше секретное оружие в предстоящей миссии.

– От возможных союзников секреты? – начал сердиться Лепестков.

В кают-компанию сунул нос капитан.

– Алисы нет?

– Нет, – сердито буркнул профессор.

– А где она?

– Носик пошла пудрить, – ядовито сказал штурман.

– Мужики, заходите, – распорядился Блад. – Ее тоже прихватило.

Красные от смущения мужики просочились обратно в кают-компанию и заняли свои места за столом.

– А что это за прибор был у Алисы? – осторожно спросил Пит. – Вы его вроде бы назвали миелофон.

– Мыслефон, – поправил капитана Лепестков.

Штурман удрученно посмотрел на профессора. «А что я вам говорил?» – читалось в его взгляде, но Сергей Павлович предпочел этот взгляд проигнорировать.

– Этот кристалл трудно назвать прибором. Уникальный минерал. Подарок одного зарубежного коллеги.

– Какого именно? – вкрадчиво спросил капитан. В этой истории уж больно явственно проскальзывали параллели с литературными героями его родного мира.

– Его настоящее имя наш язык не в состоянии произнести, а потому у нас его зовут Зека Громов.

– Какое оригинальное имя! – фальшиво изумился Блад. – За что он его получил?

– Шумный очень, – пояснил профессор. – И в тюрьме был шумный, и когда я вытащил его оттуда, тоже. Он всегда очень громко выражает свои эмоции.

– А как он попал в тюрьму? – заинтересовался Джим.

– Приняли за сонарианского шпиона, – пояснил профессор. – Это давно было, еще до рождения Алисы. Я два года пороги обивал. Объяснял, что никакой он не шпион, а обычный археолог. Нет, не обычный. Беззаветно преданный работе археолог. Прибыл в Федерацию для проверки своей теории. Представляете, – оживился профессор, – он утверждает, что хомо сапиенс как вид в нашей Галактике раньше вообще не существовал и не было никаких предпосылок для его появления.

– Откуда же он тогда взялся?

– По теории Зеки Громова из какой-то альтернативной вселенной. Их вокруг нас бесчисленное множество. Так вот…

– Знаете, профессор, – поспешил перебить увлекшегося ученого капитан, – я в таких делах не специалист, а вот мыслефон ваш меня заинтересовал.

– Не мой, Алисин. Зека потом еще раз прилетал на Землю с экспедицией и, разумеется, зашел ко мне. Увидел Алису, ей тогда уже пять лет было, как всегда шумно восхитился и подарил ей этот сиреневый кристалл, который нашел в одной из своих экспедиций. А кристалл в ее руках заработал как усилитель мыслей окружающих. Причем он делает это только в ее руках. Похоже, сразу как-то настроился на ее ауру и никого больше не признает.

– Понятно. – Блад откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза и начал думать.

Картина вырисовывалась забавная. Он сам, выскочив из альтернативной реальности, начал играть здесь роль литературного героя, но нарваться на аналогичных героев родного мира как-то не ожидал. Что бы это могло означать?

– Цыпа-цыпа-цыпа…

– Алиса! Что ты делаешь?

Возмущенный вопль Лепесткова заставил капитана распахнуть глаза. Алиса ползла по кают-компании, словно по картофельной грядке, в позе буквы «Ю» с капустным листом в руке, заглядывая по ходу дела под стол и во все углы просторного помещения.

– У меня черепашки разбежались, – разогнулась раскрасневшаяся Алиса. – Или кто-то их украл! Черт знает что творится на этом корабле!

– Стоп! Это какие черепашки? – насторожился Блад. – Случайно не алмазные?

– Нет. Электрические. На прощальном вечере у одного официанта прикупила.

Блад побагровел. Сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, чтобы сдержать эмоции, но, чувствуя, что все-таки не сдержит, выскочил из-за стола и пулей вылетел из кают-компании.

– Что это с ним? – удивилась Алиса.

– На этот раз не знаю. – Профессор тоже был озадачен.

– Пойду поговорю, – двинулась было Алиса к выходу, но Гиви поспешил ее остановить.

– Слушай, не советую.

– Почему?

– Какой-то он сердитый очень. Мне кажется, на тебя.

– За что?

– Не знаю, но дай ему остыть.

– Джим, может, ты по-родственному выяснишь у него, в чем дело? – обратилась девушка к юнге.

– Есть более бескровный способ, – флегматично хмыкнул юноша. – Нола!

В кают-компании появилась гнома.

– Куда пошел капитан? – кинулась к голограмме Алиса.

– В свою каюту.

– И что он там делает?

– Бурно выражает свои эмоции.

– Из-за черепашек или из-за меня?

– Вот этого он не сказал, – хихикнула голограмма.

– А что он сказал?

– Нецензурные выражения опускать?

– Опускай.

– Тогда он промолчал.


– Так, господа, – Блад стремительными шагами вошел в кают-компанию, – благодаря единственной на этом корабле даме на судно проник механический шпион и, возможно, не один. Алиса, сколько у тебя было черепашек?

– Четыре.

– Значит, мы имеем четырех механических шпионов, которых надо срочно найти.

– Чего городишь? – возмутилась девчонка. – Какие механические шпионы? Они живые! Я что, живое от механического не отличу?

– А то, что они электрические, тебя не смущает? – хмыкнул Блад.

– Ну вообще-то животные, использующие электричество как средство защиты и нападения, в природе не редкость. – Профессор Лепестков сдернул с носа очки, извлек из кармана платочек и начал им протирать стекла. – Электрические скаты, угри…

– Но не черепахи! – жестко сказал Блад. – Нола!

– Да, мой капитан? – В кают-компании появилась голограмма гномы.

– Твои электронные датчики могут этих чебурашек найти?

– Черепашек, – поправила капитана Лепесткова и тут же расстроилась. – Как это я сразу ее подключить не догадалась?

– Так могут твои датчики этих черепашек найти? – не унимался Пит.

– А чего их искать? – удивилась гнома. – Они ж не глюки, никуда не пропадали.

– Где они сейчас? – обрадовалась Алиса.

– Одна в грузовом отсеке шарится, чего-то ищет, – начала докладывать гнома, – другая по каюте капитана ползает, третья в капитанскую рубку поползла, а четвертая перед вами на столе сидит.

Все уставились на стол. Как они ее сразу не заметили, одному только Господу Богу известно. Скорее всего, потому что все внимание пассажиров и команды «Ара-Беллы» было обращено на капитана. Но тем не менее на столе действительно сидела… нет, стояла! Стояла на задних лапках забавная черепашка, по панцирю которой проскакивали электрические искры, и деловито сооружала себе бутерброд, прислушиваясь к оживленной беседе.

– Взять ее! – рявкнул Блад.

Гиви недолго думая попытался схватить черепашку, словил от нее приличный электрический разряд, вслед за которым прилетел уже слегка надкушенный бутерброд, и вместе с этим бутербродом брякнулся со стула, конвульсивно подергиваясь в попытке переработать избыточные кулоны. И, надо сказать, переработал быстро.

– Ну все, травоядное, – просипел гном, выползая из-под стола, – ты попало!

Гиви выдернул свою отвертку, заставив ее светиться.

– Да какое это травоядное? – ахнула Алиса. – Папа, ты только посмотри, она мясо ест!

Черепашка и не собиралась никуда удирать. Она оторвала своими маленькими лапками от курочки приличный кусок и, алчно подвывая, впилась клювом в аппетитно прожаренную шкурку.

– И воет… – прошептала пораженная девчонка.

– Тебя б на одной травке три дня подержать, еще бы не так взвыла, дура! – прочавкала черепашка.

– Так ты еще и разумная. Все назад! – Блад выдернул Алису из-за стола, закинул ее себе за спину.

Повскакали со своих мест и все остальные. В руках Джима и Фиолетового появились бластеры, Питер выдернул шпагу.

– С какой целью проникли на корабль? – хмуро спросил Блад.

– Так я тебе и сказал!

Черепашка взмыла в воздух, сделала сальто назад и приземлилась на пол. Фиолетовый с Джимом невольно нажали на спуск, но разряды бластеров растворились в панцире черепашки, не причинив ей никакого вреда. В ответ черепашка метнула в них ветвистую молнию, но ее перехватила и поглотила шпага Блада.

– Нас раскусили! – завопила черепашка. – Мы нарвались на профессионалов! Заканчивайте там быстрее. Я их пока отвлеку. Минут пять по потолку побегаю. Они меня хорошо бластерами подзарядили.

– Отставить бластеры! – приказал Блад. – Нола, покажи мне остальных лазутчиков.

Над столом появились голограммы. Одна черепашка деловито простукивала стены забитого выпивкой и закусками для планеты Лимбо трюма, другая переворачивала вверх дном каюту капитана, а третья копошилась в рубке управления, что-то встраивая в сиденье пилотского кресла.

– Они общаются по радиосвязи, – сообщила гнома.

– Всех дроидов на поимку. Корабль в боевой режим, – приказал Блад и начал наступать на черепашку, поигрывая шпагой. – Дроидам заземлиться на корпус корабля для защиты от статического электричества. Задавить их массой, но хотя бы одного лазутчика взять живым! Бластеры и сканеры не применять.

– Атас!!! – завопила черепашка и ломанулась к двери, резко вырастая на бегу. Как ни странно, Блад не стал ей препятствовать и даже посторонился, открывая путь. – Первый, второй, прекратить поиск объекта! Третий, дави по тормозам!

Из кают-компании черепашка выскочила уже двухметровым монстром.

– Да я еще бомбу не заложил, – откликнулся террорист из рубки.

– Какая бомба, идиот, – донесся до команды «Ара-Беллы» голос улепетывающей черепахи из коридора. Что интересно, улепетывала она, не выпуская из лап куриную ляжку. – Объект не найден! Преображаемся. Вариант «А» провалился, переходим на вариант «Б». Выводи корабль из подпространства!

Гиви попытался было метнуться вслед за черепахой, но Блад и его удержал.

– Оставь это роботам. Пусть черепахи на них свои заряды спустят. А когда выдохнутся, мы их голыми руками возьмем. Нола, врубай противометеоритную защиту!

– В подпространстве? – оторопела гнома. – Кэп, в подпространстве метеоров не бывает.

– Переборки опускай! – рявкнул Блад.

Пол под ногами дрогнул от одновременного удара об него противометеоритных переборок.

– Попались, – азартно потер руки капитан.

– Кэп! Ты посмотри, они переборки режут! – завопила Нола.

Действительно, рвущиеся к переходному шлюзу черепахи, все уже довольно внушительных размеров, светящимися мечами, очень похожими на джедайскую шпагу Блада, быстро прорубали себе дыры в переборках, поторапливая своего сообщника в рубке.

– Ну ты скоро там?

– Выводи корабль из подпространства!

– Дави на тормоз!

– Я подрывник, а не навигатор! – паниковала черепаха в рубке. – Почем мне знать, где тут тормоз? Слушайте, а если я мечом по бортовому компьютеру шарахну, это поможет?

Черепаха извлекла из недр своего панциря джедайский меч и засветила его.

– Мою технологию украли, сволочи! – расстроился Гиви.

– Ой! – испугалась Нола, и перед террористом на пульте управления появился рычаг с надписью под ним «Тормоз» как раз в тот момент, когда в рубку ворвались заземленные дроиды.

– Во! Нашел!

Террорист дернул за рычаг, и корабль, что называется, встал на дыбы. Экстренный выход из подпространства заставил пассажиров и членов экипажа кубарем покатиться по полу, организовав приличную кучу где-то в углу. К счастью, Блад с Гиви успели деактивировать свое оружие и даже отбросить его в сторону, чтоб никого не поранить. К тому времени, как они сумели подняться, черепахи уже прорвались к переходному шлюзу, оставив за собой груду порубанных лихими ударами дроидов. Одна из черепах выдернула из-под панциря маленький черный шарик, швырнула его на пол, и он развернулся в четырехместный спасательный бот.

– Нола, если они откроют шлюз, корабль останется без воздуха! – завопил Блад.

– Я что, дура, сразу все переборки опускать? – фыркнула гнома. – Так, в связи с аварийной ситуацией беру управление на себя.

Лязгнула запасная аварийная переборка, отсекая шлюзовую камеру от остального корабля, из маленького люка в стене выскочил юркий дроид, метнулся к боту, прилепил к нему какую-то металлическую нашлепку и нырнул обратно в люк. Как только люк закрылся, шлюзовая камера распахнулась, и бот вместе с остатками воздуха выбросило в космос.

– Режим крейсера! – приказал Блад. – И залп изо всех орудий! Не дать им уйти!

– Не могу, капитан, есть более важные дела, – ответила независимая Нола. – Корабль получил ранения, их надо срочно залечить.

– Это что, бунт? – возмутился Блад.

– Нет. Попытка спасти Блин.

– Какой еще блин? – опешил капитан.

– Планету, около которой нас вышвырнуло из подпространства. Ее так и называют – Блин. Залп из всех орудий… надо же было до такого додуматься. Решили вместе с ботом уникальную планету разнести? Да вас сразу объявят в межгалактический розыск как самого опасного преступника.

– Ну-ка продемонстрируй этот Блин, – приказал Блад.

Нола развернула голограмму. В воздухе появилось призрачное изображение огромной, стремительно вращающейся вокруг своей оси планеты, внешне действительно напоминающей пышный, раздутый в центре блин.

– Они теперь и так никуда не денутся. Я им дополнительный антиграв прилепила, он их сейчас на полюс тянет, – пояснила гнома. – Если на экваторе за счет центробежной силы тяжесть почти нормальная, всего ноль пять «жэ», то там, куда они летят, восемьсот пятьдесят три. А выше четырехсот ни один антиграв не выдерживает. О! Смотрите, как полыхнуло. – На голограмме в районе полюса планеты сверкнула яркая вспышка. – Все, хана вашим террористам.


– Мы вырвались!

– Мы крутые!

– Э! А вам не кажется, что нас слишком быстро вниз несет?

– И прямо на планету.

– Да это же…

– БЛИ-И-ИН!!!

– Хоста, бомба еще при тебе?

– При мне.

– Ставь на упреждение в пять секунд и отстреливай ее прямо по курсу!

Ослепительная вспышка заставила боевиков зажмуриться. Наткнувшись на взрывную волну, бот сделал резкий вираж, стряхнув с обшивки антиграв Нолы, и начал входить по пологой дуге в атмосферу планеты-гиганта, держа курс на экватор. Собственные антигравы бота прекрасно выдерживали нагрузку в 650 g, и террористы даже не почувствовали перегрузки. Корабли пиратской армады Стесси Романо были оснащены самым современным оборудованием. Уж на что, на что, а на это она денег не жалела…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть