Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Клеопатра Kleopatra
Послесловие

I

Романы Георга Эберса «Арахнея» (1897), «Сестры» (1880) и «Клеопатра» (1893) составляют, как уже отмечалось, своеобразный цикл-трилогию, посвященную птолемеевскому Египту.

Действие первого произведения этой трилогии завершается в 70-х годах III века [84]Здесь и далее все даты приведены до новой эры, когда держава Птолемеев приближалась к апогею своего расцвета и могущества. Действительно, Египет 270 — 230-х годов, несомненно, самое мощное из всех эллинистических государств, по существу — империя, безраздельно господствующая во всей восточной части Средиземноморья, включая Эгейское море с его многочисленными островами. На суше Птолемей I помимо Египта владел Киреной, Палестиной, Келесирией [85]Келесирия (греч. Полая Сирия) — в те времена общее наименование Южной Сирии и Палестины. Селевкия и Египет развязали из-за нее немало войн, поскольку эта область была очень важной и в экономическом, и стратегическом отношении., островом Кипр. При его сыне Птолемее II (285 — 246) и внуке Птолемее III (246 — 221) господство Египта распространилось на южную и западную части полуострова Малая Азия, побережье Финикии и Гелеспонта (пролив Дарданеллы) и еще на некоторые острова Эгейского моря.

Как мы помним, основой экономического развития Египта испокон веков являлось орошение. На протяжении тысячелетий непрерывное развитие ирригационной сети было одной из важнейших функций деспотической власти фараонов. Функция эта оставалась доминирующей и при эллинистических царях. Заинтересованные в экспорте зерна и других сельскохозяйственных продуктов, а также в обеспечении землей многих греко-македонских колонистов, первые Птолемеи с завидной энергией взялись за развитие и улучшение оросительной системы с целью значительного расширения посевных площадей, и в первую очередь под посевы пшеницы. Энергичные мероприятия предпринимались по увеличению плантаций масленичных культур и виноградников; значительное развитие получило скотоводство, особенно на царских землях.

Наряду с сельским хозяйством интенсивно развивались ремесла; ремесленная техника непрестанно совершенствовалась, усилилось разделение труда, изменялись формы его организации, повышалась производительность.

В годы правления Птолемея II, когда восстановленный канал вновь через Нил и горькие озера соединил Средиземное и Красное моря, оживилась и расширилась морская и караванная торговля Египта с Индией. В результате к середине III века Египет по экономическому и военному потенциалу опередил постоянно соперничавшее с ним гораздо более обширное царство Селевкидов, созданное одновременно с державой Птолемеев диадохом Александра Македонского Селевком [86]Селевк I Никатор (Победитель) (ок. 356—281) — царь Сирии с 305 года. Между его сыном Антиохом I (281 — 261) и Птолемеем II в 274 году началась почти трехлетняя 1-я Сирийская война за обладание Келесирией. Эта война не дала Египту ощутимых территориальных приобретений. Зато в итоге следующей войны 266 — 263 годов египтяне захватили почти всю Келесирию. С этого времени египетский флот стал фактически безраздельно господствовать в Восточном Средиземноморье.

В 3-й Сирийской войне Птолемеи снова одержали верх над Селевкидами. Надпись Птолемея III повествует о крупных успехах египтян в завоевании ими не только Сирии, но также Междуречья и других земель тогдашнего царя Сирии Селевка II (246—226). По мнению ученых, эти успехи скорее всего преувеличены, хотя не исключено, что Сирия и Междуречье действительно на какое-то время захватывались египетскими войсками. Впрочем, уже в 245 году в ходе военных действий произошел перелом не в пользу Египта: греческие полисы Сирии и Вавилонии целиком поддержали Селевка, предпринявшего наступление против египтян. Флот Македонии, начавшей враждовать с Египтом еще в конце 70-х годов и активно поддерживающей Сирию, в 258 году нанес египетскому флоту первое крупное поражение в сражении близ острова Кос. Несмотря на то что Птолемей III вынужден был очистить захваченные территории, силы Египта были еще велики.

Захваченная Птолемеем III в Сирии и Месопотамии военная добыча оценивалась в 40 тысяч талантов. В ее числе оказались и золотые статуи египетских богов, изъятые из храмов персидским царем Камбисом еще в 524 — 523 годах. За возвращение национальных святынь Птолемей III удостоился звания Эвергет (Благодетель) и стал именоваться Птолемей III Эвергет I.

Положение державы Селевкидов к концу III века осложнилось внутридинастической борьбой. В результате престол занял Антиох III (223 — 187), который без проволочек начал готовиться к очередной войне с египтянами за Келесирию.

Египет к концу царствования Птолемея Эвергета мало-помалу растерял свой престиж, так что Птолемей IV Филопатор [87]Птолемей IV Филопатор (Отцелюбец) (221 — 204) принял монархию, почти наполовину утратившую свое могущество и блеск. Филопатор был жесток и развратен; подданные наградили его полупрезрительным прозвищем Трифон — изнеженный. Большой любитель выпить, он, по утверждению современников, бывал трезв, да и то не слишком, только тогда, когда совершал богослужение. Однако был он блестяще образован, сам писал пьесы и в традициях своих предшественников поддерживал науку и искусство. Страстный поклонник Гомера, Филопатор даже воздвиг в его честь храм, в котором скульптура автора «Одиссеи» и «Илиады» помещалась в окружении изображений семи греческих городов, претендовавших на роль родины великого рапсода.

Спустя около трех лет после воцарения Птолемея Филопатора войска Антиоха двинулись к границам Египта, угрожая вторжению в Нильскую долину. Тогда временщик Филопатора Сосибий предпринял ловкий дипломатический ход: затеял с Антиохом мирные переговоры, умудрившись затянуть их на целых три месяца. Естественно, на период ведения переговоров продвижение сирийской армии приостановилось. Это дало возможность египтянам принять экстренные меры по набору и обучению своего войска. В его состав наряду с македонскими воинами Филопатор включил двадцатитысячную фалангу египетских солдат, обученных по македонскому образцу. Вероятно, заподозрив Сосибия в нечестной игре, Антиох весной 218 года прервал подозрительно затянувшиеся переговоры, но египтяне уже успели подготовиться. Встреча враждующих армий произошла близ незначительного прибрежного южнопалестинского городка Рафии. Решающую роль в сражении сыграла египетская фаланга; благодаря ее стремительной атаке сирийская армия была разбита.

Увы, блестящая победа при Рафии не привела к возрождению былой военной мощи Египта. Едва очистив от сирийских войск Келесирию, Филопатор поспешил заключить с Антиохом мир.

Следует особо отметить, что конец III века стал переломным моментом в развитии всех эллинистических государств. В изменении общей исторической ситуации, сложившейся к этому времени в Восточном Средиземноморье, все большее значение начинает играть окончательно сложившаяся и продолжающая стремительно набирать военную мощь Римская республика. Если к 255 году она владела лишь Апеннинским полуостровом, то к 200 году в итоге первой (264 — 241) и второй (218 — 201) Пунических [88]Пуническими эти войны названы потому, что в древности финикийские колонисты из города Тира, основавшие в 825 году на северном побережье Африки город-государство Карфаген, именовались пунийцами. Карфаген находился в районе современного города Туниса. войн с Карфагеном аннексированные Римом территории уже превышали всю площадь Апеннинского полуострова. В результате первой (215 — 205) и второй (201 — 197) Македонских войн весь Балканский полуостров попал в сферу влияния Рима, и Македония сошла с исторической арены, сначала утратив свое политическое значение, а позже, после третьей Македонской войны (171 — 168), превратившись в ординарную римскую провинцию.

До разгрома Македонии эллинистические монархии вряд ли осознавали, какую опасность представляет для них утверждение римлян на Балканах. Более того, Селевкиды и Птолемеи сочли этот момент наиболее благоприятным для возобновления борьбы за Келесирию.

После смерти Птолемея IV царем был провозглашен его пятилетний сын Птолемей V (204 — 180). До его возмужания власть переходила от одного временщика к другому, и каждая смена этих временщиков сопровождалась, как водится, заговорами знати, мятежами наемников, придворными интригами и народными бунтами. Антиох III не замедлил воспользоваться обострением социальной борьбы в Египте. В 200 году он наголову разбил египетскую армию и без особых хлопот захватил Келесирию, Финикию и Палестину.

Официально Птолемея V короновали в 187 году, в связи с чем от его имени жречеству, разумеется, по инициативе самих жрецов, и египетскому народу был пожалован ряд льгот. В ответ на милость монарха жреческий синод города Мемфиса издал специальный декрет во славу Птолемея V с перечнем всех его благодеяний и определением тех почестей, которые отныне должны были оказывать все храмы своему царю, провозглашенному Эпифаном (Прославленным).

Согласно издревле заведенной традиции, жрецы повелели вырубить свой декрет на камне, и именно этот камень лег в основу фундамента истории Египта: ведь он стал тем самым знаменитым Розетским камнем, благодаря которому Шампольон получил ключ к расшифровке египетской письменности.

Когда в 193 году Птолемей Эпифан при посредничестве Рима женился на дочери Антиоха III, Келесирия вновь отошла к Египту в качестве приданого невесты, а в династии Птолемеев появилась Клеопатра I, открывшая перечень из семи цариц, носивших это славное имя [89]Клеопатра — славная по отцу; Клеопатра I (215 — 176). После преждевременной кончины мужа, по утверждению современников отравленного на пиру, Клеопатра правила страной с 180 года в качестве регентши при своем первенце Птолемее VI Филометре [90]Филометр — любящий мать. Она упорно боролась против постоянных и настойчивых притязаний своих сирийских родичей на Келесирию и другие колониальные владения Египта.

По традиции, Птолемей Филометр женился на родной сестре, тоже Клеопатре [91]Клеопатра II (ок. 185 — 115). В 170 году Сирия в очередной раз развязала войну против Египта. Второй сын Антиоха III Антиох IV Эпифан (175 — 164) вторгся в долину Нила, ограбил храмы и города, отстранил от престола Филометра и сам вознамерился короноваться в Александрии, однако александрийцы срочно возвели на трон младшего брата Филометра — Эвергета. Антиох тут же заключил с Филометром мир и посадил его на трон в Мемфисе, разделив тем самым державу Птолемеев на два царства. Затем хитрый Селевкид, не вступая в переговоры с Эвергетом, вывел свое войско из Египта, оставив мощный сирийский гарнизон в Пелусии. В сложившейся ситуации расчленение Египта вполне отвечало намерениям Антиоха полностью подчинить Египетское царство пока только своему влиянию, ибо, как расчетливый политик, он теперь уже не собирался присоединять его к Селевкии, ясно отдавая себе отчет в том, что подобная акция, кроме всего прочего, наверняка вызовет новое, вовсе не желательное для него столкновение с могущественным Римом. Однако сирийский гарнизон Пелусия, представлявший несомненную угрозу для обоих египетских царств, вынудил братьев царей пойти на примирение. Таким образом, осуществление замыслов Антиоха IV оказалось под угрозой срыва; он вновь вторгся в Дельту и осадил Александрию.

В 168 году Рим взял Птолемеев под свое покровительство, заставив Антиоха убраться восвояси и сохранив за братьями их престолы. С этого времени Египтом без малого четверть века правили два царя: Верхним — Филометр, Нижним — Эвергет. Поначалу братья ладили между собой, но в 164 году между ними произошел открытый разрыв; незадолго до него, по всей видимости, начинают развертываться события романа «Сестры».

По своему обыкновению, Эберс тщательно и образно выписывает картину птолемеевского Египта, его повседневный быт, показывает деятельность жрецов и других обитателей храмов, в особенности же суетную и насквозь фальшивую жизнь царского двора, где сталкиваются зачастую диаметрально противоположные интересы власть имущих и людей, стоящих на низших ступенях социальной лестницы. Подогреваемые завистью, честолюбием, корыстью, тщеславием, эти интересы буквально пронизывают во всех направлениях весь царский дворец, преломляются им, как линзой, и подобно солнечным лучам фокусируются в одной точке, чтобы в подходящий момент разжечь пламя междоусобного пожара.

Эберс не отступил от исторических реалий, воссоздавая облики столь несхожих царственных братьев. Старший очерчен предельно скупо, его портрет даже не вполне завершенный рисунок, а скорее набросок, неясный в отдельных деталях, будто размытый. Напрямую автор о нем ничего не сообщает, кроме того, что он обаятелен и красив. Черты характера Филометра переданы опосредованно, через ощущения и представления других персонажей, и в первую очередь Клеопатры, которой он лучше, чем кому-либо, известен как человек добросердечный, покладистый и, к ее сожалению, не обладающий решительностью и твердостью, столь необходимыми для монарха. Птолемей излишне мягок и уступчив для того, чтобы отказать в просьбе, даже если этот отказ диктуется государственными интересами, и привык возлагать эту щекотливую обязанность на свою жестокую и менее склонную к компромиссам супругу. Сам же царь предпочитает проводить время не в государственном совете, а в кругу близких друзей за беседами о науке и искусстве.

Эвергет обрисован более конкретно и четко. Огромный, уже в свои двадцать лет поражающий непомерной толщиной, мощью и как будто неисчерпаемой энергией, чревоугодник и любитель женщин, простодушный весельчак на вид, он на самом деле коварен, изощрен, хитер и бессердечен. И очень умен. Сеть заговора он плетет тонко, умело прикрывая свои намерения напускной доброжелательностью и ироничными, не лишенными сарказма философскими разглагольствованиями о смысле жизни.

Необузданный, не знающий ни меры, ни предела, Эвергет упорно рвется к намеченной цели. От проигрыша в затеянной им игре Филометра не спасает и всемерная поддержка Клеопатры, твердостью характера, решительностью, надменностью и бессердечием так схожей со своим младшим братцем. Эта на вид хрупкая, утонченная и бесспорно умная женщина наделена поистине железной волей. Ее стихия — «постоянная тревога, волнения и борьба».

И хотя душа ее от повседневного напряжения болит, будто рана, которую непрерывно бередят, Клеопатра цепко держит в своих руках власть, без колебаний устраняя всех, кто становится на ее пути.

На фоне заговора Эвергета развивается романтическая линия произведения — история любви двух юных сестер-египтянок, влачащих жалкое существование в качестве низших прислужниц мемфисского храма. Знатный римлянин Публий и состоятельный коринфянин Лисий при активном содействии старца Серапиона в корне меняют судьбы обреченных на позор, а возможно, и на гибель несчастных сирот.

Бунтарь-затворник Серапион — один из интереснейших и колоритных персонажей. Душевной чистотой, благородством помыслов, сострадательностью к обездоленным, неукротимостью духа он напоминает одновременно и греческого философа, и ветхозаветного пророка. Почти разучившись ходить в своем многолетнем заточении, он тем не менее находит силы для того, чтобы избавить от неминуемой беды невинное существо, ставшее ему дорогим, будто родное дитя. Благородный отшельник умирает, завещая Публию Сципиону любить и оберегать прекрасную Клеа, как любил и оберегал ее он сам и за спасение которой без колебаний отдал собственную жизнь.

Несмотря на провал заговора Эвергета, которым кончается роман «Сестры», Филометру вскоре все-таки пришлось ехать в Рим. Римский сенат утвердил его единовластным монархом вновь объединенного Египта. Не смирившийся с поражением Эвергет попытался захватить остров Кипр, однако потерпел неудачу и попал в плен к брату. Филометр по доброте души простил его и отправил наместником в Кирену.

Сам Птолемей VI в 145 году был предательски убит сирийцами на пути в Александрию, куда он возвращался после очередной, кстати, весьма успешной войны с Селевкией. Престол занял его сын Птолемей VII Неос Филопатор. Он правил в 145 — 144 годах (в общей сложности не более года) под «покровительством» Эвергета, а затем дядюшка приказал убить своего венценосного племянника и со 145 по 116 год правил единолично, как Птолемей VIII Эвергет II.

В 130 году в Александрии вспыхнул мятеж против царя. Поводом к нему послужил разрыв Эвергета со своей женой Клеопатрой [92]Клеопатра III (160/155 — 101) — дочь Птолемея VI и Клеопатры II, первая жена Эвергета и женитьба на собственной дочери, тоже Клеопатре. Подобного кощунства не смогли стерпеть даже видавшие виды александрийцы. Они подожгли царский дворец, вынудив монарха бежать на Кипр. Там Эвергет убил собственного сына и послал несчастной матери изуродованные части его тела. Вызванные этим новым зверством волнения, продолжавшиеся несколько месяцев, завершились примирением, и до своей кончины Эвергет правил относительно спокойно. Он посвящал досуг наукам, редактировал и уточнял по сохранившимся древним спискам тексты поэм Гомера, организовал несколько научных экспедиций в самые отдаленные районы страны, сам объезжал свою державу с целью изучения ее географии, этнографии и хозяйственных возможностей. Эвергет ввел строжайший запрет на вывоз папируса, который считал национальным богатством своей страны. Однако запрет экспорта папируса в конечном итоге принес скорее пользу, нежели вред, поскольку способствовал скорейшему освоению другими государствами производства пергамента, изобретенного в 180 году для нужд Пергамской библиотеки, материала несравненно более прочного и долговечного, к тому же, в отличие от пергамента, допускавшего возможность иллюстраций свитков, в том числе и красочных.

II

Египетский трон перешел к вдове Эвергета Клеопатре с предоставлением ей права разделить его со своим сыном. В ущемление прав старшего нелюбимого сына Птолемея IX Сотера II, сосланного еще при жизни Эвергета наместником на Кипр, Клеопатра предпочла править с младшим сыном Птолемеем X Александром I. Недовольный таким решением народ вынудил царицу признать первенство Птолемея IX, а младшего сына послать наместником на Кипр. До 107 года Клеопатра правила совместно с Сотером II, однако, когда тот замыслил отстранить деспотичную матушку от власти и для этого обратился за помощью к сирийскому царю Антиоху IX Кизикскому, Клеопатра возмутила против него армию и посадила на трон своего любимца Александра. Этот, спустя два десятилетия, тоже не выдержал, взбунтовался, убил в 88 году мать, бежал от гнева александрийцев на Кипр и умер по пути туда. Птолемей IX возвратился в столицу и царствовал до 80 года.

В 80 году всесильный Сулла [93]Сулла Луций Корнелий (138 — 78) — талантливый полководец и видный государственный деятель, в 88 году — консул, с 83 года диктатор на неопределенный срок. Убедившись в том, что его диктатура не достигла основных целей — подавления демократии и преодоления государственного кризиса, Сулла в 78 году сам сложил диктаторские полномочия. посадил на египетский трон Птолемея XI Александра II, побочного сына Птолемея X, и в том же году восставшие александрийцы убили ненавистного им римского ставленника, немедля провозгласив своим монархом Птолемея XII, который сам себя называл Неосом Дионисом, подданные же окрестили его Авлетом — «Флейтистом». При этом большом любителе музыки и не меньшем любителе выпить его царство начало стремительно разлагаться, так что в 65 году римский сенат всерьез рассматривал вопрос о превращении Египта в очередную ординарную римскую провинцию, как это произошло год назад с Сирией. С невероятным трудом за взятку в шесть тысяч талантов Авлету удалось сохранить за собой корону, да и то лишь благодаря помощи Помпея.

Гней Помпеи (106 — 48), получивший почетное прозвище Великий, был личностью во всех отношениях выдающейся. Выбранный консулом [94]Консулами Римской республики именовались два высших должностных лица, выбираемых сроком на один год; они созывали сенат и народное собрание, представительствовали на них, следили за исполнением принятых решений. После истечения срока полномочий консул получал пожизненное звание проконсула и какую-либо провинцию в управление на определенный срок. в 70 году вместе с Крассом [95]Красс .Луций Лициний (115 — 53), прозванный Богатым, — полководец, консул в 70-м и 53-м. После второго консульского срока получил в управление провинцию Сирию. Убит в сражении с парфянами при Каррах (возле излучины Евфрата в северо-восточной Месопотамии)., Помпеи вопреки противодействию римского сената получил чрезвычайные полномочия на три года для подавления морских разбоев и в течение каких-то трех месяцев очистил Средиземное море от пиратов. В 66 — 64 годах победоносно воевал с Митридатом VI Евпатором [96]Митридат VI Евпатор (132 — 63) — царь Понта (с 280 года самостоятельного государства на северо-восточном побережье Малой Азии), талантливый полководец, прямой потомок Ахеменидов, создал в Передней Азии несколько римских провинций и клиентельских (то есть целиком и полностью зависящих от Рима) царств.

Сохранив корону, Авлет в то же время не смог удержать власть; в 58 году он был принужден бежать под защиту Рима от своих строптивых подданных, подстрекаемых его женой и дочерью Береникой. За взятку на сей раз уже в 10 тысяч талантов, обещанную наместнику Сирии проконсулу Авлу Габинию, Авлет получил от него римские войска и с их помощью в 55 году утвердился на престоле. Для выплаты долга Габинию царь взял (кстати, по протекции Юлия Цезаря) ссуду у римского ростовщика Рабиния Постума, а последний в обеспечение выплаты ссуды с процентами добился своего назначения на должность диойкета [97]Диойкет (греч. домоправитель) — должность руководителя всей финансовой системы в государстве Птолемеев и принялся беззастенчиво обирать и без того вконец разоренную страну. Спустя год, опасаясь восстания армии, Авлет вынужден был отставить Рабиния от занимаемой должности.

Согласно завещанию Авлета, Египтом стала править его старшая дочь Клеопатра совместно со своим братом и супругом Птолемеем XIII, после гибели которого в 47 году второй брат Птолемей XIV при активной поддержке младшей сестры царицы — Арсинои начал оспаривать право Клеопатры на трон. В борьбе за корону умная, дальновидная Клеопатра умело использовала и политический расчет, и лесть, и, конечно же, свое огромное женское обаяние, прибегнув к помощи Юлия Цезаря, чьей любовницей она стала.

Политическая карьера Юлия Цезаря началась после смерти Суллы. В 59 году его избирают консулом. В этой должности Цезарю удалось провести в жизнь два аграрных закона в пользу ветеранов и неимущих граждан. Свою дочь Юлию он выдал замуж на Помпея.

Как проконсулу народ назначил Цезарю на срок до 54 года Цизальпинскую Галлию (Северная Италия) вместе с Иллириком (современная Северная Албания), к которым сенат присовокупил еще Трансальпийскую Галлию (Южная Франция). Затем этот срок был продлен на последующие пять лет. В 58 — 51 годах Цезарь захватил всю Галлию, дважды переправлялся через реку Рейн и дважды высаживал свои войска в Британии.

В 60 году между тремя самыми влиятельными деятелями Римской республики Крассом, Цезарем и Помпеем тайно был заключен 1-й триумвират с целью сохранения и упрочения их власти. Этот союз трех мужей [98]От латинских слов: tres — три и vir — муж являлся сугубо частным соглашением, в котором богатство Красса сочеталось с мудростью Цезаря и могуществом Помпея. В апреле 56 года триумвиры собрались в Лукке, достигли договоренности по всем спорным вопросам и продлили договор.

Гибель Красса при Каррах и преждевременная кончина Юлии ослабили узы дружбы между Цезарем и Помпеем.

Помпеи в 55 году вновь был избран консулом. После окончания срока консульства он уехал в провинцию Испания, возвратился оттуда в связи с волнениями в Риме и был сделан «консулом без коллегии», то есть наделен чрезвычайными полномочиями в целях скорейшего восстановления порядка и сохранения власти аристократии. Став 7 января 49 года верховным главнокомандующим, Помпеи предпринял попытку лишить Цезаря власти, введя в Риме военное положение.

Находившийся в это время с одним-единственным легионом [99]Знаменитый 13-й легион Цезаря; насчитывал 5000 пехотинцев и 300 всадников в Цизальпинской Галлии Цезарь был поставлен перед жестким выбором: либо сложить с себя власть, либо утвердиться в Риме незаконно, так как по закону проконсул имел право возглавлять войско только за пределами Римской республики. 13 (или 14) января Цезарь перешел через реку Рубикон — границу между собственно Римской державой и ее провинцией Цизальпинской Галлией. Своей знаменитой фразой «жребий брошен!» он открыл против Помпея военную кампанию и, двинувшись в Рим, по сути дела развязал гражданскую войну. Не располагавший достаточными военными силами Помпеи отбыл из столицы в порт Брундизий, куда собирались войска нового, спешно объявленного набора. Часть этих войск Помпеи примерно в середине февраля отправил в город Диррахий, расположенный на побережье Иллирии — северо-западной области Балканского полуострова, сам же он с остальной частью солдат на возвращавшихся из Диррахия кораблях отплыл из Италии спустя месяц.

До конца 49 года Цезарь улаживал безотлагательные дела в основном в Испании, которую полностью очистил от помпеянцев, и только 5 января 48 года, посадив в Брундизий на все имевшиеся в его распоряжении суда примерно 20 тысяч солдат, благополучно прибыл в Иллирию. Высадив свое войско, он в ту же ночь отослал все корабли назад за оставшимися легионами и конницей, однако флот помпеянцев подстерег их и уничтожил.

Балканская кампания началась в январе 48 года, так что для ее подготовки у Помпея было в распоряжении целых 10 месяцев. За это время он собрал большие силы в Македонии, где стояли девять легионов пехоты, куда союзные государства и города Востока выслали многочисленные вспомогательные отряды и куда на помощь Помпею спешили еще два легиона из Сирии. Кроме того, огромный флот в составе пятисот боевых тяжелых кораблей и множества легких сторожевых судов был сосредоточен у западных берегов Греции.

Располагая такими огромными силами [100]Около 50 тысяч пехоты и семи тысяч конницы, Помпеи намеревался спокойно перезимовать на Иллирийском побережье, где под защитой флота мог чувствовать себя спокойно и откуда ранней весной 48 года легко мог вторгнуться на территорию Италии.

Весть о приходе Цезаря застала Помпея на пути из Македонии к Диррахию; он предельно ускорил продвижение своих частей, опередив Цезаря, перешел реку Аре и расположился близ Диррахия. Цезарь разбил свой стан на противоположном берегу реки.

После полугодовой позиционной войны в середине июля под Диррахием произошло сражение, которое Цезарь проиграл, потеряв тысячу солдат. Чтобы не терпеть затруднений с продовольствием и, главное, не оказаться фактически в положении осажденного, Цезарь немедля двинул свое войско на юго-восток, в Фессалию. Найдя подходящие позиции возле города Фарсала, Цезарь разбил здесь лагерь и стал ожидать идущего вслед за ним с отставанием на несколько дней Помпея.

Несмотря на то что войско Помпея по численности почти в полтора раза превосходило войско Цезаря, 9 августа Помпей потерпел сокрушительное поражение и вынужден был бежать из своего лагеря с несколькими наиболее близкими друзьями в самый последний момент.

Не ведая отдыха, доскакал Помпей до берега Эгейского моря, нанял торговое судно и отплыл на остров Лесбос, в столице которого Митилене находились его жена Корнелия и один из сыновей. По совету друзей, Помпей решил отправиться в Египет, возможно, рассчитывая на благодарность Птолемея XIII, отцу которого в свое время помог сохранить корону. Корабль Помпея и сопровождавшие его несколько кораблей свиты (свита полководца за это время многократно увеличилась, в ней снова появились военачальники и сенаторы) пересекли море беспрепятственно. Птолемей находился со своим войском у Пелусия, ведя военные действия против войск Клеопатры. Помпей направился именно туда, выслав предварительно послов.

Принесенное послами известие поставило в весьма сложное и затруднительное положение не столько мальчика-царя, сколько его советников — евнуха Потина, воспитателя царя Теодота и военачальника Ахиллу. Три этих лица, представлявших собой фактически египетское правительство, решили пригласить Помпея, но лишь для того, чтобы его убить. Ахилла осуществил этот коварный замысел так, как это описано в романе.

Помпеи погиб примерно через два месяца после сражения при Фарсале. Цезарь же начал его преследовать буквально на третий день после битвы. Сначала он надеялся захватить Помпея на севере Греции в городе Амфиополе, но узнав, что его там нет, начал готовиться к переправе через Гелеспонт. За неимением больших военных кораблей переправу (двух легионов!) пришлось организовать на небольших судах, даже на челноках. Во время переправы суденышки Цезаря неожиданно столкнулись с эскадрой помпеянцев под командованием Кассия [101]Гай Кассий Лонгин (? — 42) в 53 году спас от окончательного разгрома при Каррах римские войска, возглавляемые погибшим в сражении Крассом. Положение Цезаря казалось безнадежным, однако Кассий даже не попытался затеять сражение, наоборот, просил о помиловании и сам передал Цезарю весь свой флот. Таков был резонанс блестящей победы при Фарсале.

Урегулировав наиболее неотложные дела в Азии и получив известие о том, что Помпей отправился в Египет, Цезарь отплыл на остров Родос. Он не стал здесь задерживаться в ожидании прибывающих частями войск, а с наличными силами погрузился на триремы, взятые им у Кассия и частично у родосцев. В самом начале октября 48 года 35 кораблей римлян, на которых находились 3200 легионариев и 800 всадников, появились в гавани Александрии.

Появление Цезаря в Египте с незначительными военными силами было встречено египтянами по существу с самого начала крайне недружелюбно. Потин, фактический глава египетского правительства и к тому же диойкет, чинил всяческие препятствия и вел себя вызывающе: велел кормить римских солдат черствым хлебом, нагло заявляя, что они должны быть довольны и этим, поскольку едят чужое, а самому Цезарю выдавал к столу только глиняную или деревянную посуду, уверяя, что золотая и серебряная пошла якобы на уплату старых долгов Авлета.

Все это, вместе взятое, послужило причиной или только желанным предлогом для активного вмешательства Цезаря во внутренние дела египетского государства. Еще до прибытия Цезаря враждовавшая с Птолемеем XIII Клеопатра была изгнана из Александрии при непосредственном участии Потина. Теперь в пику последнему Цезарь тайно пригласил опальную царицу к себе. При первом же свидании он был очарован ее красотой, покорен умом и восхищен смелостью. Выступив в качестве посредника между братом и сестрой, он добился их примирения. В ответ на это Потин вызвал в столицу войска из-под Пелусия, которыми командовал его сторонник Ахилла.

Появление в столице египетской армии в 20 тысяч человек и возвращение в гавань пятидесяти военных, посланных в свое время Египтом на помощь Помпею, создали для Цезаря с его явно недостаточными военными силами критическое положение, римлянам пришлось вести уличные бои, и вскоре они оказались на положении осажденных в Брухейоне. Занявший почти всю территорию города Ахилла пытался отрезать их от моря. Цезарю пришлось пойти на то, чтобы поджечь корабли, в том числе и находившиеся в доках. Распространившийся от доков пожар перебросился на александрийскую библиотеку. Для сохранения надежной связи с морем Цезарь спешно высадил своих солдат на остров Фарос и закрепился на нем.

Борьба продолжалась с переменным успехом. Потин был схвачен и казнен, но это мало что изменило в общем положении и расстановке сил. Арсиноя бежала из царского дворца к Ахилле и вместе с ним начала руководить военными действиями, впрочем, недолго: вскоре их отношения испортились, Арсиноя приказала убить Ахиллу, а командование поручила своему воспитателю евнуху Ганимеду.

Военные действия затягивались, и становилось ясно, что римлянам без основательной помощи не обойтись. Тогда Цезарь послал свое доверенное лицо Митридата Пергамского в Сирию и Киликию для срочной организации подкреплений. Митридат великолепно справился с возложенной на него задачей. Известный своим мужеством и знанием военного дела, он не только собрал большие силы и привел их к Пелусию, но внезапным энергичным штурмом взял этот сильно укрепленный город. Вскоре произошло решающее сражение в дельте Нила, египтяне были разбиты, на второй день их лагерь римляне взяли штурмом, Птолемею XIII пришлось бежать на корабль, который вместе с ним затонул спустя некоторое время, попав в шторм.

Сражение закончилось 27 марта 47 года, и в тот же вечер прибывший в Александрию Цезарь принял капитуляцию горожан. Возведя на престол Клеопатру и ее второго младшего брата Птолемея XIV, Цезарь совершил в обществе молодой царицы увеселительное путешествие вверх по Нилу к храму Исиды на острове Филы. Египет он покинул в июне; 2 августа в молниеносной войне против Боспорского царства одержал блестящую победу над Фарнаком [102]Фарнак II, сын Митридата VI. Будучи наместником Боспора (района Керченского и Таманского полуострова), в 64 году отделился от отца, и Помпеем был назначен царем Боспорского государства, победу, с которой связано появление его ставшей крылатой фразы: «Veni, vidi, vici» — «Пришел, увидел, победил». В 48 году Цезарь разгромил собравшихся в Северной Африке помпеянцев.

Возвратившись в Рим, Цезарь отпраздновал пышные триумфы своих побед. После победы при Форсале он был объявлен пожизненным диктатором, а теперь сенат даровал ему еще титулы императора [103]Император (лат. повелитель, полководец) — почетный титул полководца в республиканском Риме; с 27 года — титул главы государства. Первым римским императором стал Гай Октавиан — Цезарь Август (63 до н.э. — 14 н.э.)., с правом передачи его потомкам, и «отца отечества». 15 марта 44 года великий полководец пал жертвой заговора сенатской аристократии во главе с Брутом и Кассием.

Преемником Цезаря попытался стать его друг и соратник Марк Антоний. Юность Марк провел в обществе богатых распутников. Постоянные кутежи его вконец разорили, вынудив бежать от многочисленных кредиторов в Грецию, где он очень недолго пополнял свое образование, слушая ораторов и философов. Из Греции он был отозван Авлом Габинием и лично содействовал утверждению Авлета на престоле; из Египта в Рим не вернулся, а прямиком отправился в Галлию к Цезарю и стал его правой рукой: во время отсутствия Цезаря вся власть сосредоточивалась в его руках. Антоний участвовал в битвах при Диррахии и Фарсале. В 44 году избран консулом.

Гибель патрона стала поворотным моментом в жизни Антония. Ему удалось завладеть личным архивом Цезаря, его имуществом, а также государственной казной, насчитывающей 700 миллионов сестерций. Бумаги Цезаря оказались в руках Антония не менее ценным материалом, поскольку содержали завещание диктатора. В них также находились распоряжения относительно распределения должностей в провинциях. Таким образом, все заинтересованные в исполнении этих распоряжений должностные лица попали в зависимость от Антония. Стоящий у столицы Марк Лепид [104]Лепид Марк Эмилий (ок. 90 — 12) — приверженец Цезаря, в 48 — 47 наместник Ближней Испании, затем магистр (командир) конницы; в 44-м консул вместе с Цезарем, после убийства которого примкнул к Антонию ввел в Рим войска и вошел в соглашение с Антонием. Вступить с ним в переговоры поневоле пришлось и убийцам Цезаря. Созванный Антонием сенат не признал Цезаря тираном, а его убийц героями, как того добивались заговорщики, однако и не осудил их, как того хотели Антоний и Лепид. Сенат даровал убийцам амнистию, то есть «забвение вины». Антоний добился торжественных похорон Цезаря, сам произнес над его телом страстную речь, так что сожжение диктатора вылилось в массовую демонстрацию, явно показавшую, на чьей стороне симпатии народа. Заговорщики были вынуждены спешно покинуть Рим.

Антоний торжествовал победу, однако вскоре столкнулся с новым неожиданным и весьма серьезным соперником: из вскрытого завещания выяснилось, что Цезарь усыновил и назначил своим наследником внучатого племянника Октавиана, сына Гая Октавиана и Атии, дочери своей сестры Юлии. Октавиан сопровождал Цезаря во время походов в Испанию, был награжден многими орденами, жалован званием патриция и различными жреческими должностями.

27 ноября 43 года Октавиан, Антоний и Лепид заключили 2-й триумвират для совместной борьбы против сенатской аристократической оппозиции и укрывшихся со своими сторонниками в Западной Фракии убийц Цезаря. В 42 году войска триумвиров разгромили республиканцев. Брут и Кассий покончили жизнь самоубийством.

Раздел империи между триумвирами в соответствии с заключенным в Брундизии мирным соглашением привел к столкновению интересов Октавиана, стремившегося к единовластию на Западе, и Антония, добивавшегося того же на Востоке. В течение нескольких лет оба соперника старались, однако, сохранить определенное равновесие, неизменно поддерживая друг друга в случаях острой нужды и в то же время не давая усилиться одному за счет другого.

В 42 году Антоний отправился на Восток, чтобы раздобыть средства. Его здесь приняли как бога: он распоряжался римскими провинциями со своеволием восточного деспота. К нему в малоазийский город Таре приехала Клеопатра под предлогом того, чтобы отчитаться за свои действия во время войны. Любовь и политические расчеты до конца жизни связали судьбы Антония и прославленной обольстительницы…

Зиму 41 — 40 года Антоний и Клеопатра провели в Египте. Тем временем назревала парфянская война на Востоке, на Западе же участились столкновения октавианцев с антонианцами. Впрочем, до полного разрыва дело так и не дошло: соперники еще слишком нуждались во взаимной поддержке. Они снова заключили мир в Брундизии, куда Антоний прибыл летом 40 года. В знак прочности обновленного союза недавно овдовевший Антоний женился на Октавии, сестре Октавиана. Затем последовал новый передел провинций. На этот раз Лепид получил Африку, Антоний — Восток, а Октавиан — Запад с Иллирией.

Благодаря посредничеству Октавии 2-й триумвират в 37 году был продлен еще на пять лет. Однако мир между соперниками, естественно, не мог быть прочным; постоянно возникающие трения явно свидетельствовали о приближении неизбежного разрыва. Отправляясь на парфянскую войну, Антоний оставил Октавию в Риме, женился на Клеопатре, преподнеся ей в качестве свадебного подарка Сирию, Кипр и часть других римских провинций. Таким образом, Египет получил важные в экономическом и военном отношении опорные пункты за пределами своей территории. Клеопатра всемерно поддерживала Антония в его борьбе за власть с Октавианом. Опираясь на мощную материальную базу Египта и его большой военный флот, Антоний намеревался занять на Востоке прочное положение, которое дало бы ему возможность успешно бороться как с парфянами, так и со своими противниками в Риме.

Начатый Антонием в 36 году поход против Парфии закончился полным провалом. Антоний понес громадные потери, однако военных действий не прекратил, а весной 34 года выступил в поход против Армении, также закончившийся неудачей. Все-таки римлянам удалось хитростью захватить в плен армянского царя Артавзда II, которого Антоний винил в своем поражении 36 года. Пленного царя Антоний привез в Александрию и отпраздновал здесь пышный триумф по поводу своей «победы». Как «бог и благодетель» (Дионис-Осирис) Антоний объявил Клеопатру «Новой Исидой», владычицей Востока и «царицей царей», включив в ее державу Кипр, Кирену, часть Киликии и даже остров Крит. Цезарион был сделан ее соправителем. Сыновья Клеопатры и Антония тоже получили державы из земель римских провинций.

Демонстративный разрыв с Октавией и возобновление связи с Клеопатрой, триумф в Александрии как в новой столице государства, щедрые дары Клеопатре и ее сыновьям вызывали негодование даже среди приверженцев Антония, не говоря уже о римском обществе в целом. Враждебным отношением римлян к Антонию не замедлил воспользоваться Октавиан. Ему удалось завладеть завещанием своего соперника, подтверждавшим все пожалования египетской царице. Это завещание Октавиан не преминул обнародовать. Народным решением Антоний был лишен всех своих полномочий и Египту объявлена война.

Антоний несколько опередил соперника в приготовлениях к войне. Многие династы Востока прислали ему свои войска. 100 тысяч пехоты, 15 тысяч конницы и пятьсот боевых судов сосредоточил Антоний на западном побережье Греции, у мыса Акций.

Завершив все приготовления на Западе, Октавиан в 31 году начал нападение с восьмидесятитысячной армией и четырьмя сотнями кораблей. После нескольких поражений положение Антония стало критическим, многие его сторонники и союзники начали переходить на сторону Октавиана. По совету Клеопатры, Антоний решил с флотом пробиться в открытое море. 2 сентября 31 года началось большое морское сражение. Попытка Антония пробиться не увенчалась успехом. В критический момент сражения корабль Клеопатры покинул флотилию. За ним устремились и другие корабли египтян. Антоний последовал за Клеопатрой. Покинутый своим полководцем, флот египтян после упорного сопротивления был разбит и рассеян. 19 легионов сухопутных войск вступили в переговоры и перешли на сторону Октавиана. Союзники покинули Антония; без флота и без армии вернулся он в Египет.

Октавиан подступил к Нильской дельте летом 30 года. Под Александрией Антоний потерпел полную неудачу в решающем сражении с римлянами: войска и флот изменили ему. 1 августа Октавиан вошел в египетскую столицу.

После самоубийства Антония у Клеопатры не осталось ни малейшего шанса на сохранение короны, и тогда она тоже покончила с собой (возможно, с помощью змеиного яда), избежав, таким образом, предстоящего ей позора в Риме, куда Октавиан вознамерился ее доставить, чтобы как пленницу провести перед народом в триумфальном шествии. Цезариона по приказу Октавиана казнили, а трех детей Клеопатры от Антония взяла на воспитание Октавия.

Имя Клеопатры стало легендой. Ее во многом противоречивый и сложный, но, бесспорно, пленительный образ на протяжении двух тысячелетий восхищал и привлекал к себе пристальное внимание мыслителей, историков, поэтов, живописцев. Достаточно назвать таких корифеев прошлого, как Плутарх, Гораций, Шекспир, Рубенс. На рубеже XIX — XX веков Клеопатра вдохновила Бернарда Шоу, а спустя шесть десятилетий мимо столь блистательной личности не прошли и кинематографисты, положившие в основу сценария фильма «Клеопатра» талантливый роман Георга Эберса.

Со смертью Клеопатры VII завершилась трехсотлетняя эпоха правления греко-македонской династии Птолемеев. Ее представители были разные люди, деяния которых теперь легко осуждать или превозносить, называя их тиранами или благодетелями народа, однако при всем том неизменно следует помнить, как много сделали они для развития науки и искусства, какой неоценимый вклад внесен благодаря им в сокровищницу мировой культуры.


С. В. Ермолаев

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть