Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Клинок белого пламени
Глава 5. Риера

Следующие три дня Альтис целиком посвятил Карэн, Лисёнку и Эрхану. Последний проснулся только на исходе третьих суток и твердой командорской рукой еще на день был сослан под опеку богов.

Пришлось Альтису выдержать и истерику Василисы, которая теперь не знала, что делать с Карэн. Впрочем, терпеть пришлось ровно до того момента, пока между ним и девушкой не появилась воительница. Взгляд запредельно-ледяных глаз, тихий рык вместо обычно мелодичного голоса… Мирное предупреждение, совет не повышать голос на демона, если дорога жизнь.

В течение дня Эрхан отлеживался под тщательным надзором все тех же Стримбора и Когана, но под вечер просто умолял перестать с ним нянчиться. Вняв просьбе, Альтис забрал ученика с собой.

А утро началось с тренировок. Как обычно – зверская физическая нагрузка, поединки, теория… И так до обеда. Потом Альтис поручил Алине принцессу с Лисёнком, а сам вплотную занялся бывшим некромантом.

Новый дар требовал внимания к себе, тренировки и развития. Однако первый день Альтис целиком посвятил теории, позволяя ученику лишь изредка и едва-едва касаться Пламени. Черный Огонь так же осторожно изучал своего избранника, понемногу переделывая его тело и перекраивая разум. За последним Альтис следил особенно тщательно, четко сознавая, что один неверный шаг – и ученика придется убить, чтобы не выпустить в мир Пламенного безумца. Демон сделал все, чтобы Эрхан остался собой, но все равно опасался худшего.

Поздним вечером отправляя мальчишку отсыпаться, Альтис все еще сомневался, что поступает правильно. Все-таки не зря Черных Пламенных обычно убивали, а не воспитывали из них полноценных магов. Альтаир справился только потому, что был демоном, рожденным самим изначальным Огнем.

Корабль резал черную гладь ночного моря с легким шелестом. Волны бились о борт, ветер нес с собой запах соли, въевшийся в кожу.

– Никак не успокоишься? – Алина встала у борта, вскинула лицо к небу, разглядывая яркие звезды. – Все будет нормально, вот увидишь.

– Не знаю, Лин. – Альтис мотнул головой, словно пытаясь прогнать какую-то назойливую мысль. – Мне в любом случае будет тяжело поднять руку на своего ученика. Я убью, если будет нужно, но… Он так слаб.

– Зря ты так, Ал, – помолчав, сказала воительница. – Эрхан сильнее, чем кажется. Хотя бы ради тебя, но он пройдет этот путь. Ты – как маяк в ночи.

– Маяк, который приведет прямиком на рифы, – проворчал демон.

Алина шагнула поближе, заставив демона уступить ей немного места рядом с собой, положила голову на его плечо и улыбнулась:

– А все-таки больше всего ты боишься самого себя. И, как всегда, страшно в себе не уверен.

– Зараза, – усмехнулся демон.

– Но зараза, которая опять оказалась права, – хмыкнула воительница.

– Эх, правая ты моя, – вздохнул Альтис, запустив пальцы в ее волосы и растрепав коротко остриженное «ржавое» золото. Она нуждалась в такой же ласке, какую порой дарила демону, и он это прекрасно знал. – Что же нам делать-то?

– Жить и ждать, – просто ответила Алина, прикрыв глаза и стараясь сохранить способность мыслить, хотя хотелось замурлыкать. – А что еще мы сейчас можем?

– Не знаю, – со вздохом повторил Альтис. И признался: – Тоскливо мне от собственного бессилия, Лин. Даже выть охота.

– Ты делаешь все, что можешь, я немного помогаю. В итоге, как обычно, мы добьемся невозможного, – сказала девушка. И едва слышно прошептала: – Хочешь, я сегодня побуду с тобой?

Как бы двусмысленно ни звучал для постороннего уха этот вопрос, ничего неприличного он в себе не содержал.

– Хочу, – ответил демон, обняв Пламенную. – Знаешь, мне пришлось без тебя еще хуже, чем с тобой.

– И мне без тебя несладко было… как и с тобой, – ответила девушка, обвив руками стройный стан демона.

Казалось, он отлит из металла, а не из плоти и крови. В тот момент Алина знала, что Альтис о ней того же мнения. Она даже смутно уловила отголосок мысли о том, что девушка должна хотя бы на ощупь напоминать девушку, а не гранитную статую. В ответ Алина с горькой усмешкой подумала о том, что такому мужчине, как Альтис, тоже не пристало на ощупь напоминать клинок лучшей гномьей работы.

Не сговариваясь, оба тихо рассмеялись. И одновременно подумали о том, что ночь сегодня, наверное, будет на редкость теплой. И дело не в погоде, а в том тепле эмоций, чувств… в той любви, которую дарили друг другу Пламенные, как это могут делать только они. Не знали такого ни смертные, ни бессмертные, ни другие им подобные.

В большинстве своем дети Огня, несмотря на внешнюю открытость, существа на редкость замкнутые. Когда два огонька соприкоснулись душа к душе, Альтису показалось, что он сгорает заживо, но только без боли и страха. Демон и воительница. Он впервые испытал то, что иначе как чудом назвать не мог. Жизнь вспыхнула всеми оттенками, расцветилась самыми яркими красками. И только обстоятельства встречи и последовавшие события не позволяли пленникам этого мира касаться чуда. Нельзя злиться и ненавидеть, а они порой друг друга люто ненавидели, до ярости и боли. Всего несколько раз повторялось чудо, которое легко возвращало обоих даже из-за Грани. А потом Альтис окончательно лишился бессмертной сути, и дивный дар стал недоступным. Даже не столько недоступным, сколько безвкусным и бесцветным. Осталась лишь его тень. Такая же жалкая тень, какой стал тогда сам Альтис.

И вот теперь снова. Альтис подумал, что сейчас все будет, наверное, иначе, ведь теперь у них два разных тела, а не одно на двоих. Два мага близко-близко заглянули друг другу в глаза, легко окунулись друг в друга, неглубоко, только скользнув по самой поверхности души и сути. И сторонний наблюдатель, найдись такой самоубийца, опять мог бы неправильно истолковать двусмысленное поведение обоих.

«Пойдем в каюту, а? – тихая Алинина мысль. – А то остальные нас не поймут. Не объясняться же потом перед Марьей…»

«Глупые смертные, – метнулась огоньком мысль демона. – Как мало они в жизни понимают…»

«Просто развратные в большинстве своем…» – усмешка.

«Я-то гораздо более развратным должен быть – хотя бы потому, что куда более опытный».

«Ты другой, мой демон, ты старше… И ты намного дальше от всех этих смертных с грязью в умах. Это я – малолетняя…»

«Эх, малыш… – грусть и отзвуки вины. – Сложно взрослеть так, как довелось тебе. Тебе бы хоть влюбиться разок, детка…»

«Разве что в тебя», – ироничная улыбка.

«Не очень-то я достойный претендент…» – вздох.

Воительница улыбнулась, ответила цветным мыслеобразом и сложным клубком чувств. Альтис отозвался так же ярко, и белым огнем вспыхнуло в душе девушки редкое для нее чувство – чистая искренняя радость.

Оказавшись вдалеке от чужих глаз, оба Пламенных сняли перчатки, переплели свои изящные пальцы, держась за руки как дети.

«В этот раз будет интересно», – огонек в синих глазах.

«Не наделать бы глупостей…» – мелькнула мысль.

«Это каких?..» – насмешливый, слегка любопытный взгляд.

«Корабль бы не спалить, – слишком добрая для усмешки, слишком лукавая для улыбки… – А ты о чем подумала?»

«Мало ли… кто тебя, психа ненормального, знает…»

«Ты, например, знаешь».

«Ага… поэтому и не боюсь ничуть».

Ласковое тепло в ответ. Они не сильно различались по росту, но все же Альтис был чуть повыше Алины. Демон склонился, девушка зеркально повторила движение, только не склонив, а чуть приподняв голову, вдохнув чужой огонь и отдавая свой. Захотелось плакать – настолько это было прекрасно. Огненная душа и Пламенная суть легко окунулись друг в друга.

Пить чужое, но родное Пламя, чувствуя необъятную суть изначального Огня через призму чужой души. Сгорать в другом, без остатка отдавая себя. Упоение жизнью во всех ее восхитительных оттенках. Чужая душа – как на ладони, полное взаимопонимание между детьми Огня. Утешение, поддержка, радость, восхищение. Как умирающие от жажды в пустыне, наткнувшиеся на чистый ледяной родник, они словно воду пили то, что дарило им Пламя.

Тени сгорали в кипящем, раскаленном добела пламени, и двое оставляли позади все сомнения, страхи и боль. Умирали. И хохотали, рождаясь вновь. «Будь моей душой!..»

И не было в этом ничего порочного. Разве может произойти что-то порочное между двумя детьми, чистыми, как слеза богини, и далекими от всего земного?..


– …эмоциональный вампиризм.

Девочка в черной форме офицера Сильены сидела на берегу и рассматривала море. Она даже не оглянулась, бросив эту короткую фразу воде. Альтис пожал плечами, подошел поближе, сел на песок рядом. Солнышко пригревало закатными лучами, теплый ветер с моря ласково гладил кожу, тихий шум прибоя успокаивал. Некоторое время Создатель и демон сидели молча.

Альтис искоса взглянул на Создателя. Книги Творения и писчего Пера, которые на поверку оказались потрепанной тетрадкой и погрызенным карандашом, нигде не было видно. Альтис вспомнил, как однажды Книга Творения обратилась изящной маленькой скрипкой и он узнал прозвище Создателя. Мимолетное желание дослушать ту самую Музыку Сотворения демон решил не озвучивать.

– Это называется эмоциональный вампиризм, – повторила Смычок. – В нашем мире нет понятия «вампир»… Не было, пока эти твари не просочились из-за Грани. Упыри – это низшие из вампиров. Хорошо, что хоть высших здесь нет… Энергетический вампир, например, – это паразит, который питается жизнью, высасывая из разумного его огонек…

– К чему ты мне это рассказываешь? – поинтересовался Альтис. Ему было на редкость спокойно сейчас.

– Это я о тебе и Алине. Есть еще понятие «эмоциональный вампир». Он забирает чужие эмоции, чувства…

– Зря ты затеяла этот разговор. – Альтис лег на песок, закинув за голову руки. Невидяще поглядел в небо, вспоминая. – Ведь я отдал не меньше.

Смычок поколебалась, что-то про себя решая, осторожно потянула ладошку к демону:

– Позволишь взглянуть?

Альтис, чуть поразмыслив, кивнул. Детская ладошка легла на лоб Пламенного, радужки глаз Создателя мгновенно поменяли цвет, оплавившись серебром. Альтис поморщился от резкой головной боли, и Создатель убрала ладошку. Взглянув на девочку, демон обеспокоенно приподнялся на локтях. Недоумение, растерянность и даже страх легко читались на лице четырнадцатилетнего подростка. Смычок быстро взяла себя в руки, надела маску спокойствия. Подтянув колени к подбородку, в задумчивости принялась разглядывать горизонт. Альтис ничего не спрашивал.

– Знаешь, демон… Так создают миры, – в конце концов сказала Создатель.

– И чем мне это грозит? – безучастно спросил Альтис.

– Наверное, ничем, – рассеянно ответила девочка.

– А Алине? – Вот здесь уже можно начинать волноваться. Пламенная и так часто попадает под удар.

– После того, как ты сделал ее душу подобной твоей сути? Тоже ничем.

– То есть она теперь бессмертна? – уточнил Альтис, хмурясь.

– При условии наличия плоти, способной это выдержать, – кивнула Создатель.

– И если она умрет… ее выбросит в подматерию? К демонам? – Тон, которым были произнесены эти слова, ясно показал отношение Альтиса к собратьям. Он не беспокоился о себе, но Алинка… Ему дорога эта Пламенная с буйным характером. Очень дорога.

– Не знаю. Возможно, что нет, – сказала девочка. – Знаешь, если это тебе так важно, я что-нибудь придумаю, чтобы можно было ее удержать подальше от подматерии. В конце концов, договорюсь с Кошмаром, чтобы он ее спрятал и не трогал. Можешь не волноваться.

– Это хорошо. – Альтис снова лег на песок. Улыбнулся легко и безмятежно.

Создатель, склонив голову, поглядела на демона.

– Странные вы, дети Огня. Непредсказуемые. – По губам Создателя скользнула улыбка. – Ладно, Пламенный, отдыхай. Спи.

И он провалился в спокойный сон…


Альтис пробуждался медленно. Настроение было на редкость безоблачным. Он знал, что так будет еще долго, если что-нибудь его не взбесит до черной пелены перед глазами. Будет хорошо на душе, улыбка прилипнет к лицу, жизнь будет сладка в каждом вдохе. А о Звере можно даже не вспоминать. Даже капитана Альтис почти простил, а если точнее, просто наплевал на него. Уходить из мира грез не хотелось, но глаза открылись сами, когда недовольный голосок рядом тихо проворчал:

– Что, уже пора вставать?

– Лень, – вздохнул Альтис, скосив золотой глаз на девушку.

– Ученики скоро проснутся, – так же вздохнула в ответ Алина.

– Н-да, этого пропустить нельзя, – скептически скривился демон. – Но все равно лень.

– Я получше тебя знаю, какой ты ленивый. – Воительница растянула губы в улыбке, поудобнее устраивая голову на руке демона. – Ладно, еще полчасика…

Альтис провел пальцами по затянутой в форменную рубашку спине, по плечу и по руке. Ловкие пальцы обрисовали рельеф мышц. Невесомо поцеловав девушку в переносицу, усмехнулся:

– Линка! Ну нельзя же быть такой… твердокаменной. Я заранее сочувствую твоему избраннику.

– Какой, к Кошмару в пасть, избранник? – поморщилась воительница. – Нет, не было и не будет! А ты не в счет. Это я сочувствую Марье! – Алина ткнула демона пальцами в бок. – Ты же железный. С тобой спать – как с мечом.

Тычок безнаказанным не остался. Пламенные затеяли веселую возню, проверяя друг друга на прочность, восприимчивость к болевым уколам и боязнь щекотки. Выяснив, что щекотки боятся оба одинаково, маги признали ничью.

– Послушал бы нас кто-нибудь! – хмыкнул Пламенный. – Мы бы не оправдались никогда.

– Пришлось бы устранить самоубийцу как ненужного свидетеля, – оскалилась в усмешке Пламенная. – Ладно, встаем! Умываться я первая…

Когда волшебники вышли рука об руку из юта, то увидели картину, заставившую обоих насторожиться. Слишком рано проснувшиеся Эрхан, Карэн и Лёнька стояли тесным кругом и о чем-то совещались.

– Пакость нам готовят, – уверенно сказала воительница, скрестив руки на груди.

– А может, подарок? – приподнял бровь демон.

– Вот увидишь – пакость! – скептически ответила девушка.

Маги переглянулись и, поняв друг друга без слов, двумя тенями метнулись вдоль бортов.

– Заговор устраиваете?! – Демон неожиданно вырос за спиной Эрхана.

– Попалась, малявка! – Воительница поймала испуганно пискнувшую принцессу за плечи. – Признавайтесь, что затеяли?!

Лисёнок застыл, переводя взгляд с учителя на воительницу и обратно. Карэн уставилась на демона, крепко державшего за ворот своего второго ученика. Грозный тон никак не вязался с веселыми огоньками в глазах и подрагивающими в сдерживаемой улыбке уголками губ.

– Бежим!!! – завизжала принцесса, заставив воительницу отшатнуться и затрясти головой в попытке вернуть слух.

Троица подростков рванула в разные стороны, оставив двоих Пламенных стоять в состоянии легкого обалдения.

– Что это было? – поинтересовался Альтис в пространство.

– Полагаю, дети хотят, чтобы мы их ловили, – так же в пространство сообщила Алина.

– Не будем разочаровывать?

– Не будем.

И они бросились ловить учеников. Это была игра. Маги в последний миг позволяли подросткам уйти из-под руки, вырваться из намеренно ослабленной хватки… И продолжить погоню!

Ни одна из сторон не желала сдаваться. В итоге в этот день занятий не было вовсе! Ученики и наставники устроили друг на друга настоящую охоту с ловушками и засадами по всему фрегату.

К обеду фрегат перешел на осадное положение. Матросы, перекрашенные во все цвета радуги и местами подпаленные, с опаской жались к бортам и ходили осторожно. Пассажиры, даже некроманты, старались не высовываться из кают. Один Жулька вдохновенно носился вместе с детьми в попытках переиграть двоих Пламенных. Ловушки были не только магического порядка – растяжки и «секреты» встречались порой в самых неожиданных местах. Воинский опыт матерых ветеранов был противопоставлен изобретательности талантливой юности.

– Три золотых марки, что Кари избежит следующей ловушки! – весело скалясь, предложил сидящий в капитанской рубке Арох.

– Поддерживаю ставку, – кивнул император, скромненько устроившийся у стены.

– А я ставлю, что следующий в ловушку вляпается Эрхан, – хмыкнул капитан Риноиль.

Стримбор и Траэллита поставили на то, что безумная парочка уделает всех троих учеников и еще пару матросов захватит по случаю. Нарисованная ламием объемная карта фрегата висела в воздухе, и на ней разноцветными фигурками маячили пассажиры и команда корабля. Несмотря на маленький масштаб, все было прекрасно видно. Иногда бог-ламий приближал и увеличивал какие-то участки, чтобы поглядеть повнимательней, что там творится. Хотя некоторые места, вроде тех же кают и камбуза, оставались слепыми зонами.

– Лишь бы не разнесли корабль, – откровенно забавлялся эльф.

– Это они могут, – вздохнул Волк, потирая ушибленный бок и вспоминая ловушку, в которую угодил утром. Единственное место, где удалось скрыться в относительной безопасности, оказалась капитанская рубка. – Ястреб, а ты на кого ставишь?

Коган развалился вдоль стены и лениво глядел не на карту, а через окошко на палубу.

– Я тут вот каким вопросом задался, братцы… – не сразу ответил он. – С чего это наш злобный, мрачный братец Зверь, на которого еще вчера взгляни не так – убьет… сегодня так резво бегает? Гляньте, как улыбается. С чего бы?

Все, не сговариваясь, поглядели на палубу. А демон и правда улыбался. Весело так. Счастливо и безмятежно. И щурился, глядя на небо.

– Не к добру, – тяжко вздохнул Арох. – Ох, помню я эту улыбку. Он так улыбался, когда резал и убивал пленных из стаи Дождя. Помните? Тогда еще первый круг Купола не запретил геноцид и была возможность убивать этих тварей сколько влезет. А он их резал…

От того, как мечтательно и прочувствованно произнес эту фразу Арох, императору и эльфу стало очень неуютно. А вот боги улыбнулись, мрачно и зло, ясно давая понять, что они не прочь и сейчас продолжить это благородное дело.

– Медленно так… – Волк провел перед собой рукой, вспоминая, как это было, и невольно стараясь повторить филигранные, виртуозные движения тонких, ловких пальцев и изящной кисти. – Чтобы они криком исходили и захлебывались собственной кровью. А он потом вышел… подставил лицо дождю и улыбается… абсолютно счастливый. А сам в крови весь… Помните, боги?

Побратимы переглянулись. Веселье улетучилось. Стримбор пару раз задумчиво дернул бриллиантовую брошь, которая служила застежкой плаща, что-то прикинул про себя и выдавил улыбку:

– Да ладно вам, братья! Альтис с нами. А с остальным как-нибудь справимся.

– В этом ты прав, Стрим, – добродушно усмехнулся Ястреб и снова уставился на палубу, мурлыкая под нос веселый мотивчик. Только взгляд карих глаз сквозь хищный прищур был более чем внимательным. И от мотивчика почему-то мороз пробегал по коже.

– О! Эрхан вляпался. Причем в ловушку Кари. Наш черный маг теперь стал розовым в зеленую крапинку, – сообщил капитан, полностью разрядив остатки напряжения.


Перемирие объявили под вечер. Тройка детей стояла напротив двоих ветеранов. Те были довольны, как коты, обожравшиеся дармовой сметаны. Снежный волк, не имеющий в данный момент возможности похвастаться белизной и целостью шкуры, обиженно тявкнул, обернулся мальчишкой и обратился к Пламенному:

– Ну и зараза ты, Альтис! Уделал, как щенка.

– Ты и есть щенок, – хмыкнул демон, ласково растрепав снежную шевелюру мальчишки. – И не я один уделал. Тут по большей части Линкина заслуга, я менее коварен.

Алина весело фыркнула, сдув челку со лба.

– У-у, демон!.. – Вывернувшись из-под его руки, мальчишка погрозил смеющемуся другу кулаком. – Вот пожалуюсь на тебя вожаку!..

– Он тебе еще добавит за нерасторопность, – пообещал Альтис.

– Да, мой хранитель, нам еще у вас двоих учиться и учиться, – вздохнула принцесса.

– Опыт ничем не заменишь, – назидательно заметил Пламенный.

– И не пропьешь, – с озорной улыбкой добавила Пламенная. И, смилостивившись, сказала: – Хотя и вы заставили нас побегать!

Ученики тут же загордились, но попытались этого не выдать.

Превосходство мастерства над юностью было налицо… Синяки, ссадины, подпалины, пятна краски и копоти щедро разукрасили детей, в то время как двое ветеранов щеголяли почти чистенькой формой и наглыми улыбками.

Эрхан обзавелся шикарным фингалом, веселенькой расцветкой и дырами от огненных шариков на одежде. А синяки, ушибы и ссадины решил просто не считать. Лисёнок вид имел такой же неважный, старательно прикрывал плащом прореху на штанах и смотрел в сторонку, стараясь скрыть бледно-зеленую физиономию. Его изрядно укачало… Самой целой оказалась разукрашенная во все цвета радуги, растрепанная и недовольно рассматривающая стесанный локоть Карэн.

В изобретательности мастера тоже превзошли юность. Например, скользкие гады, расползшиеся по всему кораблю, когда-то были заколками для волос, украшавшими головку принцессы. Тренировочное оружие учеников обзавелось шикарным лиственным покровом. Части одежды то и дело начинали оживать и пытаться удрать от хозяев. Те ругались сквозь зубы и спешно произносили слова нейтрализации чар. А уж где и каким образом ученикам пришлось побывать, повисеть, полетать и что при этом повидать…

В общем, повеселились от души. Демон и воительница ударили по рукам замысловатым жестом по старой воинской привычке.

– Хэй, Ал, ты уже закончил воспитательный процесс молодежи? – Ламий подошел к друзьям, оглядывая несчастных учеников и довольных учителей.

– Не я, а мы, – поправил Альтис. – На сегодня, пожалуй, да.

– Может, завернем к берегу? – предложил бог морей. – Вы же мне кораблик поразрушили. Запасные паруса в негодности, часть такелажа пала безвременной смертью, о запасах воды и прочем вообще молчу.

Альтис и Алина с одинаково невинным выражением на лицах уставились в небо.

– Он еще не знает о пушке, которую пустили на «секреты», – как бы про себя сказала Алина.

– Двух пушках. Молчи о ядрах… – так же негромко продолжил Альтис. – О немножко поломанных стенах и пробоине ниже ватерлинии…

– Но мы же ее заделали…

– Ага, до конца путешествия хватит. Правда, в трюме потонули все крысы…

– И груз… И лишние переходы между уровнями теперь тоже есть.

– Что-то еще?

– Запуганные матросы…

– И то верно.

Бог морей вздохнул так тяжко и с такой вселенской скорбью поглядел на веселую компанию, что Пламенным следовало срочно устыдиться и бегом броситься все чинить. Но двое магов только одинаково ехидно усмехнулись.

– Наш брат в своем репертуаре! – весело оскалился подошедший Волк.

– Ну так ему простительно, – снисходительно добавил Стримбор.

– Он с головой не в ладах, – хмыкнул Ястреб.

– Кто бы говорил! – вступилась Алина за своего демона. – Сами с крышей не дружите.

– Не мы такие, мир такой! – развел руками Коган.

– Ладно, все, хватит! – махнул рукой Траэллита. – Я вот что хотел сказать. Нам плыть еще пять дней. Но сейчас мы в двух-трех часах от Риеры. Предлагаю зайти туда на денек.

– Неужели та дыра в три дома и один тайник еще цела? – искренне удивился Альтис.

Боги переглянулись, снова посмотрели на сбитого с толку побратима и расхохотались.

– Ал! – Ламий хлопнул друга по плечу. – Ты всерьез отстал от жизни!

– Лет эдак на пятьсот, – покивал Стримбор. – А то и больше.

– Та дыра уже лет пятьсот как стала пиратским портом! – сообщил Арох. – Между прочим, лучшим пиратским портом.

Ученики, сбившись тесной кучкой, тут же зашептались, вдохновленные идеей наконец-то покинуть «эту плавучую тюрьму». Вот только им-то как раз могли запретить сходить на берег, и дети живо обсуждали, какие аргументы привести, чтобы все же туда попасть. Их изрядно утомил путь по морю, жутко хотелось на твердую землю!

Альтис почесал в затылке, пытаясь припомнить. На большом острове, соседствующем с землями эльфов, действительно что-то такое было.

– Я вроде слышал… – признал он. – Только это был порт Рох.

– Ночь – она ночь и есть, на каком бы языке ни звучала, – сказал Стримбор, сощурившись и мечтательно взглянув вдаль. Но мечта в его взоре была… холодной и мертвой. – Для смертных – порт Рох. Для нас – Риера. Костер в ночи на песке… – Последнее он добавил тихо, скорее для себя.

В этот момент все побратимы замолчали, стараясь друг на друга не смотреть. В их лицах отражалась одна и та же… умершая мечта. Алина отвернулась в сторону. Она, кажется, знала, в чем дело.

Первым встряхнулся Альтис. С досадой мотнув головой, он сбросил наваждение. Пригладил свои растрепанные полуседые волосы и поинтересовался:

– Так за чем дело-то стало?

– За твоим согласием, – спокойно ответил Траэллита. Он признал, что сейчас Альтис – командир и без него решения не принимаются. Снова на эти хрупкие плечи взвалили всю ответственность. Но внешность обманчива. Этот юноша отлит из стали не только телом, но и характером.

Альтис оглядел всех поочередно, читая души. Кинул проницательный взгляд на учеников и твердо ответил:

– В Риеру.

Бог-ламий крикнул своему капитану:

– Рин! Правь на берег!

Демон криво усмехнулся и обратил свое драгоценное внимание на молодежь.

– Так, малявка, ты первая, иди сюда, – позвал он принцессу. – Сейчас будем сводить с тебя краску… Трэн, помоги-ка, нашу Янтарную королеву разукрасили от души!

– Давай-ка я займусь дитем, а ты берись за учеников… Вон Лисёнок уже едва стоит!

Бледно-зеленый Лёнька и правда едва держался на ногах. Его все еще мутило после последней ловушки, в которую довелось попасть. Он и о пощаде взмолился первым. Альтис фыркнул и потащил ученика в каюту.

– Линка, малой на тебе! – Кивок на Эрхана.

– Могу добить! – предложила воительница.

– Лучше полечи, добить всегда успеем, – бросил демон через плечо.

Эрхан невольно передернулся. Умом он понимал, что у магов такие шутки, но… они ведь действительно могли его убить, не особо мучаясь угрызениями совести.

– Ал, а ты нам покажешь, как правильно ставить ловушки? – спросила Кари. На миг ей удалось увернуться от чутких рук с перепонками между пальцами, распутывавших ее разукрашенную гриву черных волос, представляющую собой безнадежно спутанный колтун.

– Обязательно! – Альтис даже обернулся. – Только запомни, малявка, понятия «правильно» – не существует! Есть понятие «эффективно».

– Поняла, запомнила! Уй, больно же! – Последняя фраза предназначалась богу-ламию.

– Красота требует жертв, – наставительно сказал Траэллита, которому, похоже, доставляла удовольствие возня с этим забавным дитем.

– Я не хочу жертв, я хочу, чтобы ты волосы мне не дергал, – буркнула девочка. – И вообще, их проще обстричь, чем распутать… Как у тебя самого не путаются, а?

Бог-ламий весело фыркнул:

– Распутаем – я тебе шпильку подарю, чтобы никогда не путались.

– Правда?! – обрадовалась девочка и повернула голову, чтобы взглянуть на бога морей.

– Правда, – кивнул Траэллита.

– А как же ты сам?.. – Девочка кивнула на шевелюру великого ламия. Волосы у него были шикарные, на зависть многим. Светло-пепельные, вьющиеся крупными колечками, до пояса. И почти всегда распущенные.

– Когда я был таким же мелким, как ты, то всегда все терял, – по-доброму улыбнулся ламий. – Поэтому Создатель сделал мне таких невидимок штук сто. Три у меня еще остались.

Он едва заметно запнулся на слове «сделал», но Карэн, счастливо улыбнувшись, не обратила на это внимания.

Арох увел Жульку к себе. Алина в это время возилась с Эрханом. Альтис в каюте снимал Лёньке болезненные, как тяжелое похмелье, последствия последней ловушки и сводил несмываемую краску.

– А мне можно будет сойти на берег? – спросил Лисёнок, лежа на своей койке. Ему немного полегчало.

– Только утром и не больше, чем на два часа, – строго предупредил Альтис. – Ночью даже не думай соваться, прирежут – и не спросят, как зовут.

– Спасибо, – радостно улыбнулся ученик. – А ты меня научишь такие ловушки ставить?..

– Научу, научу! Всему научу. А теперь не мешай, помолчи.

Лисёнок послушно заткнулся. И про себя твердо решил нарушить запрет.


Риера пылала огнями, бросая на воду разноцветные блики. Город-порт вовсю блистал своей особой, какой-то дикой и мрачной красотой. В темное время суток его очарование приобретало хищный, необыкновенный оттенок. Ночь еще не наступила, только сумерки опустились, но легко можно было представить, каким будет этот городок в темноте.

– Красота какая! – восхитилась Алинка.

– Красота истинной ночи, – негромко сказал стоящий рядом Стримбор.

– Звездной, – отозвался с другой стороны Альтис.

– Нашей, – сказал Коган.

– Незабываемой, – вздохнул Арох.

– Хороший получился городок, – тихо добавил Траэллита.

И они умолкли. Но через минуту Альтис подался вперед, сощурившись. Его голос дрогнул:

– Там костры по берегу…

– Сегодня Ночь Больших Костров, – произнес ламий излишне спокойно. – Та самая…

Альтис ничего не сказал. Только борт под пальцами затрещал, и крепкое, как сталь, дерево едва не сломалось.

– Значит, будем веселиться? – Демон вдруг расслабился и сник.

Его улыбка была настоящей, неподдельной, не вымученной. Искренней, хоть и самую малость печальной.

– Будем, – единодушно отозвались боги.

А пиратский порт приближался. Риера не являлась столицей, даже большим городом ее не назовешь. Но она была стара и красива. Построенная частью в скале, вся сложенная из камня тем способом, который любой архитектор назвал бы «накидали булыжников». Но в этих подчас корявых зданиях было столько очарования…

Нангерат и Аллодис остановились метрах в трех от компании бессмертных.

– Командор, сколько мы будем стоять в порту? – поинтересовался Аллодис.

Альтис поглядел на ламия.

– Дня два, я думаю, должно хватить с избытком, – отозвался тот.

– Двое суток, считая эту ночь, – безапелляционно заявил Альтис. – А к чему вопрос?

– Мы хотели узнать, будем ли сходить на берег сегодня или лучше дождаться утра, – сказал Нангерат.

– Если не боитесь быть убитыми, то можете и сегодня, – ответил Альтис. – Это же логово пиратов. На корабле вас никто не тронет, но вот за порт я не ручаюсь.

– Да брось, Ал, в Риере сегодня праздник. Все гуляют, – махнул рукой ламий.

– Именно! – кивнул демон. – Упившиеся в дрова головорезы в открытую бродят по улицам. Трупов будет море.

– Ал, не запугивай людей! – поморщился бог морей. – В Ночь Больших Костров запрещено убивать.

– Кого и когда это останавливало? Первый круг запретил нам убивать ублюдков Дождя – мы что, перестали резать им глотки?

– Но теперь мы уничтожаем их не так открыто. А законы в Риере беспощадны к тем, кто их нарушает. Убивать сегодня запрещено – это закон.

– Ага, – скептически фыркнул демон. – Для предания суду убийцу еще надо найти.

– От случайности даже мы не защищены. – Траэллита пожал могучими плечами.

– И закон нам вообще побоку.

– Мы сами закон, – хмыкнул клыкасто оскалившийся Арох.

– В общем, можете сходить, если не боитесь ножа под ребра, – повернулся к людям ламий. – Хотите спокойной ночи – лучше проведите ее здесь.

– И ни под каким предлогом не пускать на берег детей! – Альтис грозно глянул на стоящих в сторонке учеников.

Те тут же прекратили шептаться и невинно потупили глазки. Кари даже ножкой шаркнула.

– До берега времени всего ничего осталось. Маскируйтесь, боги! – посоветовал Альтис, приобняв Алину за плечи. – Пошли, моя малявка, у меня для тебя кое-что есть.

– А ты уверен, что оно мне надо? – ухмыльнулась девушка, тем не менее следуя за демоном.

– Ты не спорь со мной, малышка!

– Размечтался!

– Вредина!

Под перепалку, которая обоим доставляла взаимное удовольствие, Пламенные спустились в ют. По своим местам разбрелись и боги. Тихо посовещавшись, ушли некроманты. Одни только ученики и матросы остались на палубе.

– Ну что? – полушепотом поинтересовался Лёнька, с восхищением разглядывая городок. – Кто хочет погулять в праздничную ночь? Я слышал от матросов, что еще фейерверки будут.

– Но он же запретил, – робко возразил Эрхан.

– И что? – хмыкнул рыжий ученик демона. – Мы с тобой, между прочим, не самые слабые маги, Кари – отменный боец, да и даром тоже обладает. Если что, мы и себя, и Кари сможем защитить, и еще кого-нибудь. Если не повеселиться, то погулять всяко успеем!

– Но нас же накажут, – неуверенно сказал юный Черный Пламенный.

– Ну и что? Не убьют же, – отозвался Красный Пламенный.

– Но мы же не можем пойти против его воли, – возразил младший ученик.

Лёнька только тяжко вздохнул, закатив глаза, а Карэн сказала, с жалостью взглянув на друга:

– Дурак ты, Эрх.

Мальчишка потупился и пару минут разглядывал доски под ногами. Страшно было потерять доверие учителя, страшно ослушаться. Но… Но друзья, каких у него раньше никогда не было… Они вдруг стали значить для юного мага необычайно много. Едва ли не больше, чем сам учитель. Эрхан поднял голову, еще раз полюбовался городком, пылающим разноцветными огнями, и решительно ответил:

– Ну хорошо! Сбежим. Я даже знаю как…

Ученики сдвинули головы, вскинув друг другу руки на плечи, и активно зашептались.


Когда фрегат пришвартовался в порту, все сходящие на берег были готовы. «Дитя бури» в Риере хорошо знали, поэтому проблем не возникло.

Альтис едва не силком вытряхнул Алину из военной формы, заставив переодеться. Пытаться запихать воительницу в платье – занятие бесполезное, демон это хорошо знал. Она никогда не пыталась озаботиться одеждой. Форма есть, мечи имеются, кинжал за поясом, остальное неважно. Пламенная ворчала не переставая, но Альтис тайком улыбался, прекрасно зная, что на самом деле она довольна своим видом.

– Эй, красавица, ты с нами? – радостно позвал Коган, углядев Алину.

Все боги приняли облик людей, подправив внешность личинами и переодевшись в человеческую одежду. Ястреб замаскировал крылья качественной иллюзией, превратив их в плащ. Стримбор свой живой полупрозрачный плащ перекрасил в зеленый и заставил улечься. Арох, как всегда, отличился любимым красным плащом и изумрудной рубашкой лучшего шелка и модного ныне покроя. Траэллита похвастался серебристой сорочкой и штанами, усыпанными начищенными до зеркального блеска металлическими клепками. В его шикарной шевелюре можно было разглядеть крохотные заколки с крупными сапфирами и бриллиантами. Бог не смог замаскировать только свои перепонки меж пальцев, но они были не столь заметны. А вообще, все боги вырядились франтово, как выразилась воительница.

– Да куда я от вас денусь, красавцы-мужчины! – весело ответила Пламенная, сверкнув жемчужной улыбкой.

Альтис с удовольствием отметил, что девушка сделала голос на полтона выше. В нем проскользнули нотки некоторой женственности в ее зачаточном состоянии.

Рубашка черного шелка, поверх – жилетка невоенного кроя, охватывающая тело корсетом и подчеркивающая девичью стать. Черные штаны обтягивали ноги, демонстрируя их стройность. Сапожки на невысоком каблучке. Серебристые цепочки и заклепки затейливым узором украшали жилетку и обувку. Из оружия – только нож милосердия на вышитом бело-серебристой нитью оружейном поясе. Все это еще в Исгарде, юго-восточном порту империи, купил ей демон. Он давно ждал случая переодеть свою малявку. Правда, в качестве компенсации ему самому пришлось частично избавиться от формы. Даже закрытые перчатки пришлось сменить на короткие беспалые «обрезы» тонкой кожи.

Трое из пятерых некромантов решили все же немного поразвлечься, составив императору компанию и обеспечив тем самым наилучшую охрану. Они с интересом косились на вырядившихся бессмертных. А те, веселясь, красовались перед единственной в их обществе девушкой. Алина тоже веселилась: то дергала под иллюзией перья Когана, то распускала слишком туго затянутую шнуровку на рубашке Стримбора, то перебирала кудри Траэллиты в поисках драгоценных камешков. Чуточку внимания доставалось и Ароху с Альтисом, которые переговаривались в сторонке.

Тигран Тринадцатый не отрываясь смотрел на богов, навсегда запоминая их такими очень-очень живыми. Хотя обычно они ведут себя не как взрослые люди, а скорее как наглые подростки, но все равно далеки от простых смертных. Да, они нетерпеливы и порывисты, как любая молодость. Но неуловимое божественное величие и спокойствие всегда сопровождали их. Только не сейчас.

Праздник обещал быть интересным и сильно отличающимся от привычного столичного. Вместе с правителем и некромантами собрался идти капитан Риноиль. Он позвал с собой еще троих матросов. Эльф-моряк знал, где будет происходить самое интересное и где безопаснее всего, и взял на себя роль проводника.

Под руку императора держала Василиса. Ее чуть ли не силком пришлось вытаскивать из каюты. Тигран знал, что лучше обзавестись партнершей для танца заранее, иначе праздник будет неполным. Принцесса в эту ночь вполне сможет обойтись без старшей подруги, тем более что в последнее время Карэн стала очень самостоятельной. Василиса уже не раз жаловалась, что Кари совсем ее не слушается. Отец взрослеющей дочки только разводил руками и обещал что-нибудь придумать. Вот только ничего не придумывалось. Дочка, кажется, окончательно вышла из подчинения.

Боги на любой намек взять проводника или присоединиться к смертным отвечали жестким отказом, ничего не объясняя.

Наконец трап скинули на берег.

– Кого из нас ты выбираешь, звезда ночи? – Ламий задорно улыбнулся, демонстративно рассыпав по широким плечам пепельные кудри, которые всего минуту назад Алина увлеченно перебирала.

Коган прожег друга взглядом, моментально расправив плечи. И Стримбор невольно подтянулся, дернув вниз шнуровку рубашки.

– Меня она выбирает! – Альтис быстро закинул девушку на плечо и в один прыжок оказался на трапе.

– Бессовестный демон! – единодушно возмутились боги.

– Отпусти меня сейчас же, гад златоглазый! – дрыгая ногами, заорала Алина. – Да не в море же!..

– А ты не дергайся! – отозвался Альтис, спускаясь по трапу.

Ступив на камни, он отпустил девушку и едва увернулся от удара в челюсть! Отпрыгнув на безопасное расстояние, ехидно улыбнулся воительнице. Та погрозила кулаком, всем своим видом обещая жестокую кару в ответ на любое самоуправство. Когда спустились боги, девушка прошлась по ним оценивающим взглядом, невольно заставив их принять более достойный вид. Свой выбор остановила на великом ламии. Он был самым спокойным… скорее даже уверенным в себе.

– Надеюсь, у тебя не возникнет идиотской идеи закинуть меня на плечо? – небрежно спросила она.

– Никогда! – поднял раскрытые ладони ламий, заранее сдаваясь.

– Вот и отлично. – Алина шагнула к ламию и взяла его под локоть. – Гуляем этой ночью с тобой, Трэн!

– Будем развлекаться, звезда моя! – И Траэллита с ехидством поглядел на побратимов.

– Гад хвостатый, – примерно таким был ответ. Обвинять или как-то задевать Алину никому и в голову не пришло.

Пламенный знал: стоит ему позвать воительницу с собой – и она пойдет. Вот только не собирался влиять на ее выбор. Даже рад, что девушка обратила внимание на кого-то, кроме него. Для того ее и разозлил. Трэн – далеко не худший выбор. А если он вздумает обидеть малу́ю… Альтис сощурился и взглянул на бога так, будто смотрел вдоль арбалетного болта. И в ответ увидел молчаливую клятву: «Ни за что и никогда». Успокоившись, демон сразу же отвернулся.

– Как поступим в этот раз? – задал нужный вопрос Стримбор, быстро смирившись с выбором Алины.

– Начнем вместе, а там – как карта ляжет, – усмехнулся Альтис.

Предложение было одобрено. Бессмертные, к коим теперь можно было причислить и Алину, направились в сверкающий и неспящий город…

Эльф-моряк проводил компанию взглядом и объявил:

– Думаю, стоит начать с трактира «Вечный огонь» на центральной площади. Ближе к полуночи начнутся фейерверки и основное веселье.

– Я доверюсь твоему выбору, Рин, – ответил правитель Серебряной Империи, успевший изрядно сдружиться с капитаном за время путешествия.

– Тогда идем.

И они отправились следом за богами, стараясь держать почтительную дистанцию. Если бессмертные не желают чужого общества – лучше не мешать.

Через полчаса на палубе уже почти никого не было.

– Все ушли? – шепотом поинтересовалась принцесса, осторожно выглянув из-под тента в шлюпке.

– Лиртог и Дартан спустились в ют, – так же шепотом сообщил внимательный Эрхан. Двое некромантов, оставшихся охранять детей, являлись единственной реальной угрозой их побегу. Высший Знак обмануть не так-то легко. – Остальные либо отдыхают, либо заняты своими делами. Наша подстава не обнаружилась?

– Не-а, – помотала головой принцесса. – Я тщательно сделала.

– Лисёнок, давай.

Рыжий маг аккуратно приподнял тент со своей стороны и выскользнул за борт. Ни шума, ни всплеска – Альтис не зря тренировал ученика так часто и столь беспощадно.

Через условленные полминуты прыгнул в воду и Эрхан. Снова без всплеска. Почти сразу за ним последовала принцесса.

Пламенные и принцесса прочно встали на воду. Лисёнок сосредоточенно смотрел себе под ноги. Бог морей во время путешествия ради развлечения научил рыжего мага ходить по воде, как по земле.

– Руки давайте, – сказал Лёнька, не глядя на друзей.

Троица крепко взялась за руки и бегом промчалась по морю, быстро юркнув за стоящий рядом корабль. Только обойдя еще один фрегат и две шхуны, ученики решились выбраться на берег.

– Драпаем! – нервно оглянувшись на «Дитя бури», шепнул Черный Пламенный.

И они рванули в город…

Ребята намеренно выбрали улицу чуть в стороне от той, по которой прошли остальные. Отбежав достаточно далеко, остановились и отдышались.

– Никто нас не видел? – уточнил Эрхан.

– Нет, – помотала головой Кари. – Теперь, главное, на своих не наткнуться.

– А то нас прямо тут зароют в мостовую, – сказал Лисёнок.

– И даже надгробий не поставят, – поддержала принцесса. – Но мы будем внимательными.

– Будем! – подтвердили оба мальчишки.

И дальше они пошли, уже не торопясь.

На стенах домов были развешаны разноцветные гирлянды, масляные лампы горели в каждом окне, над головой плавали магические шары. Никто не сидел дома, моряки оставили корабли, и на каждой, даже самой отъявленной пиратской роже сияла улыбка. Все было пронизано волшебством. Сам воздух дарил что-то изумительное!

– Кажется, я начинаю понимать, что они имели в виду, – огляделась по сторонам принцесса.

– Ты о чем? – спросил Лёнька, пытаясь уловить мелодию, которую играл где-то далеко неизвестный скрипач.

– О том, что говорили боги. – Кари проводила взглядом золотистый шарик, летевший над улицей. – Что значит Ночь Больших Костров. Пока еще не поняла… но чувствую что-то такое…

– Это ночь любви, детки. – Незнакомая женщина, умудрившись приблизиться незамеченной, обняла за плечи стоящих рядом Эрхана и Кари. Ласково улыбнулась испугавшимся подросткам: – Кто отпустил вас одних в незнакомый город в столь опасное время?

– Мы вполне взрослые и можем постоять за себя! – вскинулся Лёнька, разглядывая незнакомку.

Она была молода и хороша собой. Гибкая, черноглазая, темноволосая, почти одного роста с Лисёнком. Мужской костюм подчеркивал изящную фигуру. От нее пахло морем и ветром, а улыбку не портило даже отсутствие переднего зуба.

– Сбежали, значит? – Сощурившись, она окинула Лисёнка таким оценивающим взглядом, что тот невольно покраснел. – А ты хорошенький… – протянула она задумчиво. – Вот что, детки! Вы все равно не знаете, что тут к чему. Я за вами присмотрю и заодно провожу, да и прикрою в случае надобности. Согласны? – И она поглядела на принцессу, угадав настоящего лидера.

– А что взамен? – сощурилась Карэн. Признаться, молодая пиратка понравилась ей с первого взгляда.

– А взамен твой рыжий друг будет моим партнером на танец, – сообщила женщина. – Ну так как?

Кари взглянула на Лёньку. Тот, пару мгновений подумав, кивнул, и девочка повернулась к женщине:

– По рукам! Меня зовут Кари, а это Лёня и Эрх.

– Вот и отлично! – обрадовалась женщина. – Меня зовут Заря. Ну что, показать вам самое интересное?

– Ага! – покивала принцесса.

– Э… Кари… – Эрхан оглядел улицу. – Ты ничего не забыла?

– Что? – удивилась девочка.

– Если нас увидит учитель… или кто-нибудь из наших, хотя бы и отцы… с нас же головы снимут и скажут, что так и было! – Мальчишка выразительно провел ладонью по горлу.

– Ничего, детки, я вас прикрою! – усмехнулась Заря.

– Спасибо тебе, подруга, – ответила девочка, улыбнувшись. Она выбрала верный тон разговора. Повернулась к Лёньке, намеренно исказила его кличку на более «взрослую»: – Лис, куда пошел мой папа?

– В «Вечный огонь», – без запинки выдал рыжий. – А куда учитель с побратимами – не знаю, они и сами, наверное, не знают.

– Куда ни плюнь, везде засада! – снова усмехнулась Заря, опять демонстрируя дырку вместо зуба. Но остальные зубки были ровные и белые… – На противоположной стороне площади есть еще «Старый подвал». Хороший и спокойный трактир, там даже драк почти не бывает. Туда и пойдем.

И подростки без оглядки доверились незнакомой женщине…


Ждать пришлось недолго. В полночь начался салют. Маги вместе с пиротехниками постарались от всей души, проявив фантазию. Летали в воздухе разноцветные драконы и огненные птицы, взрываясь ослепительными цветными вспышками. Плыли по небу фрегаты, шхуны, самые разные парусники, даже редкие драккары… И каждый кораблик не был безликим – на каждом борту, присмотревшись, можно было прочесть название. И на эфемерных корабликах были установлены пушки, которые стреляли взрывающимися разноцветными шариками.

Апогеем невероятного фейерверка, какого не бывало и в Сильвергарде, столице Сильены, стала танцовщица, сплетенная из тонких образов, теней, разноцветных искр и чего-то еще, едва уловимого. Призрачная фигура достигала высотой трехэтажного дома и была видна всем, поскольку находилась немного над землей. Девушка, словно живая, оглядывалась по сторонам, ловила тонкими, эфемерно-прозрачными руками плывущие по воздуху кораблики и чего-то ждала. Черные волосы струились ночной темнотой по спине, косая летящая юбка из огоньков открывала стройные ноги и босые ступни, блузка была завязана небрежным узлом, обнажая загорелый живот.

– Какая она… – вздохнула Кари, пораженная увиденным.

Танцовщица была не так чтобы уж красива, но… Глаз не оторвать. Очаровательная, восхитительная, невероятная… И своевольная, гордая, такую не покорить.

– Настоящая королева, – сказала стоящая рядом Заря. – Подожди, она выберет себе короля.

– А как она будет выбирать? – полюбопытствовала девочка. – И зачем?

– Увидишь, – ответила женщина. – Тот, с кем она будет танцевать, сможет осуществить свою мечту. Но храбрецов, бросивших ей вызов, находится немного, – предупредила она следующий вопрос. – Кому королева откажет, того ждет год невезения.

Скрипки заиграли, казалось, одновременно со всех сторон, выводя какую-то чудную незнакомую мелодию. Следом за скрипками вступили и другие музыкальные инструменты, Кари не могла определить на слух, сколько их всего было, но слышались и струны, и флейты…

Девушка сделала несколько пробных па, закружившись в воздухе.

Заря, не теряя времени, затащила подростков на возвышение, чтобы они смогли рассмотреть получше. Кари увидела, что посреди площади есть пустое пространство и за невидимую черту никто не заходит. Посреди этой пустоты стояла та же танцовщица. Только это была не живая девушка, а призрак.

С другой стороны площади в немом восхищении застыл император, не слыша, что рассказывает ему о происходящем капитан Риноиль.

А со стороны старого порта подходила шестерка бессмертных.

– Она?.. – удивленно повернулся к богам демон.

– Отражение, – чуть склонил голову ламий. – Раз в семь лет настоящее, раз в год – призрак тени. Сегодня – настоящее. Но только отражение.

Альтис кивнул, больше ни о чем не спрашивая. Он все понял. Не она, даже не ее дух – память о ней… Ожившая память.

Первый храбрец шагнул за невидимую черту, и его призрачный облик взметнулся ввысь, становясь рядом с танцовщицей. Лихой пират протянул раскрытую ладонь девушке, чуть поклонившись и усмехнувшись. Та фыркнула, обошла его и, сощурившись, легонько толкнула в грудь кончиками пальцев. На тонком запястье насмешливо звякнули золотые браслеты. Пират вздохнул и отступил. А королева ночи протанцевала по кругу и в ожидании короля огляделась, к чему-то прислушалась. Но следующих пятерых претендентов тоже отшила с редким изяществом.

– Идем поближе? – предложил ламий Алине, кивнув на площадь.

– А меня у тебя отбить на танец не попытаются? – улыбнулась воительница.

– Всяким пытающимся я сломаю ноги, – пообещал бог.

Алина усмехнулась, думая о том, что сама сломает ноги любому, кто вместо нее попытается решить, что ей делать. В том числе и ламию, который это прекрасно понимал. Они не торопясь направились поближе к самому интересному.

– Предательница! – в спину Пламенной возмутился демон. Впрочем, возмутился в шутку. – Это же я тебя учил танцевать!

– Гинхи пригласи! – в один голос ответили бог-ламий и воительница. Переглянулись, рассмеялись.

– И приглашу, – пообещал Альтис. – Только в другой раз. А сейчас…

Прежде чем пройти к танцовщице, ожидающей и всем своим видом показывающей, что настоящего мужчины, похоже, сегодня не найдется, демон переглянулся с другом. Беззвучный разговор длился недолго, но все, что нужно, было сказано. Арох кивнул. Альтис быстрым шагом пересек площадь и, даже не притормозив, шагнул в круг.

– Учитель!.. – Побелевший как полотно Эрхан глядел на призрачную фигуру следующего, очень дерзкого кандидата в короли ночи.

В отличие от других он не спешил упасть на колено или поклониться королеве. Насмешливо усмехнулся, сощурился. Фыркнув, девушка отвернулась, демонстративно сложив руки на груди, но он не отступил и обошел ее так, чтобы заглянуть в лицо.

– А он наглец! – удивилась Заря.

– Он демон, – в голос отозвались ученики, совершенно не задумываясь над сказанным.

– Он Белый Грифон, – дополнила Кари, с восхищением глядя на Альтиса. – Nie Talleri. Ему никто не имеет права отказать.

– Не простые вы детки, – задумчиво протянула Заря, посмотрев на подростков.

– Если бы здесь была Марья, она бы от ревности убила кого-нибудь, – прокомментировал Лисёнок. – Причем не факт, что учитель остался бы цел.

Танцовщица попыталась оттолкнуть демона, но тот легко уклонился и снова оказался перед ней.

– Побила бы она его, точно, – кивнула Кари.


Альтис играл и готов был хохотать от полыхавшего внутри азарта. Танцовщица топнула ногой, нахмурилась, резко отвернулась, едва не хлестнув демона по лицу своими черными волосами. В толпе уже нарастали крики негодования – никто не смел противиться ее воле.

– Ты не прогонишь меня, милая, – шепнул Альтис своенравной королеве ночи.

– Это еще почему?! – так же резко обернулась она в его сторону.

– Потому что когда-то я любил тебя. – Он улыбнулся, уверенный в своей победе. – Риера…

Она распахнула глаза, качнулась в его сторону, как тростинка на ветру. Горько усмехнулась:

– А ты изменился.

– А ты все так же хороша.

– Уходи, бессмертный. – Надменно вскинутый подбородок, темные глаза мечут молнии. – Это не твоя ночь. Я не твоя.

– Я ни разу не отступал, Риера. Нет пути назад. И никогда не было. Тебе ли не знать?

Она только поджала губы, не собираясь сдаваться. Альтис вздохнул:

– Упрямица ты моя… – И он запел.

За морем истаял закат,

Ночь пришла по воде.

Грянул первого грома раскат,

И тебе не скрыться нигде!

Я как ветер одинок,

Без души и сердца нет!

Стань же ты моей душой,

Пока не пришел рассвет!

Первыми, едва зазвучал голос демона, мелодию уловили скрипачи. И музыка изменилась так, что больше не хотелось стоять и ждать.

И Риера не удержалась. Поначалу это были отдельные движения, робкие, неуверенные. Уловив ритм, девушка задвигалась быстрее. Королева избрала короля!

Бросив тело в безумный танец с призраком, Альтис сомкнул уста. Попробуй-ка петь, когда едва можешь дышать! Но песня… Казалось, она все еще звучит.

Это был не просто танец. Королева встретила достойного короля. Страсть, больше похожая на жестокость, любовь, напоминающая ненависть. Они почти не касались друг друга, пытаясь сохранить дистанцию. Танец – как битва. И никто не спешил проиграть! И они забылись в этом поединке.

Шаг, поворот, приблизиться к нему, глаза в глаза, обжигающая ярость! Отступить, повернуться, спина к спине, плавно, но быстро, не ломая дикий сумасшедший ритм! Рука летит, чтобы влепить пощечину… Промах! Поймал, закружил, заставляя подчиниться…

Вырвалась, своевольная и гордая! Шаг. Больно. Хочется потянуться к нему. Почему чужой? Чужой! Ненавижу! Погибла из-за тебя, ненавижу!.. Шаг. Быстро, легко. Нет, не чужой, родной. Сама виновата, но больно, больно! Близко к нему, к этим золотым глазам. Подчиниться на миг его силе, но тут же показать свой гнев. За что?! Покинул, забыл, ушел, не оглянулся! Нет, она ведь сама ушла, сама… А ему… ему было больно?..

Да, милая…

Глаза золотом обжигают память. Рука в руке, поворот, упасть на его руку, снова взглянуть… И сейчас больно?..

Да, родная…

Снова на ногах. Прижаться спиной к его груди, откинув голову на плечо, приподняться, коснуться щеки… Прости…

За что, милая? Это ты прости… Не удержали мы тебя…

Быстро, легко, уже не против него – с ним. Как он движется! Так же искусно, как она – королева и танцовщица… Вы все пришли сегодня ко мне?..

Нет, не все… Не только ты ушла, милая… Сердце пронзила боль, но он ее подавил.

Шаг навстречу ему, как волна навстречу берегу. Прости, виновата, так виновата…

Нет-нет, забудь, глупая! Не виновата, улыбнись, танцуй!

С тобой нельзя просто танцевать, сын Огня, тебя можно только любить… или ненавидеть.

Лучше ненавидеть, Риера. Любить – слишком больно.

Ты никогда не ценил себя, милый.

…Долго еще старожилы рассказывали байки об этой Ночи Больших Костров. Никогда и ни с кем не танцевала королева так, как с тем седым юношей, которого назвала бессмертным. Никогда танец не был переполнен такой страстью, болью и ненавистью.

И никогда ночной король никому не уступал свое место…

Они стояли друг напротив друга, тяжело дыша и улыбаясь. Не было проигравших в этом поединке. Не было и победителей в битве, где победа горше поражения.

До утра далеко, мой избранный король. Станцуем еще?

Хочешь увидеть сегодня иных, милая? Хочешь вспомнить больше?..

Да, да!.. Но не уходи…

Я буду ждать у ночного костра. Как когда-то…

Я приду. Дождись…

Примолкли растерянные музыканты, когда в круг, где место было только для двоих, ступил третий. Очень высокий и широкоплечий для своей расы, зеленоглазый беловолосый эльф. Он был красив, но как-то не по-эльфийски. Не было невесомой хрупкости, присущей остроухим лесовикам. Грация эльфийского народа, красота и изящество никуда не делись, но… таких, как он, не бывает. Так мог бы выглядеть эльф, ставший богом. Альтис же ступил за круг, и его призрачная фигура рассыпалась разноцветными искрами.

На губах невольно возникла улыбка. Здравствуй, Арох, здравствуй, любимый Волк. Ты изменился. Рука королевы ночи ласково провела по щеке нового избранного короля, коснулась тонкого шрама. Арох, Арох… Что с тобой случилось, Волк?..

Изящные сильные пальцы оплели призрачную руку Риеры. Коснуться снова, пусть только памяти… Умер я, любимая… Сути лишился…

Тогда я верну тебе жизнь и душу, мой родной Волк. Пусть на одну ночь – но верну. Хочешь?

А ты?..

Да! Да, хочу!

И флейта, а вовсе не скрипка первой задала новую мелодию, сложила ритм, совсем иной, чем был до того. И второй король танцевал с королевой…

…Потом говорили, что это была ночь богов, сошедших на землю. И были правы…

А в другом кругу, невидимые границы которого тоже старались не нарушать, с неменьшим мастерством танцевали ламий и дочь Огня. Большому и сильному богу было легко подкидывать в воздух маленькую ловкую девушку. А ей нравилось, когда бог с улыбкой подхватывал ее и они снова пускались в танец, забывая обо всем…


Как Эрхан и Кари оказались на другой стороне площади, они и сами не поняли.

– Ой, – пискнула принцесса, быстро оглядываясь по сторонам в поисках безопасного пути отступления. Очень не хотелось попасться на глаза отцу.

Эрх замер, сжав ладошку девочки. Метрах в пяти от них так же застыл Нангерат Кер Наррат.

– Ой-ой… – простонала Кари. Она тоже увидела некроманта и поняла, чем им это грозит.

Сам Эрхан приготовился к жестокой экзекуции. Сжал зубы, чтобы промолчать. А отец вдруг улыбнулся, быстрым, едва заметным жестом показал, куда идти не следует, и отвернулся, сделав вид, что не видел ни сына, ни принцессу. Подростки обалдело переглянулись. Кари пожала плечиками, Эрхан еще разок пораженно взглянул на спину отца, и они все же соизволили вернуться к Лисёнку и Заре…


Треск огня, шепот прибоя. Костры горели по берегу на значительном расстоянии друг от друга. Возле каждого звучала музыка, был свой скрипач, флейтист или другой музыкант, а то и двое. Все веселились. И бессмертные не стали исключением. Когда пришло время, они собрались у огня.

Как когда-то давно, Риера танцевала со всеми богами, выбирая то одного, то другого… Только что Стримбору, которого Риера жестоко дразнила, пришлось доказать, что он вовсе не разучился танцевать.

К костру неспешно приблизились бог-ламий и дочь Огня. Оба в эйфории.

– Ты все так же жестока, королева! – улыбнулся ламий.

– А ты все такой же гуляка, Трэн, – вернула улыбку давно умершая танцовщица.

– Это и есть Риера? – Алина вышла вперед, оглядела девушку с ног до головы. – Я понимаю, почему ты был в нее влюблен, Трэн. – В ее словах не было ни капли ревности, ехидства или злости. Она действительно понимала. – Ты и правда прекрасна, Риера.

Танцовщица улыбнулась и пристально поглядела на Пламенную.

– Надоели вы мне, мальчики, – небрежным жестом отогнала она богов. – А вот с тобой, красотка, я бы станцевала.

Алина так искренне и заразительно рассмеялась, что невольно захохотала и Риера.

– Ты серьезно?! – сквозь смех поинтересовалась воительница.

– Вполне! – сообщила призрачная танцовщица. Махнула рукой скрипачу-пирату и Альтису: – Играйте!

Этот танец очень отличался от других… Две звезды, редкое изящество движений. Не было обычной для танца с мужчиной страсти и игры, но была красота, которой хотелось любоваться, не отводя глаз. Альтис, глядя на двух девушек, подумал, что было бы очень неплохо, если бы поверье смертных об исполнении мечты, которое дарует Риера, оказалось правдой.


Утро встретило Альтиса жестоким похмельем. Голова не просто болела – она жаждала развалиться на кусочки. Близкий прибой отдавался в ушах гулкими барабанами. Мысли стукались о стенки черепа, вызывая нестерпимую муку, от которой хотелось горестно застонать. Альтис скривился, с трудом и не сразу разлепил глаза. Над головой вращалось в хороводе с облаками отвратительно синее небо.

«Изумительно синее!» – поправил себя демон и снова скривился. С четвертой попытки удалось положить руку именно на лоб, а не стукнуть себя в висок, в глаз или по носу. Простонав сквозь зубы заклятие, демон пару минут, показавшихся вечностью, ждал, когда же хоть немного полегчает.

Процесс отрывания стокилограммового тела от песка тоже был не самым простым. Это только на вид в Белом Пламенном было от силы пять десятков кило, на самом деле он весил в два раза больше. Осторожно, чтобы не растревожить затихшую боль в голове, Альтис огляделся, пытаясь понять, где он находится и что произошло вчера, раз сегодня ему так плохо.

Берег. Море. На зубах скрипит песок. Порт чуть в стороне. Идти нужно вроде бы к порту. Соображал Альтис все еще с большим трудом. Но двинулся, выписывая по песку интересные зигзаги…

Скала появилась впереди словно ниоткуда. Не узнать эти камни было бы невозможно и через тысячу лет… даже через десять тысяч лет.

И ему не нужно было оглядываться по сторонам, чтобы понять – он здесь не один.

Шестеро бессмертных подходили к вырезанной в скале фигуре с разных сторон. Каждый занял свое место. Молча преклонили колено боги и демон. Немного поколебавшись, их примеру последовала дочь Огня.

– Как ты? Живой? – донесся хриплый голос слева.

– Да не то чтобы очень, – отозвался демон, не поворачиваясь и не поднимая головы. – Ты сам как, Волк?

– Тоже… не очень.

– Парни, столько пить – вредно для мозга, – вздохнули справа. – Хотя вашим мозгам уже ничто не грозит…

– Малявка, не напрашивайся, а то выпорю.

– Боюсь-боюсь! Буквально описалась от ужаса. Алкаши несчастные…

– Счастливые, – хором отозвались побратимы. Впрочем, тон совсем не соответствовал заявленному «счастью».

Положенное по древнему ритуалу время шестерка стояла перед высеченным в скале обликом, коротко переговариваясь и вяло огрызаясь в ответ на колкости. А девушка над ними тянула руку к небу, словно пытаясь взлететь.


– Ой, мамонька… – раздался стон в пространстве. – Роди меня обратно…

– Не влезешь, – авторитетно сообщил девчоночий голосок. – На вот лучше, глотни.

Лёнька нашел рукой флягу, одним махом ополовинил. Волна бодрящей свежести прошла по телу. Маг сел и с жаром провозгласил:

– Купол меня отринь, если я еще раз так напьюсь! Никогда!

– Не зарекайся, – посоветовал лежащий в метре от друга Эрхан, не открывая глаз.

– Эрх, ты живой? – склонилась над ним Кари.

– Что ж я маленьким не помер? – горестно простонал мальчишка.

– Добить? – участливо предложила принцесса.

Эрхан сосредоточил мрачный взгляд на лучащейся весельем и бодростью девочке. Потомкам Янтаря все нипочем.

– Пойдем лучше на корабль, пока нас не хватились.

– Да уж пора бы, – вздохнула Карэн.

Лёнька поднялся, скинул плащ и без сожаления расстался с ним, укутав спящую на песке Зарю. С сомнением осмотрелся, не желая оставлять безмятежно раскинувшуюся девушку одну, снял с себя медальон и, перенастроив защиту, надел на тонкую шейку. Под руку положил флягу со средством от похмелья.

– Пойдем, – вздохнул Лисёнок, странно глядя на спящую пиратку.

Дружная троица двинулась вдоль берега.

– Ты, часом, не влюбился? – хитро улыбнулась Кари, покосившись на задумчиво бредущего рядом Лисёнка.

– Девчонка! – с досадой фыркнул тот. – Все бы тебе об одном думать! – И отхватил неслабую оплеуху. Отскочив, маг вздохнул: – Ладно, больше не буду.

– Не будешь, – согласилась Кари… – И я не девчонка. Янтарная императрица.

В ответ на эти слова Лёнька, не раздумывая, преклонил колено. Прежде чем разум включился в работу, язык уже успел произнести короткую присягу вассала сюзерену. Эрхан тотчас повторил действия друга.

А императрица вдруг снова превратилась в девчонку и испуганно глянула за спины парней. Те мгновенно вскочили, ощерившись на возможных врагов оружием и готовясь выкрикнуть боевые заклятия. Да так и застыли.

Золотые глаза рассматривали троих подростков сквозь хищный прищур. Альтис стоял молча, сложив руки на груди и чуть склонив голову набок.

– Учитель, – выдавил Эрхан.

– Это я виновата! – поспешила выступить вперед принцесса. – Только я!

– Не ври, – мрачно отозвался Лёнька. – Без меня ничего не было бы.

– Нет, – решительно мотнул головой Эрхан. Убрал клинки. Страшась собственной смелости, с вызовом поглядел в золотые глаза демона. – Моя вина. Я предложил. План построил. Побег осуществил.

Тут из-за доков вышли поотставшие побратимы Пламенного демона. Судя по виду веселой компании, минувшая ночь для каждого была крайне насыщенной. И очень долгой.

– Опа, – оценил картину Ястреб. – Ну что, малы́е, влипли, как клопы в смолу?

Альтис хмыкнул, шагнул к детям, растрепал пятерней черную нечесаную шевелюру младшего ученика. И Эрхан не поверил, когда увидел в лице демона настоящую гордость за них… за него.

– Молодец, ученик.

– Но я же… – Эрх ошарашенно глядел на демона, который был для него не просто богом – целым миром. Творцом его собственного мира.

– …нарушил мой приказ? – добродушно усмехнувшись, закончил Альтис. – Вот и славно. Значит, моя учеба пошла тебе впрок.

И перед глазами ученика за мгновение пролетели последние две недели. И многое встало на свои места. В том числе и кажущаяся беспричинной злость Альтиса, оплеухи и скрытое разочарование.

– Кажется, я понял, – выдохнул юный Черный Пламенный маг.

– Вот и славно, – повторил демон. – Ну что, малы́е, пойдем?

– Накажешь? – мрачно поинтересовался Лёнька, не верящий в милосердие Альтиса.

– А есть за что? – изогнул бровь Альтис.

Дети переглянулись, снова уставились на демона. Тот рассмеялся:

– У нас впереди два дня, и за это время ноги моей не будет на фрегате. Идем, хватит труса праздновать! Впереди еще два дня развлечений… А императору скажем, что я забрал вас рано утром. Под свою ответственность.

Кари повисла у учителя на шее, поцеловала в щеку и радостно воскликнула:

– Ал, ты самый лучший!

– Ага, лучшая нянька для шпаны с шилом в задницах, – не замедлила съязвить Алина.

– А как с вами не нянчиться? – картинно удивился демон, отцепляя от себя принцессу. – Вам волю дай – все вокруг по камешку разнесете, а дядя Альтис потом отвечай…

– Это ты на что намекаешь? – сощурилась Алина.

– Именно на то, о чем ты подумала, златовласка! – отозвался Пламенный и рванул по берегу прочь, уворачиваясь от тумаков быстроногой воительницы.

Волк и ламий одинаково грустно вздохнули, понимающе переглянулись и не торопясь направились следом. Похоже, этот сумасшедший демон не собирается утихомириваться, пока не развлечется от души. А развлечения у него порой бывают самые неожиданные…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий