Похожее на Бататовая каша по пользовательским оценкам

Добавить похожее на Бататовая каша

Похожее по жанрам

абсурд юмор философский
Бойня номер пять, или Крестовый поход детей
Курт Воннегут – солдат Второй мировой войны. Находясь в плену, работая в Дрездене на одном из заводов, он пережил одну из самых жестоких бомбардировок союзников и, буквально чудом, остался в живых. Эти его собственные переживания и легли в основу романа «Бойня номер пять, или Крестовый поход на детей», ставшей одной из главных антивоенных книг мировой литературы.

Американский солдат Билли Пилигрим, с детства обладавший неустойчивой психикой, никак не может прийти в себя после войны. Пришельцы с планеты Тральфамадор похищают Билли, и он начинает свое путешествие во времени, странное и тревожное, трагичное и смешное.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

Slaughterhouse-Five, or The Children’s Crusade

Сборник
Древо возможного и другие истории
Этот сборник рассказов Бернарда Вербера включает 20 рассказов, принимающих форму сказки, легенды или минитриллера ради создания возможных вероятностей будущего человечества и самых веселых философских теорий.
Все здесь доведено до крайности, смешно, забавно, страшно и необычайно свежо. Например, каким был бы мир, в котором цифры являются основой знаний? Как сложится история человечества, если метеорит упадет прямехонько в Люксембургском саду? Или, способно ли человечество избежать катастроф? А что случилось бы, обладай мы ограниченным умом, способным считать только до 20-и?
Перед вами откроются совершенно новые грани таланта одного из самых читаемых французских писателей нашего времени.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Древо возможного и другие истории

The Tree of Possibles

Мертвый отец
Мертвый отец – это масштабный, но чуть живой, частично бессознательный и автономный, мудрый и тщеславный, могущественный человек (или идея), который все еще уверен в себе – даже когда его тащат с помощью тросов к загадочной и заоблачной цели.

В этом необычном романе, ставшем гимном постмодернизма, отличающимся творческой переработкой текста, языка и речи, повлиявшего на несколько поколений писателей во всем мире, Доналд Бартелми приглашает читателей в свою вымышленную вселенную. Здесь у каждого читающего возникает ощущение, что автор пользуется полнейшей творческой свободой… изменять, искажать и даже игнорировать мир, каким мы его знаем… посмеиваясь вместе с писателем, мы перестаем беспокоится и чувствуем себя живыми.

©MrsGonzo для LibreBook 

Доналд Бартелми (1931-1989) — американский писатель, один из столпов литературного постмодернизма ХХ века, мастер короткой прозы. Автор 4 романов, около 20 сборников рассказов, эссе, пародий, эфемеры и прочего (часто им же и проиллюстрированного). Лауреат десятка очень престижных американских литературных премий, чьи названия, к сожалению, мало что скажут нынешнему русскому читателю. Его романам в русскоязычном пространстве повезло чуть меньше, чем рассказам: их было издано два, первый и последний, а также единственная детская повесть. Но этапами американской литературы становились именно его романы.


Мертвый отец

The Dead Father

Омон Ра
Виктор Пелевин – тот редкий тип писателя, произведения которого жадно читает не только молодое поколение, но и люди среднего возраста и даже коллеги по перу. Это не удивительно, ведь его книги сплошь о нашей с вами современности с ее абсурдом и все нарастающими проблемами.
Скандальный роман «Омон Ра», взорвавший общество в 1992 году, представляет весьма своеобразный роман воспитания в крайне утрированной форме. Буквально препарируя роль и воздействие тоталитарной идеологии на неокрепшие умы, писатель со всей очевидностью раскрывает механизм управления человеческим сознанием.
Омон Кривомазов и его друг Митька с упоением мечтают о покорении космических просторов. Ради осуществления этой высокой мечты они поступают в Зарайское летное училище имени Маресьева…
(с) MrsGonzo для LibreBook

Омон Ра

Устал рождаться и умирать
Самый почитаемый и самый непредсказуемый современный китайский писатель Мо Янь приглашает вас на аттракцион реальности и абсурда, где комичное и трагичное смешивается в галлюциногенную фантасмагорию.
Симэнь Нао – помещик и землевладелец, известный своей щедростью и добротой к крестьянам, не только лишен земли и имущества во времена революционных преобразований Мао 1948 года, но и жестоко, и несправедливо казнен.
Симэнь Нао попадает в ад, где отказывается признавать справедливость наказания. Тогда его отправляют обратно в родную деревню, но в облике осла. Прежде чем вернуться к жизни человеком, он будет еще волом, собакой, свиньей и обезьяной.
Сквозь призму сознания всех этих животных, Симэнь Нао пропускает 50 лет современной истории Китая, заканчивающейся на пороге нового тысячелетия.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Устал рождаться и умирать

Life and Death are Wearing Me Out

Сборник
Учения Дона Б.
Произведения Доналда Бартелми не подвластны категоризации. Вообще-то, широко и печально известно: не подвластны они ей настолько, что отсутствие категорий для них замечаешь чуть ли не первым делом. Категории — способ обозначить смысл заблаговременно, а Бартелми никаких авансов никому не раздает, его произведения игриво противостоят решительному фиксированию.

"Потребовали больше структуры, — написал он как-то раз, — поэтому мы внесли из дальнего сарая здоровенные занозистые брусья и приколотили их на место железнодорожными костылями".

Самого Бартелми часто спрашивали, как он различает, скажем, "рассказ" и "сатиру" или "сатиру" и "очерк", — и столь же часто ответы его бывали вполне намеренно двусмысленны. Его просто-напросто не слишком заботили правила, какие в подобных случаях применимы.

Мы, разумеется, надеемся, что у читателей собранные здесь произведения вызовут улыбку. Доналд Бартелми был "одним из величайших граждан современной мировой литературы". Тех, кто не знаком с его работой, этот сборник, мы надеемся, познакомит с ее замечательными сторонами: блистательными и неожиданными наложениями регистров, выговором, темпом и интонацией его прозы, невозможностью ее упростить, ее взаимодействием с неувязками окружающего мира, ее сиротливой занимательностью, ее могучим влиянием на целое поколение писателей, появившихся уже после Бартелми. Для тех же, кто уже знаком с творениями Бартелми, эта книга станет добавкой к канону. И к тому же напомнит им, что они пропустили.

Учения Дона Б.

The Teachings of Don B.

Оцените Бататовая каша


Добавить похожее на Бататовая каша