Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Любовь по-драконьи
Глава 7

– Марин, мну болель, – стонала наутро Аленка, лежа в моей кровати с мокрой холодной тряпкой на лбу.

– Немудрено! Выжра… выкушать целый арсенал напитков, рассчитанный на все расы, и с утра вообще проснуться – это ты герой, – пробормотала я сердито.

Из-за этой мелкой пигалицы, заявившей по пьяной лавочке провожавшему нас (тащившему ее почти волоком) Свэну, что спать она будет только с ним и только тут, мне пришлось ютиться на диване в гостиной, а спать на нем было мало того что жестко, так еще и ноги не вытянуть. Благо хоть дракон свалил почти сразу, как только Аленка захрапела и от него отцепилась. Отпускать монаршею конечность добровольно нахалка отказывалась наотрез, неся всякую чушь о долге, любви, супружестве и судьбе в одном флаконе. Ящер мужественно терпел, но периодически кидал на меня очень многозначительные взгляды, понять которые неправильно шансов у меня не было.

– Марина Владимировна, уж коли ваша постель занята, могу предложить переночевать в соседних покоях, – довольно щурясь, произнес Свэн, неумолимо надвигаясь на меня из спальни, откуда доносился громкий храп. – Увы, но в связи с праздником иных свободных комнат, кроме как на женской половине, нет. А те апартаменты вам не по душе, – картинно развел руками он.

Да не свисти художественным свистом! Даже с тем учетом, что все главы дистриктов прибыли с полным сопровождением, в гостевом крыле должен как минимум свободный этаж остаться. А чьи покои находятся рядом с моими… бывшими, я прекрасно помнила.

– Благодарю, Мессир, – спешно присев в реверансе, я почти вприпрыжку проскакала за спасительную спинку дивана, – но я… я…

Как назло, никакой достойной причины для отказа не придумывалось.

– Что вы? – практически промурлыкал дракон, останавливаясь напротив меня, но с другой стороны дивана. Хорошо хоть в догонялки играть не стал. Неужели дорос до того, что подобные игры «ниже нашего королевского достоинства»?

– Я не могу принять столь щедрое предложение, – выпалила я.

– Почему? – слегка насмешливо вопросил ящер, картинно заломив правую бровь. Ему, как истинному хищнику, доставляла удовольствие сложившаяся ситуация – загнать беззащитную жертву в угол (за диван) и поиграть с ней, наблюдая за тем, как она будет выкручиваться.

Очень хотелось, как раньше, просто топнуть ногой и потребовать прекратить на меня давить, но с тех времен многое изменилось. Точнее, все. А потому приходилось судорожно выдумывать уважительную причину для отказа от монаршей щедрости, и такую, чтобы сам монарх, упаси Ветры, не обиделся!

– Хррр-хр-хр-хр-хррррррр, – послышалось утробное из спальни. Точно!

– Я не могу оставлять без присмотра мою подопечную, – победно улыбнувшись, порадовала я Свэна. – Вдруг ей понадобится помощь.

– Думаю, до утра ваша подопечная, – выделил он интонацией последнее слово, прямо намекая на мою ответственность за все Аленкины сегодняшние косяки и обещания, – никуда не денется. Да и с утра вряд ли, – задумчиво добавил, внимательно глядя на меня. – Думаю, минимум до обеда о ней можно не беспокоиться. Подумайте, стоит ли лишать себя удобств из-за собственного упрям… – Мессир на миг запнулся и тут же поправился: – Из-за обостренного чувства ответственности?

Я опустила глаза. Увы, но он в своем праве. Эта мелкая рыжая пакость мало того, что опозорила Патрона перед главами дистриктов, так еще и вешалась откровенно ему на шею, обещая неземное блаженство. Допустим, на «блаженство» он согласился, но она уже в состоянии полного нестояния. Кто должен отвечать за ее слова? Тяжкий вздох вырвался сам собой. Я на мгновение зажмурилась и уже готова была согласиться на предложение дракона ночевать в его спальне, как совершенно неожиданно он произнес абсолютно нормальным тоном, без блесток аристократизма и мишуры королевского достоинства:

– Окно только не забудь закрыть. Ночами еще прохладно.

И вышел, кивнув мне напоследок.

Закрытое окно не спасло. В гостиной все равно было прохладно, а одеяло добыть мне так и не удалось. Аленка мычала, отпихивалась и ворочалась, но свою добычу (нежно обнимаемое одеяло вместе с покрывалом) так из рук и не выпустила. К утру у меня болело все тело, ноги немилосердно затекли, а сама я была замерзшая и злая, как сто чиркашей, которых нам сегодня предстояло выбирать.

Еще одним поводом для расстройства послужил тот факт, что свое старое Окно в покоях я так нигде и не обнаружила, а ведь через него можно было связаться с магистром Валериусом и ненавязчиво намекнуть старичку о том, что конкретно ему следует говорить дракону. Увы, но кажется, легко из Истариона выбраться не получится, если вообще выберемся, и осознание сего печального факта оптимизма мне с утра явно не прибавило, а потому и все Аленкино лечение от похмелья ограничилось мокрой тряпкой на лоб.

– Марин, помогать мну, – раздалось глухое с кровати.

– Помоги себе сам, – отрезала я, заправляя очередной локон в прическу. Сегодня нам, ура, принесли нормальную человеческую, то есть драконью, одежду. Себе я выбрала охотничий наглухо закрытый костюм темно-синего цвета, потому что он был с брюками, а переселенке досталось пышное платье с кринолином и корсетом, к которому прилагались сапожки на высоченном каблуке. Да, я злая и жестокая! И плевать, что эта обувь предназначалась явно для меня, ибо сапоги Аленке велики размера на два. Зато есть шанс, что на ярмарке она не сможет от меня далеко уковылять и чего-нибудь учудить. Небольшой такой шанс.

В дверь постучали.

– Марина Владимировна, – заглянула в спальню юная драконица-служанка. – Мессир ожидает вас в гостиной.

– Мерсир? Ужо? – подскочила как ошпаренная Аленка и даже про похмелье забыла. – Марина, срочно одевать, чесать и малевать! – приказала она, быстрой рысью уносясь в уборную. – Марин, бежать! – рыжий ураган прискакал обратно буквально через минуту.

Я сложила руки на груди и невозмутимо стояла, молча сверля девчонку взглядом.

– Марина, ну кого? – замахала в отчаянии руками она.

– Слово забыла волшебное сказать.

Уж коли мне приходится ее воспитывать, начинать надо с азов.

– Жопалуста! – тут же выпалила Аленка и с надеждой в глазах протянула мне платье.

– Пожалуйста, – со вздохом поправила я и принялась за дело, чтобы через десять минут предстать пред темны очи нашего Мессира.

– Что-то вы быстро, – иронично отметил Свэн, демонстративно глядя на наручные часы. – Всего десять минут.

– Благодарю, Мессир, – «не поняла» юмора я.

Аленка же не поняла в прямом смысле, заявив, что я «плохайка и мужика надо дать ждать». Дракон, по-видимому начавший уже привыкать к постоянным перлам, заявление переселенки просто проигнорировал, впрочем, как и ее саму.

– Марина Владимировна, вам не понравился мой подарок? – меж тем поинтересовался он.

– Что вы, Мессир, очень понравился, – с должным восторгом в голосе заверила его я.

– Отчего же тогда вы его не надели?

Оттого, что не захотела!

– Боюсь, Мессир, что бусы поверх пиджака смотреться будут… странно.

Если не сказать – глупо.

– Что ж, я так и подумал, – многозначительно улыбнулся мне дракон и выудил из нагрудного кармана на этот раз черного пиджака тонкую диадему с сапфирами и, не успела я и пискнуть, водрузил ее мне на голову, прикрепив к прическе тонкими золотыми невидимками. – Так гораздо лучше, – довольно кивнул Свэн и тут же пояснил как само собой разумеющееся: – Это подарок на праздник.

– Но подарок был вчера, – максимально ровным тоном возмутилась я.

– Так и праздник длится не один день, – довольно развел руками дракон.

Уел! Теперь от презента не откажешься. А принимать от Свэна подарки мне очень не хотелось, потому что я попросту не понимала, что они значат? Что дракон таким образом хочет мне показать? Он начал вновь за мной ухаживать, упаси Богиня-Мать, или пытается дать понять, что отношение ко мне на Третьем континенте вновь лояльное? Но если так, то отчего моя семья все еще не на свободе?

– Мну тоже хотеть корона! Где моя подарка? – влезла, как всегда, Аленка.

– Ох, простите, – картинно повинился ящер и из другого кармана выудил стальную диадему с хризофорами. По сути это была детская безделушка, но светящаяся корона вызвала такой неподдельный восторг у переселенки, что я даже умилилась. Настолько умилилась, что любезно позволила Аленке кинуться дракону на шею с благодарностями, а потом не стала одергивать, когда она уцепила Свэна за руку и потащила скривившегося мужчину прочь из комнаты. Я же скромно пристроилась сзади сладкой парочки, тихо посмеиваясь.

Аленка – это оружие массового поражения, и точно настраивать прицел пока умею только я.

Ох, как же самонадеянна я была…

– Добро пожаловать на лучшую ярмарку Третьего континента! – торжественно произнес Свэн, проходя через огромные ворота, ведущие на широкое плато, по периметру огороженное трехметровым забором.

– Угу, – только и смогла пискнуть я в ответ, ибо до этого самого плато, искусственно вырубленного на верхушке соседней скалы, добираться из Истариона пришлось пешком по подвешенному ради прибывших гостей мосту. Мост был узким, с низенькими веревочными перилами, качался от малейшего дуновения ветра, и даже знание того, что под ним натянут энергетический полог, не позволяющий никому особо неосторожному свалиться вниз, меня не успокаивало. Я ЖЕ ВЫСОТЫ БОЮСЬ!

Аленка высоты тоже боялась, но до того картинно и жеманно она прижималась своим первым размером к Мессиру, что поверить в ее страх мог только слепоглухонемой. Эта сладкая парочка бодрой походкой под ручку шлепала по скрипучим деревяшкам, еще сильнее раскачивая мостик, а я, судорожно цепляясь за такие же шаткие перила, ползла следом, зеленея на глазах. Хотелось лечь и ползти прямо на пузе, чтобы увеличить площадь опоры, но черт, не при Свэне же!

– Марина Владимировна, вам плохо? – с показным участием вопросила эта ехидная ящерица, оборачиваясь.

В ответ я смогла лишь отрицательно помотать головой, а он… он… взял и отвернулся, продолжив путь и мирно беседуя «о высоком» со счастливой Аленкой. Мерзкая рептилия!

– Как вам аттракцион? Понравился? – уточнил Свэн у переселенки, когда мы оказались на приветственной площади ярмарки, где всем желающим выдавали карту с расположением основных торговых точек, мест развлечения и лотков с бесплатными закусками и напитками.

– Прибалдеть! – томно вздохнула девчонка, хлопая глазами. – Хохочет нерву!

– Это точно, – не сдержал смешка дракон, косясь на меня. – Если желаете, обратно мы можем также отправиться пешком по мосту.

– А можно не по той?

– Конечно! Для тех, кто не готов испытать крепость своих нервов, установлен стационарный телепорт, ведущий в главный холл южной части Истариона.

Я уже говорила, что драконы – мерзкие злопамятные ящерицы?! Да? Повторюсь!

– Марина Владимировна, карту? – дракон протянул мне прямоугольник тисненой бумаги с объемным изображением рынка в миниатюре. – Куда бы вы желали отправиться сначала?

Домой! Но раз нельзя, то тогда к лотку с пышками в сахарной пудре.

– А я хотель!

И карта со свистом вылетела из моих рук, грубо вырванная невоспитанной девчонкой. На ладошках начали набухать маленькие капельки крови из тонкого пореза, и я тут же сжала кулаки. Не дай Богиня-Мать, дракон учует кровь. Ноздри Свэна на миг затрепетали, но, кажется, пронесло, ибо мужчина повернулся уже к Алене и с самым невозмутимым видом поинтересовался:

– Так куда же нам стопы свои направить?

– А натравь спопы куда! – ткнула она пальцем в изображение бестиария. Кто бы сомневался!

– Мессир, прошу меня простить, – по привычке присела я в реверансе, забыв, что на мне брюки, но, поймав насмешливый взгляд Свэна, тут же встала и просто склонила голову. Дракон благосклонно кивнул, а я цепко ухватила Аленку за локоток и оттащила в сторону.

– Алена! Имей в виду, что денег у нас нет. Совсем! И даже если брать в долг, нам не хватит даже на хвост артана. Из бесплатного здесь только еда, напитки и призы в зонах развлечений.

– А с нас Мессир! – нагло заявило это недоразумение.

– Нет, Алена! – отрезала я. – Мессир за нас платить не будет.

– А по кому?

– Потому что!

– Но оно мужик!

– Даже не сомневаюсь в этом, но нет, – непреклонно помотала я головой. – Здесь так не принято.

– А мну хотель собака! – расстроенно захныкала Аленка.

– Я тебе куплю, когда мы дома окажемся, – клятвенно пообещала ей и понадеялась, что мы поняли друг друга.

Зря, ой, зря я поверила этому честному выражению ангельского личика.

– В бестиарий! – объявил Свэн, когда мы вернулись, и предложил переселенке руку, за которую та радостно уцепилась, разве что не повисла. И мы нырнули в ближайший ряд, окунаясь в шумную атмосферу радости и праздника.

Я всегда любила ярмарки из-за этой непередаваемой атмосферы беззаботного веселья. Даже если прийти сюда без денег, все равно можно попить вкусного кофе с ароматными пышками, перекусить печеными яблоками, запивая их сладость чуть кисловатым сидром, или выиграть какую-нибудь безделицу на конкурсе метких стрелков. Помнится, когда я училась в Магадемии, мы с подружками просто обожали ярмарки и ждали их чуть ли не больше, чем Новый год. Кстати, бесплатными еда и развлечения были только на Третьем континенте, на Втором уже приходилось за все платить, причем втридорога, поэтому ярмарки в Два-третьем государстве я посещала только при крайней необходимости, ибо денег было мало, а хотелось по старой привычке всего и сразу.

– Эй, красавица! Подходи, посмотри, шелка лучшие! Только для тебя продам со скидкой!

– Милая девушка, не проходите мимо! Драгоценности из самого пекла Тьершего разлома! – слышались с обеих сторон из-за ярких пестрых лотков призывные кличи продавцов, которые, вежливо поклонившись Патрону и его спутнице, уже через миг забывали о присутствии монарха и вновь начинали горлопанить, зазывая покупателей.

– Подходи, погадаю. Всю правду расскажу, – уцепила меня за руку разукрашенная на манер орочьих шаманов человеческая женщина. – Беда у тебя была, – быстро глянув на мою ладонь, произнесла она таинственным шепотом. – И сердце не на месте. Избранник твой рядом, но далеко…

– Отпустите, пожалуйста, – попыталась я высвободить свою руку, но куда там, «гадалка» держала крепко. Она даже подобие транса попыталась изобразить, неестественно закатив глаза так, что видны остались только белки, но, увы, для достоверности ей не хватало каких-то миллиметров, на которые сверху из-за век выглядывала голубая радужка.

– Стремитесь вы друг к другу, а никак не дойдете, ибо разными дорогами путь держите, – продолжала вещать женщина, еще крепче сжимая мое запястье.

– Отпустите немедленно! – начала злиться я. – Вы мне синяков сейчас наставите!

– Но все хорошо будет. И сердце твое с любимым успокоится, – закончила наконец-таки свое «предсказание» провидица и, зазвенев колокольчиками на рукавах, протянула мне раскрытую ладонь: – С вас три черных пата[7]На Третьем континенте в ходу валюта под названием патерн, сокращенно пат. Монетный двор выпускает три вида патов: черные, белые и желтые. Черные паты – это бумажные деньги, самые низко котируемые. Белые паты – серебряные монеты. В одном белом пате – 1000 черных. И, наконец, самые ценные – желтые паты – золотые монеты. В желтом пате сто белых и, соответственно, 100 000 черных., – объявила она, довольно скалясь прямо мне в лицо.

«Богиня-Мать, за что?!» – мысленно простонала я. За свою недолгую жизнь я уже привыкла, что ко мне всегда и везде цепляются всякие проходимцы и шарлатаны. У меня, наверное, на лице написано, что я даже заплачу им, лишь бы избежать скандала, но сейчас у меня нет денег, от слова «совсем»! А глядя на эту «милую» женщину, я с тоской осознавала, что живьем она меня вряд ли отпустит, но делать нечего.

– Уважаемая, – вежливо начала я, – за что я должна вам заплатить три пата?

– Как – за что?! – переходя на повышенный тон, завопила тетка, замотанная в разноцветные прозрачные тряпки, сверху расшитые перьями, камушками, бубенцами и палочками разной кривизны. – За предсказание! Неужели тебе, красавица, неприятно было услышать, что любовь твоя скоро свершится? Неужто жалко за добрые слова какие-то несчастные четыре черные бумажки?!

– Четыре?! – от такой наглости я даже опешила.

– Четыре, – подтвердила нахалка. – Три пата за предсказание, один за транс.

И видит свет, я бы заплатила этой шарлатанке, только чтобы крик не поднимать, но у меня не было с собой даже этих жалких грошей. И отчего я не догадалась вчера занять хотя бы один белый пат у Дыракуля? Потом отправила бы ему долг почтой.

– Так платить-то будем? – с нажимом поинтересовалась тетка, сдувая с глаз выбившуюся из-под тюбетейки челку.

В этот момент я впервые пожалела, что рядом со мной нет Аленки. Вот уж кому бы хватило наглости поставить зарвавшуюся шарлатанку на место. Я набрала в грудь побольше воздуха и уверенно произнесла:

– Нет! Не будем! Потому что я, во-первых, не обращалась к вам за предсказанием, а во-вторых, не собираюсь платить за выдумки!

– Какие выдумки! – уже пожарной сиреной заорала гадалка на весь ряд. Если до этого над набирающим обороты скандалом с улыбкой следили только ближайшие лоточники, то теперь обернулись практически все. – Я же не просто так тебе до оплаты все рассказала, я впала в транс, когда коснулась твоей руки! И теперь требую законной платы за свои затраченные силы!

– Какой транс?! О чем вы, уважаемая! – на порядок тише тетки возмутилась я. – Да ваше предсказание и яйца выеденного не стоит!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть