Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Лучше, чем друзья Better off Friends
Глава 4

Если бы я знал, что стрижка – такой магнит для цыпочек, то побрил бы башку сразу, как ступил на землю Висконсина.

Я заметил, что Эмили в первый день этого учебного года ведет себя как-то иначе. Но решил, что это потому, что Макаллан не обедала с нами. А потом она начала делать все эти штуки, которые делают девчонки, чтобы показать, что ты им нравишься. Я пошутил (и не сказать, чтобы очень удачно), и она аж голову от смеха запрокинула. А потом все трогала меня за руку и смотрела мне прямо в глаза. Поначалу я подумал, что она ударилась головой на каникулах. А потом до меня дошло: да она же со мной флиртует.

Не подумайте, что раньше со мной никто не флиртовал. Дома у меня были подружки. Однако после того как я переехал в сырный штат Америки, ни одна девушка не обращала на меня внимания в этом смысле.

Я не знал, стоит ли рассказывать Макаллан про Эмили. То есть мы с Макаллан только дружили, но все вокруг считали нас парой. И когда кто-то намекал на это, Макаллан морщила нос и вообще вела себя так, что становилось понятно: ей плохо просто от такой мысли. Неприятно, конечно, но понять ее можно.

А потом Макаллан сообщила мне, что я нравлюсь Эмили, и даже помогла пригласить ее на свидание. Ну и все, получается. Мы с Макаллан никогда не станем встречаться. Мы просто друзья. Она видит во мне только друга. Но, может, друзьями нам быть и лучше.

Да, это правда отлично. Тем более что она стала моим самым близким другом здесь, в Висконсине.

Я решил сделать ей приятный сюрприз и сказал маме не забирать нас из школы.

– Куда идем? – спросила Макаллан, когда я повернул не направо, а налево.

– Сюрприз, – я ухватил ее под руку и повел по улице.

– Ладно, – в голосе ее слышалось подозрение. – Ну что, ты решил, куда вы пойдете в пятницу?

– А что?

Всю неделю я задавал этот вопрос. Макаллан то и дело спрашивала что-то по поводу предстоящего свидания с Эмили, и я не мог понять: ей просто любопытно или она разнюхивает мои планы, чтобы передать Эмили?

– Да так, интересно. Подумала, может, тебе нужен совет.

– А.

Ну, и из-за чего я параноил?

– Я думаю, пойдем куда-нибудь поужинать, а потом в кино. Банально, да?

– Нет, звучит отлично. Да и не сказать, что у нас тут богатый выбор.

– Да, дома было то же самое.

Макаллан напряглась. Я собирался спросить, что сделал не так, но мы уже пришли.

– Вот, смотри, – я показал на вывеску кафе «Калверс».

Она выпучила глаза.

– О да! Обожаю заварной крем с карамелью и пеканом.

– Знаю, знаю. Мы проезжали тут с утра, и я увидел, что сегодня у них это вкус дня. И подумал, что мы просто обязаны сюда заглянуть. Я угощаю.

Мы зашли и встали в очередь. Макаллан улыбалась.

– Ну, раз угощаешь, тогда я возьму четыре шарика.

– Я так и знал. А я съем двойной бургер с маслом. Нужно вес набрать.

Я похлопал себя по животу. Я хотел попасть в несколько спортивных команд в старшей школе, куда мы переходили в следующем году, но я до сих пор оставался самым тощим парнем в нашем классе.

– Хотя, казалось бы, с твоими кулинарными стараниями и любовью этого города к жареной пище я уже должен бы разжиреть.

– Бедняжка, – она покачала головой. – Не советую тебе жаловаться Эмили на то, что ты никак не можешь потолстеть. Она как тростинка, но все равно переживает о фигуре.

– Ну и глупости. Никогда не понимал, почему у девушек такое странное представление о внешности. У Эмили фигура… ну…

Дружить с девушкой в таких случаях становилось сложно. Не обсудишь, какие у кого буфера, как с парнями дома.

– Ну, она не толстая. Вообще нет. И ты не толстая. Вы обе очень… хм… у вас все в порядке.

Макаллан смущенно сложила руки на груди, и я решил, что лучше закрыть тему. Макаллан начала, ну, у нее начали появляться разные выпуклости. Сложно было не заметить, как теперь сидят на ней блузки.

А я обычный парень, и ничто человеческое мне не чуждо.

Вообще ничто. Совсем не чуждо.

Я потряс головой, стараясь прогнать из воображения образ Макаллан в сиреневой кофте с глубоким вырезом. По счастью, подошла наша очередь. Мы взяли крем и уселись за столик.

– Каких тем мне стоит избегать в пятницу? – спросил я, когда Макаллан радостно запустила ложку в ванильную гущу с подтеками карамели, шоколада и орехами.

Она кивнула:

– Лучше не упоминай следующий год. Она сильно переживает из-за старшей школы.

Она объяснила мне про сестру Эмили. Я же мысленно делал заметки. Похоже, остерегаться мне придется многого. Эмили – совсем не Макаллан, с которой можно говорить вообще о чем угодно.

Ну, за исключением скачков роста.

– Ну, ты знаешь, она…

Я остановился на полуслове: взгляд Макаллан упал куда-то в угол. Я обернулся. Несколько парней повзрослее донимали уборщика, который протирал столы. Они показывали на него пальцами и громко смеялись. Я не мог понять почему, пока он не обернулся. У него был синдром Дауна или что-то вроде того.

– Они что…

Макаллан перебила меня:

– Это отвратительно! Он не должен мириться с таким!

Она раскраснелась от гнева.

– Мне сходить за менеджером? – предложил я.

Но Макаллан решила иначе. Она поднялась из-за стола и решительно зашагала в угол. Я замешкался, но потом подумал, что должен пойти за ней на случай, если ей понадобится помощь.

– У вас какие-то проблемы? – обратилась она к трем парням, которым было лет по шестнадцать или семнадцать.

– А, это твоя подружка? – спросил один из них.

Я уже привык к этому вопросу. Однако теперь спрашивали не меня, а сотрудника, который пытался протереть стоящий рядом стол.

– Упс, – другой из парней перевернул стакан и вылил свою газировку на пол. – Давай вытирай, отсталый.

– А НУ ПОВТОРИ!

Голос Макаллан громом пронесся по залу. Люди в очереди стали оборачиваться, чтобы посмотреть, что происходит.

– Я не с тобой разговариваю, – рассмеялся парень.

Макаллан подошла вплотную к столу.

– А теперь со мной.

Парни хмыкали и вполголоса что-то говорили друг другу. Макаллан ударила обоими кулаками по столу. Заводила аж подпрыгнул на месте.

– Да что с вами не так?

Макаллан трясло.

– Он просто пытается работать, никому не мешает… Прибирает за свиньями вроде вас. Приносит пользу обществу, в отличие от вас. Так кто тут лох?

Подошел менеджер.

– Все в порядке?

Парни забормотали что-то в ответ, но Макаллан решила не спускать им это с рук.

– Нет, не все в порядке. Эти судари , – ее тон сочился презрением. – Эти судари беспокоят вашего сотрудника, который, кстати говоря, отлично выполняет свою работу.

– Да, – ответил менеджер, на вид ровесник парней. – Хэнк – один из наших лучших сотрудников. Хэнк, почему бы тебе не сделать перерыв?

Тот взял со стола полотенце и подносы и удалился.

Менеджер подождал, пока тот не уйдет из зоны слышимости, и повернулся к столу.

– Я думаю, мне придется попросить вас удалиться.

Парни рассмеялись.

– Мы и так собирались уходить.

Они поднялись на выход. Один из них, проходя мимо, толкнул меня плечом:

– Купи своей сучке намордник.

Я стоял, как истукан. Макаллан не испугалась трех взрослых парней, а я просто стоял и смотрел на все. Полный придурок.

Макаллан немного поговорила с менеджером, и он поблагодарил ее за то, что она вступилась за Хэнка.

– Вы поступили очень благородно. К сожалению, такие инциденты иногда происходят.

– А не должны бы, – холодно отозвалась Макаллан.

Мы вернулись к столу. Когда нас никто не мог услышать, я спросил:

– Ты в порядке?

– Нет. Ненавижу таких людей. Они считают, что чем-то лучше Хэнка. Думаю, они считают, что лучше нас с тобой. И понимаешь, такие козлы ходят по улицам, и никто их не привлекает к ответственности. Отвечаю, что Адам за день прикладывает к своей работе больше старания, чем любой из этих парней за всю жизнь.

Никогда не видел Макаллан в такой ярости. Я знал, что она не терпит придурков, но не мог представить, что она так заведется.

– Ты права, – сказал я. – И я очень горжусь тобой. А еще теперь я знаю, что тебя лучше не злить. Это было что-то.

Ее лицо осветилось слабой улыбкой.

– Прости. Не смогла сдержаться.

– Нет, я серьезно. Полный отпад. Я как-то раньше не думал, что у тебя характер валькирии. Теперь в курсе.

– Ну, это только если над кем-то издеваются.

– Пойдем отсюда. Ты заслужила марафон «Багги и Флойда».

– И еще заварного крема.

Теперь я узнавал старую добрую Макаллан.

– Будто я решусь теперь отказать тебе.

Она рассмеялась, и мы снова встали в очередь. Я ткнул ее пальцем в ребра.

– Ни одна девчонка дома с тобой не сравнится.

Макаллан снова застыла. Я обернулся: неужели эти мерзавцы вернулись?

– Знаешь… – она обращалась ко мне. – Я понимаю, что первые двенадцать лет жизни ты провел в Калифорнии, но теперь твой дом здесь.

Не понимаю, что ее задело.

– Ну, я не знаю…

Она перебила меня:

– Ты постоянно говоришь «дома».

– Я не…

Она как-то сгорбилась и заговорила тише:

– Ага. Мои друзья дома, дома мы делали это, дома все было вот так, дома не жизнь, а сказка.

Похоже, она изображала меня, но я ведь точно не говорю с таким явным акцентом. Во всяком случае, я надеялся, что нет. Она посмотрела на меня тяжелым взглядом.

– Теперь твой дом здесь.

Макаллан шагнула вперед и заказала вторую порцию крема. А я стоял и думал о ее словах.

Может, я и правда жил прошлым. Может, я не осознавал, что переехал сюда окончательно. Может, пора перестать отрицать реальность; принять, что у меня теперь новые школа и одноклассники. Может, я недостаточно стараюсь.

Я теперь житель Висконсина и должен это принять.


Я перестал смотреть на свою жизнь, особенно в школе, как на нечто временное. Мне надо привыкнуть к новому классу, подружиться с парнями.

Но сначала мне надо было сходить на свидание с Эмили.

Мы сидели друг напротив друга, точь-в-точь как за обедом в школьной столовой. Но на сей раз все было иначе. И не только потому, что мы находились в пиццерии и ждали сеанса в кино. Это было настоящее свидание. И не абы какое, а свидание с самой горячей штучкой в школе и одновременно лучшей подругой Макаллан. Такое случается не каждый день.

Эмили всегда выглядела шикарно, но тем вечером она особенно постаралась. Когда мы встретились в торговом центре, я едва ее узнал. На ней было ужасно милое платье в цветочек и блестящая заколка в волосах. Каждый раз, как она улыбалась мне, у меня сводило живот. Не в смысле «меня сейчас стошнит», а «о боже, как это волнующе».

Мы ждали пиццу. Эмили улыбнулась мне, и я отхлебнул слишком много газировки. Похоже, она ждала, что я скажу что-нибудь смешное; что-нибудь, что выходило бы за рамки привычных разговоров о школе.

– Так это… – она накручивала локон на палец.

– Так это… – остроумно ответил я.

Она протянула мне свободную руку.

– Я так рада, что мы решили встретиться.

– Я тоже.

Да уж. Клянусь, я умею разговаривать с девушками. Я постоянно разговариваю с Макаллан. Но тут я забеспокоился, что уже обсудил с Эмили в школе все возможные темы и теперь говорить будет не о чем.

– Я думаю устроить вечеринку на Хеллоуин.

Эмили продолжала накручивать волосы на палец. Похоже, нервничал тут не я один.

– Было бы весело.

Она кивнула.

– Да, тем более я бы тогда пригласила всех ребят, ну, там Кита с Троем.

– Трой – отличный парень.

Единственный, кто со мной разговаривал.

– Да, я подумала, что тебе было бы приятно провести время в мужской компании.

То есть всем очевидно, что обычно мужской компании у меня не было. Отлично.

Я проглотил остатки своей гордости.

– Спасибо тебе.

– Да не переживай ты. Даже мне приходится стараться, чтобы поддерживать хорошие отношения с людьми.

Это признание меня удивило. Эмили была настоящей звездой школы. Она продолжила:

– Особенно с Китом. С самого детства у него было больше всех друзей. И праздники на день рождения такие, что все мечтали на них попасть. И так будет всегда. В следующем году у него проблем не будет… Но здание старшей школы такое огромное. Я боюсь, что затеряюсь там.

Она затихла и вжалась в стул. Обычно Эмили была такой болтушкой-хохотушкой, а теперь мне показалось, что она показывает другую сторону себя, что-то, скрытое от посторонних глаз.

– Не знаю. Наверное, я слишком много об этом думаю. Мне так нравится наш маленький тесный кружок. Хотя с твоим появлением все и так поменялось. То есть я реже вижу Макаллан.

Эмили широко распахнула глаза, словно испугавшись своих слов.

Я не успел сказать, что не собирался забирать Макаллан у Эмили, но она меня перебила:

– Хотя я не… – Она замолчала, подбирая слова. – Мне нравится, что ты к нам переехал. Надеюсь, ты не понял меня неправильно.

– Нет, нет, я все понимаю.

– Но в любом случае… – Она выпрямилась, и я понял, что сейчас мы опять заговорим о пустяках. – Я знаю кое-кого, про кого Кит уж точно не забудет в следующем году.

Она игриво повела бровями.

О ком это она? Точно ведь не обо мне.

– Макаллан. Он раньше был страшно в нее влюблен. А может, и сейчас тоже.

Я так выпучил глаза, что они, казалось, могли выпасть из глазниц.

Эмили рассмеялась:

– Что, тебя шокирует, что парни могут интересоваться Макаллан?

– Нет, почему же.

На самом деле мне казалось странным, что Макаллан никогда не говорила со мной о мальчиках. Но потом я решил, что для этого у нее есть подружки.

– Да, в шестом классе. Но ей тогда было не до Кита… Да и вообще ни до чего… После того как ее мама…

Незаконченное предложение повисло над нами тучей. Я избегал разговаривать о маме Макаллан. Теоретически я знал, что если речь о ней зайдет в разговоре с Макаллан, то мне надо будет выразить свои соболезнования. Но речь о ней не зашла ни разу. Макаллан говорила со мной о папе, о дяде, о школе… О маме – почти никогда.

– Не знаю, как она так хорошо держится.

Как странно, что я вообще произнес эти слова. И как странно, тихо и жалко звучит мой голос.

Эмили слегка поникла.

– Это был ужас. Такой ужас. Жаль, что ты не знал Макаллан, когда ее мама была жива. Совершенно другой человек. Все время улыбалась, смеялась. Не то чтобы она сильно грустит сейчас, но тогда переживала… сильно.

Да уж. Уверен, что это еще мягко сказано.

– Но знаешь что? В последнее время ей гораздо лучше. Особенно когда она рассказывает про свои кулинарные курсы или новые рецепты. И еще я не уверена, что ты заметил, но твоя мама ей очень помогает.

Я кивнул. Было очевидно, что Макаллан от мамы в полном восторге. Я и сам понял, какое она сокровище. И как мне повезло, что оба мои родители живы – хотя меня по-прежнему бесило, что папа почти все время проводит в больнице.

– О! – Эмили стала подпрыгивать на сиденье. – Я придумала! Попрошу Макаллан приготовить что-нибудь на Хеллоуин. Отлично ведь будет, да?

– Да, ей это понравится.

Я задумался о кулинарных творениях Макаллан.

– Может, попросишь ее приготовить сэндвичи с карнитас[2]Свинина по-мексикански, мясо, приготовленное таким способом, очень нежное, его используют в разных блюдах.?

– Конечно, – Эмили вся светилась от радости.

Мы пропустили семичасовой сеанс и следующий тоже. Мы говорили и говорили. Напряженность между нами растворилась.

Однако когда пришло время прощаться, я снова занервничал. Потому что мне хотелось ее поцеловать. И дело было не только в том, что Эмили очень хорошенькая… Просто впервые с моего приезда мне было что предвкушать, не связанное с Макаллан.

И я поцеловал Эмили. И она ответила мне.

Я больше не собирался упускать возможностей.


Обычно, когда парень начинает встречаться с девушкой, он меньше времени проводит с друзьями. Однако в случае с Эмили случилось наоборот.

Я сам не заметил, как со мной стали тусоваться Кит и Трой. Мы сходили в торговый центр за костюмами к хеллоуинской вечеринке Эмили, а потом пошли в пиццерию поговорить о спорте. С момента переезда я еще не проводил столько времени в мужской компании. Я даже как-то разволновался, когда Кит стал меня дразнить на тему того, что я постоянно кручусь рядом с Макаллан и ни разу за ней не приударил. Я воспринял его подколки как комплимент. Это значило, что я стал для него своим.

– Я уже говорила тебе, что ты лучший бойфренд в мире?

Эмили чмокнула меня в щеку, когда я закончил развешивать искусственную паутину у нее в гостиной.

– Сегодня еще нет, – подмигнул я ей.

Она рассмеялась, а потом в последний раз оглядела комнату перед приходом гостей. Мы передвинули мебель, чтобы приглашенным было где тусоваться (а может, и танцевать). У стены мы поставили стол, на котором стояла чаша с «зеленой жижей» (проще говоря, пуншем зеленого цвета), чипсы, соус, соленые крендельки и конфеты. Большую часть стола мы оставили свободной: там будут стоять блюда Макаллан.

Она превзошла саму себя: приготовила маленькие пиццы-«мумии» (с оливками вместо глаз), и фаршированные яйца с рожками из острого перца, и кексы, обернутые в сладкую вату. И, разумеется, ее знаменитые сэндвичи с карнитас.

– Выглядит просто восхитительно! – обняла ее Эмили.

Мы решили нарядиться как персонажи фильма «Бриолин». Девочки оделись как «леди в розовом», а парни – как банда T-Birds. Эмили была в образе Сэнди: кожаная куртка, черная одежда, красные ботинки. Свои гладкие черные волосы она завила и начесала так, что ее было не узнать. Раз Эмили нарядилась в Сэнди, мне, по-видимому, доставалась роль Дэнни. Парням было проще: мы просто купили по белой футболке и написали на них T-Birds. Некоторые решили постараться и раздобыли кожанки; я позаимствовал мотоциклетную куртку у отца (она хранилась со времен, когда папа гонял на мотоцикле. Когда мама забеременела мной, то гонкам папы пришел конец). Девчонки достали розовые футболки и написали на них «Леди в розовом»; они надели юбки с пуделями, розовые повязки на голову в тон и сделали локоны с начесом.

Пока в гостиной и столовой бурлила вечеринка, мистер Дитц, Адам и родители Эмили проводили время на кухне. Парни, которые не входили в нашу группу, в основном нарядились футболистами или ковбоями (рубашка в клетку и ковбойская шляпа). А вот девушки пустились во все тяжкие: королевы красоты, ученицы католических пансионатов… что угодно, лишь бы нарядиться и посильнее накраситься.

И я не то чтобы возражал.

– Эй, Калифорния! – Кит помахал мне с дивана у телевизора. – Твоя очередь.

Он кинул мне пульт от приставки. Я уселся рядом с ним.

Мы поиграли час-полтора. Время от времени он критиковал меня за акцент, наряд (в точности такой же, как у него!), прическу (я уже два месяца назад подстригся, но Кит этого не заметил) и практически за все, что я говорил. Но я сдерживался. Так уж он вел себя с друзьями.

Наконец мне удалось победить его в боксерском поединке.

– Чувак, на следующих выходных. У меня. Придешь? – спросил он.

Я понятия не имел, что случится на следующих выходных и что мы будем делать у него, но согласился.

У меня была девушка, офигенный лучший друг, и парни наконец приняли меня в свою компанию.

Жизнь налаживалась.


Не думай, что меня огорчало, что ты так отчаянно стремился влиться в мужской коллектив.


Чувак, ты знаешь, что я так не думал.


Чувак. Звучит так, будто я заставляла тебя пить чай с моими куклами и заплетать мне косы.


Ну, ты много времени стала проводить на кухне.


Знаешь, что интересно? Не помню, чтоб ты жаловался, поедая все, что я готовила.


Это потому, что ты лучший повар в штате Висконсин. А может, и во всем мире.


Да уж, льстить ты умеешь.


А то.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть