Книга Лунин, или смерть Жака


Другие произведения автора

Царство палача
Царство палача
Шарль Анри Сансон – самый известный представитель династии палачей во Франции. Ему выпало жить и работать во времена Великой французской революции, пожиная ее обильную жажду, настолько обильную, что применение гильотины, скорбно знаменитой машины казни, считалось милосердным способом свершения народного правосудия.

При помощи нее Сансон казнил вначале Людовика XVI и Марию-Антуанетту, а затем и представителей революционной верхушки.

Первую попытку создать записки от имени Сансона предпринял Оноре де Бальзак. Долгое время читатели воспринимали их как подлинные, пока мистификация не была раскрыта.

Эдвард Радзинский предлагает свою версию воспоминаний знаменитого палача. Но не только. Постепенно писатель переходит к истории русской революции, к трагической истории нашей страны.
(с) MrsGonzo для LibreBook
Наполеон: Жизнь после смерти
Наполеон: Жизнь после смерти
В своем новом романе Эдвард Радзинский не перестает удивлять нас невероятными историческими фактами. Роман написан в форме записок императора Наполеона, продиктованных им своему секретарю на острове Святой Елены. В них император рассказал о своем детстве и начале военной карьеры, победоносных битвах и любовных приключениях, о пути к власти — сначала во Франции, потом в Европе…Но был ли император полностью правдив? И зачем он диктовал свои записки — для себя, для потомков… или совсем с другой целью?Новая, совершенно неожиданная версия жизни и гибели великого Наполеона Бонапарта — в романе «Наполеон: жизнь после смерти». Новая книга Эдварда Радзинского из знаменитого цикла исторических исследований о великих правителях. Книги «Николай II», «Сталин» в течение длительного времени занимали первые места среди бестселлеров. И сейчас эти книги вызывают живой интерес и у молодого, и более старшего поколения, по-прежнему читаемы и пользуются невероятным спросом.Поражения Наполеона, императора Франции, были забыты — остались только победы. И хотя в сонм бессмертных ему не удалось войти владыкой величайшей империи, он вошел в него куда более прочно — гением и страдальцем. А его старый враг Шатобриан вынужден был написать: «Это Карл Великий и Александр Македонский, какими их изображали древние эпопеи. Этот фантастический герой и пребудет теперь, после смерти императора, единственно реальным...»

Похожее

HHhH
HHhH
HHhH – немецкая присказка времен Третьего Рейха: Himmlers Hirn heisst Heydrich (Мозг Гиммлера зовется Гейдрихом). Райнхард Гейдрих был самым страшным человеком в кабинете Гитлера. Монстр из логова чудовищ. «Мозг Гиммлера зовется Гейдрихом» шутили эсэсовцы, этот человек обладал невероятной властью и еще большей безжалостностью. О нем ходили невероятные слухи, один страшнее другого. И каждый слух был правдой. Гейдрих был одним из идеологов Холокоста. Именно Гейдрих разработал план фальшивого нападения поляков на немецких жителей, что стало поводом для начала Второй Мировой войны. Именно он правил Чехословакией после ее оккупации. Гейдрих был убит 27 мая 1942 года двумя отчаянными чехами Йозефом Габчеком и Яном Кубишем, ставшими национальными героями Чехии. Покушение на Гейдриха произвело на руководство Рейха глубочайшее впечатление. В день смерти Гейдриха нацисты начали кампанию массового террора против чешского народа. Было объявлено, что всякий, кому известно о местонахождении убийц протектора и кто не выдаст их, будет расстрелян вместе со всей семьёй. Был расстрелян 1331 чех. В день похорон Гейдриха была уничтожена деревня Лидице, все мужчины которой были убиты, а все женщины отправлены в концлагерь. После покушения Габчек, Кубиш и их товарищи скрылись в православной Церкви Кирилла и Мефодия. Их местоположения выдал предатель. Церковь окружила целая армия солдат, эсэсовцев, гестаповцев. Шесть чехов долгие часы сражались с более, чем сотней до зубов вооруженных нацистов.

Роман Лорана Бине, получивший Гонкуровскую Премию, рассказывает об этой истории, одной из самых героических и отчаянных во Второй Мировой войне. Книга стала огромным международным бестселлером, переведена более, чем на двадцать языков.

По свидетельству французских критиков, почти документальный текст Лорана Бине делает настоящим романом не переплетение правды с вымыслом, не художественное описание исторических лиц, а «страстное отношение автора к истории как к постоянному источнику рефлексии и самопознания».
Количество закладок
В процессе: 1
Добавить похожее Похожее