Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Первый контакт
Глава вторая. Ледяная планета

С орбиты, затерянный на окраине солнечной системы, крошка-Плутон казался царством вековых льдов. Его горные цепи покрывала огромная кора льда, сверкавшего под лучами солнца.

– Внимание! – раздался голос командира военно-транспортного корабля, – заходим на посадку. Всех пассажиров челнока «Стрела» просим занять свои места в посадочных коконах. Мы немного опаздываем, поэтому пройдем между планетой и Хароном. Возможна легкая тряска, не представляющая угрозы.

При звуках этого голоса Алекс вздрогнул, отключился от африканских воспоминаний о знойной мулатке и посмотрел на приближавшийся по правому борту спутник Плутона. За время короткого отпуска на старушке-Земле он расслабился, впервые за последние пять лет, и успел привыкнуть к тому, что сейчас просто пассажир, который отдыхает, а не новоиспеченный командир военного крейсера «Вулкан», с экипажем в полторы тысячи человек, который следует к новому месту службы.

– Пошли, командир, а то трясучка застанет нас прямо в баре, – рядом, как всегда, когда дело шло о выпивке, стоял его старший помощник Джон Глостер.

Алекс молча допил свой стакан виски «Черная дыра», который он потреблял уже второй день подряд, – постоянная пропаганда Глостера победила коньяк. Затем бросил взгляд в иллюминатор и пошел вместе со старшим помощником в отсек для пассажиров, где их уже дожидалась дюжина офицеров с «Вулкана». Вся компания возвращалась из отпуска на военную базу Плутона, где сейчас стоял «Вулкан» вместе с двумя другими крейсерами, «Бертой» и «Людвигом», похожими на него, как две капли воды.

Вернувшись в обставленный по-спартански пассажирский отсек, Красс сел в свою белую капсулу, защищавшую от перегрузок при взлете и посадке. Прозрачная крышка плавно опустилась, на несколько минут отрезав его от внешнего мира. «Интересно, зачем нас так срочно перевели сюда? – подумал Алекс, – Не иначе, командование задумало новый эксперимент, о котором в последнее время все болтали на станции».

В следующую секунду он погрузился в короткое забытье, а когда открыл глаза, челнок уже летел над ледяными полями Плутона. Красс увидел это, когда выбрался из своего кокона и снова поднялся на верхнюю палубу, где находился местный бар и крохотный офицерский салон, там, разумеется, уже болтался вездесущий Глостер.

Алекс любил наблюдать за посадкой и взлетом. Сейчас на безжизненном горизонте виднелась одинокая скала, перед которой можно было различить широкую прямоугольную полосу льда, куда и летел быстро снижающийся челнок. Спустя мгновение пилот включил торможение, челнок резко замедлил ход, и вскоре послышался громкий скрежет, – это острые лезвия опор, похожие на гигантские коньки, соприкоснулись с ледяной посадочной полосой. Через минуту челнок совсем остановился, всего в паре километров от одинокой скалы, которая была замаскированной башней слежения подземного космопорта. Точнее, подледного, поскольку на Плутоне царил лед.

– Внимание, говорит командир челнока «Стрела», – снова раздался голос по внутренней трансляции, – мы благополучно совершили посадку на базе Плутона. Через минуту за пассажирами прибудет спецтранспорт.

Алекс опять вспомнил о мулатке и улыбнулся своим мыслям.

– Ну что, командир, радуетесь прибытию на новое место? – спросил Глостер, – Чует мое сердце, что пахнет большим делом. Что скажете?

– Скажу, что похоже на правду. Иначе командование не стало бы отсылать нас с теплой Земли в этот морозильник.

И Красс снова взглянул на застывший пейзаж Плутона, отгоняя навязчивые воспоминания о мулатке, с которой еще так недавно проводил время в Тхимпхур. Море, яхты, апельсины…

– Служба есть служба, так ведь, старший помощник Глостер? – он даже хлопнул Джона по плечу.

Алекс постепенно возвращался из расслабленного состояния пассажира к роли командира «Вулкана».

– Так точно, – Глостер браво вытянулся по струнке и улыбнулся, – предлагаю отметить прибытие парой стаканчиков в баре космопорта.

– Отличное предложение, помощник Глостер, – кивнул и без того не совсем трезвый Алекс, – Вы всегда понимаете меня с полуслова. Прикажите команде офицеров собраться и двигайтесь прямиком туда. Я прибуду позже. Командир должен сначала осмотреть свой корабль.

Словно в ответ на слова Алекса вновь раздался голос капитана военно-транспортного челнока.

– Внимание! Срочное сообщение для командира крейсера «Вулкан» Алекса Красса. Командованием базы Плутон вам предписано немедленно явится в здание космопорта к коменданту базы генералу Бразини. За вами уже выслан специальный глиссер.

– Ну вот, командир, – раздосадовано проговорил Глостер, – не судьба пропустить по стаканчику.

– Еще успеем, – бодро ответил Красс, – Ты был прав, и моя печенка уже чует, что начинается настоящее дело.

– Желаю удачи, – Глостер направился к вакуумному трапу, который уже спустили из челнока прямо в шлюзовую камеру подкатившего пассажирского суперглиссера, способного вместить сто человек.

Офицеры с «Вулкана» и остальные пассажиры, переговариваясь, уже спускались туда друг за другом. Красс же направился к спецвыходу для особо важных персон, как только разглядел подлетающий мини-глиссер коменданта военной базы Плутона.

Пилот оказался невысоким парнем восточного типа. Он отрапортовал Крассу о прибытии, приказе доставить его по назначению, а затем предложил надеть шлем. Хотя Алекс и не любил летать в шлемах, но раз уж таков устав, придется надеть. Наверняка этот пилот был еще и личным телохранителем коменданта Бразини. «Значит, надо держать ухо востро, – решил Красс, надевая шлем, – пока не разберемся в местной ситуации».

Едва он устроился в кресле второго пилота, герметичные двери шлюза с мягким чавканьем захлопнулись, и глиссер резко взмыл вверх, а затем устремился вертикально вниз, прямиком к ледяной поверхности планеты. За несколько секунд до неизбежного столкновения, когда Алекс уже успел попрощаться с жизнью, во льду открылось круглое отверстие. Глиссер на полном ходу влетел в него, оказавшись в огромном подземном ангаре, где запросто могли разместиться три таких крейсера, как «Вулкан».

Красс внимательно посмотрел на пилота: неопытные летчики на такие пируэты никогда не шли без особой необходимости, а этот словно развлекался.

– Бывший пилот ВВС? – поинтересовался Красс, одновременно разглядывая в иллюминатор помещение огромного ангара. Снизив скорость, глиссер летел под самым потолком, а внизу, словно муравьи, рядом с небольшим кораблем гражданского типа, копошились команды техников.

– Так точно, – ответил пилот, – Ясиро Накомудза, бывший пилот истребителя первой штурмовой эскадрильи с базы «Венера-10».

– Это не та эскадрилья, которая атаковала вдвое превосходящие силы гарварийцев во время вторжения в пределы Солнечной системы? – уточнил Красс, у которого была великолепная память. – Отличная была эскадрилья.

– Так точно, она самая, – ответил пилот.

Довольно ухмыльнувшись, он посадил глиссер на небольшую площадку, с мерцающими огнями по краям.

– Я единственный, кто выжил в том бою. После лечения меня перевели сюда, личным пилотом коменданта базы.

Шлюз открылся. Трап автоматически опустился на площадку.

– Думаю, комендант Бразини доволен, – похвалил Красс, – по слухам, он любит острые ощущения.

– Так точно, иначе я давно уже был бы отправлен на гражданскую службу, водить тихоходные пассажирские лайнеры с Земли на Луну и обратно. А мне здесь, в дальнем космосе, гораздо интересней.

– Удачи, – сказал Красс и, кивнув на прощанье словоохотливому пилоту, спустился по трапу на посадочную площадку ангара.

Перед ним стояло, выстроившись в ряд, пять человек. Трое из них были офицерами личной охраны Бразини, их Алекс знал в лицо. Остальные двое выглядели как гражданские специалисты. Этих командир «Вулкана» видел впервые.

Впрочем, как и неизвестный гражданский корабль, стоявший в ангаре. Вообще-то на Плутоне с недавних пор обреталось немало его старых знакомых по совместной службе в различных «холодных точках», как говорили во флоте. Видимо, назревало действительно важное дело, раз со всех концов Солнечной системы сюда собирали лучшие кадры.

– Алекс Красс, не так ли? – шагнул ему навстречу один из офицеров, высокий брюнет с короткой стрижкой «под ежик».

– Он самый, Арни, и ты это прекрасно знаешь, – ответил на приветствие Красс, – или желаешь проделать мне сканирование мозга, чтобы проверить, не гарварийский ли я шпион?

– Нет необходимости, ты уже прошел все тесты, пока летел сюда в глиссере.

Красс недоверчиво покосился на шлюз глиссера, из которого выглядывала хитрая физиономия пилота. Затем люк закрылся.

– Так быстро? А с каких пор командиров военных крейсеров подвергают негласному обследованию?

– С недавних, Алекс. Не обижайся, но это необходимые меры предосторожности. Следуй за нами, Бразини хочет лично с тобой побеседовать о предстоящей миссии. Скоро ты все узнаешь сам.

Вся шестеро сели в большую металлическую капсулу с мягкими сиденьями, стоявшую в двух шагах от площадки, и капсула мгновенно провалилась вниз, устремившись к невидимой цели, расположенной где-то под поверхностью планеты. Это был скоростной лифт, связывавший секретный ангар с помещением коменданта базы. Вообще, военная база землян на Плутоне представляла собой огромный подземный город, состоявший из разветвленной системы тоннелей, соединявших миллионы помещений разного назначения. Такой гигантский муравейник, о доброй половине которого Красс ничего не знал. Толща льда на поверхности служила защитным барьером, и секретную базу было нелегко обнаружить с орбиты даже очень мощными сканерами. Кроме того, по поверхности Плутона и его спутника Харона были разбросаны замаскированные башни слежения, нацеленные на внешний космос, которые засекали любой подлетающий объект за пару световых лет.

Скоростной лифт мягко ударился об амортизаторы шлюзовой камеры и остановился. Офицеры охраны вышли первыми. Алекс последовал за ними. Гражданские держались немного позади. Пройдя метров тридцать по коридору, по стенам которого тянулись бесконечные кабели, группа уткнулась в наглухо закрытые бронированные двери, которые, судя по их толщине, не смогла бы пробить прямым попаданием даже фотонная торпеда.

На боковой стене мгновенно загорелся красный квадрат сканера. Начальник охраны приблизился к нему и положил на мерцающее поле свою левую ладонь. Через пару секунд цвет поверхности сменился на зеленый и ворота тяжело поползли вверх. За ними, на расстоянии пяти метров, стояли вторые.

– Бразини неплохо замаскировался, – прокомментировал ситуацию Красс, – у меня на крейсере, надеюсь, ворот поменьше.

Гражданские инженеры еле сдержали смех.

– Но ты, Алекс, пока и не командир самой дальней от Земли и самой секретной базы, – спокойно ответил Арни, – но, гордись, тебе уже доверяют. Никто, кроме высшего командования флота, никогда не встречался лично с Бразини.

– Я уже горжусь, Арни, только мне холодно, – подтвердил Красс и стал, поеживаясь, изучать стены и сводчатый потолок, с которого сотнями свисали сосульки. – Такое ощущение, что мы в открытом космосе, а на мне только легкий скафандр.

В помещении, несмотря на скрытые в стенах обогреватели, все же стоял убийственный холод.

– Безопасность требует времени, – успокоил его командир охраны Бразини, подходя ко второму сканеру.

Спустя пятнадцать минут, преодолев пять ворот, группа вошла в помещение, которое слегка напомнило Крассу виденные в детстве исторические фильмы о службе американских генералов в двадцатом веке. Семь веков назад те любили широкие помещения, с огромным столом посередине, кучей неудобных кресел и какими-то красно-синими тряпками, которыми украшали все свободные стены. В следующем веке все изменилось. Но командный пункт Бразини был немного похож на кадр из фильма: огромный белый стол посередине, под которым был смонтирован гравитатор, и висевшие над полом вокруг него анатомические сиденья. Но вот на стенах вместо тряпок непонятного назначения висела коллекция ящериц с планеты Гризаллак. Видимо, Бразини не досматривал исторические фильмы до конца.

Когда офицеры вошли, комендант базы Плутона рассматривал какие-то чертежи, лежавшие на столе. Он кивнул офицерам охраны, и те молча вышли. В зале остались только Алекс Красс и двое гражданских.

Бразини жестом предложил всем сесть, сразу заговорив о деле, словно его не интересовали подробности жизни Красса, как он отдохнул, как долетел и тому подобное. Алекс не обиделся, он был наслышан об этой привычке старика Бразини, хотя и видел его лично впервые в жизни. Комендант носил пышную черную бороду и волосы до плеч, в которых не было и признаков седины, хотя возраст Бразини перевалил уже за вторую сотню лет. Он курил сигары из пахучих листьев Орбелии, крепко пил почти все двести лет, но по-прежнему был подтянутым воякой, о котором ходили всякие легенды. Сам Красс, наверное, казался ему юнцом, так как командиру «Вулкана» недавно исполнилось всего восемьдесят пять лет. И хотя он тоже любил пропустить по стаканчику, до коменданта базы ему было очень далеко. По земным меркам в двадцать седьмом веке он был еще молокососом.

– Вы здесь, потому что командование Земли поручило нашей базе провести эксперимент, от которого может измениться будущее всей Солнечной системы, – сообщил Бразини, глядя прямо в глаза Алексу, сидевшему в анатомическом кресле с антигравитационной приставкой: кресло мягко покачивалось в воздухе, не касаясь пола.

Комендант повернулся к гражданским инженерам и приказал:

– Посвятите командира Красса в детали нашей операции, поскольку именно он будет командовать охранением.

Один из инженеров внимательно посмотрел на Красса и начал говорить.

– Меня зовут Герхард Адрихт, моего коллегу Тимми Пентури. Мы инженеры из секретной исследовательской лаборатории независимого времени, отделения которой находятся на Земле, Сатурне и здесь, на Плутоне. Уже около ста лет мы занимаемся одной-единственной темой – разработкой двигателя независимого времени, который позволит нашим кораблям изменять течение времени в ограниченном пространстве своих корпусов. Проект называется «Магеллан», поскольку мы первыми из земных исследователей пытаемся изменить естественный ход времени. Сейчас мы с коллегой уже завершили работу над опытным образцом первого генератора независимого времени, «Магеллан-1», который собран здесь, на военной базе Плутона. На его сборку ушло почти пятьдесят лет. Второй образец, опытный генератор «Магеллан-2», монтируется на специальном исследовательском корабле «Оса», который вы видели в ангаре.

Герхард бросил короткий взгляд на молчавшего коллегу и продолжил.

– Сейчас наши, даже самые современные, космические корабли имеют очень невысокую скорость. На этой скорости еще можно передвигаться по Солнечной системе и достигать ближайших звезд, но чтобы углубиться в межзвездное пространство, в галактику, понадобятся в миллионы раз большие скорости. А жизнь человеческая коротка, – всего триста лет.

Ученый замолчал, словно задумавшись над своими словами. Но тут в разговор вступил Тимми Пентури.

– Но представьте, в случае удачи произойдет прорыв в науке о времени! Наши корабли смогут создавать независимое время, то есть тормозить его внутри корпусов и разгонять до неописуемых скоростей вокруг своей обшивки. В случае удачи мы сможем запросто проникнуть к центру галактики и даже выходить за ее пределы, к соседним галактикам, в течение одной человеческой жизни! Земляне получат новые знания и станут очень могущественной расой!

Тимми даже приподнялся на своем кресле от возбуждения. Казалось, даже немного вырос. Его коллега также сиял от восторга. Красс же почему-то думал, что именно сейчас его команда офицеров уже опрокинула по третьему бокалу виски «Черная дыра», а Глостер предлагает офицерам не терять надежы увидеть за столом своего командира.

– Да, это впечатляет, – согласился он, отогнав наваждение, – а когда начнется эксперимент?

Ученые вопросительно посмотрели на коменданта. Тот кивнул.

– Завтра утром в шестьдесят часов по местному времени.

Алекс посмотрел на свой наручный хронометр – герметичную капсулу, в которую, кроме таймера, был встроен портативный передатчик, радиомаяк и, на всякий случай, аннигилятор. Часы показывали сразу несколько циклов времени, среди них – земной и местный, то есть плутонский. На последнем виднелась цифра сто двадцать два часа. А день на Плутоне длился в шесть раз больше земного. «Значит, до рассвета еще часов тридцать есть, это хорошо, – подумал Красс, – и после рассвета еще шестьдесят. Отлично, успею расслабиться».

Ученые, судя по всему, закончили вводную часть, поэтому в разговор вступил сам комендант военной базы Плутона.

– Вы назначаетесь командиром операции прикрытия во время испытаний по проекту «Магеллан», – сообщил ему Бразини, слегка встряхнув черной шевелюрой. – Завтра утром, ровно в шестьдесят часов по плутонскому времени, все три военных корабля, включая «Вулкан», должны быть готовы к вылету в район мертвой звезды Кара. Это пустынный район, расположенный вдалеке от обычных путей наших патрульных звездолетов, а гражданские там вообще не бывают. Мы допускаем, несмотря на секретность проекта, что кто-то из гарварийских шпионов мог пронюхать об этом. Именно для того, чтобы предотвратить возможные проблемы, мы и посылаем три новейших космических крейсера для сопровождения «Осы» с первым портативным генератором серии «Магеллан», смонтированным на ее борту. Вы должны находиться поблизости и следить за районом, но обязаны следовать указаниям Герхарда Адрихта. Вам разрешается вернуться на базу только после того, как эксперимент закончится и вы узнаете об этом лично от него. Вам все понятно, капитан?

– Так точно, комендант, – кивнул Красс.

– Вы свободны, – закончил аудиенцию Бразини, – О кодах связи на время операции вас оповестят.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть