Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Прикладная демонология
Глава 1

– Заявка, заявка, заявка… – Я отбрасывала в сторону обычные текущие заказы на ремонт, не решаясь взять в руки письмо в дорогом конверте с сургучной печатью Императорского заповедного бестиариума. То самое, с пометкой «срочно» и «только лично в руки».

Что могло им понадобиться?

Дед Ричард Дарх – знаменитый артефактор, известный далеко за пределами Заповедного леса. Кавалер нескольких императорских орденов за вклад в развитие артефакторики, бывший член палаты артефакторов. Отец Андреас Дарх – не менее знаменитый демонолог, участник ликвидации великого Девятого разлома двадцатилетней давности, когда генералы Бездны сумели пробить в наш мир огромный портал, через который планировали провести легионы и поработить всех. Именно в те годы судьба столкнула его с моей матерью, и на свет появилась я.

Но у бестиариума, огромного императорского зверинца, в котором содержат, изучают и разводят всевозможную нечисть и низших демонов, есть свои штатные артефакторы и демонологи.

Зачем им наши услуги?

– Ну и долго ты еще будешь тянуть? – ворчливо поинтересовался Томми, нетерпеливо перебирая лапками по моему плечу и изредка тыкая коготком в сторону до сих пор не вскрытого конверта. – Или думаешь, само рассосется?

– Если бы, – хмыкнула я неприязненно и все-таки взяла в руки письмо, чтобы неохотно распечатать и прочитать его содержание. – Такие вещи сами собой не рассасываются. А еще ничего хорошего в себе не несут.

Ну и что тут у нас?


«Уважаемая мисс Селин Дарх!

Изучив итоговые аттестационные баллы вашего диплома и взяв во внимание тему вашей дипломной работы «Редкие демоны Бездны и их применение в быту», сданной на отлично, смеем предложить вам должность младшего научного сотрудника в демонической секции Императорского заповедного бестиариума.

Выдержки из типового договора с указанием обязанностей, рабочего графика и должностным окладом прилагаю.

С надеждой на ваш положительный ответ и визит на собеседование в самое ближайшее время, старший секретарь Императорского заповедного бестиариума Уль Войт ».


Я три раза прочитала выдержки, проверила письмо на невидимые чернила, подергала себя за мочку уха, щелкнула по носу Томми и в конце концов отправилась за советом. Выдержки радовали перспективами и доходом, но я уже давно не верила в человеческую щедрость и бескорыстие. Да и кому придет в голову нанимать на ответственную должность младшего научного сотрудника вчерашнюю выпускницу академии? Еще и обучавшуюся экстерном! Еще и девчонку!

Нет, дело однозначно пахнет не розами.

– Эй, предки! Разговор есть! Срочный!

Наш дом, приобретенный дедом еще до моего рождения, уже давно был одним огромным артефактом. Защищенным лучше, чем императорская сокровищница. Хранящим сотни тайн и секретов. С подвалом, лабораторией и мастерской для каждого из нас. Почти живым.

И при желании доносил любое сказанное слово до адресата в ту же секунду.

Вот и сейчас, стоило мне только поудобнее сесть в кресло в гостиной, где дед оставил всю утреннюю корреспонденцию, и подождать пару минут, как оба «предка» явились на зов. Отец поднялся из лаборатории, а дед спустился из мастерской. Оба, недовольные тем, что отвлекла от наверняка важных дел, и похожие, как братья.

Дед в свои восемьдесят выглядел едва ли на пятьдесят. Невысокий, подтянутый, черноглазый и темноволосый, с приятными мужественными чертами лица, он часто улыбался, но в глазах почти постоянно таилась застарелая грусть. Баловал меня куда чаще отца, но и наказывал не в пример строже, когда я шалила сверх допустимого.

Отец был чуть выше деда, но в неполные сорок пять выглядел от силы на сорок. Почти идентичные черты лица, абсолютно такая же короткая стрижка темно-каштановых волос, но глаза безупречно синие, словно осеннее небо. Улыбался он редко, говорил мало и только по делу. И я точно знаю, что до сих пор любил мою мать, но никогда не заговаривал о ней первым.

Оба – лучшие из лучших. Оба – замкнутые отшельники, предпочитающие воспитывать меня в глуши, а не остаться в столице, куда их зазывали не реже нескольких раз в год. Оба – мои самые родные и любимые предки.

– В общем, так. – Я не стала тянуть время и дожидаться, когда меня поторопят. Вручила письмо отцу, чтобы изучил, а деда вкратце ввела в суть предложения. – Что думаете?

– А сама? – Отец дочитал и передал дальше, поступив в своей обычной манере: задал встречный вопрос.

– Заманчиво, но мутно. Слишком заманчиво, чтобы быть правдой. Наверняка или в секции бедлам, или начальник идиот, или обязанности прописаны далеко не все. Или все вместе.

С малых лет меня учили не только элементарным вещам, включающим в себя бытовые умения, чтение, счет и простейший этикет, но и развивали логическое мышление вкупе с наблюдательностью. Учили шить, готовить, поддерживать беседу, разбираться в людях, демонах и артефактах, ориентироваться и выживать в лесу, готовить лечебные снадобья, оказывать первую медицинскую помощь и убивать. Я прекрасно разбиралась в нечисти, нежити и демонах; знала три языка: общий, древний и демонический; свободно создавала и перемещалась порталами; собирала и ремонтировала артефакты из подручных материалов; без труда находила общий язык с демонами, но…

До сих пор не ходила ни на одно свидание и ни суток не провела за пределами дома или Заповедного леса.

И вот сейчас мне выпал шанс. Первое предложение о работе. И не в какой-нибудь заштатной конторке с окладом в золотой за неделю беспрерывного труда, а в престижном Императорском заповедном бестиариуме, куда мечтает попасть любой честолюбивый демонолог.

И это наводило на размышления.

– Но ты заинтересовалась? – отметил очевидное дед. – Иначе бы просто отказалась.

– Заинтересовалась, – кивнула я задумчиво и прикусила губу. Это был шанс. Тот самый шанс заняться делом, к которому лежала душа. Быть сильной и идти своим путем.

Но при этом оставить предков одних. Справятся ли они без меня?

– Тогда есть смысл съездить и разобраться с ситуацией на месте. – Дед по-доброму улыбнулся, и в уголках его глаз собрались лукавые морщинки. – Не понравится – откажешься. Понравится – останешься.

Перевела вопросительный взгляд на отца, но он лишь молча кивнул, подтверждая слова деда. Я даже немного растерялась, видя это внезапное единодушие. Так быстро? И никаких напоминаний, что у меня и дома дел выше крыши?

Артефакты не починены, заказы не развезены, постельное белье не доткано, полы уже три дня не мыты…

– А как же… А как же вы?

– А что – мы? – удивился отец и тоже улыбнулся, но куда строже, чем дед. – Дети малые, что ли? Или ты в иной мир замуж улепетываешь без права на свидание? В конце концов, кто мне уже все уши прожужжал, как сил нет – хочется всех заказчиков поубивать? Вот тебе и альтернатива нарисовалась. Или испугалась?

А вот это он зря. Знает же, что боюсь только одного – потерять их. Вот и оттягиваю принятие, казалось бы, очевидного решения, как могу. Но раз уж вопрос ставится именно так…

– Хорошо, съезжу, гляну как и что. Но в любом случае к вечеру вернусь, так что даже не думайте от меня так быстро отделаться.

Не став давать ни советов, ни напутствий, предки разбежались по своим делам, а я поднялась наверх – переодеваться. Кто-то мог бы подумать, что мы слишком равнодушны друг к другу, но это было не так. Просто мы предпочитали не размениваться на сопливые эмоции, а действовать. Нужен совет – пожалуйста. Требуется помощь в деле, с которым не справляешься самостоятельно, – и за этим вопрос не встанет. Морально поддержать и приободрить? Естественно! А вот с нытьем и соплями мимо, слабаков тут не держат.

Слабаки в нашей среде просто не выживают.

Для визита в бестиариум я предпочла надеть темно-серый брючный костюм из крепкого и немаркого твида. Это по магазинам и на прогулку в городской парк можно побаловать себя каким-нибудь легкомысленным платьем с кружевами и юбкой в пол, а все деловые поездки лучше совершать в брюках. Кто-то до сих пор считает вульгарным, когда женщины надевают исконно мужские вещи, но я предпочитаю удобство закостенелому мышлению.

К тому же я собираюсь не на бал или в какой-нибудь заштатный городишко, где до сих пор девушек берут на работу только служанками, кухарками или няньками, а в Императорский заповедный бестиариум. Самое прогрессивное учреждение, созданное при поддержке деда нынешнего императора, где без оглядки на общественное мнение испытывают всевозможные изобретения, ставят опыты и отрабатывают методы борьбы с иномирными захватчиками.

Моими в какой-то мере родственниками.

Собралась я быстро, даже несмотря на некоторые сомнения. Убрала волосы в низкий пучок, разгладила складочки на строгой белой блузке, поправила пиджак, подхватила сумку с письмом, документами и деньгами, скупо улыбнулась своему до жути деловому отражению, вышла на улицу и создала портал в любимую точку столицы: площадь Семи фонтанов.

Площадь Семи фонтанов была не единственным местом, куда было официально разрешено строить персональные порталы, и даже не самым выдающимся из достопримечательностей столицы нашего государства, но именно с нее было очень удобно добираться до многих интересующих меня мест.

До бестиариума в том числе.

Само учреждение состояло из нескольких научных институтов и приписанных к ним зверинцев, расположенных преимущественно за городом, чтобы обезопасить обывателей в случае ЧП, но административное здание, куда меня приглашали на собеседование, было всего в двух шагах от площади.

Время собеседования не было указано, но так как письмо пришло утром и было с пометкой «срочно», я решила, что долго в приемной не просижу. И не ошиблась.

Первым меня принял младший секретарь по общим вопросам господин Сэмюэль Пиркинс, сидящий в нижней приемной, куда я попала сразу же, как вошла в здание. Мужчина был полон значимости, смотрел на меня свысока, говорил весомо, но как только изучил письмо – тут же стал намного любезнее и лично проводил меня к старшему секретарю на второй этаж.

Пока поднимались, я успела оценить уровень финансирования данного учреждения: просторные помещения, высокие потолки и яркое магическое освещение, свежий косметический ремонт и деловитая важность сотрудников.

Что ж, может, и правда их зарплата именно на том уровне, что обещана в письме.

Старший секретарь Уль Войт оказался сухопарым темноволосым мужчиной лет пятидесяти с тонкими усиками, длинным носом, узким подбородком и модной зализанной челкой набок.

Меня оценили, взвесили, заглянули внутрь, сочли достойной внимания – и все за одну секунду, пока я приближалась к его рабочему столу.

– Добрый день, меня зовут Селин Дарх. Я на собеседование по вашему приглашению.

– Добрый день, мисс Дарх. – Профессионально улыбнувшись, секретарь принял из моих рук письмо, но даже не взглянул на него, отложив в сторону и указав мне на стул, стоящий чуть у края стола. – Присаживайтесь. Вы немного припозднились, вас ждали раньше.

Не став ничего отвечать на это несправедливое, по сути, замечание, я терпеливо приподняла брови, ожидая продолжения. В письме ничего не было сказано о времени, так что никакой вины я за собой не ощущала. Как смогла, так и подошла. Еще скажите, что вакансия больше не актуальна!

– Итак, мисс Дарх, – сообразив, что не дождется от меня извинений, секретарь заговорил снова, – ваша анкета, переданная нам из академии, где вы обучались некоторое время назад, и способности, отмеченные преподавателями, заинтересовали руководство демонической секции, так что если ваш непосредственный начальник сочтет вашу кандидатуру подходящей, то мы будем рады видеть вас в числе наших сотрудников. К сожалению, господин Киршин уже убыл на место своей работы, вы разминулись с ним буквально только что. Если вас не затруднит проехать в демоническую секцию самостоятельно, то вы сможете побеседовать с ним уже сегодня.

Так и подмывало уточнить, что будет, если меня это затруднит, но я не стала искать неприятности на пустом месте и лишь уточнила, куда именно мне проехать и кого конкретно спросить.

Судя по улыбке, потеплевшей на долю градуса, моя готовность озадачиться поиском будущего начальника пришлась старшему секретарю по душе, и мне выдали четкую инструкцию. Заодно выписали разовый пропуск для прохода на закрытую территорию демонической секции, куда попасть было не так-то просто. Еще бы! Ведь там не только содержали демонов всех мастей и размеров, но и изучали их возможности, а так же выискивали новые способы их обезвреживания и уничтожения.

В общем, практически закрытый военный объект под грифом «строго секретно».

Располагался этот объект на северной окраине столицы в рабочем районе с многочисленными фабриками, многоквартирными домами и складскими помещениями. Добралась всего за полчаса, не поскупившись нанять кеб с бодрым извозчиком, всю дорогу развлекавшим меня свежими сплетнями о предстоящем ежегодном съезде демонологов со всего континента. Съезд был приурочен к дате подписания последнего мирного соглашения между людьми и демонами, но отмечалась она, как великий День Победы над захватчиками. Ярмарки, народные гулянья, алкогольные возлияния – люди любили устраивать праздники, дай только повод.

И лишь такие, как я, дипломированные демонологи понимали, что победа эта только на бумаге. Настанет день, когда вырастет новое поколение воинов, генералы демонов вновь накопят силы для Великого разлома, и наши войска вновь схлестнутся в кровавой схватке за жизнь и свободу.

Именно поэтому существуют такие учреждения, как Императорский заповедный бестиариум. Именно поэтому его финансирование происходит на государственном уровне. Именно поэтому на проходной ничем не примечательного двухэтажного серого здания меня просканировал маг с выправкой военного и, лишь убедившись, что при мне нет запрещенных к ношению предметов, пропустил дальше.

Вот как чувствовала, ничего не надела и не взяла никого из своих сопровождающих!

Интересно, что будет дальше?

А дальше был забег по коридорам, этажам и кабинетам в безуспешной попытке найти неуловимого господина Киршина. Был. Ушел. Отошел. Вышел. По словам бесчисленных лаборантов, которых то и дело отвлекала от работы, я не успевала буквально на мгновение. В какой-то момент это начало откровенно надоедать, и я уже собиралась плюнуть и дождаться начальство на проходной, когда оно соберется на обед или вообще домой, но тут меня «обрадовали» новостью, что неуловимый Киршин отправился в зверинец. И это до вечера.

Что ж… Попробую испытать удачу вновь!

Зверинец демонической секции оказался значительно больше основного здания и находился в глубине территории. Сопровождающего я не нашла, да и не стремилась: мне указали направление, подсказав, где находится нужная дверь во двор, а дальше я планировала разобраться сама.

В академии был свой зверинец, где студенты проходили практику, но несравнимо меньше местного. Я еще только подходила, миновав небольшую рощу с аккуратными дорожками, выложенными тротуарной плиткой, а уже отсюда было видно… Точнее, не видно ни конца ни края зверинца. Высоченный забор в мелкую сетку под магическим напряжением, двойной контроль на входе, полные подозрения взгляды охраны, и вот я внутри.

Ну и куда теперь?

Всюду, куда ни глянь, огромные клетки с питомцами. Какие-то открыты для визуального ознакомления, а какие-то под звуко- и взглядонепроницаемыми магическими куполами, и характерный шум-гам для любого типа зверинцев. Немного постояла, привыкая к многоголосой какофонии, осмотрелась, заметила позади себя план местности, поделенный на цветные сектора, внимательно изучила, запомнила и озадачилась. А вот интересно, это общедоступные сведения или я прикоснулась к государственной тайне? Потому что, будь я преступником, висящий на всеобщем обозрении план во много крат облегчил бы мне задачу по поиску нужного вольера! А там и до диверсии недалеко…

Развлекая себя не слишком патриотичными размышлениями, я решила довериться интуиции и направилась к центральной лаборатории, здраво рассудив, что именно там самый большой шанс поймать местное начальство.

Если верить плану, то всего в зверинце было пять лабораторий: по сторонам света и в центре. Но лишь в последней имелись кабинеты начальника и руководителей отделов, тогда как в предыдущих – лишь помещения для исследований.

И опять же, на мой взгляд, это не самое разумное решение. Если по какому-то недоразумению на свободу вырвется кто-то опасный, допустим, демон класса «С», то бежать из центра зверинца к выходу будет бессмысленно. Далеко и небезопасно. Или на этот случай у них предусмотрен бункер и экстренные точки односторонней телепортации? Хм…

Было бы интересно это выяснить.

Но вряд ли возможно, если меня по какой-то причине не возьмут.

До центральной лаборатории я добралась минут за пятнадцать неспешным прогулочным шагом, не отказывая себе в удовольствии осмотреться по сторонам. Собранные в этом зверинце экземпляры поражали разнообразием, и несколько раз я даже задержалась возле клеток, чтобы оценить габариты, хищную грацию и кровожадный взгляд.

Неплохо, неплохо… Я заинтересована!

Здание центральной лаборатории было одноэтажным (по крайней мере, на поверхности) и довольно неказистым снаружи. Внутри тоже не впечатлило, но я и не ожидала от рабочего помещения мраморных полов, лепнины и позолоты. Все по-военному лаконично, строго и безлико.

Дверь с табличкой «Киршин» оказалась заперта, и я, недовольно цыкнув языком, вновь отправилась на поиски. Шла на звуки и не ошиблась: оживление наблюдалось за дверью с табличкой «Ангар-лаборатория класса С-3». Если класс лаборатории соответствовал классу демонов, то сейчас за этой неплотно закрытой дверью третировали достаточно кровожадную, но тупую тварь, умеющую убивать в считаные секунды. Ни чета Хьюго и Вонгу, но тоже «милые» ребята.

Стучать не стала, чтобы не отвлекать, но в щель заглянула.

Моему взору предстало очень большое помещение с мерцающими стенами, что говорило об усиленной магической защите. Оно было поделено на две неравные части прозрачной стеной, по которой изредка проходила рябь, говорящая сама за себя, – силовой барьер. Метрах в пяти спиной ко мне стояли трое мужчин: двое в халатах, один в строгом костюме и очень внимательно рассматривали происходящее за барьером. К сожалению, я могла только предполагать, что там происходит, но, судя по звукам, – там кого-то убивали.

Подождала минуту, другую… И поняла, что это может затянуться надолго, и не факт, что один из этих троих – Киршин.

В общем, я вошла. Тихонько приблизилась, не доходя примерно метра два, встала немного в стороне и тоже стала наблюдать за проводимым экспериментом. Как я и подозревала, мужчины изучали демона класса «С-3»: лавовую сколопендру. В академии мы проходили лишь основные характеристики данной твари, потому что бюджет учебного заведения не мог себе позволить поимку, содержание и регулярные практические занятия с этим опасным хищником. Небольшая, около метра в длину, сколопендра была невероятно юркой, прыткой и закованной в прочнейший лавовый панцирь, о который ломались металлические клинки. Лишь зачарованная сталь с добавлением ирриниума, особого магического металла, могла нанести хоть какой-то вред этому монстру. Кроме повышенной злобности, присущей любому низшему отродью Бездны, сколопендра обладала мощными ядовитыми жвалами, с легкостью перекусывающими бедро взрослого мужчины, острейшими когтями на сотнях крохотных, но очень прочных членистых лапках и гибким раздвоенным хвостом. От соприкосновения с ним оставался кислотный ожог, поддающийся излечению с большим трудом.

И вот сейчас в противниках этой злобной юркой тварюшки стоял… Демон?

Сначала думала, показалось, но затем присмотрелась внимательнее и мысленно себя поправила: полукровка. Несмотря на боевую трансформу, мужчина почти не изменился в росте, не отрастил рога и не обзавелся хвостом. Черты лица тоже оставались в большей мере человеческими, а вот кожа покрылась иссиня-черной чешуйчатой броней с мощными грудными пластинами, под которой явственно перекатывались бугры мышц, привлекая особое внимание.

Все это я смогла рассмотреть потому, что мужчина был одет лишь в короткие черно-серые шорты военного образца и изредка останавливался, позволяя сколопендре сфокусироваться на очередной безуспешной атаке.

Хорош. Безусловно, хорош. Сила, мощь, грация истинного хищника… Интересно, кто он? Из приглашенных военных или научный сотрудник?

Я отметила и пластику уверенных движений, и владение магией на уровне магистра, и отсутствие какого-либо оружия. Судя по всему, господа ученые, в чьих руках я заметила планшеты, щедро заполняемые наблюдениями за происходящим, ставили опыт, позволяющий выяснить уровень сопротивляемости сколопендры магии.

Вообще-то он был очень высоким, и, если бы они спросили меня, я бы посоветовала применить все-таки копье с ирриниумом. И быстрее, и надежнее. Большинство демонов класса «С» и выше мало восприимчивы к магии в связи с местом происхождения – они попросту ею питаются. Охотящиеся на них высшие демоны предпочитают полагаться на физическую мощь и грубую силу, что частенько себя оправдывает, так как их тела, защищенные в ходе эволюции мощной броней, попросту нечувствительны к большинству ядов и кислот своих младших собратьев.

Вот как этот красавчик.

Прошло больше десяти минут нашего молчаливого соседства и противостояния сколопендры и полудемона… И лишь тогда меня заметили. Но не наблюдатели, а полудемон. В очередной раз отскочив от все сильнее распаляющейся сколопендры, мужчина смерил меня неприязненным хищным взглядом, одним ловким движением, явно отточенным годами, заключил противницу под индивидуальный магический купол, сделал шаг в нашу сторону и рокочущим басом прогромыхал:

– Откуда в режимной лаборатории посторонний гражданский?! Отвечать!

Не знаю, как остальные, а я властность приказа оценила. Хорошо кричит, чувствуется опыт. Но не подпрыгнула, как люди в халатах, не засуетилась, как мужчина в костюме, а спокойно дождалась, когда спадет барьер, и вежливо проинформировала:

– Мисс Селин Дарх, прибыла по приглашению на собеседование с господином Киршиным. Буду признательна, если поможете его найти.

Сотрудники начали возбужденно переговариваться, и лишь полудемон, приблизившись на расстояние вытянутой руки, рассматривал меня молча и пренебрежительно. Разница в росте давала о себе знать, и мне приходилось стоять с задранной головой, чтобы смотреть ему в лицо, но дискомфорта я не испытывала. Привыкла.

А вот к откровенно презрительному взгляду – нет.

– Значит, Селин, – мрачно хмыкнул вояка. – Ну, идем побеседуем.

– Вы – Киршин?

– Я, – с ухмылкой подтвердил мужчина и шагнул на выход, едва не снеся меня плечом. – Шевелись, Дарх, у меня не так много свободного времени, чтобы тратить его впустую.

Ну вот. Все, как я и подозревала. Мой возможный будущий начальник – хам и женоненавистник. А может, ну его? Вздернуть подбородок повыше и проинформировать, что у меня тоже нет свободного времени? К чему тратить его на бесполезные разговоры, когда и так видно, что мы не сработаемся?

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть