Книга Русская Культура Заговора

«Показать все, что скрыто!», «Истина где-то рядом», «Если ты не параноик, это не значит, что за тобой не следят»... Как часто мы слышим эти фразы, ставшие слоганами нашего времени? Книжные полки наполнены изданиями о «врагах России». Телевизионные передачи рассказывают об интригах зарубежных спецслужб: вот уже и китайский коронавирус оказывается изобретением американцев! А издание «Медуза», как верят некоторые комментаторы в русском Facebook, работает на ФСБ! Политики и оппозиционеры одинаково верят в то, что мировая политика делается руками всемогущих кланов Ротшильдов и Рокфеллеров, или кремлевских силовиков, или Госдепа США. А обычные россияне убеждены, что вообще ничего не происходит просто так: всё чей-то заказ, чей-то черный пиар и обязательно чей-то злой умысел. В своей книге историк, медиаэксперт и преподаватель Университета Лидса Илья Яблоков показывает, что вера в теории заговора совсем не обязательно является проявлением параноидального сознания. Это не только естественная реакция современного человека на сложный мир, способ, с помощью которого обычный человек, не имеющий никакого влияния на происходящие вокруг события, постигает мир. Это еще и мощный политический инструмент, активно используемый элитами России в своих целях и, как показано в книге, невероятно изменивший облик страны в постсоветский период. Для тех, кто интересуется политикой и современной культурой.
Пока ничего нет, добавить цитату
Пока ничего нет, Написать рецензию
Пока ничего нет, Обсудить


Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию

Похожее

Безумие и неразумие. История безумия в классическую эпоху
Безумие и неразумие. История безумия в классическую эпоху

Книга Мишеля Фуко, впервые изданная в 1961 году. Темой книги является историческое рассмотрение безумия в его становлении, осуществляющемся в неразрывной связи с социальным и научным дискурсом эпохи. Безумие как объект науки, согласно Фуко, не предшествует психиатрическому познанию, но возникает в тесной связи с ним. В книге рассмотрена история отчуждения безумия, история процесса его изгнания из общества; Фуко стремится рассмотреть, как именно происходит отчуждение - а точнее, согласно цитате из книги, «какие уравновешивающие друг друга операции образуют его как целое, из каких социальных далей являются люди, вместе удаляющиеся в ссылку и гонимые одним и тем же ритуалом сегрегации, наконец, каков был опыт самосознания человека классической эпохи, когда он обнаружил, что некоторые привычнейшие его черты становятся для него чужими, утрачивают сходство с узнаваемым им самим образом самого себя».

Фактически в книге идёт речь не только об истории безумия в классическую эпоху, она посвящена гораздо более длительному периоду: с конца Средневековья до начала XIX века - времени, когда безумие приобретает свой нынешний статус, статус психического заболевания.

Островитянин
Островитянин
Жизнь на островах Бласкет не менялась столетиями, что бы там ни бурлило в остальной Европе, а люди хранили фольклорные и бытовые традиции, а также живой ирландский язык без всяких изменений — и без всяких усилий: они просто так жили. В самом начале XX века, в разгар Ирландского литературного возрождения, лингвист из Килларни уговорил Островитянина – Томаса О’Крихиня составить подробную летопись каждодневного бытия на острове. То, что в итоге получилось из пяти лет их переписки, стало одним из ключевых документов современной ирландоязычной литературы и ее вдохновением на весь ХХ век, музеем живого языка и поразительным культурным событием. Островитянин – это и грустная, и смешная повесть о том, какими ирландцы были раньше, что пронесли через годы и какими, по мнению автора, не будут уже никогда. А между тем частичка их мира, благодаря книге, по-прежнему живёт в душе многих и многих ирландцев.

Количество закладок
Добавить похожее
Похожее