Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сёстры-ведьмы. Сестра звёзд Sister of the Stars: Von Runen und Schatten
Глава 4

Проснулась я в холодном поту. Комнату заливал солнечный свет, и кто-то открыл окно. Снаружи распевали птицы. В щель под дверью просачивался аромат свежеиспеченных блинчиков. Еще пахло сахаром и корицей, тертыми яблоками и недавно взбитыми сливками. На мгновение я снова зажмурилась и промотала в памяти события вчерашнего вечера. Мы восхитительно поели, я танцевала, веселилась и вновь увиделась с Эзрой. Я уже им переболела? Вряд ли. Но отныне все будет лучше. Первый шаг сделан. Мне надо было сконцентрироваться на своем задании. Это единственное, что имело значение.

Когда я спустилась, Маэль сидела за обеденным столом.

– Эш уже уехал?

– Он уехал еще на рассвете, соня, – пробубнила она с набитым ртом. – Планирует вернуться сегодня вечером.

Стоя у нашей старой газовой плиты, Эме ловко перевернула блинчик. Кухонную дверь открыли нараспашку, и через москитную сетку внутрь задувал теплый свежий ветерок. Выйдя на террасу в задней части дома, я обвела взглядом заросший сад. Был ли смысл снова приводить его в порядок? Что, если мы не переубедим Эзру?

– Будет много работы, – услышала я Маэль. – Но я даже рада. Розе нужна помощь в уходе за больными и стариками. Я пообещала ей приготовить масла и смешать мази.

За время нашего отсутствия травы, которые выращивала Маэль, были предоставлены сами себе и заняли все свободные уголки сада. Растения одичали. Я заметила лиловые цветки люцерны, желтую наперстянку, белену, белые зонтики черемши, хрупкие цветки укропа и много-много мяты. Дорожки заросли ежевикой, а куст бузины в дальнем конце участка за прошедшие два года превратился в настоящее дерево.

– И потом мы хотим проверить, что творится в магазине, – сказала Эме, подходя ко мне. Сестра протянула мне тарелку с блинчиком, который уже посыпала сахаром и корицей. От одного вида у меня потекли слюнки.

– Зачем? Мы же все равно не сможем снова его открыть. Больше нет никого, кому что-нибудь от нас понадобилось бы. – С тарелкой в руках я направилась к столу и села. – Я бы предпочла сразу поехать к Эзре и поговорить с ним насчет демонов.

– Даже не думай, – ответила Эме. – Эш опасался именно этого и велел нам тебя не пускать. Подождем, пока он вернется с инструкциями.

– А до тех пор будем плевать в потолок?

– Нет, будем убираться в магазине. Адриан и Роза все это время за ним приглядывали. Нам останется просто смахнуть кое-где пыль, – сказала Эме. – В последние несколько недель в Пемпоне осело много приезжих. Их надо обеспечить лекарствами.

Я должна протирать пыль, пока всего в паре километров отсюда Эзра готовился к войне, которую ему не выиграть?

– Как скажете, – не очень уверенно выдавила я. Мне еще представится возможность поговорить с Эзрой. До отъезда у нас имелась большая клиентская база. Люди съезжались со всей Бретани, чтобы Эме предсказала им будущее или чтобы купить приготовленное Маэль лекарство. Сеансы у Эми стали поистине легендарными, запись заполнялась на недели вперед. Перед тем как заболела, я была слишком молода, чтобы внести свой вклад, а отныне могла пригодиться только в качестве чернорабочего.

Эме потрепала меня по плечу:

– Ты можешь помогать во многих вещах. – Порой становилось страшно от того, как хорошо она считывала эмоции по моему лицу.

Я съела еще кусочек вкусного блинчика. Это не должно так меня расстраивать, в конце концов я тут лишь для того, чтобы поддержать Эша во время беседы с Эзрой.

Маэль подхватила вилкой остатки своего блина и собрала им рассыпавшийся по тарелке сахар. Эме хлопнула в ладоши – сковородка и тарелки полетели в раковину, где губка сама начала их оттирать. Вряд ли мог существовать более явный признак того, насколько она растеряна, несмотря на свое внешне жизнерадостное поведение. Ни одна из нас не упоминала вчерашнего демона. Она поправила красные полотенца для посуды, развешанные на кухонном рейлинге.

– Давай найдем чистящие средства и пойдем в магазин. Я просто дождаться не могу. – Она ушла из кухни, а мы с Маэль обменялись страдальческими взглядами.

– Аллилуйя! – воскликнула она. – Опять убираться. Просто дождаться не могу.

Усмехнувшись, я убрала чистую и сухую посуду в шкафчик. Я выясню, какую игру затеял Эзра – и неважно, разрешат сестры или нет.



Магазин находился в крупной пристройке к нашему дому, попасть в него можно было через дверь, ведущую в подсобку. Маэль завязала волосы в неаккуратный пучок и надела зеленые легинсы с желтой футболкой оверсайз с надписью Real Witches [6]Настоящие ведьмы ( англ .).. На руках она хной нарисовала себе замысловатые руны. Эме в юбке, обтягивающем вязаном свитере и со своими рыжими волосами, уложенными в идеальные волны, выглядела так, будто сошла с экрана фильма 1920-х годов. Я же была одета в обрезанные джинсы и обыкновенную черную футболку, которая оказалась на размер меньше, чем нужно, как и все мои старые вещи, которые я успела примерить. Я стала уже не такой худой, как во время болезни, более того – сейчас у меня даже появилась фигура. Волосы я заплела в косу. Увидь нас кто-нибудь в этот момент, он бы ни за что не предположил, что мы кровные родственницы.

Эме нащупала рукой выключатель. Одна лампа тут же с шипящим звуком вспыхнула и перегорела, но две другие над прилавком бодро засветились. Я по скрипучим половицам подошла к окнам и отдернула шторы. Намного светлее не стало, потому что стекла покрывал слой грязи.

Мы молча огляделись вокруг. На протяжении почти трехсот лет моя семья продавала в этих четырех стенах свечи, благовония, соли и масла для ванны, чаи и травы от всевозможных недугов, а также браслеты удачи, любовные талисманы и защитные амулеты. Все, что мы предлагали, мы же сами и делали, и эти предметы обладали реальными магическими свойствами, которыми их наделяли Эме и Маэль. Те, кто к нам ходил, знали о наших силах. Маэль прославилась своими способностями целительницы. При этом ей едва исполнилось девятнадцать, когда мы уехали. Но в конце концов она училась у лучшей из ведьм. У нашей бабушки, по которой в такие дни, как этот, я скучала особенно сильно.

Эме открыла дверь в помещение, где проводила свои сеансы. Устроено оно как салон-гостиная в викторианском стиле, где дамы пили послеобеденный чай. Бабушкина любимая комната. После ее смерти три года назад мы оставили все как было. Там Эме гадала клиентам по руке, раскидывала викканские руны, раскладывала «Колесо Фортуны» на картах Таро, предсказывала будущее по хрустальному шару и гадала на маятнике. Свой дар она унаследовала от нашей матери, и именно он очень часто подвергал опасности наших предков. Но настали другие времена. Теперь те, кто обладал магией, – последняя надежда человечества. Ирония истории.

Мне было пятнадцать, когда демоническая лихорадка начала меня ослаблять. Она началась не сразу, а медленно подкрадывалась. До тех пор у меня не проявлялось каких-либо специфических сил или способностей. Я не была особенно хороша по части лечения людей и не оказалась медиумом, видящим будущее. Небольшая надежда возлагалась на дар нашего отца, однако умение путешествовать во времени, как правило, открывалось в ведьмах довольно рано, еще в детстве, чего со мной так и не случилось. Самое позднее к восемнадцати годам моя магия должна была бы определиться, но вместо этого угасла.

– Ну что, приступим. – Потирая руки, Маэль скрылась за плотным занавесом, отделявшим ее рабочую зону от остальной площади магазина. За ним мы расставляли свечи и травяные смеси.

Я окинула взглядом торговый зал. От большей части вещей, которые там еще оставались, следовало избавиться, потому что они уже утратили свои волшебные качества. Ничто не вечно, и даже магия заканчивалась, что доказывали барьеры Мерлина.

Я всегда любила это место. Оказаться здесь вновь казалось чем-то на грани чуда моего выздоровления, если вспомнить о том, что от семидесяти до восьмидесяти процентов заболевших демонической лихорадкой умирали. Низкие потолки и темные стены создавали в помещении мрачную атмосферу, но большинству посетителей именно это и нравилось, когда они изучали содержимое старинных дубовых полок в поисках свечей или кристаллов, которые должны были помочь им в разных делах. Впрочем, сейчас эти полки пустовали. Но чего у меня в избытке, так это времени: все-таки теперь я не каталась на лошадях и не устраивала пикников с Эзрой. Жизнь слишком коротка, чтобы оплакивать то, чего ты лишилась. Если Пакт будет заключен заново, то мы получим назад свою прежнюю жизнь. Тогда быть готовой не повредит.



Эш вернулся еще до наступления вечера. Он облокотился на одну из полок, которая теперь была вымыта и вычищена, и поставил на нее чашку свежезаваренного чая.

– Тут очень много сахара, – сказал он. – Ведьмы из Ренна настояли, чтобы я взял с собой эту смесь трав. Маэль говорит, что ты целый день убираешься как сумасшедшая.

Стерев под со лба, я слезла с лестницы. Я как раз домыла верхние уровни и оттерла весь мышиный помет.

– Много волшебников в Ренне?

Он кивнул:

– Да. Они ждут дальнейшего развития событий. В последние несколько недель число нападений значительно снизилось, но всем нам ясно, что это лишь затишье перед бурей.

– Разве не будет более разумно объединить силы магов и ведьм?

– Именно это Лоренс Маккензи и предложил Эзре, на что тот потребовал право командовать объединенной армией.

– И естественно, Конгрегация отказалась.

– Маг не может управлять армией ведьм и колдунов. А мы не можем такого допустить.

– А что этот Лоренс говорит по поводу того, что Калеб Коралисский тут ошивается?

– Это не так сильно его шокировало, как я ожидал. – Эш вытянул шею, выискивая Эме. – Помочь тебе чем-нибудь?

Я отмахнулась и взяла свой чай.

– Не надо. Уборка – это не так уж утомительно, и так мне хотя бы есть чем заняться. – Я сделала глоток, наслаждаясь сладким вкусом. – Что мы предпримем дальше?

Эш всегда был серьезным парнем, но прямо сейчас показался мне чуть ли не мрачным.

– Для начала выясним, что он задумал с этим Калебом Коралисским.

Сквозь окна просачивался солнечный свет. Я еще не все отмыла, но пара лучиков уже танцевала на полу, а в них кружились крошечные пылинки. В общем, очень мирная картинка. Однако она так же обманчива, как и все в наши дни.

– Что ты имеешь в виду?

– Вполне вероятно, что Калеб здесь с неофициальной миссией. Хотя мне любопытно, почему Конгрегации неизвестно, что Эзра все еще поддерживает диалог с демонами? По какой причине он так говорит? Почему мы должны считать, что все переговоры провалились? Единственное основание, которое приходит мне в голову, – Эзра заключает секретные соглашения, чтобы спасти Ложу и ее сторонников.

Я недоверчиво рассмеялась. Абсурдная мысль.

– Ты думаешь, он пожертвует миллионами людей, чтобы защитить парочку магов и сокровища Ложи? Да это самый невероятный бред, который я слышала. – Теперь у меня осталось не особенно много причин доверять Эзре, но относительно этого я была полностью уверена.

– Нужно убедиться. Как бы я ни хотел положиться на твое чутье, нам надо как можно скорее с ним поговорить. А с тобой Эзра поговорит, судя по тому, как быстро он вчера появился в ресторане.

– Это еще ничего не значит. Адриан определенно рассказал ему о тебе. Я сейчас разберусь со стеллажом и позвоню ему. Телефон снова работает. Роза кого-то прислала, и его починили, а номер шато у меня точно где-то был. – В голове. Раньше я постоянно туда звонила, чтобы поболтать с Эзрой или договориться встретиться с ним, и так и не забыла телефон.

– Ладно, тогда наберу Лоренсу, скажу, что нормально доехал, а потом подожду тебя на кухне.

Я окунула тряпку в миску с водой, которая к тому времени уже остыла. Возможно, Эш заметил мое выражение лица, потому что сунул туда кончик пальца.

–  Calor . – Над чашей поднялся пар. – Уверена, что я больше ничем не могу тебе помочь? Так ты явно закончишь быстрее.

Я помотала головой.

– Нет, но спасибо за теплую воду. – Мне хотелось потянуть время, мы оба это понимали, но Эш никогда не стал бы на меня давить.



Колокольчик на двери в магазин звякнул, когда я занялась следующей полкой. Я поднялась, поскольку рассчитывала увидеть Маэль, которая предпочла уборке работу в саду. Но встретилась с внимательно изучающими меня глазами Эзры. Моя улыбка померкла. Ища опору, я положила обе ладони на стеклянную витрину, в которую до этого выставила драгоценные камни и кристаллы, которые мы привезли из Гластонбери. Наверно, чересчур оптимистично с моей стороны было раскладывать их уже сейчас.

– Добрый день, Эзра, – вежливо поздоровалась с ним я. Почему именно в этот момент Эме ушла в дальнюю комнату с молоденькой ведьмой, которая вчера тоже приходила к Розе? Теперь мы с ним остались наедине. – Чем могу быть полезна? – Ясно, что покупать он ничего не собирался. Как маг Эзра был невысокого мнения о вспомогательных средствах ведьм и не понимал, зачем некоторым людям нужна небольшая помощь, чтобы добиться чего-то в жизни. – У Эме встреча, а Маэль в саду.

– К ним мне и не надо. Я хотел поговорить с тобой. Подумал, что у тебя наверняка возникли кое-какие вопросы. – Он шагнул ближе к прилавку и со своей стороны тоже положил на нее руки. – Я здесь, чтобы на них ответить.

Я сглотнула. Наши пальцы находились слишком близко друг к другу.

– Все свои вопросы я изложила тебе на бумаге два года назад.

Очень дипломатично, поздравила я саму себя.

На одну слишком долгую секунду он замолчал. Затем сжал руку в кулак.

– Не на эти вопросы. Их мы прояснили еще перед твоим отъездом, и добавить по этому поводу нечего. Я никогда не открывал твои письма. Можешь забрать их.

Я поджала губы.

– Сожги их. Там нет ничего, о чем мне хотелось бы вспоминать.

Он еле заметно кивнул:

– Хорошо. Полагаю, ты уже в курсе, что Калеб демон. Не бойся его. Он на нашей стороне.

– Демон на нашей стороне? Ты за дурочку меня держишь? Получше оправдания не придумал?

– Да я даже не обязан перед тобой оправдываться, – ответил он. – Но делаю это ради нашей дружбы. Я надеялся, что ты выросла и мы сможем снова быть друзьями.

Не думала, что он мог бы ранить меня еще сильнее, но ему запросто это удалось. Если мне и требовалось лишнее подтверждение, что я никогда не была для него кем-то, кроме как нуждающимся в помощи ребенком, то теперь я его получила. У меня загорелись щеки при воспоминании, как часто я вешалась ему на шею. А он стоически терпел мои проявления симпатии. Я всегда была для него как раскрытая книга, и как раз поэтому Эзра не мог не знать, насколько обидели меня его слова.

– Почему здесь демон? – глухо спросила я. – Ты заключил союз с Регулюсом и хранишь его в тайне? Конгрегация считает, что ты готов принести людей в жертву, чтобы сохранить Ложу и ее богатства.

– А ты? Ты тоже так считаешь? – Он ни на миг не сводил с меня глаз.

Я ненадолго задумалась.

– Если Регулюс так жаден, как говорят, его точно можно задобрить золотом и серебром Ложи. Эти сокровища не стоят человеческих жизней, которые унесет война.

– А тебе не кажется, что я давно бы их ему предложил? – ошарашенно спросил он. – Клянусь богиней, я бы бросил их к его ногам. Но они ему не нужны.

– И что же тогда ему нужно? – наседала на Эзру я. – И почему так утверждает Конгрегация?

– Она годами распространяет эти слухи, чтобы выставить меня и Ложу в неблагоприятном свете и поставить под сомнение наши мотивы. Подумай головой, Ви. Плевать я хотел на богатства Ложи. Пусть Регулюс их забирает. До последнего камня. Но как я уже говорил, они ему не нужны. Сокровищ у него и самого предостаточно.

– Не знаю, верить тебе или нет, – честно сказала я. – Я больше не знаю тебя.

– Понимаю, и это моя вина. – Мы посмотрели друг другу в глаза, и я попыталась прочесть в его взгляде, зачем он пришел.

– Может, сядем? – Он указал на удобный диванчик между полками. Там раньше ждали наши клиентки, пока у Эме или Маэль найдется для них время. Мгновение поколебавшись, я сдалась. Он здесь, чтобы поговорить, не могла же я просто его прогнать.

– Конечно. Хочешь чего-нибудь выпить? – Я срочно нуждалась в нескольких минутах за плотным, тяжелым занавесом, чтобы выработать стратегию. Не ожидала, что этот разговор мне придется вести с ним одной, а звать на помощь Эша казалось как-то по-детски.

– Чашку кофе было бы здорово. Черного.

Как будто мне и так это неизвестно. Спрятавшись за шторой, я привалилась к стене на кухне. Я в состоянии цивилизованно с ним пообщаться. Мои сестры справедливо рассчитывали, что я сделаю все от меня зависящее, чтобы предотвратить катастрофу. Несмотря на это, я не торопилась, готовя кофе, и до последней секунды надеялась, что вернется Маэль, или Эшу надоест меня ждать, или на Пемпон внезапно обрушится торнадо. Ничего подобного не произошло. Я сдавила пальцами виски. Ради Керидвен… мне этого не избежать, да? Он не мог подождать, пока я подготовлюсь к разговору и сама ему позвоню? Хотя когда вообще Эзра вел себя так, как хотелось мне? Никогда!

– Помощь нужна? – поинтересовался он с другой стороны.

– Нет. – Я вцепилась в янтарь, висящий на кожаном шнурке у меня на шее. Янтарь считался слезами заходящего солнца и обладал мощными защитными качествами. Сейчас его задача – защитить меня от Эзры и моих эмоций. По телу разлилось тепло, успокаивая сердце. Я взяла в руки две кружки кофе, и теперь не осталось поводов к нему не выходить.

Эзра сидел на диванчике, сложив руки на бедрах и уставившись в пол. Позади него на стене висел старый гобелен, изображающий Еву, когда она протягивала Адаму яблоко с дерева познания. У mémé было слегка своеобразное чувство юмора. На таком фоне Эзра выглядел как воплощение дьявола, соблазнившего Еву. Он откинулся назад, и его пальцы начали теребить нитки вышитого покрывала, перекинутого через спинку дивана, чтобы закрыть парочку дырок. Меня огорчало, что непринужденность между нами испарилась. Его чашку я поставила напротив него на низенький деревянный столик.

– Спасибо. – Он взял ее и сделал глоток. – Мне до сих пор нравится кофе Маэль. Я по нему соскучился.

По кофе. Ну конечно!

– Все дело в ее специальном рецепте. К зернам она подмешивает специи. – Я опустилась на внешний край дивана. Эзра взглядом проследил за моими движениями.

– Мужчина, который вас сопровождает, – он член Конгрегации?

– Да, – не стала врать я. – Мне всегда казалось, что Ложа знает обо всем и обо всех.

Брови Эзры поползли вверх.

– Туше.

Я даже в лице не изменилась.

– Эш – самый молодой член Совета. Его избрали буквально несколько месяцев назад.

– Тогда, надеюсь, у него достаточно навыков, чтобы вас защищать.

– Он не должен нас защищать, – нахмурилась я. – Но сделал бы это в случае необходимости. И его зовут Эш Макмиллан. Он приехал с нами, потому что я окончательно лишилась сил.

– Ты утратила силу? – На лице Эзры отразился очевидный шок. Будучи магом, он прекрасно осознавал, что это означало. – Полностью?

Я посмотрела на него так хладнокровно, как если бы мне было все равно.

– Лихорадка ее выжгла, но по крайней мере я еще жива. – За минувшие месяцы, недели и дни я вновь и вновь воображала себе нашу встречу. В моих фантазиях он либо падал передо мной на колени и умолял о прощении, либо просто меня игнорировал. Ни разу мы не беседовали так отстраненно. Но происходящее тут и было реальностью.

Он так пристально меня разглядывал, будто хотел докопаться до сути каждого изменения во мне, даже самого маленького. Чушь, но от этого взгляда возникало ощущение, словно он меня гладил.

– Ведьмак обязан был официально засвидетельствовать мне свое почтение.

– Не будь таким снобом. – Во мне вспыхнули злость и возмущение. В первую очередь из-за его заносчивого тона. – Эш – друг, – возразила я. – Очень хороший друг.

– Насколько хороший?

Я закатила глаза. Он ведь не отступит, пока не получит ответ.

– Во время моей болезни он был рядом. Не бросил меня. Он меня исцелил, без него я бы умерла.

Эзра кивнул. Если бы я надеялась на искру ревности, то меня бы ждало разочарование.

– И что он хочет в благодарность за это? – Никогда прежде его голос не звучал более равнодушно.

– Ничего, – процедила я. – Ты что, думаешь, что имеешь право заявляться сюда и устраивать мне допрос?

– Да, – коротко бросил он. – Я так думаю. Здесь главенствует Ложа, и у меня возникает много вопросов, почему Конгрегация отправляет вас обратно именно сейчас. Вы теперь позволяете себя использовать? Твоей бабушке это не понравилось бы.

Мне было невероятно трудно удержаться и не ляпнуть ему в лицо какую-нибудь гадость. Будь у меня моя магия, наколдовала бы ему бородавку на идеальный подбородок, пусть это и максимально детская реакция. Он нарочно меня провоцировал.

– Не впутывай сюда mémé.

– Кажется, ты все еще выглядишь слишком бледной. – Он поднял руку, но тут же опять ее опустил.

– Я совершенно здорова. Наверное, просто надо чаще гулять.

– Не в лесу и не одной, – молниеносно отрезал Эзра.

Я скрестила руки на груди:

– Тебя не касается, где мне гулять, и я не тупая, Эзра. Я в курсе, как опасно без ведьмовских сил в Броселианде.

– В Пемпоне безопасно, – к моему удивлению, сказал он. – Тем не менее я выделю вам стража. Он будет охранять дом. Бери его с собой, если куда-нибудь идешь.

Это было необязательно, но неважно – что бы я ни говорила, он свое мнение уже не изменит.

– Если думаешь, что обойдешься без него, то как хочешь.

– Я всегда знал, что ты выживешь.

Его слова поразили меня, и я грубо хохотнула:

– Ты не мог этого знать.

– Веришь или нет, но я знал, что ты достаточно сильная, но еще я надеялся, что ты не вернешься.

Разумеется, надеялся. Он по мне не тосковал, это ясно. Я написала ему бесчисленное множество писем, умоляя приехать ко мне. Щеки опять залились краской при одном воспоминании. Эзра не счел необходимым мне ответить. Он их даже не прочел. А я полностью перед ним открылась. На самом деле даже хорошо, что он их не вскрывал. Мне следовало сосредоточиться на том, зачем я здесь. Все эти чувства остались в прошлом. Лишь сейчас мне бросилось в глаза, что он сидел неестественно прямо. Эзра все еще был высоким и стройным и все-таки, если присмотреться, выглядел похудевшим. Почти слишком худым, как будто мало ел. Волосы отросли, а ладони то сжимались в кулаки, то вновь разжимались. Он казался уставшим, измученным. Вчера в полутьме бара я не обратила на это внимания. Сердце у меня сочувственно екнуло. Он не сам выбрал такую роль. Пост великого магистра – бремя, которое он никогда не хотел взваливать на себя.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть