Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Смерть перед свадьбой A Death in the Wedding Party
Глава 8, в которой утро перенасыщено событиями

Следующее утро выдалось солнечным и лучезарным. Перед завтраком Дейзи успела сбегать на местные рынки и раздать заказы нашим поставщикам снеди. Пятно от черносмородинового соуса на кружевной скатерти было успешно изничтожено благодаря секретному рецепту миссис Дейтон, состряпавшей пятновыводитель. Леди Стэплфорд известила нас о том, что будет завтракать в полдень у себя в спальне, так что набор блюд за столом был традиционный – только то, что предпочитал сэр Ричард, а миссис Дейтон могла это приготовить с закрытыми глазами.

Типтон сразу после завтрака уехал по свадебным делам, а Риченда уединилась у себя с журналами мод, чтобы поразмыслить, не нужно ли как-то усовершенствовать свой свадебный наряд.

Рори, напевая себе под нос, расхаживал гоголем по своим владениям, и я не удивлюсь, если каждый дрозд в саду тем утром разжился парой сочных червячков. Чем дальше, тем больше день обещал выдаться чудесным для всех, кроме меня. Всю ночь мне снились разъяренная матушка, узнавшая о моих матримониальных планах, и мистер Бертрам, уныло бродивший по дому в поисках неведомо чего, – я все старалась помочь ему, но не могла, и он впадал в отчаяние.

Из сада, насвистывая, явился Меррит с корзиной полной фруктов и овощей:

– Вам это пригодится, миссис Дейтон? С ланчем справляетесь?

– О, мальчик мой, ты просто чудо! – воскликнула повариха и звонко чмокнула его в щеку.

Определенно, в этом доме все были до отвращения довольны собой и друг другом.

Мне необходимо было побыть одной, поэтому я решила проверить цветы в холле. Сегодня их расставляла в вазы Мэри и, как всегда, сделала это безупречно, но, поскольку работы у нас прибавилось и вся прислуга была в запарке, я решила, что двойной контроль не повредит. Когда я торжествующе извлекала из букета первый увядший цветок, зазвонил телефон. Хорошо, что я не держала в этот момент вазу в руках, иначе точно разбила бы ее, – никак не могу привыкнуть к пронзительным звукам, производимым хитрой переговорной машинкой. Ответить я, конечно, не потрудилась – это была обязанность Рори. Он появился в холле почти мгновенно, двигаясь плавно и быстро, но без излишней поспешности, – глядя со стороны, никто бы не сказал, что он семенит или бежит. Все-таки Рори как дворецкий достиг невероятных высот в своем деле.

– Резиденция лорда Стэплфорда, Стэплфорд-Холл. (Пауза.) У мисс Риченды в настоящее время нет секретаря. Желаете, чтобы я позвал ее милость? (Пауза.) Понимаю. (Пауза.) Я дворецкий лорда Стэплфорда. (Пауза.) Понимаю. (Пауза.) В таком случае я все-таки позову ее милость.

Рори, пересекая холл и глядя на меня, округлил глаза, но я и без этого поняла, что нужно молчать – его собеседник остался на линии, и через рожок все было бы слышно. Поэтому я замерла на месте, как статуя. Из телефонного аппарата вдруг донесся какой-то шум, и я уставилась на него с опаской, однако никаких других действий он, судя по всему, производить не собирался.

Тут у меня за спиной зацокала каблуками Риченда. Дорысив с громким сопением до аппарата, она схватила рожок.

– Да! (Пауза.) Она самая. (Пауза.) Должно быть, вы ошиблись. Ее высочество сама мне написала. Мы с ней давние подруги. (Пауза.) Могу я поговорить с ее высочеством? (Пауза.) Что значит – недоступна? Не знаю, кем вы себя возомнили… Алло! Алло! Маклеод! Маклеод! Эта штуковина перестала работать!

Рори, все это время незримо пребывавший где-то поблизости, взял у Риченды телефонный рожок и приложил его к уху.

– Человек на том конце линии разорвал связь, ваша милость.

– Тогда немедленно свяжи ее обратно!

– Если вы назовете мне телефонный номер звонившего, я постараюсь это сделать.

– Понятия не имею, какой у него номер, пусть телефонистка сама найдет. Эфимия, перестань сейчас же копаться в цветах и убирайся прочь!

Последние два слова Риченда прямо-таки проорала. Решив, что при подобных обстоятельствах книксена от меня она не дождется, я со всем возможным достоинством направилась в свой кабинет проверить меню на этот день.

Обязанность ежедневного составления перечня блюд на все трапезы взяла на себя вдова Стэплфорд, и я прилежно пыталась разобрать ее почерк, перечитывая строчку в десятый раз, дабы удостовериться, что она действительно заказывает «овсянку с трюфелями и цветной капустой» – а это казалось весьма сомнительным, – когда в холле разверзлась геенна огненная. Риченда и Ричард принялись орать друг на друга так, что дом содрогался. Слов было не разобрать, но по интонациям я смогла догадаться, что Риченда чего-то требовала, а Ричард категорически ей отказывал.

Потом оглушительно хлопнула дверь – вероятно, Ричард ретировался в свой кабинет. И тогда Риченда принялась истерически визжать. Оказалось, у нее на редкость здоровые и мощные легкие. Мне страшно захотелось облить ее ледяной водой, чтобы привести в чувство, но я сочла, что это не в моей компетенции. Чуть слышно затворилась другая дверь – это, видимо, Рори благоразумно отступил с поля битвы в свой кабинет дворецкого. Даже на кухне у миссис Дейтон стихли все звуки или же их просто заглушил визг Риченды. Она продолжала голосить, а весь дом затаился и ждал паузы.

Тут хлопнула моя собственная дверь, и я вздрогнула от неожиданности. Ко мне ворвался мистер Бертрам с мольбой:

– Сделай что-нибудь!

– Как вы сюда…

– Воспользовался лестницей для прислуги.

Я с трудом сдержала улыбку:

– Она ведь ваша сестра, а не моя, сэр.

– Единокровная сестра! Только по отцу! Но главное, она – женщина.

– Для сестер это характерно, сэр.

– Эфимия, я не знаю, как общаться с Ричендой в истерике! Раньше я никогда не видел ее в таком состоянии.

– В подобных случаях помогает хорошая оплеуха, сэр, но мне, к сожалению, нужно думать о том, чтобы не потерять работу.

– Тебе не пришлось бы об этом думать, если бы ты приняла мое предложение, – мрачно напомнил мистер Бертрам.

– Право слово, сейчас не время…

Но мистер Бертрам решил воспользоваться тем, что мы оказались наедине в маленьком кабинете экономки. Он шагнул ко мне и оказался ближе, чем позволяли приличия.

– Эфимия, вместо того чтобы стать моей женой, ты предпочла выполнять прихоти моих родственников. Немыслимо!

– Прошу вас, сэр, довольно. Я полагала, мы уже закрыли эту тему.

– Да неужели я тебе настолько безразличен, Эфимия?

– Дело не в этом, сэр.

Лицо мистера Бертрама просияло:

– Значит, все-таки не безразличен?

– Мистер Бертрам, мы друг другу не пара, – сказала я, отступив за кресло, и уперлась ладонями в спинку, словно искала опоры. – Я экономка.

Вдалеке по-прежнему заходилась визгом Риченда, и это очень отвлекало – я никак не могла привести в порядок свои мысли. Единственный аргумент, приходивший мне на ум – «Но вы же меня не любите по-настоящему», – казался нелепым и смешным, ведь на самом деле мне нужно было сказать, что я обещана другому. При всей своей импульсивности и сводящем с ума упрямстве мистер Бертрам все-таки был безусловно джентльменом, и в этом случае мгновенно прекратил бы все разговоры на тему сватовства. Но я почему-то никак не могла произнести нужные слова.

И вдруг визг заглох. Я почувствовала невероятное облегчение – как будто мне по голове перестали долбить молотками.

– Пойду посмотрю, что там случилось, – поспешно сказала я и проскользнула мимо мистера Бертрама.

– Я с тобой, – заявил он, и по его тону было ясно, что спорить бесполезно, ибо мистер Бертрам был настроен не менее решительно, чем терьер, охраняющий косточку, и я хорошо знала признаки такого его настроения.

В холле мы застали такую картину: Риченда замерла, разинув рот и прижав ладонь к побагровевшей щеке, а перед ней стояла совершенно невозмутимая леди Стэплфорд.

– Как вы посмели меня ударить? – выговорила Риченда.

– Как ты посмела устроить такой безобразный шум? Поведение, категорически неподобающее леди. – Последние два слова вдова произнесла весьма многозначительно.

– Она… она… не приедет! Мне даже не удалось с ней поговорить – звонил ее секретарь. Он первым разорвал связь! А я… я уже всем рассказала… – Тут Риченда разразилась основательными, полнозвучными, безутешными рыданиями.

Некоторые леди умеют плакать так отменно, что это даже приносит им выгоду. Однако Риченда Стэплфорд к их числу не принадлежала. Мистер Бертрам, бросив один панический взгляд на мать, поджал хвост и бросился наутек. Я начала тихонько отступать в укрытие.

– Мисс Сент-Джон, мисс Риченде необходимы горячий чай и бренди. Сию же минуту. Принесите все в мой будуар. Лично. – С этими словами леди Стэплфорд подхватила падчерицу под пышный локоток и увлекла к лестнице.

С выполнением указания я спешить не стала – созерцать мисс Риченду в состоянии крайнего отчаяния у меня не было ни малейшей охоты, и в первую очередь потому, что она мне этого не простит до конца дней. Так что к тому времени, когда я явилась в будуар с подносом, все уже более или менее успокоилось. Леди Стэплфорд, судя по всему, заканчивала пространную обличительную речь на тему «Я же тебе говорила».

Мисс Риченда опрокинула бокал бренди одним махом.

– Ну хорошо, хорошо, дражайшая мачеха, вы были правы. И что мне теперь делать?

– Смиренно принять такой поворот событий.

– Но я не могу! Как же граф? А Замок?

– Может, мой совет на что сгодится? Вы позволите? – раздался насмешливый голос Сюзетт. – Я правильно поняла, что никто из ваших знакомых это заграничное высочество ни разу в жизни не видал?

Мисс Риченда кивнула:

– Определенно так. Некие обстоятельства заставили ее впервые посетить Англию.

– Ну вот и чудненько, – сказала Сюзетт.

– К чему ты клонишь? – осведомилась леди Стэплфорд.

– К тому, что вы можете нанять какую-нибудь девицу сыграть ее роль. Известное же дело – все мы на белом свете только и делаем, что ломаем комедию.

– Какая нелепая идея, – поморщилась леди Стэплфорд.

– Нет-нет, это может сработать! – воспряла мисс Риченда.

– Люди из свиты ее высочества могут распознать наш обман и предать огласке.

Риченда покачала головой.

– Я могу сделать так, что они будут молчать как рыбы, – медленно проговорила она. – Я, видите ли, знаю, что принцесса сделала однажды летом и что ее родителям знать необязательно. Это было одной из причин ее предварительного согласия стать подружкой невесты.

– Ого! – воодушевилась Сюзетт. – Расскажите, умоляю!

– Я знаю, что у нее был любовник, хоть мне и неизвестно, кто именно.

– Господь милосердный, Риченда! – ужаснулась леди Стэплфорд. – Ты играешь с огнем.

– Я могу написать ей и объяснить, что секретарь с предельной ясностью сообщил мне о ее отказе появиться на моей свадьбе, однако…

– Риченда, это же шантаж!

– А по-моему, это то, что надо! – просияла Сюзетт.

Я встречала таких, как она, – можно было не сомневаться, что камеристкой движет не столько желание помочь Риченде, сколько жажда обзавестись новым чужим секретом для своей копилки.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть