Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

В последний раз пространственный тоннель использовали более тысячи лет назад, еще при сидхе. Это ж насколько серьезна ситуация с сестрами Неумолимой в Дагре, что маги решились на подобное?

– И что твой брат говорит? Все войска ушли? – негромко спросила я подавальщицу.

– Почти, – всё так же шепотом продолжила она. – Старейшины остались, кое-какие маги и несколько драконов. Но последние были в чешуйчатой ипостаси, братишка не знает, кто они в человеческом облике. Он подслушал, что эти крылатые полетят по небу своим ходом. Понесут амулеты и артефакты, которые нельзя переправлять через эту пространственную дырку. А то какой-то редразанс случится.

– Резонанс? – исправила я.

– Ой, да, этот самый ре-зо-нанс, – старательно по слогам выговорила она. – А это что вообще?

– Это когда две штуки начинают между собой взаимодействовать, вибрировать одновременно и устраивают большой бум! – усмехнувшись, пояснила Ирма.

– А-а, – с важным видом покивала девушка. – То-то маги не захотели рисковать. Зачем им этот большой бум? Ой! – подпрыгнула она, едва не уронив тарелку, потому что в этот момент хлопнула дверь, и в зал вышел крупный мужчина в белом длинном фартуке. – Чего еще желаете заказать, леди? – Девчонка тут же сориентировалась и сделала вид, будто слушает пожелания клиентов, а не треплет языком.

– Мне еще мороженого с орехами и шоколадной крошкой, – подавив улыбку, сделала я дополнительный заказ.

– А мне пирожное со взбитыми сливками, – покосившись на свою опустевшую тарелку, на которой ранее красовались три корзиночки с шоколадом, суфле и ягодами, добавила Ирма. – Одно! – Вздохнула удрученно, коря себя за слабость. – Но большое.

Подавальщица прыснула от смеха, поняв страдания сладкоежки, и убежала выполнять заказ.

– Ну не смотрите так, леди, – смутилась тень, хотя я молчала. Неужели меня должно беспокоить, что она так любит десерты? – Я не толстею, так как всё сгорает во время тренировок. А вкусно ведь.

– Ирма, ешь сколько угодно. Меня совершенно не волнует количество и качество потребляемых тобой блюд. Еще не хватало, чтобы я ограничивала своих помощников и слуг в пище…

– Да неловко как-то. Вы маленькие порции едите, а я рядом с вами словно прожорливое животное.

– Ирма, – с улыбкой покачала я головой. – Ничего не забыла? Ты вообще-то рысь. У нас организмы разные, и питаться мы должны по-разному. К тому же ты занимаешься активной физической нагрузкой. А я?

– И то верно, – хмыкнула оборотница. – Чего это я? Так может, я потом еще и мороженое закажу?

Мы обменялись взглядами и невольно заулыбались, хотя вообще-то только что узнали серьезные новости.

Но, не сговариваясь, решили пока их не обсуждать. А меня еще интересовало, что с Дарио. Прошло ведь уже изрядно времени. Два месяца минуло с того дня, как я сняла с него проклятие Хельги. Он наверняка оправился как физически, так и магически и морально. Но ко мне так и не приехал.

Дар еще в Тьяринде или умчался к границам Дагры, не попрощавшись? Если последнее, я сильно удивлюсь. Мне показалось, что я его узнала, и мы оба оставили в прошлом обиды и недомолвки. Не могу поверить, что он уедет, не заглянув сначала ко мне.


…Лорд Шедл нанес визит на следующий день. Спокойно и буднично, словно и не отсутствовал всё это время, не подавая о себе известий, вошел в гостиную, где я стояла у окна.

– Здравствуй. – Замер у порога, глядя на меня с легкой улыбкой.

– Как ты? – Повернувшись к нему, я не спешила подходить ближе.

Видела, как он шел от ворот, как поднимался по крыльцу. Хватило этой пары минут на всё, я успела и обрадоваться, и испугаться, и успокоиться.

– Знаешь… Хорошо. Правда хорошо. Я снова стал полноценным, что весьма странно ощущается, но радует. – Он усмехнулся и прошел в центр комнаты. – Ну а ты как? Хоть немного скучала по своему безумному дракону?

– Ты же сказал, что уже всё хорошо? – забеспокоилась я.

– Так! Стоп, малыш. Я неправильно повел разговор, – выставил он перед собой обе ладони и негромко рассмеялся, удивляя меня всё больше и больше. – Начнем сначала. Рэми, прости, что я так долго отсутствовал. Я страшно тосковал, по двадцать раз на дню порывался бросить всё и мчаться сюда, к тебе… Но я столько всего наворотил, пока ходил под проклятием, так всё усложнил и испортил… И сам погряз в этой паутине безумия, и тебе спутал все планы на собственную жизнь.

– Но я…

– Тихо! Так вот, мне надо было понять, что во мне истинные чувства к тебе, а что – дурман проклятия. И знаешь что, малыш?

Я с опаской покачала головой, узнавая и не узнавая этого мужчину. Он опять другой. Не такой, какой был во время наших скитаний. Не такой, какой жил со мной с момента моего нервного срыва и тяжелой болезни. Иной, и таким я его еще не видела.

– Я люблю тебя, леди Рэмина, графиня дас Рези, – внезапно развел Дарио руками и улыбнулся какой-то шальной, открытой улыбкой. – Я от тебя больше не завишу. Я могу без тебя жить, дышать и существовать, строить свои планы и отсутствовать столько, сколько нужно. Меня больше не ломает, я не схожу с ума (в буквальном смысле этих слов), если тебя нет рядом. Я здоров.

Озадаченно похлопав ресницами, я выслушала сие странное признание в чувствах. Не уверена, что именно так должно выглядеть объяснение в любви. У меня, конечно, нет опыта, но книги-то я читала. Да и дочери наших соседей-аристократов рассказывали о романтических свиданиях и своих кавалерах. А дракон, не подозревая о моих мыслях, продолжил:

– Но я тебя отчаянно люблю. И желаю всю свою оставшуюся вечность провести рядом с тобой. А еще хочу, чтобы ты родила мне детей. И стала моей женой.

– О… – только и нашлась я что сказать.

Хорошо, что Ирмы рядом нет и не нужно думать о том, что кто-то слышит наш личный разговор. Тень тренировалась во дворе, и как раз за ней-то я и наблюдала в окно, когда приехал Дарио. Она хотела последовать за ним, но я показала ей жестом, что не нужно.

– И хотя, как я тебе уже говорил, ни драконы, ни сидхе не женятся рано, хочу, чтобы ты знала – я жду.

– Чего? – совершенно растерялась я.

– Тебя. Пока ты подрастешь, повзрослеешь, разберешься в своей жизни, выучишься чему-то. То есть я не настаиваю, чтобы детей ты родила мне уже завтра.

Вот тут я не выдержала, и у меня вырвался несколько истерический смех.

– Дар, ты в своем уме? Какие дети? Мне семнадцать лет!

– Вот-вот. Сколько ты желаешь детей? Троих нам хватит? Но давай родим их лет через триста? Как ты на это смотришь? Хотя лучше бы первого, наследника, – через двести. Ты успеешь захотеть?

– Дарио, ты…

Я даже не знала, что сказать и как отреагировать. Ждала чего угодно, но только не такого разговора. Не признания в любви, не предложения руки и сердца и уж тем более не требования наследника.

– В принципе, мы можем пройти обряд единения и после рождения малышей. Если ты всё еще боишься этого. Я же помню, что ты говорила о своей матери и о том, что не собираешься выходить замуж. Но по большому счету можем обойтись и без ритуала. На деторождении брачные узы никак не сказываются, главное, что мы все равно будем с тобой вместе и всегда рядом. Ты станешь матерью моих детей. Я люблю тебя, и мои чувства не изменит тот факт, что официально мы не будем женаты, если ты не передумаешь. Но учти, я не перестану уговаривать тебя пройти обряд единения и стать моей полной парой.

Всё это дракон говорил совершенно серьезно, но при этом так, словно рассуждал не о возможной семейной жизни, а об обыденных планах на будущее. Мол, надо бы сделать то-то и то-то, и как бы это было удобнее организовать?

А я, ошеломленная его напором, не знала, плакать мне или смеяться. Мой дракон был абсолютно уверен в своих словах и чувствах, я видела по его глазам, что он искренен. Но как же он не понимает, что нельзя так?

– Дар, погоди! Дай мне…

– Ах да, Рэми. Ты как-то интересовалась, почему мое тело на тебя не реагировало. Помнишь, я сказал, что принял меры? – Подождав моего кивка, он продолжил: – Амулет. Это специальный амулет, подавляющий определенную физиологическую активность мужчины. Я был неадекватен, сходил с ума и совершенно не мог держать себя в руках, находясь возле тебя. Теперь-то я знаю, что это было из-за проклятия. Но, живя рядом с тобой, я просто боялся, что однажды сорвусь, потеряю контроль и остатки разума и… возьму тебя. А ты меня не простишь. Я и сейчас хочу обладать тобой целиком и полностью. Но уже в состоянии контролировать себя и осознавать свои действия, поэтому – вот.

Он вынул из кармана и протянул мне на раскрытой ладони колечко, которое раньше всё время носил на мизинце левой руки. Я отлично помнила его.

– И что мне с этим делать?

Я с опаской взяла тонкий ободок, хотя больше всего мне сейчас хотелось спрятать лицо в ладонях и то ли застонать, то ли истерично расхохотаться. Безумие какое-то!

– Храни у себя. Или выбрось. Или отдай кому-нибудь. Или прибереги на случай, если у меня опять начнет сносить голову рядом с тобой. Но надо, чтобы ты знала. Я люблю тебя, желаю обладать твоим телом, хочу провести с тобой всю свою вечность. Но я излечился и в состоянии себя контролировать. И мои действия теперь – это только мои действия.

А в следующую секунду он заключил меня в объятия и уткнулся носом в мои волосы.

– Я по-прежнему буду рядом и никому тебя не отдам. Никогда. Но потому, что люблю, а не зависим. И ты – моя женщина, хотя пока ты и не женщина. И ты всё равно мое сокровище, только твой дракон больше не такой чокнутый. Слышишь, Рэми?

– Слышу, – глухо ответила я ему в грудь.

Мои эмоции, устав поспевать за вываленными на меня известиями и признаниями, внезапно отключились. Похоже, решили затаиться и отреагировать потом. Зато мысли скакали как блохи. Я… не знала, как мне сейчас себя вести и что сказать. И что чувствовала, кроме шока, тоже не могла понять.


Но пока я мучительно пыталась прийти в себя, Дарио воспользовался паузой. Приподнял мое лицо и поцеловал. Впервые.

За все те долгие-долгие дни и ночи, которые мы провели рядом в постели, в ванной, просто в спальне, он не обнимал и не целовал меня как женщину.

Я столько раз видела целующиеся пары. Как моих родителей, которые не скрывали свою любовь друг к другу, так и среди прислуги и окружения. Позднее мне доводилось видеть не только поцелуи… И мне всегда казалось, что мой-то первый поцелуй станет чем-то незабываемым.

Пожалуй… он таким станет. Что скрывалось в душе Дарио, он мне только что озвучил. В моей… нет, бури не случилось. Как не пришли ни восторг, ни томность, ни что-либо иное, должное присутствовать в таких ситуациях.

Всё было гораздо хуже и драматичнее. Когда Дар оторвался от меня, я смаргивала слезы от видения, которое промелькнуло перед моим внутренним взором в эти секунды. А на губах остался привкус пепла…

– Рэми? Что?… Я не… – растерялся от вида моих мокрых глаз дракон. – Я тебе настолько неприятен? Но мне казалось…

– Прости. Дело не в тебе.

Я поспешно отстранилась и отошла в сторону. Меня ощутимо потряхивало и от признания, и от поцелуя, и от увиденного.

Не хочу! Я не желаю так жить! Это невыносимо – знать грядущее, забыть, а потом видеть его вот так, урывками. От этого можно сойти с ума.

Не говоря ни слова, Дарио смотрел на меня, пытаясь понять, что со мной происходит. И я была признательна ему за это молчание, за то, что не выпытывает, а дает мне возможность успокоиться и самой принять решение – рассказывать или нет, что со мной происходит.

Я сделала несколько вдохов и выдохов, успокаиваясь. Сцепила руки в замок, чтобы не демонстрировать, насколько сильно они дрожат, и повернулась к дракону.

Если я сейчас не переведу тему разговора, то разрыдаюсь.

– Пока тебя не было, меня вызывал Совет старейшин. Они хотели, чтобы я своими способностями убрала укрывающий Дагру щит. Я отказалась. Сказала, что сидхе не принимают участия в войнах и не становятся оружием.

– А они? – мрачно поинтересовался он, приняв смену беседы и важность озвученной информации.

По глазам Дара я видела, что он растерян, обеспокоен и хочет снова подойти ко мне, но сдерживается. Чтобы избежать этого, я словно невзначай отошла подальше.

– Пытались давить. Обещания, намеки, попытки подкупить, завуалированные угрозы на возможные осложнения жизни в будущем. Потом вроде как приняли мой отказ.

– Это еще не всё, да?

– Не всё… Просочились в народ сведения о моем происхождении. Причем не о том, кто я по крови, а о том, что я перебежчица из Дагры. Из страны потенциального врага. Рас, наемник-оборотень, я говорила тебе о нем, приезжал с предупреждением, что мне лучше бы затаиться где-нибудь в случае проблем в войне против Дагры и сестер Неумолимой.

– Ты можешь переехать в мой дом. Там охрана, никто до тебя не доберется, – сделал Дарио шаг ко мне, но я жестом попросила его не приближаться.

– Когда ты отправляешься в Дагру? Ведь сформированные отряды из Тьяринды уже ушли.

– Завтра, – кашлянув, отвел он глаза. – Я думал эту ночь провести здесь, с тобой. А утром…

Кивнув, я промолчала и отвела взгляд. Было тяжело на душе.


Остаток дня и вечер мы провели вместе. Ирма не беспокоила нас, лишь показалась на глаза и получила от меня распоряжение отдыхать до завтра. А мы с Дарио разговаривали.

Он спросил, почему я обрезала косы, и было видно, что ему бесконечно жаль моих длинных локонов. Объяснила, что просто устала ухаживать за такой массой волос. Не признаваться же в той гремучей смеси чувств и побуждений, что вынудили меня сделать это.

Я, со своей стороны, интересовалась его состоянием и самочувствием. И Дар рассказал, как несколько суток пытался прийти в себя и осознать, что же в нем истинное, его собственное, а что – действие проклятия. Поведал, как сильно тосковал и скучал по мне. Ведь мы толком и не успели пообщаться. Он только вернулся из Дагры, я сняла с него чары, и мы опять расстались. С грустной улыбкой поделился тем, как метался по своему родному дому, пытаясь понять и принять свою душу и разум, отделяя навеянное от настоящего.

– Я сходил в Грот безумия, – усмехнулся он.

– А это-то зачем? – опешила я, зябко поведя плечами. Я еще хорошо помню все те кошмары и эмоции, что испытала там во время испытаний по доказательству зрелости своей личности.

– Магия места и его чары, сводящие с ума, растворяют в себе все иные. Ну что сказать? Это была не самая легкая ночь, но из грота я вышел обновленным. А еще ко мне полностью вернулись воспоминания о прошедших пятнадцати годах. Но это уже твоя заслуга, ты излечила мое сознание своей музыкой.

Я сжала его пальцы, даря молчаливую поддержку.

– С момента нашей первой встречи столько всего произошло, малыш, – задумчиво проговорил Дарио, глядя на горы. – Ты спасала меня не единожды. И не только мое тело, но и душу, и разум, и сердце. Я буквально пропитан тобою.

– Ты заблуждаешься, Дар. Нас многое связывает, но…

– Нет, Рэми. Иное. Я, слава богам, уже в состоянии адекватно соображать, больше не безумен. И ты всё еще мое сокровище, но я уже не свихнувшаяся от жажды обладания кем-то рептилия. Просто ты – часть меня. Я не могу впитать тебя в себя физически, как когда-то говорил. Но я впитал тебя иначе. И как бы это пафосно ни звучало, мне без тебя никогда не жить спокойно, малыш. Я не умру, не сойду с ума, но никогда не буду цельным и счастливым. И вот это уже как раз в натуре драконов, нашедших свое единственное сокровище.

– Как лорд Калахан не смог снова стать счастливым после уходы Альенды? – негромко спросила я.

– Да. Калахан, лишившись своего сокровища, утратил счастье и часть души.

– А драконам не важно, что на этот счет думают их сокровища? – невесело улыбнулась я. – Мама ведь не просто так сбежала от него. Были причины, хоть я их точно и не знаю. Собственно, я о ней вообще ничего не знаю. Но догадываюсь, что она задыхалась от опеки лорда Калахана.

– Обычно сокровища нормально воспринимают ситуацию. Альенда была сидхе, возможно, поэтому… Я тоже совершил достаточно ошибок. И надеюсь, сейчас, когда мой разум больше не затуманен потерей памяти и проклятием, не наделаю новых и не лишусь тебя. Рэми, не бросай меня. Злись, ругайся, преврати меня в пуфик, если захочешь, только потом не забудь расколдовать обратно. Но не сбегай, как сбежала Альенда от Калахана. Главное, будь со мной, не отказывайся. Мы справимся со всем, ведь у нас впереди вечность.

– Вечность… – эхом отозвалась я.

Я не хочу провести вечность в этом мире, будучи последней представительницей своего народа. Единственной частичкой души мира. Эту ношу мне не вынести.


Тогда же Дарио сообщил мне и еще одну важную новость.

– Пойдем, я исполню свое обещание, – потянул меня он на лужайку перед домом.

– Какое? – Держа в руках теплый плащ, который мне по распоряжению лорда Шедла вынесла Линда, я шла за ним.

Загадочно улыбаясь, он почти дотащил меня до нужного места. Укутал как ребенка в плащ, после чего отошел в сторону и… Миг, подернутый дымкой силуэт, и вот передо мной уже огромный мощный чешуйчатый зверь. Выпустив из ноздрей дымок, дракон повернул ко мне зубастую башку и «улыбнулся». Ну я надеюсь, что это была улыбка. Потому что выглядел сей хищный клыкастый оскал так, что оторопь брала.

«Я смог, – прозвучал прямо в моей голове голос Дара. – То, что не давало мне перекинуться все эти месяцы, исчезло. И я вернул свою вторую ипостась. Оборот полностью восстановился».

– Невероятно… – выдохнула я и медленно приблизилась. Осторожно провела рукой по серо-голубой блестящей чешуе. – Ты именно поэтому подарил мне тогда, в прошлой жизни, статуэтку дракончика из халцедона? Потому что ты сам такого же цвета?

«Ты не забыла? – потеплел мысленный голос Дара. – Да, поэтому. Он был очень похож на меня. Жаль, что та безделушка потерялась. Мне хотелось, чтобы ты сохранила ее».

– Не потерялась. Просто я была обижена, когда ты бросил меня. И спрятала ее с глаз долой. А потом ты вернулся, я заболела, и всё так завертелось. Но я сохранила твой подарок.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть