ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Тайна двух океанов
Глава XI. Решительный бой

Со вздутыми заспинными мешками все трое медленно поднимались прямо по вертикали к поверхности океана.

– А ведь нам, хлопцы, пожалуй, время поворачивать на горизонталь и прямо на ост, к подлодке, – сказал Скворешня, взглянув на глубомер. – Глубина – сто пятьдесят метров, как раз на уровне подводного дока. А ну, право на борт!.. Стоп! – закричал он вдруг, прерывая маневр н показывая рукой на запад, вверх и вправо от себя. – Это что еще такое?

Метрах в десяти над ними и в пятидесяти метрах вправо, на северо-запад, в сине-зеленых сумерках вод медленно скользила огромная черная тень. На ее спине можно было заметить какие-то большие цилиндрические наросты с короткими вертикальными стволами. Тень двигалась как будто без усилий – прямая, жесткая, закругленная с заднего конца и заостренная спереди, как нос корабля.

– А вот к зюйду еще одна! Вон, вон, тоже в пятидесяти метрах! – удивленно сказал Павлик, показывая влево от первой тени. – Что бы это могло быть?

– Да, да, вижу, – подтвердил Марат.

– Подлодки!.. – взволнованно крикнул вдруг Скворешня. – Будь я проклят, если это не подлодки!

– О чем вы говорите, товарищ Скворешня? – послышался голос старшего лейтенанта. – Какие подлодки?

– Ничего не понимаю, товарищ старший лейтенант! – ответил Скворешня.

– Две подлодки на траверсе пещеры. Направляются на самом малом ходу к острову… Соблюдают интервал сто метров… Плывем на зюйд, чтобы осмотреть получше…

– Сообщайте, что увидите! – приказал старший лейтенант. – Даю сигнал тревоги!.. Включаю все готовые ультразвуковые прожекторы!

Скворешня запустил винт и на трех десятых устремился влево, впереди и вдоль фронта неизвестных подлодок. Марат и Павлик последовали за ним.

Пройдя метров сто дальше от второй подлодки, Скворешня донес:

– Товарищ старший лейтенант! Третья к зюйду! Интервал сто двадцать пять метров!.. Идут строем фронта…

– Слышу, третья к зюйду, – ответил старший лейтенант. – На экране видны шесть силуэтов. Носовой прожектор номер сто тридцать восемь еще не работает. В его секторе, между пятым и шестым силуэтом, большой перерыв. Имейте в виду: верхний угловой сто сорок второй сейчас корректирует лейтенант Кравцов. Продолжайте осматривать фронт!

– Есть осматривать фронт! Вижу четвертую к зюйду… Интервал сто пятьдесят метров… Продолжаю тихо идти к острову. Идем дальше на зюйд… Триста метров… пятьсот метров… Больше подлодок не обнаружено… Товарищ старший лейтенант!

– Слушаю.

– Мы заметили четыре подлодки к зюйду от первой… Видите ли вы нас?

– Вижу.

– На каком мы расстоянии от пещеры?

– Пятнадцать километров.

– Разрешите подняться над подлодками и осмотреть к порду от первой.

– В этом направлении работают все ультразвуковые прожекторы. Там идут еще три подлодки с теми же интервалами. На поверхности видны силуэты трех кораблей. По-видимому, эсминцы.

– Говорит капитан «Пионера». Товарищ Скворешня, поднимитесь все втроем над подлодками, следуйте за ними и наблюдайте…

Голос старшего лейтенанта прервал капитана:

– Товарищ капитан, профессор Лордкипанидзе сообщает, что лейтенант Кравцов исчез из сектора сто сорок два и на вызовы не отвечает. Один раз донеслось что-то неразборчивое – и все.

Под шлемами прозвучал голос капитана:

– Включить все действующие ультразвуковые прожекторы! Не видно? Может быть, он в пятне сектора восемьдесят восемь? Старший лейтенант тотчас же взволнованно крикнул:

– Вот он! Из этого пятна вырвался! Опять исчез в нем! Он не один! Он не один, Николай Борисович! Он с кем-то схватился!

– Видел! – ответил встревоженный голос капитана.

– Опять! Опять появились в секторе восемьдесят девять! – продолжал старший лейтенант. – Опять скрылись в секторе восемьдесят восемь! Лейтенант борется с кем-то! С кем?

– Товарищ Скворешня! – резко прозвучала команда капитана.

– Есть, товарищ командир!

– Прекратить наблюдение за подлодками! Немедленно, на десяти десятых, спешите на помощь лейтенанту Кравцову! Расстояние от пещеры – двадцать километров. Глубина – семьдесят метров. Направление – вест-норд-вест. На лейтенанта произведено нападение! Скорее! Скорее! Следуйте нашим указаниям в пути!

– Есть на помощь лейтенанту! – взволнованно рявкнул Скворешня и, запуская на полный ход свой винт, отдал команду: – Гасить фонари! Марат, ко мне, догоняй! Павлик, держись от нас на дистанции в пятьдесят метров! В драку не суйся!..

В густых темно-зеленых сумерках вод три тени с головокружительной быстротой понеслись на вест-норд-вест…

* * *

Лейтенант Кравцов готовился сдать вахту старшему лейтенанту. Капитан в дальнем углу центрального поста управления слушал зоолога.

– Нельзя ли, Николай Борисович, – говорил ученый, – кого-нибудь отрядить для корректирования верхнего углового прожектора сто сорок два? Марата нет. Павлик с ним ушел. А из наших радистов посылать кого-нибудь просто жалко: работы уйма, торопимся страшно. Даже носовой прожектор восемьдесят восемь еще не готов – что-то не ладится с ним… Дайте кого-нибудь! А? Всего минут на двадцать – тридцать. Пустяковое дело… А?

Зоолог умоляюще смотрел на капитана. Он пришел в центральный пост прямо с работы, руки у него были черны, борода далеко не в порядке, но ему, по-видимому, было совсем не до туалета. Капитан пожал плечами:

– Кого же вам дать, Арсен Давидович? И без того три человека вышли из строя. И среди них такие работники, как Скворешня и Марат. Ни одна бригада не даст из своего состава. А власть применять не хочется.

– Ну что же нам делать?! – воскликнул зоолог. – Хоть самому отправляйся! – Лейтенант уже сдал вахту и направлялся к выходу, но при последних словах ученого он вдруг остановился, мгновенно постоял в нерешительности и повернулся к капитану.

– Товарищ командир! – тихо обратился он к нему, не поднимая глаз, как всегда теперь в разговоре с капитаном. – Товарищ командир! Если разрешите… Может быть, я мог бы помочь бригаде Арсена Давидовича?

Капитан и зоолог быстро посмотрели на лейтенанта? первый – нерешительно, с сомнением, второй – с внезапно загоревшейся радостной надеждой.

– Не знаю, товарищ лейтенант, – с обычной в последнее время сдержанностью в обращении с ним сказал капитан. – Достаточно ли вы оправились, чтобы можно было позволить вам выйти из подлодки?

– Я чувствую себя вполне здоровым, товарищ командир, – поспешно ответил лейтенант.

Капитан неопределенно покачал головой и, улыбнувшись, обратился к зоологу:

– Что скажет врач? Только, пожалуйста, без личной заинтересованности.

– Да нет же, Николай Борисович! – с обидой в голосе, но с сияющим лицом воскликнул зоолог. – Никаких медицинских противопоказаний нет. Это будет всего лишь простая подводная прогулка. Она будет даже полезна лейтенанту!

– Ну что же! Тогда я не возражаю… Александр Леонидович, оформите пропуск лейтенанту.

– Спасибо, товарищ командир! – с легкой краской на лице поблагодарил лейтенант капитана.

Через десять минут, получив инструкцию зоолога, лейтенант, одетый в скафандр, вышел из подлодки и, запустив винт, быстро направился на северо-северо-запад, в тот сектор океана, против пещеры, который захватывал ультразвуковой прожектор 142. Перед сдачей этого прожектора из ремонта зоолог должен был настроить его на наибольшую ясность и дальность, проверить способность отражения его лучей от движущихся объектов и проделать ряд других опытов.

Лейтенант на шести десятых хода плыл на глубине семидесяти метров. Было довольно светло, и фонаря своего он не зажигал. Настроение у лейтенанта было приподнятое, почти радостное: капитан с ним сегодня разговаривал немного более тепло, чем обычно, он улыбнулся в разговоре и даже доверил ему новую работу… Какой он прекрасный человек, капитан! И славный Арсен Давидович! Как им обоим был благодарен сейчас лейтенант! Нет, он, конечно, не забывает своей вины… своего преступления…

Лейтенант тяжело вздохнул. Но все же как он благодарен, что они не презирают его, не дают ему чувствовать тяжесть его вины, продолжают относиться к нему по-товарищески!

Волнение стиснуло горло лейтенанта, он с усилием проглотил слюну… Конечно, он ответит, он готов полностью ответить перед Родиной за свой проступок… нет, не за проступок, а за преступление… тяжкое преступление… Но никто не попрекает его этим преступлением, все отлично понимают, как ему тяжело, как он раскаивается в своем легкомыслии, беспечности, и все стараются в его присутствии даже не упоминать имени Горелова…

И, как всегда после несчастья с подлодкой, при одном лишь воспоминании об этом человеке у лейтенанта перехватило дыхание и сжались кулаки. О, этот ненавистный человек!..

– Правее, правее, Юрий Павлович! – послышался вдруг под шлемом голос зоолога, – На два метра выше! Кончается двадцатый километр… Стоп! Ну, вот. Теперь десять метров дальше… Так… Десять метров вправо… Столько же влево… вкось кверху… Зажгите фонарь… Погасите… Выключаю все соседние прожекторы, чтобы не искажали работу сто сорок второго… Повторим маневры… Стоп!.. Повисите минутку неподвижно… Я подыму немного напряжение… Лейтенант остановил винт и, отрегулировав воздушный заспанный мешок, повис на месте, глядя бездумно в светло-зеленые сумерки перед собой. Вдали и вблизи проносились, как тени, то смутные, то четкие силуэты рыб, медуз, моллюсков.

Неожиданно почти на границе видимости, показалась сверху странная тень

– длинная, прямая, суживающаяся сзади, но без характерных для плавающих рыб изгибов тела. Впереди тени – ровное, немигающее светлое пятно, из пятна – прямой световой луч.

Сердце лейтенанта тревожно забилось:

«Что бы это могло быть? Акула? Огромный тунец?.. Нет, это не рыба».

Тень быстро приближалась – наискось и вниз.

«Зажечь фонарь?.. Нет, не надо, лучше подождать…»

Темный силуэт скользнул на расстоянии сорока метров от лейтенанта и быстро вошел в глубину.

«Человек! – чуть не крикнул лейтенант. – Это человек в скафандре! В огромном скафандре, нолевой номер… Кто это может быть? Скворешня? Но Скворешня на дне с Маратом… Кто же? Плывет правильно… Ноги вытянуты и сомкнуты… Руки прижаты к бедрам… Кто-то из наших…»

И вдруг все завертелось перед глазами лейтенанта. Кровь ударила в голову, затуманила мозг, С помутившимся сознанием, не думая, лейтенант запустил винт на десять десятых и ринулся вперед и вниз, за загадочной тенью.

– Юрий Павлович! – раздался удивленный голос зоолога. – Куда же вы девались с экрана? Юрий Павлович! Да отвечайте же! Юрий Павлович! Юрий Павлович! Что за черт! Телефон испортился, что ли? – недоумевающе бормотал ученый. – С чего бы вдруг?..

Лейтенант слышал эти призывы как будто сквозь вату: они не доходили до его сознания. Все его существо сосредоточилось теперь на одном лишь светящемся пятне, которое быстро приближалось, делалось все ярче и светлее: человек впереди плыл лишь на четырех десятых хода.

Еще мгновение – и палец лейтенанта нажал кнопку на щитке управления. Яркий луч ударил в шлем человека и осветил черты его лица.

Лейтенант издал хриплый крик – крик ярости, смешанной со смертельной ненавистью:

– Горелов!!!

Ослепленный светом фонаря, человек инстинктивно поднял руки к глазам. И в тот же момент с полного хода, словно пушечный снаряд, на него налетел лейтенант и сзади схватил его руки выше локтей.

На одно лишь мгновение Горелов повернул к нему лицо, искаженное ужасом. В следующее же мгновение он согнул сзади сомкнутые ноги и с чудовищной силой ударил ими лейтенанта в живот. Защищенный скафандром, лейтенант не почувствовал боли, но одна его рука сорвалась с руки Горелова, хотя другая продолжала крепко держать его. Противники очутились лицом к лицу.

Молча, не спуская глаз друг с друга, они беспорядочно носились с продолжавшими работать винтами.

Ужас на лице Горелова сменился пренебрежительной улыбкой: он узнал врага, и тот, очевидно, показался ему нисколько не опасным.

Лейтенант хрипло дышал, волосы его слиплись от пота, падали на глаза; слабость – результат ранения – возвращалась и туманила мозг. Едва пробивались в сознание взволнованные голоса капитана и старшего лейтенанта, искавших его, и приказ, отданный капитаном Скворешне.

«Что делать? Как взять его? Винт… Остановить его винт!» – решил Кравцов.

Сомкнув ноги и ступнями повернув на них рули, он бросился грудью на грудь Горелова и успел нажать кнопку от его щитка управления. Щиток открылся, крышка его отвалилась и повисла. Но тотчас же, прежде чем лейтенант успел дотронуться до знакомого рычажка, управлявшего винтом Горелова, рука Горелова перехватила руку лейтенанта, отбросила ее далеко в сторону, вернулась к щитку и поднялась над лейтенантом.

В руке Горелова сверкнула, освещенная лучами фонарей, медная игла на длинном тонком проводе…

«Смерть!» – мелькнуло в голове лейтенанта.

Не отпуская Горелова, лейтенант круто повернул рули. Винт вынес его из-под руки врага, и, описав полукруг, лейтенант очутился за спиной Горелова. Но едва лишь он успел облегченно вздохнуть и выхватить из своего щитка управления иглу, как Горелов повернулся за ним, рванул и освободил руку из ослабевших пальцев лейтенанта.

Словно сквозь туман, лейтенант увидел блеск короткой желтой молнии, упавшей на грудь, и сейчас же, не успев даже вскрикнуть, он почувствовал, что его тело прожег словно огненный нож.

Струя воды под давлением в несколько десятков тонн ворвалась сквозь раскрывшийся шов в скафандр и в один миг насквозь пробила грудь лейтенанта…

Тело лейтенанта медленно перевернулось головой вниз и с ярко горящим фонарем, швыряемое винтом из стороны в сторону, стало погружаться в черные глубины.

Вложив иглу в щиток, Горелов еще смотрел вслед расплывающейся в темноте тени своего противника, когда два громовых удара обрушились на него.

Два ярких луча пронизали его шлем, и обе руки оказались схваченными металлическими клещами. Опять испуг, а затем и ужас исказили лицо Горелова, когда он бросил взгляд направо и налево от себя.

И вновь раздался крик изумления и ярости:

– Горелов!!!

Этот крик явственно донесся теперь из неосвещенного сектора восемьдесят восемь в центральный пост управления подлодки. И сейчас же, после короткого молчания, Скворешня и Марат услышали резкую, отрывистую команду капитана:

– Взять его и доставить на подлодку!

– Есть взять и доставить на подлодку! – глухо, сквозь стиснутые зубы ответил Скворешня.

В то же мгновение Горелов рванулся всем корпусом влево, навалившись плечом на Скворешню, и ударом ноги далеко отбросил Марата в сторону. Его правая рука, словно освободившись из паутины, взлетела вверх, и огромный металлический кулак, как молот, обрушился на шлем Скворешни против его лица. Голова Скворешни качнулась в шлеме вперед, ударилась лбом о прозрачный металл, и все завертелось перед глазами гиганта. Рука, однако, продолжала держать руку Горелова, как в тисках. Но одновременно с ударом Горелов, подталкиваемый своим работающим винтом, перевалился вверх ногами через плечо Скворешни и вывернул ему руку назад. От невыносимой боли Скворешня зарычал и со стоном выпустил руку Горелова. Ловкость, казалось, одолела силу…

Едва почувствовав свободу, Горелов сомкнул ноги, выровнял руль и устремился вверх. Это его погубило. Со стиснутым от ужаса сердцем, ничего не сознавая, но чувствуя лишь, что ненавистный враг ускользает, Павлик ринулся вперед. И, прежде чем Горелов мог что-либо сообразить, мальчик крепко уселся у него на плечах, продев назад ноги под его руками, и дал задний ход своему винту. Винт Горелова был сразу парализован, а в следующий момент преодолен более мощным ходом: Горелов вместе с Павликом устремился вниз.

Огромные, страшные, как клещи, руки Горелова поднялись, чтобы схватить ноги Павлика и сбросить его с себя, как пушинку. Но на полпути эти руки были вновь перехвачены Скворешней и Маратом, и вновь тем же маневром Марат был отброшен в сторону и завертелся, как в водовороте, от удара ногой и под действием собственного винта. И вновь взвилась страшная правая рука, но навстречу ей взлетела кверху мощная, как ствол молодого дерева, левая рука Скворешни, чтобы перехватить ее. И опять Горелов перехитрил Скворешню: рука гиганта встретила свободное пространство – руки Горелова скользнула под рукой противника к своему щитку управления. В следующее мгновение она вновь появилась в ярком свете трех скрещивающихся лучей. Зажатая в кулаке, блеснула длинная медная игла на тонком шнуре и, как молния, устремилась, не встречая препятствий, к шву на открытой, незащищенной груди Скворешни…

Раздался пронзительный, полный ужаса крик Павлика:

– Игла!..

Это был первый звук человеческого голоса, вырвавшийся за всю эту полуминутную ужасную борьбу…

Нога Павлика вырвалась из-под плеча Горелова и с силой, которой трудно было ожидать, ударила по руке, и рука отлетела, прежде чем игла успела коснуться шва. Но обратно нога уже не вернулась: одним движением плеча Горелов сбросил с себя потерявшего равновесие мальчика, и тот кубарем, увлекаемый своим винтом, ринулся глубоко вниз, где столкнулся с еще не пришедшим в себя Маратом. Близко, совсем близко возле них, тихо колеблемое струями взволнованной воды, покачивалось закованное в скафандр тело лейтенанта.

– Насмерть, гадюка?! – взревел в неописуемой ярости Скворешня.

Рука Горелова не успела еще вернуться в прежнюю позицию, как в кулаке Скворешни сверкнула такая же игла.

На одно лишь мгновение два грозных противника застыли друг перед другом, один на один, лицом к лицу, как бы высматривая у врага его слабое место.

Глаза Горелова горели бешенством, лицо было восково-бледным, тонкие длинные губы посинели и искривились, словно в странной улыбке, обнажая большие зубы. Он был похож в эту минуту на матерого затравленного волка, решившего дорого и не ожидая пощады продать свою жизнь.

Огромное, круглое, такое всегда добродушное лицо Скворешни как будто сразу осунулось, похудело. Его черты словно окаменели в суровой мужественности, маленькие серые глаза сделались еще меньше и уверенно, спокойно сверлили противника. Казалось, что в последнем крике Скворешни вылилась вся его бешеная ярость и уступила место несгибаемой воле и холодному рассудку: в смертном бою с таким противником можно пустить в ход все средства.

Левая рука Горелова оставалась безнадежно парализованной в правой руке Скворешни, но зато он мог маневрировать свободной правой против левой руки противника, и он считал это своим явным преимуществом.

Прошло лишь одно мгновение, и вдруг грохнули, словно щиты древних рыцарей, металлические локти свободных рук, отражая смертельный выпад иглы. Правая рука Горелова натолкнулась на непреодолимое препятствие, и в тот же миг левая рука Скворешни распрямилась, как лук, и игла воткнулась в незащищенную грудь Горелова. Прикрыть грудь было уже поздно, и Горелов лишь повернулся слегка боком – игла скользнула по его кирасе, минуя роковой шов.

И опять со звоном столкнулись локти, и вновь правая рука Горелова отлетела, как щепка, от левой руки Скворешни. Горелов, казалось, побледнел еще более: преимущество, на которое он, очевидно, так рассчитывал, растаяло, как дым, перед чудовищной силой Скворешни. Страх сжал сердце Горелова словно в предчувствии неотвратимого…

Маленькие серые глаза холодно и уверенно сверлили черные пылающие глаза противника и не пропустили трепещущую тень страха, мелькнувшую в них.

В третий раз столкнулись локти, и рука Горелова отлетела, словно уже заранее готовая к этому, но в глазах его скользнуло что-то неуловимое, словно надежда. Холодные, маленькие, превратившиеся в щелки глаза заметили и это. И, вместо того чтобы вернуться в прежнее положение, рука Скворешни неожиданно обрушилась градом неудержимых преследующих ударов на отброшенную руку Горелова. Она не давала ей найти себе место, загоняя все дальше и дальше назад. Словно прикованный цепью к правой руке Скворешни, Горелов извивался, его свободная рука не находила уже простора, чтобы развернуться. И вдруг рука Скворешни переменила направление, и, прежде чем Горелов понял это, она взвилась над его головой и громовым, сокрушительным ударом, повторяя его же маневр, обрушилась на шлем против лица Горелова. Голова метнулась в шлеме, словно у игрушечного паяца, и в тот же миг кулак Скворешни ударил по туго натянутому проводу вражеской иглы и оборвал его.

Враг был обезоружен. Обе его руки, словно схваченные стальными клещами, были в руках Скворешни. Работавший на десяти десятых винт Скворешни, превозмогая четыре десятых хода Горелова, увлекал теперь их обоих в глубины.

Борьба длилась всего минуту или две. Она уже кончилась, когда показались шлемы с бледными, растерянным лицами Павлика и Марата. Держа за металлические руки безжизненное тело лейтенанта, они молча переводили глаза с багрового лица Скворешни на Горелова, продолжавшего с пеной на синих губах метаться и биться.

– Павлик, – прохрипел Скворешня, – держи лейтенанта… Марат, связать предателя моим тросом…

Марат быстро размотал перекинутый через плечо Скворешни моток троса, и через минуту первая петля схватила одну ногу отчаянно отбивавшегося Горелова. Через несколько секунд к этой ноге была притянута и вторая…

Марат кончил уже вязать руки Горелова, когда из темноты неожиданно вынырнули одна за другой две тени с ярко горящими фонарями. Это были Крутицкий и Матвеев, высланные капитаном на помощь Скворешне. По знаку Скворешни они взяли Горелова за витки троса на его плечах.

– Павлик, – тяжело дыша, проговорил Скворешня, – передай Матвееву лейтенанта…

С того момента, когда вместе с Маратом Павлик перехватил тело лейтенанта, его непрерывно сотрясал мелкий, лихорадочный озноб страха. Павлик не мог себя заставить посмотреть еще раз на спокойное, бледное, словно уснувшее лицо лейтенанта. Неповинующимися ступнями, почти бессознательно, он переложил рули, подвел покорное его усилиям тело лейтенанта к Матвееву и передал ему руку убитого. И так же бессознательно, без кровинки в лице, с глазами, полными непроходящего ужаса, он подплыл к огромной, мощной фигуре Скворешни и почти вплотную прижался к ней.

Скворешня глубоко вздохнул, посмотрел на окружающих, потом прерывисто и хрипло сказал:

– Товарищ командир! Враг схвачен. Отправляю его на подлодку.

Прошло с минуту, пока донесся подчеркнуто спокойный голос капитана:

– Мы видели все. Вы мужественно исполнили свой долг, товарищ Скворешня. Благодарю вас! Изменник Родины, диверсант, взорвавший нашу подлодку, предатель, убежавший к заклятым врагам нашего социалистического отечества, понесет заслуженную кару! Пусть Матвеев и Крутицкий на глубине трехсот метров приведут его и тело погибшего на подлодку. Вам, Марату и Павлику – пройти над подозрительными подлодками в секторе восемьдесят восемь, а затем возвращайтесь к «Пионеру». Ему, вероятно, придется скоро вступить в бой.

Три друга молча, с зажженными фонарями плыли на восток на шести десятых хода, догоняя скрывшийся в том направлении фронт подлодок.

Через несколько минут они увидели вражеские суда, тихо, словно подкрадываясь, приближавшиеся к острову. До острова оставалось уже не больше восьми километров.

Первым прервал молчание Скворешня:

– Я убежден, что Горелов не первый раз спускался сейчас в воду около острова. Никто не мог бы с такой точностью разведать местонахождение «Пионера» и его убежища. Это мог сделать только он и только в таком скафандре, как наш… Смотрите, как уверенно, соблюдая строй, идут подлодки прямо к пещере, как раз на ее уровне.

Они проносились уже над строем подлодок. За время борьбы подлодки сблизились, и интервалы между центральными судами сократились до пятидесяти метров.

– Довести ход до одной сотой, – распорядился Скворешня.

Все трое сразу почти остановились на месте и повисли над подлодками. Скворешня продолжал:

– Слухайте, хлопцы! А что, если устроить этим явно враждебным подлодкам маленькую ответную диверсию? Вы видите, как они сжимают строй в дугу? Спрошу капитана!.. Товарищ командир!..

– Слушаю, товарищ Скворешня.

– Не разрешите ли вы нам, прежде чем враг нападет на нас, попытаться вывести из строя три его подлодки?

– Каким образом?

– У меня с собой три гранаты и остатки манильского троса. Подлодки идут самым малым ходом, почти не вращая винтов. Мы бы подвесили к винтам по гранате… Винты намотают на себя тросы, а потом своими лопастями они ударят по гранатам…

– Остроумная идея, товарищ Скворешня! – после короткого молчания ответил капитан. – Но я не хочу первым начинать враждебные действия. Пусть это делают они. Возвращайтесь!

– Есть возвращаться! На двух десятых вперед! – скомандовал Скворешня Марату и Павлику.

Они медленно, словно нехотя, вынеслись вперед, опустившись к подлодкам, чтобы еще раз внимательно осмотреть их, и затем поплыли к острову.

Отойдя километра на два от вражеских судов, Павлик повернул к Скворешне голову, желая что-то сказать ему. Краем глаза он вдруг увидел сзади какие-то длинные черные сигарообразные тени, стремительно догонявшие их.

– Акулы за нами! – крикнул Павлик и повернул луч фонаря назад.

То же самое быстро сделали Скворешня и Марат. Странные тела настигали их. Но они не были похожи ни на акул, ни на какие другие существа из обитателей вод. На их круглых, металлически мерцавших головах без пастей отсвечивало синеватым блеском по четыре больших плоских глаза. Стройные закругленные тела их суживались назад, где с неуловимой для глаз быстротой вращались какие-то необыкновенные хвосты… Их число все увеличивалось, все новые и новые тени выносились из темноты позади.

– Вниз! – скомандовал Скворешня.

Все трое мгновенно выполнили приказ и, переложив рули, изогнувшись в дугу, стремительно юркнули в глубины.

Из все увеличивавшейся стан отделилось несколько этих странных тел и, наклонив головы, последовало за ними; остальные, мелькнув на концах лучей, пронеслись дальше по прямой.

– Вверх! – торопливо прозвучала новая команда Скворешни.

Почти немедленно преследователи также изменили курс, все больше приближаясь к друзьям…

– Магнитные торпеды! – воскликнул пораженный Скворешня и скомандовал:

– Три десятых вперед! На прямой!

Торпеды неслись теперь за ними, не отставая, но и не приближаясь, держась позади их на расстоянии тридцати метров.

– Товарищ командир, стая магнитных торпед пронеслась прямо к пещере! Шесть штук преследуют нас!

– Видим на экране!

– Разрешите пойти назад, чтобы не притащить с собой хвост из торпед!

– Разрешаю!

– Боевые действия можно считать начатыми?

– Да… Начаты неприятелем!

– Спасибо, товарищ командир! А ну, хлопцы, поворот по горизонтали на сто восемьдесят градусов!

Широко развернувшись на повороте, все понеслись назад по-прежнему на трех десятых хода. Торпеды автоматически, а на взгляд усмехавшегося Скворешни даже покорно, повторили маневр.

– Разделиться! – продолжал командовать Скворешня. – Направо и налево от меня! Держать интервал в пятьдесят метров!

Стайка торпед также разъединилась. За Скворешней оказалось три торпеды, за Маратом – две, за Павликом – одна.

В темных сумерках вод впереди показался строй подлодок. Преследующие торпеды внезапно ускорили ход, настигая Скворешню, Марата и Павлика. Огромные тени подлодок быстро вырастали впереди, прояснялись, грозя столкновением.

– Почувствовали! – торжествующе вскричал Скворешня. – Каждый к подлодке против себя! Десять десятых вперед! Под киль подлодки!

Люди стрелой понеслись к кораблям. Уже пролетая под ними, Скворешня оглянулся и успел заметить, как все преследовавшие их торпеды, все более ускоряя ход, внезапно подняли вверх свои смертоносные головы и устремились к подлодкам… Притяжение огромных металлических масс кораблей пересилило притяжение скафандров!

Едва лишь Скворешня и его товарищи успели проскочить метров на сто за подлодки, как шесть необычайной силы взрывов, один за другим, потрясли окружающие воды. Сейчас же за взрывами сверкнули три огромных столба пламени, невидимые мощные струи далеко расшвыряли людей в разные стороны, и все сразу затихло…

– Товарищ командир! Три подлодки врага уничтожены его же торпедами! – понеслось донесение Скворешни в центральный пост «Пионера».

– Я видел! Поздравляю с успехом!

– Разрешите повторить операцию? Ответ последовал не сразу.

– Враг приведен в замешательство, – послышался наконец голос капитана.

– Он собирается отступать. Носовая пушка вступила в бой. Возвращайтесь в пещеру на глубине трехсот метров.

– Есть возвращаться в пещеру на глубине трехсот метров!

* * *

Из выходной камеры «Пионера» Скворешня, Марат и Павлик немедленно направились в центральный пост управления подлодки. Команда в отсеках, через которые они проходили, молча, не отрываясь от наблюдения за своими аппаратами и механизмами, приветствовала их поднятыми вверх руками. Вся команда уже знала о приключениях этой тройки.

Проходя по верхнему коридору, они еще издали увидели водолаза Крутицкого, неподвижно стоявшего у дверей каюты лейтенанта Кравцова. Крутицкий был в полной боевой форме: с винтовкой у ноги, с кортиком на левом и ультразвуковым пистолетом на правом боку. Его лицо было каменно-сурово, он холодно, словно не узнавая, смотрел на приближающихся Скворешню, Марата и Павлика. С какой-то особой и неожиданной повелительностью, свойственной одним лишь военным, стоящим на боевом караульном посту, он приказал:

– Держаться противоположной стены!

И трое друзей, прижимаясь к стене, осторожно и молча обошли дверь, не сводя с нее пристальных глаз, словно видя сквозь нее жалкую и ненавистную фигуру предателя и убийцы.

В центральном посту капитан выслушал краткий рапорт Скворешни.

Затем капитан с нескрываемым волнением крепко пожал руку Скворешне:

– Поздравляю вас! Родина не забудет ваших славных боевых заслуг!

Капитан пожал руку и Марату:

– Спасибо, товарищ Бронштейн, за ток! Он дал нам возможность встретить врага во всеоружии и уничтожить его!

И, обратившись к Павлику, стоявшему навытяжку, как заправский советский моряк, то бледневшему, то красневшему от волнения, капитан с улыбкой, от которой Павлику захотелось вдруг пройтись на руках по палубе центрального поста, сказал:

– Спасибо за все, товарищ Буняк! Вы вели себя геройски! Весь советский флот и вся наша Родина скоро узнают об этом!.. Вольно, товарищи! – весело скомандовал капитан. Тихо смеясь, он схватил мальчика за плечи, привлек его к себе, обнял и расцеловал: – Павлик! Милый мой мальчик! Ты будешь достойным сыном нашей Родины и славным ее моряком, если захочешь!

– Хочу! Хочу, товарищ командир! – звенящим от восторга голосом закричал Павлик. – Я буду советским моряком! Я хочу быть подводником! Я буду служить с вами и учиться у вас, товарищ командир!

Взволнованные этим страстным порывом мальчика, все на минуту застыли в молчании. Наконец капитан, положив руку на плечо Павлика, сказал:

– Ты будешь, Павлик, кем захочешь! И всегда ты будешь достоин нашей великой Родины!.. По местам, товарищи! Могу сообщить вам напоследок: враг обращен в бегство. Уничтожены шесть его подлодок, все выпущенные ими торпеды и один эсминец на поверхности! Остальным удалось скрыться. Завтра «Пионер» отправляется к родным берегам!

Читать далее

Отзывы и Комментарии