Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Агентство "ТЧК". Нечисть в помощь The Agency "TCHK." Evil to help
Отчет № 2. О куклах и слониках

Примечание Криса: суккубы на борту приносят несчастья – проверено.


Спала я плохо. Диван вполне комфортный для того, чтобы развалиться на нем перед телевизором, оказался совершенно не предназначен для спокойного сна. Полночи я ворочалась, пытаясь улечься поудобнее, еще полночи дремала, найдя нужную позу, но боясь пошевелиться. Под утро провалилась в зыбкий сон, в котором кто-то кого-то то ли убивал, то ли спасал под кряканье Дональда Дака. В итоге в ужасе подскочила, когда часы на стене сухим щелчком передвинули стрелки на семь утра. Смысла дальше изображать спящую красавицу не было. Да и, в конце концов, можно раз в год порадовать Князя, придя на работу пораньше, так что я поднялась и направилась в ванную.

Дверь в спальню была чуть приоткрыта. Я не удержалась от праздного любопытства, утешив себя тем, что меня интересует вовсе не до противного умиротворенная физиономия спящего темного мага, а девочка. Мой последний опыт общения с детьми датировался этак четырехлетней давностью. Он сводился к возгласу «какая прелесть!», когда один из клиентов вручил мне для умиления своего новорожденного сына. После чего его сразу же отдали нянькам. До этого я с ребятишками разговаривала, пожалуй, только в школе. Когда сама в ней училась.

Картина и сейчас предстала умилительная. Ника обнимала кролика, Крис – Нику, темные волосы обоих разметались по подушкам, перемешавшись, и от этого всего веяло такой семейной идиллией, что стало аж завидно. Я потопталась какое-то время в дверях, разглядывая отца с дочерью, почесала нос и подумала, что стоит все-таки завести кота. Потом представила полный ненависти желто-зеленый взгляд, возмущенный вопль и раздраженно подергивающийся удаляющийся хвост, если мне вздумается полезть к коту с объятиями, и окончательно убедилась в собственной никчемности.

В ванной я надолго замерла перед зеркалом, пытаясь понять, что теперь хочу от своей внешности. Вдохновение, жизненно необходимое в данном вопросе, сегодня не торопилось на меня снизойти. А еще говорят, хорошо, когда есть выбор. Когда предстоит сделать выбор из бесконечного множества вариантов, не скажу, что это облегчает задачу. В итоге, так и не найдя образа, идеально соответствующего моему состоянию души, оставила все как есть.

На кухне я с некоторым удивлением обнаружила Нику. Девчонка устроилась на табуретке и болтала в воздухе босыми ногами. Кролик торжественно восседал рядом, уткнувшись плюшевой мордой в стол.

– Доброе утро, – сказала девочка, широко улыбаясь.

Поразительно вежливый ребенок. В кого, интересно? Пришлось согласиться, что утро и правда доброе.

– Ты чего не спишь? – поинтересовалась я, распахивая дверцу холодильника и изучая его содержимое. Надо отдать должное, определенная польза от «темномагического» нашествия была: я сама совершенно не подумала о том, чем буду завтракать.

– Я всегда рано просыпаюсь и играю, пока мама или папа спят. Но у вас нет игрушек.

Мне почему-то представилось жилище темного мага, наполненное плюшевыми зверюшками, розовыми домиками для Барби и воздушными шариками. Я хихикнула и припомнила, что в квартире у Криса и правда была одна комната, в которую я ни разу не заходила. Да и я вообще нечасто у него бывала, мы оба предпочитали оставаться у меня: ближе к работе.

– Уж извини.

– У вас нет детей?

К счастью, я уже давно отучила себя воспринимать этот вопрос как глубочайшее оскорбление и даже сумела улыбнуться:

– Нет. Так что придется тебе рассказать мне, чем детки питаются по утрам.

Малявка прониклась важностью миссии и серьезно перечислила:

– Молоко с какао, бутерброд с вареньем и яблоко.

Что ж, это вам не манные каши по особой семейной рецептуре, тут я справлюсь.

– А вы кто? – поинтересовалась девочка, пока я варила кофе и разогревала молоко в микроволновке, и в ответ на мой озадаченный взгляд пояснила: – Папа у меня темный маг, и мама – темный маг. И я буду темным магом. А вы?

– А я не буду, – хмыкнула я. Малолетнее создание на моей кухне и кролик на табуретке странным образом поднимали мне настроение. – Я суккуб.

Глазенки в обрамлении таких густых и длинных ресниц, что, не имей я возможности в любую секунду сотворить себе такие же, искусала бы себе все локти от зависти, округлились от удивления:

– Это как? Что вы умеете?

– Мм… – Я замялась на мгновение. Думаю, разъяснением особенностей взаимоотношения полов пусть занимаются ее родители. – Могу стать такой, какой захочу.

Круглая кнопочка носа сморщилась.

– Это и мама моя может. Надо только краску в магазине купить и… ух ты!

Я непедагогично показала ребенку язык. Искренний детский восторг в ответ на мое преображение доставил мне несказанное удовольствие.

– А как я, стать можете?

Малявка зааплодировала, а я покосилась в стекло, рассматривая свое отражение. Ужас какой-то, похожа на крисовскую сестру-близнеца.

– А что еще? Или только меняться?

Вот странность, мне перед мужчинами никогда не хотелось так не ударить в грязь лицом, как сейчас перед этой девочкой. Поэтому я не удержалась и доверительно сообщила:

– Могу угадывать чужие желания.

– Всех-всех?

– Нет, только мальчиков, – с сожалением признала я.

– А мальчиков любых?

– Любых.

– Даже папины? – В глазенках зажегся азарт.

– Даже папины, – сказала я скрепя сердце и лукаво улыбнулась. – Смотри, что покажу.

После чего сноровисто налила кофе, добавив туда молока и корицы, и настрогала бутербродов, намазав тонким слоем плавленый сыр на ломтики хлеба. Едва я закончила, в кухню ввалился взъерошенный и отчаянно зевающий Крис. Я поставила перед ним кофе и тарелку с бутербродами, после чего сонный взгляд сразу же просветлел.

– О! А я как раз хотел…

Ника захихикала, уткнувшись в кролика, а я скосила глаза в сторону и спрятала руки за спину.

– Сабрина! – Оскорбленный до глубины души подобным сговором, Крис даже дар речи потерял, но – не пропадать же добру! – бутерброд таки откусил. После чего обратил внимание на то, как я выгляжу, и едва не поперхнулся. – И хватит нас ксерокопировать.

Я и ему показала язык, сделавшись ярко-рыжей. А поразмыслив, еще и кудрявой. Рыжий цвет и мелкие кудряшки Крис и по отдельности-то на дух не переносил, а уж вместе…

Маг скривился, но промолчал, а Ника наградила меня очередным восхищенным взглядом.

– Вы похожи на одуванчик.

– Когда поседею, загадаешь желание и дунешь. – Сидеть рядом с магом мне не хотелось, поэтому я бесцеремонно пересадила господина кролика к себе на колени.

– Это Барни, – представила его Ника.

Я с самым что ни на есть серьезным видом пожала плюшевому зверю лапу, а девчонка занялась бутербродом.

– Какие у вас теперь планы? – как можно более безразлично поинтересовалась я, мимоходом подумав, что просто вдвоем, не по работе мы с Крисом не разговаривали целую вечность. Не говоря уже о разговорах вдвоем на моей кухне.

– Я устроил Нику в детский сад неподалеку на две недели. И подыщу нам какую-нибудь гостиницу.

Мы одновременно покосились на ребенка, и тот ответил нам недоуменным взглядом поверх стакана с молоком: чего вы так смотрите, взрослые люди, ем я! А я почувствовала себя последней сволочью: выставлять дитенка не пойми куда, пусть даже его отец мне глубоко несимпатичен, все-таки неправильно. Ей и так, судя по всему, не очень-то повезло в жизни с отсутствующим папашкой и сумасбродной мамашкой. Так как, по мне, женщину, которая родила ребенка от едва знакомого человека, а потом сунула ему этого ребенка со словами «на, нянчи!», иначе, как сумасбродной, назвать нельзя.

– Оставайтесь здесь, – выдавила я. – А я у того же Чара, если что, мне не привыкать…

Я хотела язвительно заявить, что мне не привыкать по чужим квартирам шариться, но вовремя осеклась и подсунула Нике яблоко, которое та с удовольствием стала грызть. А Крис практично не стал строить из себя недотрогу и отнекиваться. Что неудивительно. Раз уж у него хватило наглости в мою квартиру вломиться без моего ведома, то уж с разрешения его и подавно отсюда не выгонишь.

Без особого аппетита прикончив бутерброд, я оставила семейство и пошла одеваться.

– Какая вы краси-ивая, – восхищенно раздалось за моей спиной, когда я крутилась перед зеркалом, придирчиво осматривая выбранное платье.

Мне сегодня всем назло захотелось стать невероятно очаровательной. Яркий васильковый цвет мне определенно шел. Здесь я с малявкой была согласна.

– Вот что, Ника, мы с тобой две взрослые девушки, так что давай на «ты», хорошо?

– Давай, – легко согласилась девчонка, копошась в своем детском бледно-сиреневом чемоданчике. – А какая ты на самом деле? Из всех этих лиц?

– Понятия не имею, – честно призналась я.

– Совсем? – В ее глазах даже возникло подобие сожаления.

– Совсем. – Я опустилась на кровать и провела рукой по темным, спутанным после сна прядям. – Я начала меняться с самого рождения.

– А тебе не грустно из-за этого?

– Я утешаю себя мыслью, что от природы я страшненькая, – улыбнулась я.

Крис, заглянувший узнать, куда запропастилась дочь, застукал нас за тем, что мы, выбрав из кучи маленьких одежек подходящее случаю платье (появление в новом детском саду среди новых мальчиков и девочек – разве не случай?), решали наиважнейший вопрос – косички или хвостики. Я настаивала на конском хвосте, малявка утверждала, что две косички ей идут больше. В итоге мы пришли к очередному компромиссу, остановившись на двух хвостиках.

Выходя из квартиры, Ника восторженно вцепилась в мою ладонь, так что пришлось проводить их до машины.

– Увидимся на работе. – Я кивнула Крису и направилась в сторону метро.

Хотела направиться. Темный маг ловко ухватил меня за локоть.

– Ты куда? Мы только Нику завезем в садик и поедем вместе.

– Да я лучше…

Крис мотнул головой в неопределенно-укоризненном жесте. Распахнув дверцу автомобиля, он впихнул меня на переднее сиденье и мгновенно ее захлопнул. Я было дернулась выскочить, пока маг обходит машину, но в очередной раз обожглась. Он и машину зачаровал, поганец?! Пришлось дождаться, пока он усядется за руль.

– Это похищение? – грозно поинтересовалась я, скрестив руки на груди.

– Ага, – кивнул он, не глядя на меня. – Пристегнись. Ник, как думаешь, сколько мы можем потребовать за Саби?

Малявка на заднем сиденье захихикала.

– Миллион тысяч миллиардов!

– Тебя высоко оценили. – В мою сторону прилетел косой недовольный взгляд.

– Вот еще! Я вообще бесценна! И кому вы меня собрались продавать?

– Действительно, кому такое счастье нужно? – Маг побарабанил пальцами по баранке. Язвительности в его голосе хватило бы на целый легион брызжущих ядом бабулек.

Зато Ника призадумалась по-настоящему, а подумав, надула щеки и объявила:

– Никому! – Но прежде чем я успела оскорбиться, а Крис заулыбаться, как Чеширский кот, она пояснила: – Никому не продадим, себе оставим.

– Приехали… – вздохнул маг. Правда, непонятно, было ли это сказано по случаю возникшей на горизонте калитки детского сада или торжественного решения завести суккуба в качестве домашнего любимца. – Подожди здесь, – бросил он мне.

Можно подумать, у меня был выбор. Дверная ручка по-прежнему обжигала так, что дотронуться до нее было невозможно. Однако я благосклонно кивнула – так и быть, подожду, уговорил, – и помахала Нике рукой.

Вернулся маг быстро и на этот раз газанул куда более порывисто, чем с ребенком на заднем сиденье. Я от него отвернулась и исподлобья уставилась в окно, провожая невидящим взглядом мелькающую обочину.

В офисе никто не знал о том, что мы с Крисом когда-то были вместе. Тогда все вышло стремительно, насыщенно и закончилось глупо. Я только начала работать в «ТЧК» и чувствовала себя крайне неуютно, как из-за столь разношерстной компании, так и из-за нового для себя амплуа. Спокойная насмешливость темного мага и то невольное уважение, которое он всем внушал, держась тем не менее на равных, меня совершенно очаровали, и я подумала: а почему бы и нет. Наверное, и он так подумал. Мы продержались вместе несколько месяцев, чувствуя себя не то заговорщиками, не то шпионами, а потом…

Я сейчас уже даже и не помнила, что именно случилось. Все вдруг пошло вкривь и вкось. Князь завалил меня работой, и стремительно возросшее количество клиентов Криса, естественно, не воодушевило. Он получил какое-то очередное повышение в их магической иерархии и стал допущен к шабашам. Это такие магические кружки по обмену опытом, отказываться от участия в которых было не просто неприлично, а смертельно опасно. Это, в свою очередь, не воодушевило меня. Как-то вечером мы поругались. Из-за какой-то ерунды… вроде того, чья очередь мыть посуду. Крис ушел, хлопнув дверью, и не вернулся. Упрямства у обоих хватало для того, чтобы вины своей не чувствовать и не признавать, а значит, пойти на мировую никто не пожелал. Со временем мы как-то к этому привыкли и оставили все как есть, решив, что служебные романы все равно не приводят ни к чему хорошему. Я встретила Игоря, а Крис вполне убедительно делал вид, что мы просто коллеги.

– Ты ей понравилась. – Мужской голос выдернул меня из некстати нахлынувших воспоминаний. А я-то уже обрадовалась, что мы не будем разговаривать всю дорогу.

– Я вообще многим нравлюсь, – пробубнила. Имею право. В конце концов, меня похитили и удерживают силой всякие темные маги.

– Она не мужчина. – В голосе послышалась насмешка.

– И я у нее пока что никого не увела. Так что она входит в ту счастливую категорию женщин, которым я тоже нравлюсь.

– Тебе обязательно все время быть такой ворчливой маленькой ведьмой?

– От Колдуна слышу.

Крису мы подходящую кличку даже всеобщими усилиями найти не смогли. Поэтому он у нас проходил под незамысловатым прозвищем – Колдун. Хотя я могла бы предложить парочку менее лестных, но кто ж меня будет спрашивать?

Мой спутник понял, что светской беседы не получится, и на этом лимит его безграничного терпения и вежливости в мой адрес в благодарность за помощь был исчерпан, а потому он заткнулся и прибавил газу.

Мы уже подъезжали, когда вдруг произошло нечто странное. Крис любил скорость, но без неоправданного риска, а тут он вдруг так «вписался» в поворот, что, если бы не ремень безопасности, меня бы швырнуло прямо на баранку. Ощущение было такое, словно машина встала на два боковых колеса.

– Ты что творишь?! – взвизгнула я, глядя, как с надрывным гудением «мерс» набирает скорость.

– Это не я, – процедил Крис сквозь зубы, и тут мне стало страшно.

Машина завиляла так, словно она была истеричной девицей, решившей покончить жизнь самоубийством, а темный маг – незадачливым ухажером, дергающим ее за рукав и умоляющим не совершать глупости. Водители на встречной отчаянно сигналили и судорожно шарахались в стороны, с перекошенными от испуга лицами кто куда разбегались пешеходы. Пару раз мы вылетали на тротуар, но нечеловеческим усилием Крис умудрялся выкручивать руль на место.

В тот момент, когда «мерс» чуть не влетел лоб в лоб в выруливший из переулка КамАЗ, я зажмурилась и глаз больше не открывала. Так что оглушительный визг тормозов, удар и звон стекла стали для меня полной неожиданностью. Ремень намертво впился в грудь, а в машинально вскинутую руку вонзились осколки. Открыть глаза и отнять руку от лица я не сумела даже после того, как все стихло. Сердце колотилось так быстро и гулко, что мне казалось, его стук разносится на всю округу. А когда все-таки смогла под шорох осыпающегося с одежды и волос стекла, то едва не поседела. В нескольких сантиметрах от моей головы салон прошила толстенная деревянная балка с торчащими из нее гвоздями. Возьми Крис чуть левее, они торчали бы у меня во лбу. Вероятно, он выбрал меньшее из двух зол: если уж столкновение, то с чем-то мягким. На наше счастье, поблизости как раз оказалась куча набитых мусором мешков. Только вот мусор оказался строительным.

Я перевела взгляд на кресло водителя. Маг был без сознания. Он уронил голову на руль, рассеченный висок влажно поблескивал медленно струившейся кровью.

– Крис? – испуганно позвала я и затормошила его за плечо.

Темноволосая голова лишь безвольно качнулась туда-сюда.

Скользкими от крови пальцами я с трудом нащупала отстегивающую ремень кнопку и, на этот раз не обращая внимания на заклинание, до слез обжигающее руки, вывалилась из машины. Вокруг уже начинала собираться перепуганная толпа, люди держались на расстоянии, беспокойно гудели, но на помощь бросаться не спешили. Мелькнула парочка явно ведущих видеосъемку телефонов. Мне захотелось швырнуть в них первым попавшимся под руку осколком стекла, которого вокруг было как грязи, но я сдержалась и, обойдя машину на непослушных ногах, распахнула дверцу водителя.

Моих сил хватило только на то, чтобы Криса отстегнуть. Маг и так не был перышком, а уж в бесчувственном состоянии и на фоне моего общего стрессового бессилия оказался просто неподъемным. Благо настоящие мужчины в толпе все-таки отыскались. Они оттеснили меня в сторону, проворно вытащили мага и отволокли его подальше от разбитой вдребезги машины.

– Девушка, вы в порядке? – От назойливого голоса над ухом я лишь отмахнулась.

Какое, к чертям собачьим, «в порядке»?

– …Он что, умер? – долетело откуда-то.

– Мама, мне стра-ашно, пойдем отсюда… – Где-то рядом захныкал ребенок.

Я вам «умру»! Этот мерзкий колдунишка всех нас переживет не один раз. Отпихнув одного из «спасателей», я рухнула перед Крисом на колени, безжалостно их обдирая. Пульс на шее с перепугу не сразу, но нащупала, а потому уже куда увереннее похлопала его по щекам, а потом снова потрясла за плечи.

– Крис, вставай, – отчаянно забормотала я, сама не понимая, что несу. – Поднимайся давай, тебе сегодня еще ребенка из садика забирать, я за ним не пойду, так и знай. Я тебе в няньки не нанималась!

Не знаю, что подействовало – встряска или угроза, – но маг вдруг дернулся и со сдавленным стоном схватился за голову. Я так обрадовалась, что он живой, что мне его аж стукнуть захотелось, чтобы неповадно было больше так пугать.

– Сабрина?! Крис?! – Ставший в два раза звонче от волнения голос Фея перекрыл гул толпы.

Я вскинула голову, не веря своим ушам. Послышались возмущенные окрики, но светлый маг, не обращая на них внимания, распихал людей и со всех ног бросился к нам.

– Что у вас стряслось?! – С не пойми откуда взявшейся силой парень вздернул меня, поставив на ноги, и окинул тревожным взглядом. – Еду на работу, смотрю – давка какая-то, думаю, дай проверю, а тут вы…

Крису тоже помогли подняться. Страхующую его руку он тут же гордо отпихнул, продолжая тем не менее придерживать голову.

– Мы вызвали «скорую» и полицию. – Один из «спасателей» шагнул вперед.

Мне послышался странный звук, заставивший воздух визгливо завибрировать, а в следующий миг на лицо попало несколько горячих капель. Незнакомец покачнулся, посмотрел на меня разом остекленевшими глазами и рухнул. Я машинально коснулась рукой щеки и изумленно уставилась на собственные, поблескивающие алым пальцы. Мгновение спустя яркий, радужно переливающийся, как мыльный пузырь, щит полусферой разросся вокруг. Несмотря на то что внешне Фей – вылитый растяпа, когда нужно, он становится предельно собранным. Следующие несколько пуль предназначались ему, но лишь пустили расходящиеся по защитной поверхности круги. За ее пределами послышались истерические крики и визг: люди уже не считали, что авария, плавно перешедшая в перестрелку с применением магии, – это интересно.

Второй «спасатель» посмотрел на нас вытаращенными обезумевшими глазами и бросился прочь. Между ладоней Криса возник черно-фиолетовый клубящийся шар размером с футбольный мяч.

– Саби, спрячься куда-нибудь, – прошипел он, напряженно осматривая окрестности сквозь переливающуюся пелену. Длинные тонкие пальцы его слегка дрожали, а свежая кровь на виске придавала ему вид пугающий и несколько зомбиобразный.

Я растерянно огляделась и, не придумав ничего лучше, шмыгнула к нему за спину. Он вздохнул, но от комментариев воздержался.

Пули продолжали стучать по щиту, словно капли дождя по воде. «Круги» наслаивались друг на друга, «волны» становились все больше. Фей нахмурился и слегка уменьшил диаметр сферы. А спустя мгновение работа нашлась и для темного мага. Преодолев щит, словно завесу водопада, рассыпавшуюся по одежде радужными брызгами, перед нами встали три странных персонажа, больше всего походившие на японских ниндзя. По крайней мере, в популярных американских фильмах их изображают именно так: облаченные во все черное, так что видны лишь глаза, гибкие силуэты с длинными, слегка изогнутыми мечами наголо. Спина Криса сразу перестала мне казаться надежным убежищем, но маг поспешил развеять мои опасения. Черно-фиолетовый шар, сорвавшийся с его пальцев, устремился к нападающим, поблескивая зловещими разрядами молний и увеличиваясь вдвое с каждым преодоленным метром. Ниндзя оказались прыгучими, под раздачу угодил лишь один. Дикий вопль боли, подобных которому мне слышать еще не доводилось, ударил по барабанным перепонкам. Фиолетовый дым окутал фигуру, изламывая ее под невероятными углами, а затем выплюнул и устремился к следующему противнику. Тот оказался не промах и встретил опасность мечами. Зачарованными, потому что противостояли они сгустку темной магии с поразительной эффективностью. Третий ниндзя бросился к Фею с явным намерением снести ему голову, но был отброшен назад легким движением руки, а через мгновение несколько десятков искристых раскаленных звездочек вроде той, что вчера прожгла бумаги на столе, устремились к врагу стаей рассерженных шмелей. Светлый маг заметно побледнел, однако продолжал удерживать щит, одновременно управляя атакующим заклинанием.

Сквозь радужную пелену нырнули еще двое, на этот раз больше походившие на древних викингов с их рогатыми шлемами и огромными топорами. Издав боевой клич, они понеслись на нас, как два носорога. Я снова зажмурилась от ужаса, втянув голову в плечи, так что не видела, что именно с ними сотворил Крис. Но, вероятно, что-то действенное, раз, когда я решилась приоткрыть глаза, мы были все еще живы. Облегченно выдохнуть мне не пришлось. За спиной раздался странный жужжащий звук, я оглянулась, отчаянно завизжала и шарахнулась в сторону, хватая Криса за шиворот, чтобы утянуть за собой. Только благодаря этому бензопила с крупными ярко-красными буквами «Дружба» на лезвии сердито нашинковала воздух, а не наши бренные тела.

– Что за… – грязно выругался ошарашенный маг.

Держащий пилу бугай с рожей из ночных кошмаров криво усмехнулся гнилыми зубами и снова замахнулся своим «оружием». А дальше Крис мне наглядно продемонстрировал, что пинок в живот иногда бывает не менее действенным, чем заклинание.

Силы становились определенно не равны.

Я вжалась в стенку, мечтая с ней слиться, когда мимо пролетел один из брошенных викингом топоров. Мама дорогая! Мужчины, конечно, должны бегать за мной толпами, но я бы предпочла, чтобы при этом из колюще-режущих предметов у них в руках были максимум розы с шипами!

Мысль о мужчинах всколыхнула во мне странное ощущение неправильности происходящего. На удивление, неправильность эта заключалась не только в том, что суккубы – редкий магический вид и убивать их категорически не рекомендуется. Этим ощущением я не преминула поделиться. А вдруг окажется полезным?

– Крис! – крикнула я, выбрав момент, когда маг не убил бы меня за то, что отвлекаю его от создания очередного проклятия.

Тот нервно дернул плечом: чего тебе? – и продолжил швыряться куда менее эффективными, но куда более быстросотворимыми огненными шарами.

– Я их не чувствую! Никого из них!

Короткий, недоуменно-раздраженный взгляд был мне ответом. Нашла, видите ли, подходящий момент, чтобы сокрушаться, что не работают суккубовские чары. Однако спустя пару секунд до него дошло. По губам скользнула усмешка, не предвещавшая врагам ничего хорошего. Лично я бы на их месте самоликвидировалась, посмотри на меня Крис таким взглядом, но, увлеченные схваткой, нападавшие даже не обратили на него внимания.

Маг замер столбом, прикрыв глаза. Я озадаченно уставилась на него с нарастающим беспокойством. Нашел время постигать дзен! Ко всему прочему Крис не пошевелился, даже когда на него прыгнули одновременно ниндзя и мужик с бензопилой. Я вскрикнула, пытаясь привлечь его внимание, заставить выйти из странного оцепенения, и в тот же миг время остановилось.

Так мне показалось в первые секунды. На самом деле восковыми фигурами в различных позах застыли все нападавшие. Не открывая глаз, Крис выхватил из пустоты темную пульсирующую субстанцию с фиолетовыми отсветами внутри, похожую на вырванное из груди, но все еще бьющееся сердце, швырнул ее на землю и припечатал каблуком. Замершие фигуры ниндзя, викингов и маньяков осыпались на землю бесцветным песком и растаяли. А темный маг пошатнулся и обеими руками схватился за голову. Мы все на несколько мгновений остолбенели, не веря до конца в воцарившуюся вокруг тишину.

Фей слегка помедлил, но затем поднял руку и убрал щит, повернулся ко мне:

– Саби, ты…

Он не договорил, внезапно согнувшись, как от удара в живот. Крис среагировал мгновенно: несколько чернеющих копий устремились к одному из окон дома, откуда секундой позже вывалилось тело и с глухим звуком ударилось об асфальт.

Я бросилась к светлому магу. Тот продолжал стоять, пошатываясь и прижимая руки к животу: по светлой рубашке стремительно расплывалось красное пятно.

– Нет-нет-нет, – с ужасом пробормотала я, подхватывая его и плавно опуская на землю.

Олег беззвучно пошевелил губами, из-под ладоней вырвалось солнечное свечение. Однако черные из-за расширившихся, подрагивающих зрачков глаза вдруг закрылись, свечение погасло, и он обмяк на моих руках.

– Крис! – истерично вскрикнула я, оборачиваясь к темному магу.

Тому последние два заклинания тоже дались нелегко. Он привалился к стене и, судя по всему, без этой опоры уже давно бы оказался на земле. Грудь вздымалась резко и тяжело, а воздух из приоткрытого рта выходил с хрипами. Зеленые глаза лихорадочно блестели, казалось, маг сам вот-вот свалится в обморок, однако он нашел в себе силы выдохнуть:

– Там… его машина… подгони…

С трудом нашарив трясущимися руками ключи в карманах джинсов Фея, я, спотыкаясь, бросилась к знакомому серо-голубому «рено». Вдалеке раздались вопли полицейских сирен, в окна начали выглядывать осмелевшие жители.

Надо было торопиться.

Вдвоем с Крисом мы кое-как сумели затащить Олега на заднее сиденье, после чего темный маг рухнул на переднее и потерял сознание, а я рванула с места так, словно участвовала в Гран-при «Формулы-1».


Чар, неспешно куривший на крыльце, чуть не подавился сигаретой, когда я с визгом затормозила около офиса, едва сама не стукнувшись лбом о баранку. Объяснения оборотню не понадобились: моя бледная измазанная в крови физиономия и два полутрупа были неоспоримым признаком того, что случилось что-то страшное. Тратить время на бессмысленные сейчас расспросы Чар не стал, одним прыжком преодолев разделяющее нас расстояние.

Зная, что Крисом и Олегом он займется куда лучше меня, я кинулась внутрь, к телефону.

– Агентство «Лунный кролик», Светлана, слушаю вас, – бархатисто промурлыкал голос на другом конце провода.

– Светка, срочно, умоляю, у нас тут ужас что, – выпалила я, стискивая трубку так, что аж пластик захрустел.

– Сабрина? – изумился голос в телефоне. Следующие слова раздались уже прямо за моей спиной: – Что стряслось?

Я обернулась и едва с рыданиями не бросилась на шею светлой магичке. Света была последней и самой «долговечной» пассией Князя. И хотя я с трудом могла вообразить себе подобные отношения, принимая во внимание трудности определенного рода, стоило признать, эта парочка прекрасно друг друга дополняла. Особенно если учесть несказанно повеселивший нас факт: фамилия у Светы была Князева. Она держала агентство вроде нашего, но с более узким профилем и, стоило отдать ей должное, в помощи никогда не отказывала.

Объяснения не понадобились, потому что в следующую секунду в офис с грохотом ввалился Чар, держа в каждой руке по магу. Света охнула, всплеснула руками и поспешно распахнула дверь в гостевой кабинет, за которой они все и скрылись. У меня окончательно подкосились ноги, и я без сил упала на свой стул, разрываясь между желанием расплакаться, броситься помогать, вернее, путаться под ногами с причитаниями или самой отключиться, чтобы это все уже закончилось. Разом нахлынуло множество забытых в суматохе ощущений: болела стиснутая ремнем грудь, саднили ободранные колени и расцарапанные осколками рука и щека, меня трясло, как от озноба. Часть стекляшек, очевидно, попала и в туфлю, потому что там тоже было больно и липко. А я сидела, не в силах пошевелиться, и пялилась на слегка дрожащую от сквозняка (дверь офиса так и осталась открытой) орхидею. На мои плечи неожиданно, заставив вздрогнуть, легла тяжелая куртка, вкусно пахнущая кожей и чаровским любимым одеколоном, и оборотень сунул мне в руки свою огромную чашку, до краев наполненную горячим ромашковым чаем.

– Не дрейфь, Малая, все в порядке, – весело объявил он, пододвигая стул и усаживаясь на него задом наперед. – Светка сказала, опасности для жизни нет, сейчас она их быстро на ноги поставит. Эти два недоросля магических и не в таких переделках бывали, скажу я тебе.

Я стиснула кружку в ладонях и, стуча зубами о ее край, медленно отхлебнула чай.

– А ты молодец, не растерялась. – Оборотень продолжал беззаботно трепаться. – Я, честно, думал, что ты, кроме как попкой крутить, ни на что не способна. Хотя, должен согласиться, очень симпатичной попкой. Тебе же раньше не приходилось в подобном участвовать? – Мое молчание его не смутило, да он и не ждал от меня ответа. – Во-от. Последние несколько лет такими скучными были, что хоть волком вой…

Волком вой. Я невольно улыбнулась. А оборотень, воодушевившись, продолжил:

– Найдем мы этих гадов – мало не покажется. Ты, может, и не знаешь, но Князь обид не прощает. Кстати… – Он хлопнул себя по лбу и вскочил: – Надо бы смотаться на место, поразнюхать, пока чистильщики из Братства Тайн не понаехали. Если уже не понаехали… – золотистый волчий взгляд помрачнел. С Братством у оборотня отношения натянутые с давних пор: скрывать свою «нечистую» сущность на людях Чар не сильно любил, полагая, что пусть бы они уже все узнали о потусторонней изнанке и упростили нам жизнь. – С боевым крещением тебя, Малая.

Он похлопал меня по плечу и удалился в уборную, откуда скоро выбежала крупная, помахивающая обвислым хвостом серая собака с шикарным черным воротником, подозрительно похожая на очень большого волка.

Чар исчез, я снова осталась одна. Подумала, что в любой момент может заявиться какой-нибудь клиент и надо привести себя в порядок. И осталась сидеть, греясь под тяжелой курткой и сжимая обеими ладонями горячую чашку. Я просидела так довольно долго, пялясь на закрытую дверь гостевого кабинета и мечтая, чтобы оттуда вышла Света, усталая, но довольная, а еще лучше живой и здоровый Фей. Да черт с ним, даже Крис сойдет, только если он мне скажет, что все хорошо.

Но никто не выходил, а из-за двери не доносилось ни звука.

Когда чай совсем остыл и перестало знобить, я заставила себя подняться и заковыляла в туалет, с трудом наступая на правую ногу. Вздумай я сейчас поинтересоваться у зеркала, я ль на свете всех милее, оно бы однозначно отозвалось: «Ты что, сдурела?» Всклокоченные волосы, какие-то безумные глаза. Несколько неглубоких царапин с застывшими кровоподтеками и размазанные по щеке полосы своей и чужой крови. Платье изодралось и испачкалось. Боюсь, что работать по специальности в таком виде у меня точно не получится. Отмыв физиономию и став чуть больше похожей на приличного человека, а не на вампира, который не умеет культурно питаться, я вытащила аптечку и полезла проверять, что там у меня с конечностью. Оказался ужас. От количества крови, собравшейся в туфле, меня замутило, а в глазах потемнело, и я поспешно отвернулась. Пока я гадала, как мне найти рану, да еще и извлечь из нее осколки, коли таковые имеются, дверь вдруг распахнулась, и на пороге возник Крис.

– Скажи мне, что все хорошо, – в лоб потребовала я. Раз уж все развивается по худшему сценарию, пусть хотя бы от этого сценария не отклоняется.

– Все хорошо, – машинально кивнул маг. – А ты чего тут?

– Я тут вот… – Для наглядности я подняла истерзанную конечность.

Несколько крупных красных капель зловеще упали на пол. Даже Крис содрогнулся.

– Давай помогу. – Он уселся напротив, подставил тазик и щедро плеснул на ступню чуть теплой воды.

Зашипев, я дернулась, но пальцы мага держали крепко.

– Не брыкайся, – спокойно потребовал он, разглядывая ногу.

Я прикусила губу и нахохлилась. Ступни нестерпимо жгло и саднило, и казалось, ее проще отпилить, чтобы не мучиться.

– Тут несколько осколков застряло. Надо вытащить. Так что лучше говори или спрашивай о чем-нибудь. Отвлечешься.

Вопросов в его адрес на язык лезло великое множество, но задать их означало начать несостоявшийся год назад скандал, а для этого у меня не было ни сил, ни настроения.

– Как там Фей?

– Ничего страшного. Свете пришлось повозиться, он себя сильно измотал, а пытаясь самоизлечиться, не рассчитал силы и что-то там оборвал. Я в этих светломагических заморочках не разбираюсь. Жить будет.

Я снова зашипела, впиваясь ногтями в табуретку, из глаз брызнули слезы, когда Крис принялся доставать первый осколок.

– Что это было? – с трудом выдавила я. – Эти ниндзя, викинги и прочие.

– Куклы. Очень сильная темная магия. Они практически неотличимы от настоящих людей, но куда быстрее и сильнее. К тому же беспрекословно выполняют указания.

– И как ты их остановил?

– У них есть, скажем так, единый пульт управления. Только чтобы его найти, нужно выйти в Астрал, а это значит – на несколько секунд покинуть тело. То есть надо быть уверенным на сто процентов, что перед тобой куклы, а не живые люди, которые тебя покромсают, пока душа где-то шляется.

– То есть если бы ты ошибся… – Я вздрогнула, представив себя, распиленную бензопилой, и Фея с Крисом, нашинкованных на мелкие кусочки. – Погоди, ты хочешь сказать, что понял, что это куклы, только потому, что я сказала?

Маг кивнул. Меня прошиб холодный пот.

– А если бы у меня просто чутье отшибло от паники?

– Значит, мы бы с большой вероятностью умерли. Я бы точно.

– То есть ты просто вот так вот мне поверил? – Этот факт никак не укладывался у меня в голове.

– Да, просто поверил, – согласился Крис, не поднимая глаз.

У меня пропал дар речи, а он еще раз окатил ногу водой и туго забинтовал, после чего опустил ее на пол и произнес:

– А теперь выметайся, бабка-ежка, я вообще-то сюда по делу заглянул.

Пришлось с гордым видом удалиться.

Я как раз раздумывала, можно ли мне сунуть любопытный нос за дверь и самолично убедиться, что Фей жив-здоров, а не только верить словам очевидцев, а то вдруг они коварно скрывают страшную правду, чтобы уберечь мою нежную и ранимую натуру, как в офисе объявился сам Олег в сопровождении Светы. Создалось ощущение, что они там болячками поменялись. Магичка была бледна и пошатывалась, а у мага даже румянец на щеках проступил. Как потом выяснилось, лихорадочный.

Я радостно допрыгала до Фея на одной ноге и свалилась ему в объятия, споткнувшись о провод. Главное – сделать вид, что так и было задумано.

– Саби, ему такие страсти пока противопоказаны, – фыркнула Света, но ее необычного цвета темно-фиолетовые глаза сразу повеселели, а Фей еще больше покраснел. Но затем девушка вмиг стала серьезной и добавила: – Ему вообще все противопоказано в ближайшие пару дней. Проследишь?

– А конфеты ему можно? За конфеты не ручаюсь, – развела руками я, отцепившись от мага.

– Конфеты можно. – Света улыбнулась мне, кивнула и погрозила пальцем Фею, после чего растворилась в воздухе.

Маг с наслаждением плюхнулся в свое кресло.

– Сильно поранилась? – Он кивнул на мою ногу. – Я бы залечил, да ты слышала, доктор не велит. – И он забавно скривился.

– Ерунда, до свадьбы заживет. А до своей свадьбы я еще раз сто успею ее чем-нибудь расковырять.

– Вы Князю сообщили?

Я хотела отрицательно помотать головой, но тут явился Крис.

– Да. Он сразу помчался с Братством Тайн разбираться. Накосячили мы знатно.

– Мы же просто защищались! – искренне возмутился Фей.

– А по их мнению, должны были сдохнуть, но не допустить разглашения тайны существования потусторонней изнанки.

Я поморщилась. Когда дело касалось подобных тем, члены Братства превращались в настоящих фанатиков, убежденных в том, что людям о магии знать противопоказано. Такие агентства, как наше, они особенно не жаловали, поскольку мы предоставляли магические услуги кому попало. Пусть даже приходящие сюда люди большей частью понятия не имели, что дела делаются с помощью так называемых сверхъестественных сил. Именно поэтому нам то и дело приходилось отвозить в Братство кипы отчетов.

Так что Крис не сильно преувеличил, сказав, что проблемы с Братством будут у нас, а не у нападавших. Те действовали куда более продуманно: потерявшая управление машина, стрельба, «наемники»… Но меня гораздо больше волновал вопрос, а кому мы-то помешали.

– Не вы. Я, – равнодушно отозвался Крис, быстро скользя пальцами по клавиатуре, видимо, кому-то строчил срочное послание.

– Почему это? – Фей словно даже слегка оскорбился.

– Это была продуманная засада. Саби вообще по чистой случайности оказалась со мной в машине. А ты и подавно проезжал мимо и присоединился к нам уже после того, как первая попытка покушения сорвалась.

– Кстати, почему Саби оказалась с тобой в машине? – хитро прищурился Фей, переводя взгляд со смутившейся от неожиданного вопроса, а потому демонстративно отвернувшейся к экрану меня на невозмутимого мага.

– Так получилось. – Крис произнес это таким тоном, будто фраза объясняла все на свете и уточнять детали мог разве что полный идиот.

Фей себя за полного идиота не считал, а потому отложил любопытство до лучших времен, но отставать от темного мага явно не собирался.

– Но кому могло понадобиться тебя убивать?

Я навострила уши: вопрос и правда был интересный.

Крис на мгновение оторвался от компьютера, устало потер глаза и взъерошил волосы.

– Понятия не имею. – Он поджал губы, и в изумрудной глубине глаз словно мелькнула черная тень. – Но обязательно выясню.

Что-то мне подсказывало, что виновник произошедшего выговором с занесением не отделается.

Князь пришел спустя час. Он обвел всех нас тяжелым взглядом, заставившим лично меня сжаться в комок и представить себя фикусом. Маленьким безобидным фикусом, который стоит у меня на столе и понятия не имеет ни о каких проблемах с начальством. Судя по опущенным голубым глазенкам, Фей ощущал нечто подобное. По лицу Криса, как всегда, невозможно было разобрать абсолютно ничего, но суккубовское чутье подсказывало, что даже он готов к худшему.

Когда сжимающаяся внутри паническая пружина достигла предела и я уже готова была сама, рыдая, броситься шефу в ноги и умолять уволить такого бесполезного и безнадежного суккуба, как я, тонкие губы вдруг тронула улыбка и в воздухе громом прозвучало совсем негромкое:

– Молодцы.

Самое поразительное – язвительностью там и не пахло. Я встрепенулась, Фей вытянул шею, Крис нахмурился, вероятно, молодцом себя не считал. Ну и правильно.

– С Братством Тайн я вопрос уладил, претензий к вам они не имеют и даже взяли на себя устранение последствий. Павел взял след, сообщит, когда выяснит что-то наверняка. Олег, берешь два дня больничных и чтобы я тебя на работе не видел уже через, – он взглянул на часы, – пять минут. Сабрина, ты тоже можешь идти домой, но я бы тебя попросил, если не сложно, посидеть в офисе. В Братстве сказали, что, возможно, пришлют кого-нибудь побеседовать с пострадавшими. Заодно займешься поисками предсказателя. Кристиан, ко мне на минутку, будь добр.

Высказав все это, Князь благополучно удалился к себе, Крис пошел за ним, а я надулась. Вот и где справедливость? Кому-то два оплачиваемых дня, а кому-то рутинная работа в офисе один на один с темным магом, потому что, если Князь «просит», а не приказывает, как-то даже неловко ему отказать. Хоть бы Чар вернулся, что ли, что за след он там нашел?

Тяжело вздохнув, я попрощалась с погрустневшим Феем, который готов был в «ТЧК» прописаться, лишь бы не идти домой, и отправилась на «Полнолуние», официальный сайт местной нечисти. Братство там что-то начаровало совместными усилиями темных и светлых магов, так что нормальным людям выйти на портал не было никакой возможности. А мы им пользовались в свое удовольствие. Чего там только не было: начиная с последних новостей, вроде изобретения универсального лечебного зелья с кучей побочных эффектов, и заканчивая разделом знакомств.

Воспользовавшись тем, что Крис все еще оставался в кабинете начальника, я первым делом сунулась именно туда. Меня несказанно развлекали разномастные объявления, как то: «Молодая очаровательная темная ведьмочка без вредных привычек (жаб в холодильнике не держу, на шабаши не летаю, супруга обязуюсь не проклинать) ищет матерого самца-оборотня для серьезных отношений» или «Ищу идеальную женщину. Суккубов прошу не беспокоить». Я засмотрелась на фотографию «перспективного светлого мага с великолепным атлетическим телосложением» и скучающе отмела «вампира, ищущего свою вторую половинку для чистой, платонической любви». Потом подумала, а не написать ли и мне объявление? Что-то вроде «идеальная женщина ищет того, не знает кого, для того, не знает для чего». Взгрустнув на тему собственной неопределенности, хотя в моем-то преклонном возрасте пора уже знать, чего хочется от жизни, я со вздохом закрыла все вкладки и отправилась на страницу объявлений о работе.

Мой энтузиазм угас, стоило увидеть цифру «6123» напротив «Предложение услуг: предсказание». Провидение и впрямь было одной из самых распространенных магических способностей. Другое дело, что проявлялась она у всех в разной степени. Кто-то раз в десять лет по предсказанию выдавал, а кто-то мог каждый день расписать поминутно на десять лет вперед, правда, с кучей оговорок «если не». Поэтому копаться в этом стоге сена в поисках иголки я не стала и бодро кликнула на веселую красную кнопочку «Создать вакансию».

Тэкс, что бы такое написать?

«Требуется предсказатель м.п. без в.п. , предпочтительно мужского пола, в сумасшедший дом с доставкой по городу агентство по предоставлению магических услуг кому попало, где придется и как получится, лишь бы платили магическому и не магическому населению. Опыт работы в постели обязателен. Фото топлесс Резюме присылать на agentstvo@tchk.com. Или предстать во всей красе лично по адресу…»

Допечатать я не успела. Хлопнула дверь, и в офис вошел высокий статный мужчина в деловом костюме. Благородная седина на висках, пронзительный серый взгляд. Однако при виде меня решительной уверенности у него поубавилось. Его можно понять. Как правило, секретарши в агентствах сияют белозубой улыбкой, а не свежими порезами и щеголяют в кожаных мини-юбках, а не в драных платьях, местами украшенных «живописными» бурыми пятнами.

– Д-добрый день, – запнувшись, произнес он.

– Добро пожаловать, – широко улыбнулась я, чувствуя, как царапина стягивает щеку. – Чем могу помочь?

– Я к вам по объявлению. О работе для прорицателя.

– Но я же еще не… – начала было я, осеклась и смогла только выдавить восхищенное: – О…

Мужчине мой восторг явно польстил, и он снова почувствовал себя увереннее.

– Вы присаживайтесь. – Я любезно махнула рукой на стул рядом с собой.

Можно было бы, конечно, уединиться в гостевом кабинете, и, если бы тут была вся остальная компания, я бы так и поступила. Но мы были одни, а до кабинета еще дохромать надо. Предсказатель устроился на стуле, закинув ногу на ногу, и с интересом огляделся. Я чуть было по привычке не подстроилась под вкусовые предпочтения собеседника, но сообразила, что сейчас не я его соблазнять должна, а скорее наоборот, и оставила все как есть. К тому же боевые ранения все равно никуда не исчезнут. Чтобы хоть как-то угодить возможному коллеге, я виновато заметила:

– Вы простите, чая с бергамотом я вам не предложу.

Мужчина удивленно приподнял брови, затем заметил кулон и понимающе усмехнулся.

– Не то чтобы мне жалко, просто сегодня в аварию попала и несколько недееспособна. – Я продемонстрировала ему забинтованную конечность.

– Что же у вас светлого мага нет? – поразился он. – Им такие раны на раз-два.

– Есть, конечно, – отмахнулась я. – Но его после этой аварии подстрелили, так что пришлось другого вызывать, и на меня уже сил не осталось. Не звонить же третьему.

– «П-подстрелили»? – ужаснулся прорицатель, растеряв всю свою благообразность. – Вы после аварии попали в перестрелку?

– Вообще-то в засаду. Кто-то решил избавиться от нашего темного мага. Скажу вам по секрету, он наверняка во время шабаша перепил и набил морду какой-нибудь важной шишке. Или соблазнил его жену. Кто его знает! Он сейчас в кабинете с шефом, и, если честно, лично я надеюсь, что кто-нибудь из них не выйдет оттуда живым. Так с чем вы к нам пожаловали?

Мое доброжелательное отношение почему-то осталось незамеченным. Предсказатель с ужасом уставился на темный экран телефона, сказал, что ему пришло срочное сообщение и надо бежать, но он непременно заглянет к нам на следующей недельке, если только не сляжет с ангиной, что, к сожалению, весьма вероятно.

– Кто это был? – поинтересовался Князь, выходя из кабинета в сопровождении Криса. Должно быть, слышал незнакомый голос.

– Претендент на вакантное место, – отозвалась я, допечатывая объявление и отправляя его на просторы сайта «Полнолуние».

На самом деле я не могла объяснить, чем мне не угодил этот предсказатель и зачем я организовала ему такой прием. Но была уверена, что в «ТЧК» этот тип точно не нужен, будь он хоть Нострадамусом.

– Кажется, он не задержался…

– Ему чем-то Крис не понравился.

Темный маг изумленно приподнял брови.

– А я-то тут при чем?

– Он сбежал, стоило мне тебя упомянуть. Впрочем, чему удивляться, судя по сегодняшнему утру, с ним многие солидарны.

– Зараза, – выдохнул маг, направляясь к своему столу.

И почему, спрашивается, Князь одарил сочувственным взглядом его, а не бедную, маленькую, покалеченную меня? Мужской заговор, не иначе. Возьму и всем назло найму девушку, посмотрим тогда, кто кого. А пока мысленно займусь репетицией дьявольского смеха. Ха. Ха-ха-ха. Уа-ха-ха!


Чар вернулся только к концу рабочего дня.

– Ушли, гады, – мрачно сообщил он, выходя из уборной и на ходу натягивая футболку.

– Кого хоть ты там унюхал? – полюбопытствовала я, отрываясь от многочисленных профилей предсказателей, которые со скуки все-таки начала просматривать.

– Стрелявший в Фея в квартире был не один. Он шустро сделал ноги, когда напарник вывалился из окна. Я проследил его до самого Видного, но там сегодня тоже какая-то бойня была. Астрал перебаламутили, пришлось вернуться ни с чем. Зато я его выхлопов так нанюхался, что теперь где угодно узнаю.

Оборотни, в отличие от обыкновенных волков, обладали не просто острым нюхом, они чуяли человека по его ауре в одной из оболочек Земли, вроде воздушной – астрала, и это делало их весьма профессиональными ищейками.

Явно недовольный собой, хоть он и сделал все, что мог, Чар плюхнулся в кресло и, как обычно, положил ноги на стол. А я кое о чем вспомнила и, шустренько приняв облик фигуристой, чуть пухловатой синеглазки, стрельнула в оборотня кокетливым взглядом из-под длиннющих черных ресниц.

– Чар, а можно я у тебя поживу какое-то время?

– Вы с Колдуном сговорились? То один, то вторая. У меня личная квартира, а не общежитие!

– Ну, не будь врединой. – Я сложила губки бантиком. Крис старательно делал вид, что наш разговор его не касается.

– У самой-то что стряслось? Тоже ремонт?

– Гастарбайтеры понаехали, – отмахнулась я, заставив темного мага поперхнуться от возмущения, благо Чар сидел к нему спиной. – Родственники то есть. Дальние. Надоедливые жуть, но не выгонишь, ибо жалко их, сиротинушек, я их единственная надежда и опора.

– Не ты одна при родственниках, – тяжело вздохнул оборотень и содрогнулся. – Ко мне сегодня тетушка нагрянет. С кошками. Тремя. Ненавижу.

Мы одновременно вздохнули: Чар по поводу предстоящего вечера в компании престарелой дамы и трех беспрестанно мяукающих монстров, которых доводил до сумасшествия исходящий отовсюду запах псины. Я – по поводу того, что мечта перекантоваться в нормальной квартире накрылась медным тазом и ждет меня гостиница. Фей был категорически непривередлив и с самого приезда в Москву ютился в комнате метр на два, к Князю я попросилась бы переночевать только под угрозой расстрела, а больше, пожалуй, никого и не было.

Воспользовавшись неожиданным благодушием шефа (если честно, мне показалось, он просто не понял вопроса, уйдя с головой в какие-то важные бумаги), Чар улизнул с работы на полчаса раньше под предлогом «подготовки» к приезду тетушки. Я так полагаю, это подразумевало выпить заранее, потому что родственница наверняка уже не позволит.

С оборотневской тетушкой мы были знакомы не понаслышке. Чар был сиротой, и воспитала его эта женщина, подобравшая в кустах израненного щенка. Она почему-то восприняла как само собой разумеющееся, что щенок ни с того ни с сего превратился в зареванного мальчишку с волчьими глазами, напоила его молоком и уложила спать, пригрозив, что если он будет плохо себя вести, то сдаст его в НИИ. Не думаю, что Чар был таким уж послушным ребенком, но угроза так и осталась угрозой, хотя тетушка Майя пригрозить любит до сих пор. Даже несмотря на то, что с возрастом их с оборотнем пропорции несколько поменялись и теперь она доходила Чару едва ли до середины груди. Привычку подбирать раненых животных тетушка тоже не оставила, вот только с тех пор почему-то предпочитает кошек.

Я подумала и решила: а чем я хуже, у меня вон тоже «родственнички». К тому же я с утра вещи собрать забыла, пусть и к счастью, а то канули бы они в Лету вместе с машиной Криса. Пока соберусь, пока до гостиницы доплетусь…

Частично отмытая от крови туфля уже успела подсохнуть, однако на перевязанную ногу налезать решительно отказывалась. Крис даже оторвался от компьютера, чтобы со скептическим удовольствием понаблюдать за моими тщетными стараниями.

– Я такси вызвал, – сообщил он ни с того ни с сего, когда я наконец победила и, скривившись от боли, торжественно впихнула раненую конечность в отчаянно сопротивлявшуюся такому насилию над ее размером туфлю.

– С чем тебя и поздравляю, – фыркнула я, похромав к выходу и раздумывая, как на меня посмотрят люди, если я и по улице буду прыгать на одной ножке. Ступня и обувь сговорились и решительно отказывались действовать сообща.

– Поехали вместе, – со вздохом предложил маг таким тоном, будто разговаривал с двухлетним ребенком. А, так предыдущая фраза была намеком?

– Что, денег не хватает? – невинно поинтересовалась я. – Давай одолжу. Но только под проценты.

– Саби, не дури. – Крис смерил меня строгим, почти княжеским взглядом. – Куда ты пойдешь в таком виде?

Вид как вид. Ну, хромаю, ну, платье кровью чуть-чуть измазалось, ну, физиономия расцарапана. Подумаешь! Если кто спросит, скажу, что к Хеллоуину готовлюсь. Грим пробую, на естественность. Ну и что, что май месяц на дворе, я просто все люблю делать заранее.

– На метро, – гордо отозвалась я, перекидывая через плечо сумку.

– Чем тебе машины не угодили?

– Ты после сегодняшнего еще спрашиваешь?!

Крис закатил глаза и махнул на меня рукой. Катись, упрямая ведьма, на все четыре стороны.

Я и покатилась. В прямом смысле, кубарем слетев по ступенькам крыльца, однако успела зацепиться за перила, восстановить равновесие и с черепашьей скоростью пойти в сторону подземки.

За что люблю столицу, так это за то, что прохожим большей частью на тебя категорически наплевать. На тебя не обратят внимания, даже если ты зеленый человечек с пятью торчащими на антеннах глазами (ну их к черту, эти листовки из клуба «Космический пришелец» уже в мусорки не влезают), не говоря уже о куда более невинном «побитом» виде. Только у этого явления есть и обратная сторона: вздумай ты умирать посреди улицы, к тебе тоже вряд ли подойдет хоть один сочувствующий. Разве что цыганята попробуют карманы обчистить.

Так что, когда уставшая от непомерной нагрузки левая нога подняла бунт и подвернулась, я приготовилась пересчитать костями все ступеньки подземного перехода. Но воплотить столь красочно нарисованную в голове картину не успела.

– Сабрина, ты упертая балда, – сообщил Крис, подхватывая меня под руку.

– А как же такси? – изумилась я, тем не менее позволив поддержать себя во время спуска по лестнице: может, я и балда, но не самоубийца.

– Денег не хватило, – не моргнув глазом соврал маг и решительно направился к эскалатору.

Поставив меня на ступеньку, он руку тут же убрал и даже отвернулся с видом «знать не знаю эту странную особу и не имею к ней никакого отношения». Ха, раз уж совесть загрызла и он потащился за мной, пусть отрабатывает по полной. Поэтому внизу я мертвой хваткой вцепилась в его локоть, решив назначить своего попутчика на роль костыля. Темный маг недовольно скривился, но промолчал.

Вообще, мне иногда становилось интересно, что творится у него в голове. «Прочитать» Криса было непросто. Не потому, что он был какой-то там исключительный, наделенный супервозможностями и умел противостоять чутью суккуба. На самом деле в этом не было ничего сложного: достаточно отодвинуть свои желания на второй план и «не думать о розовом слонике», захламляя мозг ничего не значащими мелочами. Ну какой мне толк от того, что ему страшно хочется холодного «Липтона» и совершенно не нравится дикая леопардовая расцветка на той даме справа. Возможно, это и требовало определенного умственного напряжения, но, с тех пор как мы расстались, расслабляться в моем присутствии маг себе не позволял.

– Перестань так смотреть, – проворчал он, закрывая глаза и откидывая голову назад, на стекло с загадочной надписью «н… п…слоня…ся». К слову «слоня» кто-то дорисовал развесистые уши и хобот, в котором были зажаты три ромашки.

– Как? – В вагоне я от него отцепилась, повиснув на поручне, хотя с куда большим удовольствием плюхнулась бы на сиденье, вот только моя «инвалидность» никого не тронула и место мне уступить не спешили.

– Как будто хочешь мой мозг на винтики разобрать.

– Было бы что разбирать, – буркнула я и отвернулась. – О, смотри! Место освободилось! Пойдем сядем?

– В офисе не насиделась? – Маг соблаговолил слегка приоткрыть глаза, но с места не сдвинулся.

– Я старая больная женщина, имею право. – Я хотела капризно топнуть ногой, но вовремя вспомнила, что к ним сейчас стоит относиться бережнее, поэтому ограничилась надутыми губами.

Стоило мне отцепиться от поручня, как вагон тряхнуло, и я неловко ступила на раненую ногу. От боли она подкосилась, и Крису снова пришлось меня ловить. Весьма вовремя, потому что именно в этот момент дверь со «слоней» с лязгом распахнулась. Прямо на ходу. Грохот колес на несколько мгновений оглушил. Несколько женщин испуганно взвизгнули, маг изумленно уставился на проносящиеся со свистом мимо стены тоннеля с размазанными огоньками редких светильников. Я в красках представила жуткий шмяк и брызги крови, заляпавшие стены, вагоны и рельсы, если бы Крис остался подпирать дверь, и наконец осознала глубину и значимость этой полустертой красной надписи на стекле.

Двери «насладились» произведенным эффектом и плавно закрылись.

– Пожалуй, нам действительно лучше сесть, – глубокомысленно заметил Крис, не отрывая ошарашенного взгляда от «слони», мирно жующего ромашки и завлекающего новую жертву. – Скажи мне, специалист по метро, они всегда себя так ведут?

Я отрицательно покачала головой, плюхаясь на сиденье. И почему-то опять вцепилась в локоть Криса, словно ждала, что двери вновь откроются, но на этот раз оттуда вылезет гигантская черная рука, слепо обшарит вагон, нащупывая мага, и утащит его за собой, чтобы наверняка. Оправдывайся потом перед Князем, куда я дела главную и единственную темномагическую единицу нашей фирмы. Крис удивленно на меня покосился, но недовольную физиономию на этот раз корчить не стал.

Один сознательный мужчина попытался дозвониться до машиниста, но кнопка связи, как водится, не работала. Впрочем, его сознательности хватило даже на то, чтобы отыскать телефон диспетчерской, дозвониться туда и долго доказывать кому-то, что он не пьяный. На следующей станции к нам заглянули два очень веселых техника. Они осмотрели двери и не нашли никаких неполадок.

«Слоня» затаился и больше жертвоприношений не требовал, хотя старичку и двум подросткам, прислонившимся к нему, было очень неуютно от пары десятков любопытно-испуганных взглядов свидетелей происшествия.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий