Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Порог между мирами The Crack in Space
Глава 4

Черноволосый и очень смуглый молодой человек смущенно проговорил:

– Мы пришли к вам, миссис Сэндс, потому что прочитали о вас в гомеогазете. Там было написано, что вы хороший специалист и что принимаете не только богатых. – Помолчав, он добавил: – Сейчас у нас совсем нет денег, но мы постараемся заплатить позже.

– Пусть это вас не беспокоит, – ответила Майра Сэндс, внимательно разглядывая парня и девушку. – Так-так… Вас зовут Арт и Рэчел Чаффи. Садитесь, поговорим.

Как и полагалось профессионалу, она доброжелательно улыбнулась. Подобного рода улыбка предназначалась исключительно для клиентов. Она не удостаивала ею даже собственного мужа, вернее, бывшего мужа – каковым теперь считала Лэртона.

– Мы хотим, чтобы нас сделали гибами, – тихо сказала девушка, Рэчел. – Но нам сказали, что сперва мы должны с кем-нибудь посоветоваться. Я… в общем, я беременна, – объяснила она. – Мне очень жаль. – Она смущенно потупилась. Щеки ее стали ярко-красными. – Жаль, что теперь не разрешают, как еще несколько лет назад, просто покончить с собой, – пробормотала она. – Это бы сразу все решило.

– Тот закон был не самым лучшим решением проблемы, – уверенно заявила Майра. – Глубокий сон – средство, конечно, несовершенное, и все же он явно предпочтительнее прежней формы самоуничтожения, так сказать, в индивидуальном порядке. На каком ты месяце?

– Примерно полтора, – ответила Рэчел Чаффи, слегка приподняв голову.

Хотя бы на мгновение ей удалось заглянуть Майре в глаза.

– В таком случае процедура аборта не составит проблем, – сказала Майра. – Обычная рутина. Мы можем это устроить еще до полудня, и к шести вечера все уже закончится. В любой бесплатной правительственной клинике. Минуту.

Дверь в кабинет приоткрылась, и в него заглянула секретарша Майры.

– В чем дело, Тина?

– Срочный телефонный звонок, миссис Сэндс.

Майра включила видеофон. На экране появилось лицо Тито. Детектив задыхался от возбуждения.

– Миссис Сэндс, – сказал Тито, – прошу прощения, что звоню столь рано и мешаю вам работать, но все приборы-ищейки завершили поиск и вернулись на базу. Я решил, что вам хотелось бы узнать результат. Кэлли Вэйл на Земле нет. Это мы точно установили.

Он замолчал, ожидая ответа Майры.

– Значит, она эмигрировала, – заявила Майра, пытаясь представить себе, каково приходится изящной и болезненно хрупкой Кэлли Вэйл в суровом климате Марса или Ганимеда.

– Нет! – Кравелли отрицательно покачал головой. – Разумеется, мы проверили и этот вариант. Кэлли Вэйл не эмигрировала. Невероятно, но факт – в нашем расследовании мы так никуда и не продвинулись. Мы оказались перед лицом ситуации, которой просто не может быть.

Похоже, это его не слишком радовало. Лицо на экране видеофона было мрачным.

– Ее нет на Земле, и она не эмигрировала, – задумчиво проговорила Майра. – В таком случае… – Она уже все поняла. Почему это не пришло ей в голову сразу, как только Кэлли исчезла из поля зрения? – Девчонка в каком-то из правительственных хранилищ! Кэлли – гиб.

Другого объяснения просто не могло быть.

– Мы сейчас этим занимаемся, – без особого энтузиазма сказал Тито. – Согласен, подобное возможно, но мне все же не верится. Я лично считаю, что доктор и Кэлли придумали что-то новое, оригинальное. Готов побиться об заклад, что так оно и есть. – Голос Кравелли звучал уверенно. – Конечно, мы проверим все девяносто четыре хранилища Департамента общественного благосостояния. Но на это потребуется еще как минимум несколько дней. – Детектив заметил молодую пару, которая молча ждала. – Ладно, детали обсудим позже, спешить некуда.

«Может, и в самом деле предположения прессы верны – Лэртон попросту убил любовницу, чтобы Фрэнк Феннер не мог привлечь ее в качестве свидетеля», – подумала Майра.

– Ты веришь, что Кэлли Вэйл мертва? – спросила она у Тито.

На сидевших рядом молодых людей она не обращала внимания. Их можно было не принимать в расчет.

– Ничего не могу…

Майра прервала связь, и экран погас. «Ничего не могу сказать по этому поводу», – мысленно закончила она за Тито.

А кто может? Лэртон? Вероятно, даже он не знает, где Кэлли. Может, она от него сбежала? Отправилась на «Золотые врата» и под вымышленным именем присоединилась к отрядам тамошних девиц? Майра с наслаждением представила любовницу своего бывшего мужа в виде одного из созданий Фисбы – бесполых автоматов – и беззвучно рассмеялась.

«Самое подходящее для тебя место, Кэлли, – подумала она. – На всю твою оставшуюся жизнь. На следующие двести лет».

– Извините, что прервала, – обратилась она к сидящей напротив паре. – Продолжайте, пожалуйста.

– Ну, в общем, – смущенно начала Рэчел, – мы с Артом почувствовали, что… Мы все продумали насчет аборта и уже не хотим его делать. Не знаю почему, миссис Сэндс. Я знаю, что нам следовало бы так поступить. Но мы не можем.

Наступила тишина.

– В таком случае не понимаю, почему вы здесь, раз уже все решили, – сказала Майра. – С практической точки зрения вам все равно придется через это пройти. Вероятно, боитесь… все-таки вы еще очень молоды. Я не уговариваю. Решения подобного рода каждый должен принимать сам.

– Мы не боимся, миссис Сэндс, – негромко сказал Арт. – Не в том дело. Мы… в общем, мы хотели бы иметь ребенка. Вот и все.

Майра Сэндс не знала, что ответить. За многие годы практики она никогда не сталкивалась с подобным случаем, и слова Арта сбили ее с толку. Похоже, день начинался не лучшим образом. Вместе со звонком Тито это уже чересчур. И к тому же с самого утра – еще и девяти не было.


В подвале фирмы «Джиффи-скатлеры Петеля, продажа и сервис» механик Рик Эриксон уже второй день готовился войти в дефектный скатлер доктора Сэндса. Он все еще не нашел того, что искал.

Однако сдаваться Рик не собирался. Интуиция подсказывала, что он уже близок к цели.

– Ты чем это занимаешься? – раздался голос у него за спиной.

Эриксон испуганно вскочил и обернулся. В дверях мастерской стоял его работодатель, Дариус Петель, – крепко сложенный, в слегка помятом темно-коричневом старомодном костюме, который он обычно носил.

– Это скатлер доктора Сэндса, – сказал Эриксон. – Можешь смеяться, но мне кажется, что где-то внутри спрятана его любовница.

– Что? – Петель громко расхохотался.

– Серьезно. Не думаю, что она мертва, хотя я разговаривал с Сэндсом достаточно долго, чтобы понять: доктор способен убить, если сочтет это необходимым, – такой уж он человек. Так или иначе, никто не может найти Кэлли Вэйл, даже миссис Сэндс. И не найдут, потому что скатлер Лэртона у тебя в подвале, скрытый от посторонних глаз. Что бы ни говорил Сэндс, он вовсе не хочет забирать отсюда машину. Ему как раз нужно, чтобы она была здесь.

– Интересная мысль. – Петель пристально смотрел на своего работника. – Значит, у тебя появилось хобби? В рабочее время сочиняешь детективные истории?

– Да ты послушай! – воскликнул Эриксон. – Даже если это не принесет тебе никакой прибыли… Черт побери, а может, и принесет! Если мне повезет и я найду Кэлли, ты сможешь продать ее миссис Сэндс.

Помолчав, Дариус Петель пожал плечами:

– Ладно, ищи дальше. Если действительно найдешь…

Рядом с Петелем появился продавец, Стюарт Хэдли.

– Что тут у вас, Дар? – весело спросил он. Ему, как всегда, до всего было дело.

– Рик ищет любовницу доктора Сэндса. – Петель показал большим пальцем на скатлер.

– Красивая? – У Хэдли заблестели глаза.

– Ты же видел ее в гомеогазетах, – ответил Петель. – Симпатяшка. Иначе зачем бы доктору рисковать своим супружеством? Пойдем, Хэдли, ты нужен мне наверху. Пока мы все будем тут торчать, кто-нибудь обязательно украдет кассу.

Он двинулся вверх по лестнице.

– Она там? – спросил Хэдли, с интересом заглядывая внутрь скатлера. – Я ее не вижу, Дар.

– Я тоже, – буркнул Петель. – И Рик не видит, но до сих пор ищет, вместо того чтобы работать, черт побери. Имей в виду, Рик, если найдешь, она станет моей любовницей, поскольку ты делаешь это за мой счет, в рабочее время.

Все трое рассмеялись.

– Ладно, – согласился Рик. Присев на корточки, он скреб острием отвертки поверхность трубы скатлера. – Можете смеяться, это и впрямь забавно, но бросать начатое я не собираюсь. Дефект, скорее всего, невидим. Иначе Сэндс не осмелился бы оставить здесь скатлер. Пусть не считает меня идиотом. Он замаскировал дефект, и замаскировал хорошо.

– Дефект, – повторил Петель. Нахмурившись, он спустился обратно в подвал. – Нечто вроде того, что когда-то нашел Генри Эллис? Трещина в стенке трубы, которая вела в древний Израиль?

– Именно – в Израиль, – коротко ответил Рик, продолжая скрести.

Его наметанный взгляд вдруг заметил на поверхности мелкую неровность. Наклонившись, механик протянул руку… Пальцы прошли сквозь стенку трубы и исчезли.

– Господи! – прошептал Рик.

Вытянув невидимые пальцы, он сперва ничего не почувствовал, затем коснулся верхнего края отверстия.

– Нашел! – торжествующе объявил Рик. Он огляделся по сторонам, но Петеля уже не было. – Дариус! – крикнул он, но ответа не услышал. – Ну и черт с ним! – яростно бросил он Хэдли.

– Наткнулся на что-то? – спросил Хэдли, с любопытством заглядывая внутрь трубы. – Ты нашел эту женщину, Кэлли Вэйл?

Рик Эриксон прополз головой вперед через отверстие в трубе.

Не найдя под ногами опоры, он рухнул на землю. С его губ сорвалось проклятие. Открыв глаза, он увидел над собой голубое небо с редкими облаками. Вокруг простирался луг. Среди высоких растений с огромными, словно блюдца, белыми цветами жужжали похожие на пчел насекомые. В воздухе чувствовался сладкий аромат, словно цветы были растворены в атмосфере.

«Наконец-то, – подумал Рик. – Получилось. Здесь Сэндс спрятал свою любовницу, чтобы ее не смогли вызвать свидетелем на суд». Он осторожно встал. Позади него маячило слабое сияние – связующее звено между трубой джиффи-скатлера и подвалом магазина в Канзас-Сити.

«Нельзя терять ориентацию, – подумал он. – Если заблужусь, то уже никогда не смогу вернуться. Где я? Надо сообразить. Сила тяжести как на Земле, так что это наверняка Земля, – решил он. – В далеком прошлом? Или будущем? К черту любовницу Сэндса и его проблемы! Все это просто бред». Он огляделся, пытаясь обнаружить какие-нибудь признаки жизни, что-нибудь похожее на зверя или человека. Это могло бы подсказать ему, в какой эпохе он оказался… Вот если бы он увидел сейчас саблезубого тигра… Или трилобита. Нет, для трилобитов уже слишком поздно, тогда не существовало таких пчел. «Да ведь это же та самая дыра, которую в «ЗР» ищут уже тридцать лет, – вдруг осенило Рика. – А докторишка ее нашел и использовал в своих собственных целях. Прекрасное место, чтобы спрятать красотку. Что за мир!» Эриксон начал медленно, шаг за шагом, продвигаться вперед…

Вдали мелькнул чей-то силуэт.

Притенив глаза рукой, Рик пытался различить детали и понять, что это такое. Первобытный человек, кроманьонец или что-то в этом роде. А может, яйцеголовый обитатель будущего? Он прищурился. Существо оказалось женщиной, судя по волосам. На ней были брюки, и она бежала к нему. «Кэлли, – подумал он. – Любовница доктора Сэндса спешит ко мне. Наверное, думает, что я Сэндс. – Он замер в страхе. – Что делать? – нервно размышлял он. – Может, лучше возвратиться?» Он повернулся в ту сторону, откуда пришел, и краем глаза заметил, что девушка поднимает руку.

«Нет! – мысленно крикнул он. – Не делай этого!»

Он споткнулся, отступая к отверстию, соединявшему два мира.

Красный луч лазера пронесся над его головой.

«Не попала, – прошептал он. – Но… – Найдя вход в трубу скатлера, он начал с трудом в него протискиваться. – Но в следующий раз… В следующий раз…»

– Стой! – крикнул он, не глядя на девушку. Голос его отразился эхом среди наполненных жужжанием цветов.

Теперь луч лазера угодил ему в спину.

Эриксон вытянул руку и увидел, что она проходит сквозь туман, исчезая по другую сторону. Ей уже ничто не угрожало – в отличие от остального тела. Девушка убила его; бежать было поздно. «Почему она не подождала? – спрашивал он сам себя. – Даже не выяснила, кто я такой. Неужели настолько перепугалась?»

Луч лазера снова ударил в Рика, на этот раз в затылок. Это был конец. Шансов на возвращение больше не осталось. Переход на безопасную сторону был для него закрыт.

Рик Эриксон лежал мертвый.


Стоя у другого конца трубы джиффи-скатлера, Стюарт Хэдли в тревоге ждал. В какой-то миг он увидел, как рука Эриксона продирается сквозь стену у самого пола. Пальцы неожиданно скрючились. Хэдли присел и схватил ремонтника за запястье. Пятясь, он изо всех сил потянул его на себя. Наконец ему удалось втащить тело Эриксона внутрь трубы.

Насмерть перепуганный Хэдли медленно поднялся. Увидев в теле Эриксона два чистых отверстия, он понял, что его убили лазером, вероятно с большого расстояния. Не чуя под собой ног, Хэдли добрался до панели управления скатлера и отключил питание. Сияние, исходившее от входного обруча, тут же погасло. Стюарт надеялся, что теперь убийцы Рика Эриксона, кем бы они ни были, не смогут преодолеть этот барьер.

– Петель! – крикнул он. – Спустись сюда, немедленно!

Подбежав к столу, он включил интерком.

– Петель, – позвал он, – спустись в мастерскую. Эриксон мертв.

Вскоре Дариус Петель уже стоял рядом с ним.

– Похоже, он нашел то, что искал, – потрясенно проговорил Петель, глядя на бездыханное тело ремонтника. Лицо его посерело. – Что ж, он заплатил за свое любопытство. И притом дорого.

– Давай вызовем полицию, – сказал Хэдли.

– Да, – бесцветным голосом согласился Петель. – Конечно. Питание скатлера ты отключил, и правильно сделал. Бедный парень. Он оказался достаточно умен, чтобы о чем-то догадаться. Смотри, у него в руке что-то есть.

Он наклонился и разжал пальцы Эриксона. Мертвая рука сжимала пучок травы.

– Ему не поможет никакая трансплантация, – мрачно констатировал Петель. – Луч попал в голову и проник в мозг. Плохо. – Он посмотрел на Стюарта Хэдли. – Даже доктор Сэндс, лучший трансплантолог, и тот не сумеет помочь Эриксону, я за это ручаюсь.

– Место, где растет трава, – пробормотал Хэдли, дотрагиваясь до найденного в руке Эриксона пучка. – Где это может быть? Наверняка не на Земле. По крайней мере, не в настоящем времени.

– Значит, в прошлом, – подытожил Петель. – Итак, мы имеем дело с путешествием во времени. – Лицо его болезненно исказилось. – Чудесное начало. Один уже мертв. Скольких еще ждет подобная судьба? Что за чудовище этот Сэндс! Он сделает все, лишь бы его репутация осталась незапятнанной. А может, он об этом не знает? Может, этой женщине дали лазер, чтобы защищаться от шпионов миссис Сэндс? Кроме того, откуда мы знаем, что именно Кэлли убила Рика, а не кто-то другой? Единственное, что нам известно, – Эриксон мертв. И что его теория оказалась ошибочной.

– Если хочешь, можешь ничего не делать, Сэндс наверняка от этого только выиграет, – сказал Хэдли. – Но я не собираюсь сидеть сложа руки. – Он встал и с трудом перевел дух. – Может, все-таки вызовем полицию? Позвони ты, я не умею с ними разговаривать. Пожалуйста, Петель.

Дариус Петель неуверенно двинулся к столу и начал на ощупь искать телефон. Наконец он поднял трубку, но тут же повернулся к Хэдли:

– Подожди, мы совершаем ошибку. Знаешь, куда мы должны позвонить? В «Земные разработки». И обо всем им рассказать. Ведь именно они это искали. И они должны стать первыми.

– Я… не согласен, – ответил Хэдли, уставившись на него.

– Это куда важнее всех нынешних проблем, важнее Сэндса, Кэлли Вэйл, кого-либо из нас. – Петель начал набирать номер. – Даже смерть одного из нас не имеет особого значения. Знаешь, о чем я думаю? Эмиграция. Ты видел траву в руке Эриксона? Ты понимаешь, что это значит? К черту девушку с той стороны или того, кто стрелял в Эриксона. К черту нас самих, с нашими настроениями и взглядами! – живо жестикулировал Петель. – К черту всю нашу жизнь, всех нас, вместе взятых!

Стюарт Хэдли постепенно начал понимать – или так ему только казалось.

– Но она, вероятно, убьет очередного человека, который…

– Пусть об этом беспокоятся «ЗР», – сурово сказал Петель. – У них есть собственная полиция и вооруженная охрана. Пусть сперва пошлют их. – Голос его стал хриплым и низким. – Ну потеряют они несколько человек, и что с того? Речь идет о жизни миллионов. Понимаешь, Хэдли? Понимаешь?

– Д-да, – неуверенно кивнул Хэдли.

– В любом случае вся эта история подпадает под юрисдикцию «ЗР», поскольку случилась в одном из их скатлеров, – уже спокойнее сказал Петель. – Называй это несчастным случаем и так о нем и думай. Просто неизбежное, хотя и ужасное событие, произошедшее между входным и выходным обручами. Естественно, фирма-производитель должна об этом знать.

Он повернулся спиной к Хэдли, сосредоточившись на видеофонном звонке Леону Тэрпину, шефу «ЗР».


– Боюсь, готовится нечто такое, что может тебе не понравиться, – сказал Солсбери Хайм кандидату в президенты Джеймсу Брискину. – Я разговаривал с Джорджем-Уолтом…

– Ну и ладно, – прервал его Джеймс Брискин. – Я знаю, чего они хотят, но они этого не получат, Сол.

– Если ты откажешься от сотрудничества с Джорджем-Уолтом, мне придется отказаться от поста руководителя предвыборной кампании, – настаивал Сол. – После твоей речи в защиту орошения планет я уже больше не выдержу. Слишком многое оборачивается против нас. Мы не можем взять на себя проблемы с Джорджем-Уолтом.

– Все еще хуже, чем тебе кажется, – помолчав, ответил Брискин. – Ты об этом еще не слышал. Пришло известие от Бруно Мини. Моя речь его восхитила, и он уже едет сюда, чтобы, как он говорит, «объединить наши усилия».

– Но ты все еще можешь… – начал Хайм.

– Мини разговаривал с репортерами, так что пытаться отвлечь от него внимание прессы поздно. Мне очень жаль, Сол.

– Ты проиграешь.

– Ничего не поделаешь.

– Что меня по-настоящему сводит с ума: даже если ты выиграешь выборы, все равно не сумеешь действовать самостоятельно, – с горечью сказал Хайм. – Один человек не в состоянии совершить столько перемен. Спутник «Золотые врата» останется, гибы останутся, консультантов по абортам ты можешь кое-где подсократить, но не… – Он замолчал, увидев входящую Дороти Гилл.

– Вам звонят, мистер Брискин. Он говорит, что вы его не знаете, но дело срочное и много времени не займет. Он цветной, если это вам поможет, – добавила она.

– Не поможет. Но я с ним поговорю, – сказал Джим, довольный, что есть повод прервать беседу с Солом. – Принеси видеофон сюда, Дороти.

– Хорошо, мистер Брискин.

Она вышла и вскоре вернулась с аппаратом.

– Спасибо, – кивнул Брискин, нажимая клавишу.

На экране появилось лицо смуглого человека с проницательным взглядом, хорошо одетого, с приятной внешностью и явно взволнованного.

«Кто бы это мог быть? – подумал Сол Хайм. – Где-то я видел его фотографию… – Внезапно он вспомнил известного нью-йоркского детектива, работавшего на Майру Сэндс, некоего Тито Кравелли, завзятого индивидуалиста. – Интересно, зачем он звонит Джиму?»

– Мистер Брискин, – заговорил с экрана Тито Кравелли, – я хотел бы встретиться с вами в приватной обстановке и поговорить кое о чем. Уверяю, для вас это крайне важно. Настолько важно, что я предпочел бы, чтобы нам не мешали, – добавил он, бросив взгляд на Сола Хайма.

«Может, это попытка покушения? – подумал Хайм. – Какой-нибудь фанатик из чистовиков, подосланный Верном Энджелом и его бандой безумцев?»

– Лучше тебе не ходить, Джим, – посоветовал он.

– Возможно. Тем не менее я намерен встретиться с этим господином, – ответил Брискин, после чего обратился к детективу: – Где и когда?

– Предлагаю ресторанчик в трущобах Нью-Йорка, – ответил Тито Кравелли. – Пятая авеню, пятьсот. Я всегда туда захожу, когда бываю в Нью-Йорке; еду там готовят люди. Заведение называется «У Скотти». Вас устроит? Скажем, в час дня по нью-йоркскому времени.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть