Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Утро черных звезд
Терминал Транспортной Службы. Ри, мастер познания

«…Развитие техносферы предполагает также быстрое развитие общества, его переход на новый качественный уровень, так как, если этого не происходит, данное общество гибнет или деградирует, что, в общем-то, тоже означает гибель, но несколько позже. Иначе быть не может, это подтверждено историей множества миров. Естественно, данное утверждение касается лишь Индиго-миров, Маджента-миры развиваются совершенно иначе, и здесь мы не станем касаться вопроса их развития, так как это потребует отдельного курса лекций, а то и большой монографии. Коротко скажу одно: то, что кажется для Маджента естественным, нам покажется диким. И наоборот. Не все и не всегда, конечно, но это опять же отдельный вопрос, не касающийся темы данного труда.

Поэтому вернемся к главному. Основой моих утверждений, которые кое-кто считает спорными, в основном является история нашего мира, который за его пределами знают под названием Инсен. А также история немалого числа миров нашего конклава, именуемого Ансалат. Наверное, и без влияния конклава власть в нашем мире в конце концов взяла бы техноэлита, но это произошло бы немного позже, лет на тридцать. И ничего удивительного, потребительское общество, раньше существовавшее у нас, почти растратило невосполнимые ресурсы планеты, поддерживать прежний уровень сверхпотребления стало невозможно. Тем более что тогда Инсен был разделен на множество часто антагонистичных стран. И самые сильные из них начали лихорадочно готовиться к войне – точнее, к этому их толкали их элиты, не способные поступать иначе, так как представители этих элит руководствовались только беспощадным, звериным эгоизмом. Вы удивитесь этому, а я вам скажу – ничего удивительного, олигархически-корпоративное общество всячески культивирует в обществе эгоизм, потребленчество и индивидуализм, детей изначально растят в этом духе.

Однако власть имущие не учли того, что во многих развитых странах Инсена уже начала формироваться техноэлита, состоящая из лучших инженеров и ученых, представителей естественно-научного направления. О представителях гуманитарного направления речь не идет, они заняты совершенно иным делом и в техноэлиту не входят, да и входить не могут. Техноэлита до зонирования была еще аморфна, однако сумела создать свой эгрегор, что сыграло свою немаловажную роль во время последующих событий. Хотя, как уже говорилось, если бы Ансалат не обратил на Инсен своего внимания, то техноэлита по-настоящему сформировалась бы еще не скоро. Однако это случилось, слава Созидателю! Что могло произойти в ином случае, не знаю, не приучен беспочвенно фантазировать, пусть это останется на долю так называемых писателей-фантастов.

Итак, около тридцати лет назад по нашему летоисчислению на орбиту Инсена вышел ансалатский корабль из очередной экспедиции зонирования. Считаю большой удачей, что именно ансалатский, – неподалеку от нас расположены и другие конклавы. Куда хуже было бы, если бы на нас обратили внимание Железная Сотня, Итеан или подобные им. А в Ансалате правит техноэлита, этим все сказано. Ди-эмпаты экспедиции провели коррекцию эгрегора планеты, и все страны Инсена добровольно вошли в состав конклава.

Темой данного труда служит формирование техноэлиты как таковой и переход к ней власти. Ансалат очень гуманно отнесся к своему новому приобретению, в нашем мире уже через полгода после зонирования забыли, что такое голод или нехватка самого необходимого. При этом конклав почти не вмешивался в нашу жизнь! Был установлен порог налога в десять процентов от валового дохода планеты, который аккуратно взимался ресурсами – лесом и редкоземельными рудами. И все! Но изменения эгрегора мира не прошло даром – начали разоряться и распадаться всемогущие ранее корпорации. Будущая техноэлита постепенно становилась все сильнее и сплоченнее. А по визору шли картины о жизни в конклаве – и они были настолько завлекающи, что в конце концов всеобщим голосованием населения Инсена были распущены национальные правительства, а власть передали спешно сформированному из лучших ученых и инженеров планеты Техносовету. Точь-в-точь, как в остальных мирах Ансалата. Позже мы подробно остановимся на том, как все это происходило. Также рассмотрим основные функции Техносовета, его права и обязанности перед жителями Инсена».

Что-то отвлекло внимание Ри, и он прервал размышления о своей будущей книге, монографии, которую надеялся со временем написать и представить Техносовету. Мимо гордо прошествовало семейство обывателей в ярких одеждах, вокруг которого носилась орущая стая детей, производимый ими дикий шум и привлек внимание. Инженер досадливо поморщился – даже детей не способны заставить вести себя достойно! А уж как они одеты? Смотреть противно! Он с гордостью посмотрел на свой строгий синий комбинезон, выдающий принадлежность своего владельца к техноэлите. Попробовал бы кто-нибудь из обывателей или гуманитариев надеть такой же! Сразу был бы оштрафован служителями службы порядка.

Легкий свист в небе заставил Ри поднять голову: стратосферный суперлайнер шел на взлет, невдалеке был расположен стратопорт. Да и удивительно, если бы он не был здесь расположен, – Транспортная Машина на всю планету одна, надо же как-нибудь добираться до нее из других регионов. Инженер тяжело вздохнул, провожая лайнер взглядом, – отсталость родного мира больно била его по нервам. Но ничего! Если ему удастся исполнить свою миссию, то вскоре о лайнерах забудут, весь Инсен будет охвачен системой планетарных телепортов в виде удобных кабинок на каждой улице каждого города и поселка! Да, это чужая технология, ученым его родины так и не удалось разработать телепортацию самим, но пусть чужая, зато она даст возможность пойти дальше и понять больше. Да и экономия средств огромна.

А экономия просто необходима для планеты, не имеющей почти никаких ресурсов, – Техносовету она досталась практически разграбленной жадными корпорациями. Десятилетия сверхпотребления сыграли свою роль. Ну зачем, скажите на милость, каждые год-два менять холодильник, коммуникатор или стиральную машину, если старые еще прекрасно работают? Совершенно незачем! А меняли, так как корпорациям нужно было продавать новую продукцию и получать прибыль. Вот и делали вещи ненадежными, быстро ломающимися. Техносовет прекратил эту порочную практику, теперь не выпускают десятки марок одного и того же. Взять холодильники хотя бы. Есть три типоразмера, выпускаемые государственной фабрикой. Причем они настолько надежны, что способны прослужить тридцать, а то и сорок лет. И никто не получит разрешения на приобретение нового холодильника, если нет официального заключения техника о полном выходе из строя старого. Это касается всех сфер жизни. Никто ни в чем не нуждается, но безумная роскошь не приветствуется, хотя обыватели и бухтят по этому поводу, они бы роскоши порадовались. Что ж, пусть себе бухтят, их мнение мало кого интересует. Ведь в результате описанной экономической реформы Техносовет смог направить средства на действительно важные вещи. А то ранее на новые духи и помады тратилось в десятки раз больше денег, чем на исследования космоса и фундаментальную науку. Слава Созидателю, что это позади!

Ри поймал на себе завистливый, злой взгляд какого-то гуманитария в старомодном сюртуке и усмехнулся про себя. Подобные этому вот гражданину считают, что положение члена Техносовета дает человеку власть и привилегии. Наивные идиоты! Новые обязанности оно дает, а не привилегии. Разве что моральное удовлетворение получаешь от того, что твои заслуги признаны, что твой труд не пропал даром. Взять хотя бы его самого. С раннего детства Ри увлекся телепортацией, ее практическим применением. Мечтал вообще попасть в Транспортную Службу, но, как вскоре выяснилось, транспортники не брали к себе никого со стороны – нужно было обладать какими-то особыми свойствами мозга, чтобы заинтересовать их. Тогда он, еще мальчишкой, вгрызся в учебу, отдавая ей все свои силы, забывая про игры с друзьями. Но одновременно оставался шаловливым ребенком. Вот только за его шалости чаще всего влетало другим, Ри слыл очень послушным, правильным мальчиком, хотя на самом деле не существовало, наверное, запрета, который бы он не нарушил. Но нарушал так, что следов не оставалось. И шалости его всегда были безобидны – родители как-то сумели приучить мальчика думать о других, о том, что не только ему бывает больно. Другим тоже. Все это Ри понял, только когда вырос, и его уважение к отцу с матерью – оба принадлежали к техноэлите – возросло до небес.

Годами и десятилетиями отдавая все свое время одной проблеме, Ри со временем сделался лучшим специалистом Инсена по телепортации. Его труды вскоре стали известны за пределами планеты, он читал курс лекций даже на столичной планете конклава. А потом пошли приглашения и из других конклавов. К сожалению, как и Ансалат, телепортацию, особенно межпланетную, самостоятельно не освоивших. Приходилось пользоваться услугами Транспортной Сети, а они обходились очень недешево, мало кто мог позволить себе заплатить цену, требуемую транспортниками. Ри знал всю теорию, но практика ему не давалась, хотя одно открытие он и совершил. Правда, чисто теоретическое. И это открытие дало возможность его родине получить технологию из Маджента-мира. Мало того, он получил престижную премию одного из Маджента-университетов! И не просто, а знаменитого Ринтайского университета! За что, кстати, и был избран в Техносовет. А там Ри удалось протолкнуть свою идею приобретения чужой технологии и создания на родине сети планетарных порталов.

Однако инженер, ученым он себя не считал, хотя другие думали иначе, не ждал такой чести, как приглашение для чтения курса лекций в университет Ринтая. Ри вспомнил свое потрясение, когда специальный курьер Транспортной Службы доставил ему голубоватый пластиковый конверт с надписанным вручную адресом. Там значилось: «Индиго, конклав Ансалат, планета Инсен, Техносовет, уважаемому мастеру познания Ри Нар ки Торку». В верхнем левом углу горел серебром герб университета. Когда инженер, вне себя от волнения, открыл конверт и прочел написанное, опять же вручную, на плотном листе то ли бумаги, то ли еще чего, он просто застыл от изумления. Мало того, что его приглашали прочесть полугодовой курс лекций о новых свойствах гиперпространства, открытых им, так еще и обещали похлопотать о возможности приобретения нужных технологий! Откуда только в университете узнали, что он мечтает об этом? Откуда-то узнали. Такую возможность упускать было грех, и Техносовет, выслушав его доводы, согласился отправить Ри в командировку, наделив своего посланца официальными полномочиями для приобретения технологий и оборудования.

И вот великий день настал! Он впервые в жизни отправляется в Маджента-мир, никогда не виденный ранее. Голофильмы и книги не в счет, они не дают понимания того, как живут реальные люди. По слухам, жители Маджента настолько отличаются от жителей Индиго, что это различие не преодолеть ничем и никак. Так ли это? Ри понятия не имел, но надеялся, что сумеет все же понять их, хоть как-то понять. Он заранее вживил себе в память основные употребляемые в Ринтае языки, чтобы не использовать автопереводчик, который все же не давал полной адекватности перевода, загрузил в коммуникатор все нужные материалы и монографии, подготовил походный чемоданчик. С собой он взял минимум, даже запасной одежды не стал брать. А зачем? Псевдоживой биокомбинезон немнущийся, самоочищающийся, он будет прилично выглядеть еще лет пятьдесят. Тем более что на Ринтае ровный климат, резких перепадов температуры нет. Ри никогда не понимал стремления едущих куда-либо обывателей брать с собой множество разных тряпок и прочих ненужных вещей. Впрочем, это их личное дело. Он же все, что понадобится, приобретет на месте, благо Техносовет выделил на это средства. Да и за чтение лекций явно что-то заплатят. С его минимальными потребностями этих денег должно хватить.

Прощаться Ри было не с кем, он пока так и не женился, да и сорок два, при сроке жизни в триста лет, еще молодость. Не встретил ту единственную, с которой можно понимать друг друга так, как понимали отец и мать. Да и вообще, если честно, инженер не заморачивался этим вопросом – слишком много было других забот. Поэтому утром он быстро собрался, заказал через инфосеть билет на лайнер в другое полушарие, где располагался холм Транспортной Машины, и отправился в стратопорт. Полет он просто проспал, а по прилету сел в принадлежавшую транспортникам странного вида небольшую машину и вскоре оказался у движущейся полупрозрачной ленты, ведущей к световым полотнищам, в которые входили отъезжающие. Сегодня отправляющихся в другие миры людей оказалось на удивление много, человек тридцать. Однако Индиго-маяки – высокий черноволосый мужчина и лысый краснокожий карлик неизвестной расы – работали довольно быстро, очередь постепенно продвигалась, перед Ри осталось всего шесть человек. Судя по их пляжному виду, все ехали на какой-то из популярных Индиго-курортов. Инженер не знал на какой, никогда не бывал на курортах и не собирался, просто не интересовался вопросами «активного» отдыха – для него лучшим отдыхом всегда была работа.

Он с грустью окинул взглядом окрестности и снова тяжело вздохнул. Все вокруг казалось самым обычным, даже движущаяся лента не выглядела таковой! Просто участок местности вдруг плавно сдвигался с места и переносил людей ближе к маякам. Об остальном и говорить не стоило – налицо был уровень технологий, превышающий инсенский на тысячелетия. И никому не было известно, на каких принципах работает Машина Перемещения, – Транспортная Служба свято блюла свои тайны, никому не позволяя проникать в них.

Пока Ри размышлял об этом, подошла его очередь. Инженер внезапно оказался стоящим перед черноволосым маяком. Тот приветствовал его коротким кивком и спросил:

– Куда вам, уважаемый?

– Маджента, Интеллус, Ринтай, – с заметным волнением выпалил Ри.

– Маджента? – слегка приподнял брови черноволосый. – Основание?

– Вот, пожалуйста. – Инженер протянул приглашение.

Маяк коротким взглядом снял информацию.

– У вас есть основание. Прошу подождать две минуты для сопряжения ветвей Сети.

Он указал, где подождать, и Ри послушно встал там, с напряженным интересом глядя на возникшее в воздухе едва заметное световое полотнище, куда он вскоре должен будет вступить и которое перенесет его на Ринтай.

– Все готово, – едва не заставил инженера подпрыгнуть раздавшийся из-за спины голос маяка. – Идите прямо в свет.

Ри, с трудом переставляя ноги, направился к световому полотнищу. Он уже несколько раз пользовался услугами Транспортной Службы, однако до сих пор перемещался в пределах Индиго, по близлежащим конклавам. А теперь предстоял путь в другую галактику! Ведь планета Ринтай находилась именно там – Маджента-конклавы объединялись не территориально, а на каких-то совсем иных основаниях, Ри не имел понятия, на каких именно.

Инженер резко выдохнул и ступил в свет. Его тут же вывернула наизнанку какая-то сила, показалось, что нечто непонятное растянуло его на миллионы миль, затем схлопнуло в точку, после чего снова растянуло. И снова схлопнуло. Раз за разом это повторялось, сознание рвалось в клочья, происходило что-то страшное, ничего подобного не бывало ни разу во время прошлых перемещений – он просто делал шаг и оказывался в нужном мире, на вершине такого же холма, где находилась местная Машина Перемещений. Так что же случилось сейчас? Или так всегда происходит при перемещениях между Индиго и Маджентой?

Когда все закончилось и Ри куда-то вышвырнуло, да так, что он покатился по каменистому склону, инженер с трудом смог затормозить и встать на ноги. Он утер кровь с расцарапанного лба и осмотрелся в поисках Маджента-маяка, чтобы высказать ему свое искреннее возмущение, – за что уплачены такие деньги?! Могли бы и позаботиться об удобстве перемещающихся! Это что же такое?! Разве так можно?! Но требовательный взгляд Ри никого не обнаружил, вокруг не было видно ни единого человека. Знакомого вида холм Машины Перемещений был, а вот людей на нем не было.

Растерявшийся инженер снова окинул взглядом окрестности, затем протер глаза – такого не могло быть просто потому, что не могло быть никогда! Машины Перемещений не дают сбоев, это известно даже маленькому ребенку! Однако все осталось по-прежнему – на холме он находился один. Да и запустение, явно видное запустение царило вокруг, даже соразмерные здания вокзала и таможенных служб выглядели заброшенными полвека назад как минимум. Грязь, замызганность и кучи наметенного ветром мусора, причем мусора явно природного – пучки сухой травы, ветки, кучи листьев. Ничего, к чему человек приложил бы руки, не было заметно, не считая, конечно, самого заброшенного вокзала.

Что все это значит? Куда его переместили? Что это не Ринтай, стало ясно с первого взгляда. Но где он тогда? Как подобное могло произойти? Ри растерянно заозирался, пытаясь понять, что ему делать, но ничего в голову не приходило.

– Эй, кто-нибудь! – заставил он себя закричать, голос звучал тихо и неуверенно.

Молчание в ответ, только шуршание ветра в сухой траве. Решив, что стоять на месте бессмысленно, Ри двинулся к зданию вокзала. Дорога много времени не заняла, вскоре он вошел в широко распахнутые двери и оказался в совершенно пустом зале. Никакого оборудования, привычного по прежним посещениям вокзалов Транспортной Службы. Инженеру стало страшно. Он уже понял, что случилась катастрофа, что его переместило непонятно куда, что выбраться отсюда он не сможет хотя бы той причине, что для работы с Машиной Перемещения нужен человек-маяк. А маяков здесь нет.

Положение, кажется, получалось безвыходное.

Ри сел на крыльцо, минуту подумал, потом решительно встал и направился в обход здания. Надо было для начала хоть немного прояснить обстановку и понять, где же он все-таки находится.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть