Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Все о медвежонке Паддингтоне
«Пожалуйста, позаботьтесь об этом медвежонке»

Мистер и миссис Браун познакомились с Паддингтоном на железнодорожной платформе. Строго говоря, именно потому, что дело было на Паддингтонском вокзале, медвежонку и дали такое удивительное имя.

Брауны приехали встречать свою дочь Джуди, которая возвращалась домой на каникулы. Как и в любой жаркий летний день, на вокзале было полно народу — все спешили к морю. Гудели поезда, сигналили такси, носильщики сновали туда-сюда и орали друг на друга — словом, стоял жуткий гвалт, и мистеру Брауну, который первым заметил Паддингтона, пришлось трижды сказать об этом жене, прежде чем она поняла, в чём дело.

— МЕДВЕДЬ? На Паддингтонском вокзале? — Миссис Браун удивлённо уставилась на мужа. — Глупости, Генри. Этого просто не может быть.

Мистер Браун поправил очки.

— Честное слово — медведь, — не сдавался он. — Я же вижу. Вон там, за почтовыми тюками.

На нём ещё страшно смешная шляпа.

Не дождавшись ответа, мистер Браун схватил жену за локоть и стал проталкиваться вперёд. Они обогнули тележку с шоколадками и горячим чаем, книжный лоток, пробрались сквозь наваленные кучей чемоданы и наконец очутились возле бюро находок.

— Вот, смотри! — Мистер Браун торжествующе указал пальцем в самый тёмный угол. — Что я тебе говорил!

Миссис Браун посмотрела туда, куда он показывал, и действительно различила в полутьме какого-то маленького мохнатого зверя. Он сидел на чемодане, а на шее у него висела бирка. Чемодан был старый, потёртый; на одном боку — крупная надпись: РУЧНАЯ КЛАДЬ.



Миссис Браун ухватила мужа за руку.

— Ой, Генри! А ты ведь, кажется, прав. Там действительно медведь. Точнее, медвежонок.

Чтобы разглядеть непонятного зверя, миссис Браун подошла поближе. Таких медведей она ещё никогда не видела. Мех у него был коричневый — довольно грязно-коричневый, надо сказать. На голове, как уже заметил мистер Браун, красовалась нелепая широкополая шляпа. Из-под широких полей на миссис Браун уставились два больших круглых глаза.

Поняв, что от него чего-то ждут, медвежонок встал и вежливо приподнял шляпу. Под ней обнаружились два чёрных уха.

— Добрый день, — сказал он тонким, звонким голоском.

— Э-э… Добрый день, — нерешительно ответил мистер Браун.

Наступила пауза. Медвежонок вопросительно посмотрел на Браунов: Может быть, я могу вам чем-то помочь?

— М-м… Пожалуй, нет. Э-э… На самом деле, мы хотели узнать, не можем ли мы помочь тебе.

Миссис Браун наклонилась к медвежонку.

— Ведь ты совсем крошечный медведь, — сказала она.

Медвежонок выпятил грудь.

— Я очень редкий медведь, — важно заявил он. — Там, откуда я приехал, нас осталось совсем мало.

— А где это «там»? — поинтересовалась миссис Браун.

Медвежонок тщательно огляделся по сторонам и только потом ответил:

— В Дремучем Перу. Вообще-то я тут не должен быть. Я приехал нелегально!

— Нелегально?!

Мистер Браун понизил голос и испуганно оглянулся. Он, казалось, ожидал увидеть у себя за спиной полицейского, который записывает каждое их слово в блокнот.

— Ага, — подтвердил медвежонок. — Понимаете ли, я эмигрировал. — Глаза его вдруг стали грустными. — Раньше я жил в Перу со своей тётей Люси, но ей пришлось переселиться в дом для престарелых медведей.

— Неужели ты один приехал из самой Южной Америки? — воскликнула миссис Браун.

Медвежонок кивнул.

— Тётя Люси всегда хотела, чтобы я эмигрировал, когда вырасту большой. Поэтому она и научила меня английскому языку.

— Но что же ты ел в дороге? — спросил мистер Браун. — Ты, наверное, умираешь с голоду!

Медвежонок нагнулся, открыл чемодан маленьким ключиком, который тоже висел у него на шее, и вытащил почти пустую стеклянную банку.

— Я ел мармелад, — объяснил он гордо. — Медведи очень любят мармелад. А жил я в спасательной шлюпке.

— А что ты собираешься делать дальше? — поинтересовался мистер Браун. — Нельзя же просто сидеть на Паддингтонском вокзале и ждать, что из этого выйдет.

— Ничего, всё будет в порядке… наверное.

Медвежонок нагнулся закрыть чемодан. Тут миссис Браун бросилась в глаза бирка, которая висела у него на шее. На ней было написано просто и ясно:

ПОЖАЛУЙСТА, ПОЗАБОТЬТЕСЬ

ОБ ЭТОМ МЕДВЕЖОНКЕ.

БЛАГОДАРЮ ВАС.

Миссис Браун в растерянности обернулась к мужу:

— Генри, что же делать? Его ни в коем случае нельзя оставлять здесь одного! Кто знает, что может случиться! Лондон такой огромный город, особенно если тебе некуда пойти. Может быть, он немножко поживёт у нас?

Мистер Браун неуверенно возразил:

— Но Мэри, милая моя, мы не можем просто его забрать… Вот так, сразу… В конце концов…

— В конце концов, что? — В голосе миссис Браун появились твёрдые нотки. Она снова посмотрела на медвежонка. — Он такой славный. Увидишь, он быстро подружится с Джонатаном и Джуди. Ну, хоть ненадолго. Они нам никогда не простят, если узнают, что мы бросили его здесь.

— Но это же совсем ни на что не похоже, — сказал мистер Браун с тревогой. — Я уверен, что мы нарушаем закон. — Он склонился к медвежонку. — Не хотел бы ты погостить у нас? — спросил он и поспешно добавил, чтобы тот не обиделся: — Разумеется, если у тебя пока нет никаких других планов.

Медвежонок подпрыгнул от радости, и его шляпа чуть не свалилась на землю.

— О-о-о-о, с удовольствием! Спасибо большое! А то мне совсем некуда деваться. И все вокруг так спешат…

— Ну и отлично, — объявила миссис Браун, не давая мужу времени передумать. — Мы каждый день будем давать тебе мармелад на завтрак, и ещё… — Она лихорадочно пыталась сообразить, что же ещё любят медведи.

— КАЖДЫЙ ДЕНЬ? — Медвежонок, похоже, не поверил своим ушам. — Дома я ел его только по праздникам. В Дремучем Перу мармелад очень дорого стоит.

— Ну а у нас ты будешь есть его каждое утро, начиная с завтрашнего дня, — пообещала миссис Браун. — И ещё мёд по воскресеньям…

На мордочке у медвежонка вдруг появилось озабоченное выражение.

— А это будет дорого стоить? — спросил он. — Видите ли, у меня не очень много денег.

— Помилуй, да мы не станем брать с тебя никаких денег. Ты будешь как будто членом нашей семьи. Правда, Генри?

Миссис Браун обернулась к мужу, ища поддержки.

— Ну разумеется, — подтвердил мистер Браун. — Кстати, если ты собираешься погостить у нас, не мешало бы познакомиться. Это миссис Браун, а я — мистер Браун.

Медвежонок дважды вежливо приподнял шляпу.

— У меня вообще-то нет имени, — сказал он. — Вернее, есть, но это перуанское имя и его никто не понимает.

— Тогда надо придумать тебе английское имя, — решила миссис Браун, — и всё сразу станет на свои места. — Она поглядела вокруг, не подвернётся ли чего подходящего. — Это должно быть очень звучное имя, — произнесла она задумчиво.

В этот момент паровоз, стоявший у платформы, громко засвистел и выпустил густое облако пара.

— Придумала! — воскликнула миссис Браун. — Мы будем звать тебя Паддингтон, потому что нашли на Паддингтонском вокзале.

— Паддингтон? — Медвежонок повторил несколько раз, чтобы как следует запомнить. — Очень длинное имя, правда?

— Звучит весьма солидно, — одобрил мистер Браун, — Да, имя Паддингтон мне нравится. Пусть будет Паддингтон.

Миссис Браун выпрямилась.

— Ну, вот и хорошо. А теперь, Паддингтон, я должна пойти на платформу и встретить с поезда нашу дочку Джуди. Она сегодня возвращается из школы. А мистер Браун тем временем отведёт тебя в буфет и напоит чаем — ведь тебе, наверное, очень хочется пить после такого длинного путешествия?

Паддингтон облизал губы.

— Ужасно хочется, — признался он. — От морской воды всегда хочется пить.

Он взял чемодан, поглубже нахлобучил шляпу и вежливо махнул лапкой в сторону буфета:

— После вас, мистер Браун.

— Э-э… Спасибо, Паддингтон, — ответил мистер Браун.

— Генри, смотри за ним хорошенько! — крикнула вслед миссис Браун. — И очень тебя прошу, улучи минутку и сними с него эту бирку. А то он похож на рюкзак. Как бы какой недогадливый носильщик не засунул его по ошибке в товарный вагон!

В буфете было полно народу, но мистеру Брауну удалось найти в уголочке столик для двоих. Стоя на стуле, Паддингтон как раз доставал до стеклянной крышки стола и мог удобно положить на неё лапы. Пока мистер Браун ходил за чаем, медвежонок с интересом осматривался. Все кругом жевали, и это напомнило ему, как сильно он проголодался. На столе лежала недоеденная булочка, но только он протянул к ней лапу, подошла официантка и смахнула булочку в ведро.

— Не станешь же ты её есть, лапушка, — сказала она ласково и погладила медвежонка. — Она где только не валялась!

Паддингтон так сильно хотел есть, что ему в общем-то было всё равно, где она валялась, но он из вежливости промолчал.

— Ну, Паддингтон, — сказал мистер Браун, ставя на стол две чашки, от которых шёл пар, и целую тарелку пирожных, — что ты на это скажешь?

У Паддингтона засверкали глаза.

— Ух ты! Огромное спасибо! — воскликнул он, а потом с сомнением покосился на чай. — Только из чашки очень трудно пить. У меня всегда или голова застревает, или шляпа падает в чай, и он делается невкусным…

Мистер Браун подумал и нашёл выход:

— Тогда дай пока свою шляпу мне, а чай я налью в блюдечко. Это вообще-то не принято в приличном обществе, но полагаю, на первый раз нас простят.

Паддингтон снял шляпу и аккуратно положил на столик, а мистер Браун налил ему чай в блюдце. Медвежонок не сводил глаз с пирожных, особенно с того, которое мистер Браун положил на его тарелочку, — очень большого, с кремом и вареньем.

— Ешь, Паддингтон, — любезно предложил мистер Браун. — К сожалению, пирожных с мармеладом у них не было, но это дело наживное.

— Я очень рад, что эмигрировал, — заявил Паддингтон, дотянулся до тарелочки и придвинул её поближе. — Как вы думаете, ничего, если я встану на стол?

Прежде чем мистер Браун успел ответить, он взобрался на стол и решительно ухватил правой лапой своё пирожное. Пирожное было громадное — самое большое и липкое из всех, что продавались в буфете. В мгновение ока почти весь крем оказался у Паддингтона на мордочке. Вокруг начали шушукаться и подталкивать друг друга локтями. Мистер Браун очень жалел, что не выбрал простую булочку, без крема, но он пока ещё плохо разбирался в медвежьих повадках. Он помешал чай и принялся смотреть в окно, словно всю жизнь только тем и занимался, что пил с медведями чай на Паддингтонском вокзале.

— Генри!

Голос жены немедленно вернул мистера Брауна на землю. Он вздрогнул.

— Генри, что ты натворил с несчастным мишуткой? Ты только посмотри на него! Он весь перемазался кремом и вареньем!

Мистер Браун от растерянности вскочил.

— Он, кажется, очень проголодался, — стал он оправдываться.

Миссис Браун повернулась к дочери.

— Вот так всегда, стоит мне на пять минут оставить твоего отца без присмотра.



Джуди от восторга захлопала в ладоши:

— Ой, папа, а он правда будет жить у нас?

— Если он будет жить у нас, — заявила миссис Браун, — я больше ни за что не доверю его твоему папочке. Полюбуйся, на что он похож!



Паддингтон слишком увлёкся пирожным и совсем не замечал, что происходит вокруг, но вдруг до него дошло, что разговор идёт о нём. Он поднял глаза и увидел, что рядом с миссис Браун стоит и улыбается голубоглазая девочка с длинными белокурыми волосами. Паддингтон вскочил, чтобы приподнять шляпу, но второпях поскользнулся в лужице клубничного варенья, которая неизвестно каким образом появилась на стеклянном столике. На мгновение ему показалось, что всё вокруг перевернулось вверх тормашками. Он отчаянно замахал лапами и, прежде чем его успели подхватить, плюхнулся в своё блюдце с чаем. Впрочем, вскочил Паддингтон даже быстрее, чем сел, потому что чай ещё не успел остыть. И тут же угодил задней лапой в чашку мистера Брауна. Джуди запрокинула голову и расхохоталась так, что слёзы выступили на глазах.

— Мама, до чего же он смешной! — воскликнула она.

Паддингтон не видел в этом ничего смешного. Он стоял одной лапой на столе, другой в чашке мистера Брауна. Вся его мордочка была перемазана кремом, а с левого уха стекала струйка клубничного варенья.

— Кто бы подумал, что можно натворить такое всего с одним пирожным, — подивилась миссис Браун.

Мистер Браун кашлянул. Ему очень не понравилось, как смотрит на них официантка.

— Пожалуй, нам пора, — проговорил он. — Пойду поищу такси.

Он подхватил вещички Джуди и поскорее вышел.

Паддингтон осторожно слез со стола, бросил прощальный взгляд на липкие развалины пирожного и спрыгнул на пол.

Джуди взяла его за лапу.

— Ну, пошли, Паддингтон. Сейчас приедем домой и немедленно устроим тебе горячую ванну. А потом ты мне всё-всё-всё расскажешь про Южную Америку. У тебя, наверное, было столько замечательных приключений!

— Целая куча, — с готовностью согласился Паддингтон. — Со мной всё время что-нибудь приключается. Такой уж я медведь.

Они вышли на улицу. Выяснилось, что мистер Браун уже поймал такси и машет им рукой через дорогу. Шофёр мрачно оглядел сначала Паддингтона, а потом свои аккуратные, чистенькие сиденья.

— За медведей шесть пенсов доплаты, — проворчал он. — А за липких медведей — девять!

— Видите ли, он не виноват, — пояснил мистер Браун. — Он просто влип в историю.

Водитель поразмыслил.

— Ну ладно, влезайте. Но салон мне, чур, не пачкать. Я только сегодня всё надраил.

Брауны покорно забрались в машину. Джуди, мистер и миссис Браун теснились на заднем сиденье, а Паддингтон стоял на откидном стульчике за спиной у водителя, чтобы лучше было видно.

Ярко светило солнышко. После мрака и толчеи вокзала всё вокруг казалось весёлым и нарядным. На автобусной остановке толпился народ, и Паддингтон замахал лапой. Многие удивлённо вытаращили глаза, а один дяденька даже приподнял шляпу. Паддингтон совсем повеселел. Просидев столько недель в спасательной шлюпке один-одинёшенек, он соскучился по новым впечатлениям. А тут везде были люди, автомобили, пузатые красные автобусы — совсем не так, как в Дремучем Перу.



Одним глазом Паддингтон смотрел в окно, чтобы ничего не пропустить, а другим разглядывал Браунов. Толстый и жизнерадостный мистер Браун носил очки и большущие усы. Миссис Браун, тоже довольно пухленькая, выглядела точь-в-точь как Джуди, только была побольше размером. Паддингтон как раз окончательно решил, что ему понравится у них жить, когда в стеклянной перегородке, отделявшей водителя от пассажиров, открылось окошечко и хриплый голос произнёс:

— Куда, вы сказали, вам надо?

Мистер Браун наклонился вперёд:

— Виндзорский Сад, дом тридцать два. Шофёр приставил ладонь к уху:

— Чего? Не слышу! — заорал он.

Паддингтон постучал его по плечу и повторил:

— Виндзорский Сад, дом тридцать два.

Услышав голос Паддингтона, водитель подскочил, и машина чуть не врезалась в автобус. Потом он глянул на своё плечо и окончательно вышел из себя.

— Крем! — проговорил он свирепо. — На моей новенькой тужурке!

Джуди захихикала, а её родители переглянулись. Мистер Браун с опаской покосился на счётчик, точно ждал, что там выскочат ещё шесть пенсов доплаты.

— Ой, простите, — извинился Паддингтон.

Он нагнулся и попытался стереть пятно другой лапой. Помимо крема на тужурке таинственным образом появились крошки песочного теста и подтёки варенья. Шофёр смерил Паддингтона долгим суровым взглядом, Паддингтон приподнял шляпу, и шофёр сердито захлопнул окошко.

— Ай-ай-ай, — сказала миссис Браун. — Как приедем, Паддингтона прямиком в ванну. А то он всё кругом перемажет.

Паддингтон призадумался. Не то чтобы он не любил мыться, но ведь не каждый день удаётся вымазаться кремом и вареньем; жалко так вот сразу всё смывать. Но он не успел додумать до конца, потому что такси остановилось и Брауны стали вылезать. Паддингтон подхватил чемодан и следом за Джуди поднялся по белым ступенькам к большой зелёной двери.

— Сейчас ты познакомишься с миссис Бёрд, — предупредила Джуди. — Она ведёт у нас хозяйство. Она часто сердится и ворчит, но на самом деле очень добрая. Она тебе понравится, вот увидишь.

Паддингтон почувствовал, что у него задрожали коленки. Он оглянулся в поисках мистера и миссис Браун, но они о чём-то спорили с шофёром такси. За дверью раздались шаги.

— Она мне обязательно понравится, раз ты так говоришь, — пробормотал Паддингтон, косясь на своё отражение в ярко начищенном почтовом ящике. — Только понравлюсь ли ей я?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть