Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия Равновесия. Охота на феникса
Глава 3

– Что это было?! – выдохнула я возмущенно, когда мы с Реваном оказались по другую сторону портала.

– Что было? Тебя нужно спросить. – Он пожал плечами.

– Да я не о том! Почему против воли в портал утащил? Почему ты не дал договорить с Альвеиром?

– Хм… по-моему, вы не говорили, а молчали.

– Но это не повод без спросу заталкивать меня в портал!

– Таис, успокойся. Ну что ты, в самом деле? Мы спешили, а вы с Альвеиром молчали, вот я и решил, что уже все сказали…

Кажется, я начинаю подозревать, что поводы хорошенько вмазать парню у Альвеира все-таки были. С трудом удержавшись от аналогичной реакции, решила отложить возмездие до лучших времен и наконец осмотрелась.

Мы оказались в большом зале, почти пустом. Судя по всему, тянувших до последнего абитуриентов было совсем мало – остальные успели поступить раньше. В итоге возле разных столиков с какими-то бумажками стояло в общей сложности не больше тридцати человек.

Сам зал выглядел несколько необычно для здания университета, зато вполне соответствовал моим представлениям о фэнтезийно-средневековых замках. Высокие сводчатые потолки, простые серые стены, стрельчатые окна. Просторно и пустынно – только несколько столиков с сидящими за ними студентами-старшекурсниками да абитуриенты, слоняющиеся от одного столика к другому в поисках нужного или стоящие в совсем короткой очереди. Мда… честно говоря, я ожидала большего ажиотажа. А с другой стороны, если основной поток пришелся на первые дни приема, значит, просто все перестраховались, чтобы уж точно не опоздать, и решили прийти пораньше.

– И куда нам?

– Тебе – вон к какому-нибудь из тех столиков, – Реван махнул рукой, указывая направление, – а мне – сюда.

Пока шла к ближайшему свободному столику, раздумывала, пользуются ли в этом мире документами, подтверждающими личность, и если все же пользуются, то что мне делать без таковых. Но все оказалось гораздо проще.

– Имя? – спросил парень, неохотно оторвав взгляд от журнала, раскрытого перед ним.

Имя… если меня примут, то именно так и запишут? И потом так будут звать все преподы и студенты? Отлично! Появилась возможность избавиться от ненавистного «Таисия», преследовавшего меня на протяжении всей жизни в сколь-нибудь официальных кругах. Это друзьям можно объяснить, что полное имя не нравится, а вот учителя, преподаватели и прочие всегда называли меня Таисией, что дико раздражало.

– Таис Полунина. – Против фамилии я ничего не имела и решила оставить себе хоть что-то привычно-земное. На память, так сказать, чтобы не забывать о главной своей задаче по выяснению возможностей вернуться домой.

– Магия света? – уточнил парень, после моего подтверждения что-то черканул в своих записях и кивнул в сторону двери в стене, расположенной неподалеку: – Проходи туда.

– Спасибо, – поблагодарила я.

За неприметной дверью ожидала увидеть приемную комиссию, поэтому на мгновение замерла, пытаясь собраться с мыслями. Но поскольку оттягивать момент бесполезно и все решится там, именно за этой дверью, наконец дернула ее на себя и вошла. Куда вошла – я не поняла, потому как в помещении меня встретила непроглядная темнота, в которой, хоть глаз выколи, абсолютно ничего не видно. Комиссия настолько устала, что решила выключить свет и вздремнуть? Так вроде день на дворе – что же, здесь даже окон нет?

– Эй, кто-нибудь меня слышит? – осторожно окликнула я. Мой голос потонул в темноте, в ответ – лишь тишина.

Я собиралась уже вернуться, чтобы уточнить у направившего меня сюда парня, что за фигня творится и не ошибся ли он дверью, когда вдруг поняла, что больше не сжимаю пальцами ручку. Резко обернулась. Ни двери, ни выхода – только кромешная темнота вокруг. Похоже, вступительное испытание началось?

Подавив зарождающуюся внутри иррациональную панику и заодно – кровожадное желание таки отлупить Ревана по лицу, попробовала размышлять трезво. Во-первых, если бы меня ожидало что-то опасное, Реван наверняка бы предупредил. Или нет? Вообще, конечно, он не обязан меня опекать, не говоря уже о том, что мог попросту не знать, какие испытания выпадают на долю тех, кто решился поступить на факультет к светлым магам. Так что пунктом первым у нас пусть будет тот факт, что вряд ли в академии приветствуются смерти абитуриентов, а значит, ничего в действительности угрожающего быть не должно.

Во-вторых, темноты я не боюсь. Паниковать попросту глупо.

В-третьих, если постараться, смогу зажечь огонек света и разобраться все же, где очутилась. Ведь это проверка, сможет человек учиться здесь магии или нет. Значит, нужно показать владение магией света, хотя бы на начальном уровне. У меня другого, конечно, нет, кроме как посветить маленьким шариком, ничего не могу, но Реван говорил, что виртуозного владения магией здесь ни от кого и не потребуют. Поэтому собралась с мыслями и…

Да! У меня получилось! В руках зажегся шар золотистого света, на этот раз несколько больше того, которым поутру хотела Альвеира приложить. Размером с крупный грейпфрут, по ощущениям, как пушинка, весь такой пушистый, с тонкими, как иголочки, торчащими в разные стороны лучиками, он напомнил мне новогоднюю игрушку.

Ну и куда нас занесло?

Пусть магический шар в моих руках не осветил сразу все помещение, но на расстоянии в несколько метров кое-что можно было рассмотреть. Пол. Да. Я разглядела грязновато-серые плиты, весьма подходящие для пола в старом замке, а еще лучше – в каком-нибудь подземном лабиринте с камерами, где держат несчастных заключенных. Мелкие вмятины и выбоины, земля между плитами, кое-где даже тонкие стебли растений неуверенно пробиваются кверху. Ни стен, ни потолка мой свет не достигал – только тянущийся в разные стороны пол, что терялся в темноте. Но бояться мне уже было откровенно лень. Меня, наоборот, внезапно охватил азарт. Кто бы мог подумать – не скучный экзамен в не менее скучном универе, а самое настоящее испытание для поступления в магическую академию! Они ж наверняка что-нибудь интересное для абитуриентов придумали.

Рассудив, что лучше двигаться вперед, чем назад, хотя за спиной двери нет и в помине, сделала на пробу один шаг. Твердый пол, нормальный такой, самый обычный. Плита в сторону отъезжать и не подумала, град стрел на меня не обрушился, огнем не полыхнуло. Так что, вооружившись любопытством, я двинулась дальше.

Честное слово, ожидала какого-нибудь жуткого подвоха, но я шла, шла, а его все не было. Наконец впереди показался странный силуэт. Я вообще-то насторожилась, вспомнив фонтан и выскочившего из-за него Альвеира, хотя теперь подозревала, что ниоткуда он не выскакивал, скорее уж просто перенесся на площадь. Следом за этим воспоминанием перед глазами встала жуткая картинка нападения ваграгов. В общем, продвигаться к статуе я временно перестала, потому как мало ли какая тварь из-за нее выскочит. Абитуриентов тут, конечно, беречь должны, но вдруг у них просто целители хорошие, настолько, что и потрепать будущих студентов перед учебой не жалко.

Остановившись на расстоянии в несколько метров, я старательно приглядывалась к выступающей из темноты статуе, вернее, к теням за ней. Шелохнется ли? Выскочит? В магическом свете, да при таком отдалении было плохо видно, поэтому я решила провести эксперимент. Сосредоточившись, создала на свободной руке аналогичный шарик света и, подкинув его в воздух, попыталась дать мысленный приказ – подплыть к статуе. И – о чудо! – у меня получилось! Пару раз нервно трепыхнувшись, шарик не слишком уверенно, однако все же поплыл в указанном направлении. По мере его приближения удалось рассмотреть, что статуя похожа на силуэт женщины в длинном платье, вросшем в камень, потому как подол этого платья подобно корням дерева уходил прямо в пол.

Шарик внезапно дернулся и коснулся статуи. А дальше произошло нечто совершенно неожиданное – на месте соприкосновения со сгустком магии серый камень вдруг заискрился золотистым. Золотистое пятно на поверхности статуи все разрасталось, разрасталось, пока не окутало всю женскую фигуру целиком. В какой-то момент она просто отряхнулась, чтобы сбросить с себя лишние искорки света и явить взору светлую матовую кожу и светло-зеленое платье. Лицо женщины по-прежнему оставалось не слишком ярким, каким-то восковым, но изменения в мимике свидетельствовали о том, что статуя ожила. По крайней мере, наполовину. Примерно от середины бедра подол платья, хоть и приобрел приятный зеленоватый оттенок, оставался каменным и по-прежнему вливался в пол волнистыми складками.

Отыскав взглядом меня, странная женщина улыбнулась и внезапно поклонилась. А я потрясенно застыла, пытаясь понять, нужно мне кланяться в ответ или нет. Наверное, все-таки нужно? Особенно если это жест приветствия? Но пока я размышляла, женщина выпрямилась и поманила к себе рукой:

– Подойди, хочу посмотреть на тебя.

Так и не успев поклониться (а теперь, наверное, уж поздно), я шагнула к странной, наполовину каменной женщине. Любопытство боролось с неловкостью. Хотелось рассмотреть ее, пощупать складки платья, убедиться, что они не просто соприкасаются, но в действительности сливаются с полом. Но я, конечно, не могла позволить себе подобного поведения. Вряд ли женщина, даже бывшая каменным изваянием, одобрит такое. Вдруг меня после этого в академию не возьмут?

При ближайшем рассмотрении кожа ожившей статуи показалась мне совсем бледной, даже белой, как известь. Губы – чуть сероватые, брови – словно из камня выточенные, а светло-песочные волосы похожи на переплетения сухих веточек.

– Вы определяете уровень силы, да? – полюбопытствовала я.

– Да. Только от уровня силы зависит то, насколько удастся меня оживить, – улыбнулась женщина, с не меньшим интересом рассматривая меня.

– Мне не удалось оживить вас полностью, – со вздохом заметила я.

– А ты бы хотела?

– Ну… да, это было бы здорово.

– В тебе говорит любопытство. Это хорошо. Хорошо, что не стремление к могуществу и власти.

– Да какая уж теперь разница? Все равно не получилось.

– Вижу, ты огорчилась. – Женщина на удивление тепло улыбнулась. – Не стоит. Тот, кто может оживить меня полностью, никогда не сможет жить спокойно.

– Почему? – Я аж дыхание затаила и вперед подалась в предвкушении какого-нибудь жуткого, захватывающего откровения.

– Потому что такая сила не предполагает мирной жизни для себя, потому что такая сила дается судьбой для великих свершений. И, конечно, обладателя такой силы не оставят в покое другие, потому что многие захотят завладеть подобным могуществом. С увеличением уровня силы растет уровень ответственности. – Улыбка женщины приобрела грустный оттенок.

– Хм… да, вы правы. – Я не нашлась, что возразить. О великих свершениях только читать интересно – сама что-то такое вершить я бы не хотела. Вот научиться магии, даже, возможно, попутешествовать по миру (последнее – в зависимости от количества различных в нем опасностей) – да, я бы хотела, раз уж представилась такая возможность. Но спасать этот мир или разрушать его, участвовать в политических и прочих интригах, становиться целью злодеев, мечтающих о несравнимом могуществе, – нет, это не мое. Наверное, я слишком эгоистична. – А вот это, то, сколько у меня есть, его на что хватит?

– О, поверь, тебе хватит, – рассмеялась женщина, а потом, внезапно посерьезнев, предложила: – Подойди еще ближе, я кое-что тебе скажу.

Я приблизилась. Женщина наклонилась и тихо прошептала на ухо:

– Мало у кого есть такая сила. У лучших преподавателей есть. У студентов – почти нет. Сила растет постепенно, тебе нужно быть осторожной. За нами наблюдают, и ты их заинтересовала. Но интерес… поверь, тебе он не нужен.

Мне после признания о том, что за нами наблюдают, сразу как-то не по себе стало. Понятное дело, если степень оживления статуи зависит от уровня силы, а суть вступительного испытания как раз в определении этого уровня и заключается, логично предположить, что приемная комиссия должна увидеть результаты деятельности абитуриентов. Наблюдение за самим процессом – наилучший вариант. Но… черт, слова ожившей статуи насторожили. Особенно учитывая предостережение Альвеира. Слишком пристальное внимание преподавателей и руководства академии мне в действительности ни к чему, я же легко могу проколоться и выдать свое иномирное происхождение!

Однако, несмотря на закрутившиеся в голове тревожные мысли, не удержалась еще от одного вопроса. Задавала его, правда, тихо. В надежде, что за испытанием больше именно наблюдают, а не прислушиваются.

– Но как уровень силы может определяться только по прикосновению созданного для освещения шара? Разве не зависит он от количества призванной магии?

– Уровень определяет то количество, которое маг может призвать. Но мне достаточно лишь капли, потому что даже по капле можно определить потенциал. Не просто так именно меня выбрали в помощь.

– Хорошо, поняла. Спасибо вам большое за откровенность и за ответы.

Очередной ответ прозвучал на удивление таинственно:

– Это меньшее, что я могла для тебя сделать. А теперь иди дальше, вперед. Ты выйдешь в зал, где тебе дадут назначение.

На прощание, к счастью, статуя не кланялась, так что мне не пришлось в неловкости думать, нужно кланяться в ответ или нет. Она вообще внезапно выпрямилась и как будто снова окаменела. Больше не медля, я поспешила в указанном направлении. Через несколько шагов передо мной возникла дверь. Причем, я почти уверена, не было ее до этого, не было! Но, видимо, дверь появлялась только по окончании испытания. Я взялась за ручку и вышла навстречу яркому свету. Вернее, ярким он показался только в первое мгновение. Потом, проморгавшись, удалось разглядеть… ну, вероятно, ту самую приемную комиссию, о которой говорила женщина и которую я ожидала увидеть еще дверь назад.

В небольшом зале, значительно меньше предыдущего, за длинными столами кафедры сидели трое. Сидели и смотрели на меня. Удивленно так смотрели, недоверчиво. Я бы даже сказала, потрясенно. Как если бы они ожидали, что из-за двери выйдет обычная абитуриентка, а вместо нее увидели трехголовое чудовище. Хотя, может, трехголовые чудовища – это нормально для данного мира. В общем, все трое явно были шокированы.

Пока они растерянно взирали на меня, я тоже их рассматривала. Но, как ни странно, ничего особо экзотического в облике приемной комиссии не заметила. По крайней мере, после ожившей каменной статуи и застрявших где-то на задворках сознания воспоминаний о встрече с ваграгами внешность данных представителей незнакомого мира мне не показалась сколь-нибудь необычной. Один пожилой мужчина вообще выглядел как самый обыкновенный волшебник. Длинная седая борода, крючковатый нос, близко посаженные глазки. Обычно, кажется, мелкие, но сейчас по случаю удивления широко раскрытые.

Меньше всех удивление проявляла женщина с кудрявой копной каштановых волос. Она непонимающе хмурилась и в задумчивости постукивала пальцами по столешнице.

– Мм… ээ… кхм-кхм, – после невнятного мычания откашлялся третий представитель приемной комиссии – мужчина на вид лет сорока. Странные желтоватые глаза с вертикальными зрачками и руки, кое-где покрытые золотистыми чешуйками, меня ничуть не смутили. – Представьтесь, пожалуйста.

– Таис Полунина.

– Хм… да. Замечательно. Вы приняты и зачислены на первый курс факультета света кафедры высшей магии.

И кто бы знал, что это значит? Реван говорил, испытание позволяет определить уровень силы, на основе которого меня зачисляют в наиболее подходящую группу. Так вот, высшая магия – самая высшая? Это почетно, и я сейчас должна визжать от восторга? Я бы, наверное, так и подумала, особенно если учесть слова ожившей статуи. Но что меня смущало – это поведение самой приемной комиссии. Вдруг здесь какой-то подвох? Вдруг я должна не прыгать, а рыдать, умоляя зачислить меня в какую-нибудь другую группу? Черт, как сложно выдать правильную реакцию, когда ни в чем не разбираешься!

Ладно, будем просто сдержанной девушкой, а уж какие именно эмоции я будто бы сдерживаю – не так уж важно.

– Хорошо. – Я вежливо улыбнулась. – Спасибо.

Мне указали рукой в сторону двери, и я, развернувшись, зашагала прочь. Выйдя за дверь, оказалась в первом зале, том самом, куда мы вместе с Реваном переместились. Толпа абитуриентов значительно поредела, особенно учитывая, что толпы не было как таковой. Зато старшекурсники по-прежнему сидели на своих местах. Осмотревшись, Ревана я не увидела. Поскольку никаких инструкций слегка неадекватная комиссия не дала, подошла к тому же парню, у которого записывалась перед испытанием. Уже собиралась пояснить, кто я такая, и поинтересоваться своей дальнейшей судьбой, но, стоило к нему подойти, парень заговорил первым:

– Да-да, Таис, мне передали. – Он на мгновение уткнулся в журнал, сверяясь с записями, после чего вновь посмотрел на меня и пояснил: – Выйдешь из главного здания, повернешь направо, пройдешь под аркой и увидишь здание общежития факультета света. Там тебе на третий этаж, комната триста семнадцать. Вот ключ. – Порывшись в ящичках стола, он подал мне вышеназванный предмет. – Вслед за ключом протянул два листа бумаги: – Это список литературы, которую нужно взять в библиотеке. Библиотека у нас в отдельном здании, потом кого-нибудь спросишь. Хотя бы даже соседку.

– У меня будет соседка?

– У всех будет соседка, – заметил он философски. – Или сосед. Но тебе, уж извини, полагается именно соседка.

Я спорить не стала. Соседка так соседка. Вдвоем, может, веселее будет. Хотя, конечно, дома у меня всегда была своя собственная комната, и пока что я с трудом представляла, каково жить всегда у кого-то на виду, пусть даже только у соседки, не у соседа.

Ладно, привыкну.

– На втором листке твое расписание. Занятия начинаются завтра.

Взяв в руки все презентованное студентом, последовала указаниям. Выход из здания, к счастью, долго искать не пришлось. Видимо, приемная комиссия решила, что одного основного испытания для абитуриентов будет вполне достаточно – совсем не обязательно заставлять их плутать в замковых лабиринтах. В общем, выход из зала оказался также выходом на улицу.

Я с любопытством осмотрелась по сторонам. Все-таки мое знакомство с этим миром ограничивается лишь ночной прогулкой по небольшому городку, таверной и вот… несколькими залами академии. Однако, прямо скажем, ничего особенного я не увидела. Солнце – самое обычное, пожалуй, и не отличимое от того, что светит над родной Землей. Небо – голубое. Трава – зеленая. Словом, опять никакой экзотики. Зато красиво вокруг. Белые и серые стены, высокие остроконечные шпили, изящные или, наоборот, монументальные приземистые башенки, мощенные брусчаткой дорожки и зелень, много зелени.

Я прошла под аркой, соединяющей два корпуса, и увидела впереди крупную постройку с несколькими башнями. Вероятно, общежитие, которое мне нужно. На пути, конечно, встречались студенты, но я особо к ним не приглядывалась, да и попадались они довольно редко. В своих комнатах безвылазно сидели, наверное, готовились к учебным будням.

На третьем этаже, едва вынырнула из-за лестничного проема, неожиданно стала свидетельницей странной сцены. Там, впереди в коридоре, рассыпались по полу учебники, выпав из рук огненно-рыжей девушки. Возле нее остановился мужчина, я увидела его только со спины. Светлые волосы длиною до талии как будто отливали голубоватым оттенком. Чуть повернув голову к девушке, благодаря чему моему взору открылся его профиль – утонченный, светлокожий, мужчина искривил тонкие губы в презрительной усмешке и что-то тихо ей проговорил. После чего отвернулся и продолжил путь.

Девушка стояла, прислонившись спиной к стене, и не шевелилась, пока я к ней не подошла.

– С тобой все в порядке?

Похоже, сильно ее этот надменный тип задел. Стоит, напряженная, руки сжимает в кулаки – явно успокоиться пытается. Может, он – какая-нибудь важная особа, которой даже хамить в ответ нельзя, вот и пытается девушка сдержаться как может?

На мой вопрос она отреагировала странно. Вздрогнула от неожиданности, повернулась и замерла, расширив глаза от удивления. Нет, ну что за несправедливость? Почему все – абсолютно все – в этом мире так на меня неадекватно реагируют?! Может, у меня при перемещении между мирами рога на носу выросли и копыта – на заднице? Но ведь смотрелась же в зеркало – ничего, кроме проклятого цвета волос, не изменилось. Или они своим особенным магическим зрением все же видят нечто, даже для них необычное?

Впрочем, в странном ступоре девушка пребывала недолго. Моргнула, встряхнула головой и даже улыбнуться попыталась:

– Да, все нормально.

– Хорошо. – Я кивнула и присела на корточки, чтобы помочь собрать учебники.

В четыре руки мы управились быстро. Все это время я ловила на себе странные, задумчивые взгляды девушки, как будто она пыталась что-то во мне рассмотреть, но, кажется, искомое не находила.

– Спасибо, – поблагодарила рыжеволосая, когда я всучила ей кипу учебников. – Я… пойду…

Я не стала возражать. Когда девушка практически умчалась в противоположном направлении, я пожала плечами и продолжила путь. Моя комната обнаружилась именно там, где и предполагалось. К счастью, нумерация здесь была самая обыкновенная – не запутаешься. Я вообще в выданные мне на пункте записи листочки заглядывала с опаской – мало ли, язык местный понимаю, а читать не умею. И такое бывает! Если верить прочитанным книгам. Но переживала я зря. Если вдуматься, и буквы, и цифры – все было иным, но в то же время понятным. Не знаю даже, кого за это благодарить, но все равно – спасибо.

А в комнате… обещанная соседка обреталась. При моем появлении она встала из-за стола, за которым сидела, развернулась, скрестила на груди руки и уставилась на меня оценивающим взглядом. Причем чем дольше она меня рассматривала, тем более хмурым становился этот взгляд. Но мне уже все нипочем! Пусть смотрит как хочет. Хотя бы рот от удивления не раскрывает. Может, у меня и вправду рога вымахали, а она по какой-то причине относится к рогам не слишком благосклонно.

Соседка, кстати, оказалась самой обычной, если не сказать заурядной. Скромное серое платье с отложным, не менее скромным воротником. Темно-русые волосы, собранные на затылке в грустный пучок. Худое лицо с заостренным подбородком, густые, строго сведенные брови, карие глаза. Не сказать, чтобы страшненькая, но и симпатичной не назовешь. Обыкновенная. Но для представительницы другого мира, поступившей в магическую академию, довольно странная. Как раз таки из-за отсутствия этих самых странностей!

– Значит, ты будешь моей соседкой, – недовольно поджав губы, констатировала она.

– Очевидно. – Я пожала плечами.

– Ну хорошо. В таком случае, тебе придется соблюдать некоторые правила совместного проживания. Запомни, никаких мальчиков, особенно на ночь, в нашу комнату приводить нельзя. Я не собираюсь страдать недосыпами, чтобы дать тебе поразвлечься. Для этого придется найти какое-нибудь другое место. – Она презрительно фыркнула так, будто я уже непонятно чем перед ней занималась. – Далее. По ночам вообще не шуметь. Я ложусь спать рано, чтобы к началу занятий быть выспавшейся и готовой воспринимать новую информацию. При свете я сплю плохо, поэтому ровно в десять часов вечера свет выключаем. – Вообще, она назвала какую-то другую единицу времени, но в голове у меня что-то щелкнуло, и я снова уловила суть. – Постарайся заканчивать свои дела до десяти. Знаю, ты можешь попытаться убедить меня в том, что до десяти домашнее задание сделать невозможно. Спешу тебя разуверить – возможно. Если, опять же, не развлекаться после пар, а сразу идти заниматься. В дневное время тоже сильно не шуметь. Если ты не захочешь делать домашние задания – это не значит, что их не захочу делать я. Я настроена всерьез, поэтому планирую много заниматься. Не нужно меня отвлекать. И еще. Пожалуйста, никогда не приноси в комнату олазию – у меня на нее аллергия.

Честно говоря, на этом мой мозг несколько перегрузился. Я стояла и потрясенно взирала на соседку. Обилие вываленных на меня «правил совместного проживания» сразило наповал. Нет, я понимаю, что вполне могут быть пожелания, правда, с обеих сторон. Но чтобы вот так сразу – я не успела войти, а она уже меня атаковала?

А еще ко мне в голову закралась странная мысль. Она не любит блондинок. Вот точно, не любит! Такие как она терпеть не могут блондинок. И меня она восприняла как легкомысленную блондинку, которая поступила в академию с единственной целью – с симпатичными (а в реалиях данного мира, наверное, и с родовитыми) мальчиками покувыркаться!

– Надеюсь, мы поняли друг друга? – уточнила соседка.

– Не уверена. Я-то пожелания твои услышала, а вот ты мои – еще нет.

– И какие у тебя будут пожелания ? – Она выделила последнее слово. То ли намекала, что у нее это были не пожелания, а самые настоящие правила, то ли вообще не ожидала, что я могу сказать чего-то там в ответ, кроме «да, конечно, будет исполнено». И ведь по виду не скажешь, что родовитая или богатая. Больше похоже, будто вышла она из низких сословий и очень пытается пробить себе дорогу к светлому будущему. Вот и настроена столь серьезно, даже готова потерроризировать блондинистую соседку, чтобы только я ей не помешала. Тьфу! Ну почему я блондинка, а? Где так успела нагрешить?

Я пожала плечами:

– Как придумаю, так сразу выскажу.

И, не обращая внимания на вытянувшееся лицо соседки, принялась обустраиваться.

Прямо скажем, обустраивать здесь было особо нечего. И дело не в скромности комнатушки, куда нас поселили, скорее уж, в отсутствии вещей у меня.

Интерьер не впечатлял, но и не ужасал. Так, наверное, и должна выглядеть комната в общежитии учебного заведения. Голые каменные стены, которыми я успела полюбоваться в коридоре и залах, здесь, к счастью, были прикрыты отделкой из непонятного материала, все равно сероватого, но чуть более светлого, а главное, теплого. Хорошо. А то мне уж представлялось, как мы все замерзнем в этом творении Средневековья. Из мебели – шкаф для одежды, две кровати, у каждой рядом с изголовьем – по тумбе, у окна – стол. Все только самое необходимое. За дверью нашлась ванная комната с той же магической системой, заменяющей водопровод. Жить можно. Если б еще соседка не считала меня пустоголовой блондинкой и нос не задирала, было бы вообще замечательно! Но пока развеивать ее нелестное мнение обо мне, как и продолжать знакомство, абсолютно не хотелось.

Немного освоившись, я взяла список литературы и отправилась на поиски библиотеки. По дороге убедилась, что не все странно на меня реагируют. Какое счастье! Я даже облегчение испытала, когда девушка, у которой я спросила, как дойти до библиотеки, с флегматичным видом дала сухие инструкции. Никакого удивления, никакого ступора. Есть же еще нормальные люди в этом мире, есть!

В библиотеке тоже очереди не было, так что, пользуясь случаем, я попросила не только литературу из списка, но и пару дополнительных книг. Хотелось и с географией ознакомиться, и с тем, какие государства здесь вообще есть. О расах подробности узнать тоже бы не помешало. Я целую энциклопедию с расами выбрала! Почитаю на досуге. Особенно интересно выяснить, кто же такой Альвеир. Если Реван похож на человека и, быть может, на самом деле человеком является, то Альвеир совершенно точно – представитель иной расы. За этой энциклопедией и парой наиболее тонких учебников я, не поленилась, сбегала отдельно, потому как за раз всю собранную кипу унести никак не получалось.

При моем повторном возвращении в комнату соседка обнаружилась на прежнем месте за столом – что-то читала под настольной лампой. А я разложила учебники на кровати и принялась их перебирать. Интересно же! Кое-какие даже немного читала, но всерьез засела я именно над энциклопедией с расами мира. Листала, пробегала глазами по тексту, останавливалась на иллюстрациях, пытаясь найти сходство с Альвеиром. У меня ведь даже есть вполне надежный ориентир – красные глаза. Вряд ли даже в волшебном мире найдется много рас с красными глазами, которые к тому же энергией чужой питаются. Представители расы, конечно же, не глаза.

Рас, пусть по большей части малочисленных, оказалось огромное множество. Не зря целая энциклопедия набралась!

Описанием вампиров, несмотря на заверения Альвеира в том, что никакого отношения к данной расе он не имеет, все же заинтересовалась. Но увы – у вампиров может быть любой цвет глаз, как у людей, и опознаются представители сей расы несколько иначе. Клыками, например. Я даже немного приуныла. Не потому, что теперь в отсутствие опыта не смогу с ходу определить, что передо мной вампир, а потому как начала подозревать, что красные глаза – вовсе не показатель! Мало ли, вдруг это личная особенность Альвеира, или есть раса, у которой спектр цветов намного шире. Может, у них бывают и красные, и фиолетовые, и розовые в желтую крапинку!

Я так увлеклась, что, наверное, забыла, где нахожусь. По крайней мере, вдруг зашевелившаяся соседка слегка напугала.

– Ужин, – пояснила она, многозначительно кивнув на стену, где висели часы, и вышла из комнаты.

Ужин?! Какой ужин?! Мы же сразу после завтрака сюда перенеслись, не могло время так быстро пройти! Или… может быть, здесь разница во времени есть? Плюс два часа, плюс половина дня… Я ведь даже не знаю, сколько здесь времени было, когда мы с Реваном объявились в академии.

Столовая нашлась без особого труда. Пришлось, конечно, поспрашивать у прохожих и перейти в другой корпус, но хотя бы не заблудилась. Вот, кстати, еще одна проблема. Если постоянно придется выходить на улицу, в один не очень прекрасный день могут возникнуть проблемы. У меня попросту нет одежды! Моя земная осталась на попечение Альвеира, а это безобразие, врученное в качестве благотворительной помощи, на холодную погоду никак не сгодится. Кстати! Может, я всего лишь плохо выгляжу? Потому все так пялятся? Но… пожалуй, в таком случае на мою соседку должны глазеть не меньше.

К тому моменту, когда добралась до столовой, я твердо решила отыскать Ревана. Нужно решить вопрос с одеждой. Хотя бы посоветоваться. Может, он знает, где можно продать золотые украшения. Или еще что подскажет. Мне необходима нормальная одежда! Причем не в единственном числе и в комплекте с чем-нибудь более теплым, плащом например.

Столовая, к счастью, оказалась самой обычной. Большой зал, раздача, буфет и большое количество столиков. Вот здесь-то я и заметила то самое многообразие всяких рас! Не как в энциклопедии, конечно, но все же. Увидела высоких, стройных, заметно остроухих ребят – наверное, эльфов. Волосы они заплетали в высокие прически, ничуть не скрывая особенностей формы ушей. Нашлись и крылатые, пока неопознанные существа. А вот этот вот остроухий тип с рогами на голове явно не из эльфов. Или полукровка, или остроухость, опять же, может быть признаком разных рас. Интересно, местные сами-то разбираются, кто есть кто, или тоже иногда определить не могут?

Пока стояла в очереди, заодно осматривалась в поисках Ревана, однако пока мне не везло. То ли его в столовой не было, то ли я просто не заметила вполне обычного на вид парня среди пестрого, почти энциклопедического многообразия представителей рас этого мира.

– Таис, как замечательно, что ты здесь! – прозвучало прямо над ухом.

Я вздрогнула и, разворачиваясь, почувствовала, как в руке загорается сгусток света.

– Реван! Ну как так можно?! На кой ты меня пугаешь?! – возмутилась я, старательно пытаясь погасить возникший огонек. Погас. Правда, только со второго раза. Такими темпами я ж на людей начну кидаться ни за что ни про что. Нервы-то не железные!

– А как нужно было? Издалека кричать? – поинтересовался парень.

– Хотя бы сбоку подойти, чтобы я тебя увидела, – со вздохом предложила я, успокаиваясь. Нервы дороже. Надо их беречь и не переживать по всяким пустякам. Вот, сердце уже почти перестало стучать как сумасшедшее. Нет, правда, чего я такой нервной стала? Не хватало только депрессии какой-нибудь или глупой истерики по случаю попадания в другой мир. Я же в академию поступила, в конце концов! Тут еда бесплатная! Все хорошо.

Кажется, самовнушение помогло.

– Ну как испытание прошло? Куда тебя определили? – полюбопытствовал Реван.

– О, вот об этом я хотела с тобой поговорить. А то было как-то странно спрашивать у комиссии «и что все это значит?».

– Да, ты молодец, что не стала выдавать своей неосведомленности. Это выглядело бы довольно подозрительно.

Мы отвлеклись от разговора, чтобы сделать заказ. В принципе вся еда выглядела вполне узнаваемо – только в названиях временами проскальзывало что-нибудь незнакомое. Отбивная из мяса кебана, овощное рагу с лимреей. И никаких аналогий в голове не возникало, как с теми же единицами времени, например. О, десерт из олазии! Судя по всему, фрукт или ягода. Я взяла себе один, ради интереса. Будем надеяться, что у меня в отличие от соседки (надо бы все же узнать ее имя) аллергии на олазию нет. Хотя нужно быть осторожной с местной кухней. Кто знает, каким образом мой организм отреагирует на непривычные продукты, не хотелось бы отравиться.

Мы заняли столик в углу, специально подальше от всех остальных, чтобы можно было спокойно поговорить. Ближайшие к нам столики тоже оставались свободными, так что уединение наше было вполне достаточным, чтобы на фоне всеобщего гама, в который сливались голоса присутствующих, спокойно обсудить некоторые моменты.

– Испытание, кажется, прошло нормально. Правда, комиссия выглядела как-то шокированно, когда я вышла.

– А там произошло что-то необычное? – спросил Реван, видимо, прежде, чем подумал. – А… хм… да, ты не знаешь.

– Я вошла в какое-то темное помещение, зажгла светлячок, прогулялась немного. Оживила статую прикосновением своей магии…

– О, и как? Какую часть удалось оживить?

– Примерно до середины бедра статуя осталась каменной.

– Сила у тебя, конечно, очень приличная. – Правда, когда это говорил, впечатленным Реван не выглядел. – Но комиссия видела и не такое. Уровень силы не должен был их удивить. Что еще?

– Ну, мы немного поболтали. – Я пожала плечами. – Статуя со всеми разговаривает?

– Разговаривает. В этом тоже ничего необычного нет.

– Тогда я не знаю, что их так удивило.

– Может, тебе показалось?

– Может быть. – Честно говоря, спорить не хотелось. Может, это вообще какой-то безумный мир, где то, что я воспринимаю как «потрясенный вид», является для них привычным состоянием равнодушия.

На некоторое время мы замолчали, решив взяться за еду, пока совсем не остыло. Довольно вкусно оказалось, по крайней мере, для приготовленных в столовой блюд. А вот перед тем как перейти к десерту, я все же не удержалась:

– Я вот спросить хотела. Меня зачислили на факультет света, кафедру высшей магии. Что это значит?

– Факультетов в академии, по сути, всего два. Факультет света и факультет тьмы, это разделение по типу магии, который будут изучать студенты. А кафедра определяет уже уровень владения, которого потенциально сможет достигнуть студент. Их три: базовая магия, общая и высшая. Видишь ли, заклинания отличаются друг от друга не только по своей сложности, но и по тому количеству энергии, которое в них нужно вложить. – Реван сделал короткую паузу, чтобы выпить сразу половину компота, после чего продолжил: – Вот и получается, что в зависимости от силы кому-то доступна только базовая магия. Но таких все же меньше. Большинству доступна общая магия – это заклинания, которые требуют среднего уровня сил. Ну и высшая магия доступна далеко не каждому. На вашей кафедре, например, всего две группы среди второкурсников набралось. Про первый курс пока не знаю.

– Но ведь нам сначала будут давать заклинания из базовой магии?

– Конечно. Никто не собирается заставлять вас сразу использовать высшую. К ней нужно подготовиться. Но, насколько знаю, программы обучения все же сильно отличаются. Возможно, уже на первом курсе вам дадут пару сложных заклинаний из высшей магии. Так, потренироваться. Если будете готовы.

– Ага! Значит, мы не будем изучать линейно – сначала базовая, потом общая, и только потом, к последнему курсу – высшая?

– Нет. Думаю, обучение будет проходить гораздо интересней.

Неизвестно, сколько времени я здесь пробуду. Может, месяц, может, полгода или даже год. Все зависит от того, когда смогу найти способ вернуться на Землю и вообще разберусь в том, что произошло. Хотелось бы все же успеть освоить что-нибудь сложное, что-нибудь с использованием большой силы. Интересно же!

– Замечательно. А сколько лет здесь учатся?

– Высшей магии – десять.

Я поперхнулась. Господи, почему я в этот момент решила распробовать местный напиток?! Он, естественно, пошел не туда, так что наша беседа прервалась. Какое-то время я пыталась откашляться, Реван норовил постучать меня по спине, я, продолжая кашлять, отбивалась. Дошло до того, что навязчивый парень чуть не получил второй раз за день по несчастному носу. Теперь уже локтем. Кстати, интересно, почему даже синяка нет? Опять магия? Наверняка…

Магия, блин, которой нужно десять лет учиться!

Я чуть не взвыла с горя, когда наконец прекратила кашлять. Ага, по-быстрому хотела выучиться и на Землю вернуться. Размечталась, как же. Если магии десять лет нужно учиться, то что можно освоить за пару месяцев? Правильно, ничего! Абсолютно ничего. А я ведь… я не могу здесь остаться надолго, мне домой нужно. Там родственники, родители, которые места себе не находят, не зная, что со мной случилось.

При мысли о том, что родные люди переживают, сердце защемило. Так, не время сейчас расклеиваться. Все равно пока ничего изменить не могу.

– А базовой магии сколько учатся?

– Четыре года.

– Как думаешь, перевестись еще не поздно?

– Не хочешь целых десять лет на учебу убить? – улыбнулся Реван.

– Это же вся моя молодость! – шутливо воскликнула я. Уф, кажется, обошлось – истерика из-за родных отменяется.

– Да ладно, ты что ерунду говоришь. У тебя проснулась магия, значит, жить будешь долго. – И, глядя на мое удивленное лицо: – Не знала, что ли?

– Не подумала как-то. – Я мотнула головой. В конце концов, в книжках многие попаданки становились долгожительницами, могла бы и сама предположить такую возможность. – Ладно. Значит, меня в элитную группу зачислили?

– В некотором роде. Для самых сильных.

– Хорошо. Только, знаешь, у меня еще одна проблема…

Реван вопросительно на меня взглянул. Мол, говори, слушаю.

– У меня только один комплект местной одежды. Боюсь, я посмешищем стану, если буду все время ходить в этом. А еще мне нечем записывать лекции. Но зато есть золотые серьги. – Я отвела прядь волос за ухо, демонстрируя сразу две сережки – маленькое колечко и гвоздик с зеленым камушком. – Не подскажешь, где их можно на деньги обменять?

К концу моей речи Реван выглядел совсем потрясенным, чуть ли руками не замахал, чтобы я перестала говорить ерунду.

– Таис, не нужно ничего обменивать или продавать! Мы же с Альвеиром обещали, что поможем! Я решу эту проблему.

– Да мне как-то неудобно, вы и так помогли.

– Пустяки! Ты… хм… – он задумался, подбирая слова, глаза подозрительно забегали, – ты, можно сказать, жизнь Альвеиру спасла!

– Да ладно, – не поверила я. – По-моему, ты преувеличиваешь. Ну повалялся бы чуток, очухался постепенно. Ничего бы с ним не случилось. Или подкрепился бы другим прохожим… утром.

– Он был очень истощен, Таис, – внезапно посерьезнел парень. – Альвеир мог не дождаться другого прохожего. Особенно после схватки с ваграгами, которая последние силы отобрала. К тому же, чтобы позаимствовать чужую энергию для восстановления, нужно быть как минимум в сознании.

Мне стало неловко. И вправду, как-то не задумывалась, что все настолько серьезно. По крайней мере, после того, как Альвеир подозрительно быстро очухался. Сначала-то, конечно, испугалась сильно, очень было похоже, будто он на последнем издыхании. А вот потом, когда Альвеир встал и спокойненько зашагал в поисках таверны после нашего разговора, решила, будто не так уж ему и плохо.

– Скажи, а какой Альвеир расы? – полюбопытствовала я, и чтобы от неловкого момента уйти, и просто потому что интересно.

– А вот не скажу! – весело улыбнулся Реван. – Попробуй сама выяснить! Даже интересно, получится у тебя или нет.

Я пожала плечами. С чего он взял, что я вообще буду тратить на это свое время и чего-то там выяснять? Нет, понятное дело, что буду! Но ведь это мне известно, а Реван откуда так в этом уверен?

– А ты? – Я прищурилась. – Тебе, поди, тоже есть что скрывать.

– Я? Нет, что ты. Я человек. Ну, почти.

– Почти? – переспросила я с намеком, что желаю услышать пояснения.

Парень отвел в сторону не очень длинные, сантиметров пять в длину, волосы и, продемонстрировав заостренный кончик уха, сказал:

– Наполовину эльф.

– Ух ты! – Я аж привстала из-за стола, чтобы поближе рассмотреть. Прикольное ухо! Очень похожее на человеческое, но все же иной, совсем немного, но заостренной формы!

– Нравится? – Парень рассмеялся.

– Ага, впервые вижу! – и, уже присев, тихо добавила: – Вообще многое здесь впервые вижу.

– Освоишься, – так же тихо сказал Реван. И еще тише, едва слышно: – Я помогу.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий