Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Академия тёмных. Игра на выживание
Глава 1. Полное попаданство

Жизнь – непредсказуемая штука. В один момент она может кинуть тебя лицом в грязь, в стену и в ромашки, не испытывая при этом мук совести.

Ух… Все-таки тяжелое дело – переезд.

Я устало плюхнулась в кресло и оглядела творение своих рук.

На окнах – шторы оттенка мяты, хорошо сочетающиеся с выкрашенными в желтый стенами. У противоположной от окна стены – диван и два кресла. Рядом с диваном – кофейный столик и книжный шкаф, чтобы далеко не ходить, поскольку телевизор я держу только ради новостей, а свободное время провожу за книгами.

Над диваном недорогая, но эффектная картина. Я купила ее на барахолке, однако за долгое время она нисколько не утратила своей прелести. Обрамленное в мягкий пластик под цвет золота изображение маленькой девочки на ромашковом поле: на голове венок из белых цветов, белое платьице развевается на ветру, а у ног преданно сидит щенок. Выполнена картина, кстати сказать, масляными красками и не выглядит дешево. Хотя, по большому счету, неважно, на сколько она выглядит, главное – красота.

Наконец-то у меня появилось свое жилье! Ну не то чтобы совсем свое. Это служебная квартира. Такие квартиры выделяют каждому, кто окончил академию МВД России и остался работать по контракту. Я окончила академию в этом году по специальности «следователь», чему несказанно рада.

С понедельника я должна приступить к работе в местном отделении полиции, поэтому старалась переехать в максимально короткие сроки.

Скромненькая однушка в центре города с хорошим ремонтом на ближайшие пять лет принадлежит мне. Именно такой срок указан в контракте.

Пожалуй, на сегодня хватит. Сумки распаковала, уборку сделала, завтра разберу оставшиеся вещи и начну готовиться к работе.

От построения дальнейших планов меня оторвал звонок домашнего телефона. Странно, я еще никому не успела дать этот номер.

– Алло?

– Адептка Савелье! – раздался в трубке мужской крик. – Где вас бездна носит?!

– Что, простите?

Савелье? Адептка? Ничего не понятно.

– Что? Что?! – продолжали возмущаться на том конце провода. – Вы пропустили полсеместра, у вас на носу экзамены! Я такого халатного отношения в своей жизни еще не видел!

А я еще ни одной спокойной нотки в вашем голосе не услышала.

– Уважаемый, я не понимаю, о чем вы говорите.

– Не понимаете?! – Крик раздался такой, что я чуть не оглохла. – Немедленно!.. Приказываю вам немедленно вернуться в Академию!

Приказывает? Вернуться в Академию? Я уже окончила обучение, экзамены сдала. Стоп! Я ведь не Савелье.

– Простите, но вы меня с кем-то путаете! Меня зовут Василиса Соколова, и свою академию я уже окончила.

Из трубки донеслось гневное сопение.

– Какая еще Соколова?! Ты мне эти шутки прекращай, Савелье!

– Мужчина, вы меня с кем-то путаете, еще раз повторяю.

– Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому! – рявкнули в трубке.

– Послушайте…

Но слушать меня явно никто не хотел, потому как в трубке размеренно зазвучали гудки.

Я положила трубку и задумалась. Этому разговору должно быть логическое объяснение.

Савелье, Академия, адептка, экзамены…

Это розыгрыш! Просто неудачный розыгрыш.

Был у меня однажды подобный случай, когда я только поступила в академию. Каждый день в разных местах мне попадались одинаковые письма следующего содержания: «Соколова Василиса Сергеевна, Вы приглашены на бал по случаю юбилея лорда Венского в Венское королевство. Сие торжественное мероприятие состоится 25 июля в 19.00».

Но, глядя на эти письма, я сразу все поняла. Найти группу юмористов труда не составило, недаром я перечитала добрую сотню детективов. Шутниками оказались парни со второго курса, которых нормальные люди, откровенно говоря, избегали. Артем, Федя и Вася – три самых невменяемых студента. Как мне рассказали позже, письма были самой невинной их шалостью. Например, мою сокурсницу Нину они пугали, используя ее страхи. Нина жутко боялась грызунов. Каждый день они подкидывали ей в сумку живых лабораторных мышей, чем чуть не свели девушку с ума. В итоге она попала в больницу с нервным срывом.

Я же на письма не обращала никакого внимания, сжигала их или выбрасывала.

Больше чем уверена, этот звонок на совести телефонных хулиганов. Правда, признаюсь, поразил меня этот дяденька своими эмоциями. Смело можно «Оскар» за лучшую мужскую роль давать.

Ладно, шутники и хулиганы подождут, а мне сейчас не помешает контрастный душ, легкий перекус и мягкая постель.

Взяв халат и полотенце, я неспешно направилась в ванную комнату. Все-таки хорошо жить одной в своей квартире. Я взялась за ручку, открыла дверь, и…


– Ну что, адептка Савелье, как ваше самочувствие? – с издевкой спросил сидевший за столом мужчина: на вид лет пятьдесят, на лбу бороздки морщин, из глаз разве что искры не сыпятся.

– Я… это… – В полной растерянности я обернулась посмотреть, куда делась моя ванная.

Где я? Как я вообще очутилась там, куда совсем не собиралась? Покрепче сжав халат и полотенце, я решила прояснить ситуацию.

– Мужчина, где моя ванная и что это за место?

Судя по обстановке, я находилась в кабинете. Массивный стол и книжные шкафы красного дерева, черный кожаный (или не кожаный, издалека не разобрать) диван, два кресла в тон дивану, между ними небольшой столик на кованых железных ножках. Комната ярко освещалась люстрой, а темно-серые стены поглощали свет, отчего обстановка была мрачноватой.

– Адептка Савелье! – Мужчина грозно сверкнул глазами. – Вы совсем страх потеряли?!

Как раз наоборот, именно сейчас я ощутила его в полной мере.

– Вы должны были явиться в Академию к началу учебного года! Где вас носило?! – Злобный рык сотряс стены кабинета.

Я, недоумевая, смотрела на кричащего мужчину.

– Как это «где носило»? Я дома была, – испуганно просипела я, чувствуя, как у меня подкашиваются ноги.

– Дома? Дома?! – Мужчина подскочил в кресле. – Мы обыскали все королевство, вас нигде не было! А теперь потрудитесь объяснить, какого демона мы должны напрягать межмировых стражей, чтобы найти одну эгоистичную адептку, нагло наплевавшую на свою учебу и на Академию?!

Ужаса всей этой ситуации придавало то, что я совершенно перестала что-либо понимать. Во-первых, когда на тебя озлобленно смотрят и безостановочно орут, мозг отказывается работать, а во-вторых, я начала сомневаться в своем психическом здоровье, ибо происходящее выходило за рамки разумного.

– Какие миры, какие стражи, о чем вы? – все так же сипло проговорила я и еле удержалась, чтобы не свалиться.

– Савелье! – Новый рык, как мне показалось, сотряс теперь уже все здание.

Я не смогла больше стоять на ногах и шлепнулась на пятую точку прямо на пол.

– Объясните мне, что здесь происходит? – еле ворочая языком, попросила я.

– Объяснить, что происходит? Извольте, я объясню. – Мужчина понизил голос, но лицо его побагровело от злости. – Вы, адептка Савелье, не явились на учебу в начале года, на поисковых маячках не значились, на послания не отвечали. Вас искали лучшие адепты, но все безрезультатно. В конце концов нам пришлось просить верховных магов дать межмировым стражам разрешение на ваши поиски. Три месяца! Три месяца были потрачены на то, чтобы вас найти, Савелье! – Мужчина снова перешел на крик, я же выхватила из всего сказанного лишь два слова: «верховные маги».

Что он несет? Что за шутки? Какие маги? Какие стражи? Какие адепты? Однако спрашивать ни о чем не стала, дабы уберечь уши от гневного крика.

– Через два месяца перед главой королевства состоится показательный турнир с участием всех академий, в том числе и нашей. Вы не могли об этом не знать, Савелье! – Удар кулаком по столу заставил меня вздрогнуть. – Вы каждый год участвуете в этих турнирах, вы обязаны были явиться к началу года, демон вас задери!

Все, у меня паника. Настоящая, в традиционном ее проявлении паника.

Спокойно, Василиса, спокойно! Королевство, турнир, каждый год… Я нигде не участвовала, про королевство не знаю и с Савелье не знакома. Кажется, я влипла. По полной влипла. По самые помидоры попала…

– У вас два месяца на подготовку, адептка Савелье, и никаких поблажек в учебе на этот раз не ждите! Выкручивайтесь сами!

Выкрутиться, похоже, не удастся.

– А теперь вон из моего кабинета!

– Я…

– Вон! – прогремело уже, вероятно, на всю округу.

Лично я была не в состоянии шевельнуться. Мои ягодичные мышцы будто приросли к полу. Серьезно, я начала ощущать родство с этим напольным покрытием.

Мужчина, демонстративно повернувшись ко мне спиной, стал смотреть в окно. Что там можно увидеть, когда на улице кромешная тьма, – непонятно, зато то, что разговор продолжен не будет, я поняла точно.

Поднявшись, на негнущихся ногах я дошла до двери, дернула за ручку и, мечтая оказаться в ванной в своей квартире, шагнула вперед.

* * *

Вопреки ожиданиям, вышла я не в свою квартиру, а в незнакомый коридор. Пустой коридор.

Ни единой души. Куда идти? Куда я попала? Какая такая Академия? Вопросы роились в голове, мешая сосредоточиться.

Как нас учили поступать в ситуациях, когда нет улик и не за что зацепиться? Опрашивать соседей, знакомых… В моем случае надо спросить любого встречного. Ну, допустим, встретила я кого-то, и что я спрошу? «Не подскажете, где живет Савелье?» Глупо. Мужчина, не удосужившийся представиться, упоминал турнир, в котором эта самая Савелье ежегодно участвовала. Отсюда можно сделать вывод, что Савелье здесь известна если не всем, то очень и очень многим.

С одной стороны, это облегчает задачу, с другой… Нет, не облегчает. Если бы я знала хоть что-нибудь о Савелье, а я ведь ничего не знаю. Не имею представления, куда меня занесло. Как в книге «Алиса в Стране чудес» или как в «Хрониках Нарнии». «Хроники», кстати, больше подходят. Только вместо шкафа у меня была дверь в ванную, и в обратную сторону она не работает.

Пока я не до конца осознала всю глубину зад… сложившейся ситуации, нужно предпринять хоть какие-то шаги. Иначе у меня начнется паника, истерика и паника вместе с истерикой, а для следователя это непозволительная роскошь.

Если бы то, что происходило со мной, описывалось в романе, я с уверенностью сказала бы, что настало время появиться убийце. К счастью, это не детектив.

Коридор был широким и длинным, уходил вглубь, в темноту. По левой стороне тянулись двери с табличками. Подойдя ближе, я прочитала одну из них: «Некромантия».

Некромантия? Что-то знакомое… А, был у меня такой приятель, некромантом себя называл, по кладбищам ходил, я делала вид, что верю в его рассказы про восстания мертвецов из могил, зомби, проклятия и прочую ересь.

Надпись на следующей двери гласила: «Классическая некромантия». Напоминает литературу: проза, поэзия, драматургия…

По мере моего продвижения в коридоре загорался свет. «Боевая некромантия», «Судебная некромантия», «Научная некромантия», «Туалет». Последняя дверь как раз кстати.

Я ожидала увидеть унитазы в виде гробов, люстры в виде черепов, черные стены, а туалет оказался самым обычным – как в моей родной академии.

Покончив с туалетными делами, порадовалась, что для слива используется вода, а не кровь. Вернулась в коридор, но дальше по ходу был тупик, пришлось идти в обратную сторону.

Я вполне могла заблудиться и остаться в этом пустынном коридоре навсегда, но старалась думать о хорошем. Например о том, что мой труп может принести пользу науке некромантии и способствовать ее прогрессу.

За кабинетом с табличкой «Ректор» обнаружилась незамеченная мной поначалу лестница. Во всех учебных заведениях наверху тоже кабинеты, поэтому наверх я не пошла, а стала спускаться вниз.

Каменные ступени уходили вниз спиралью, ногам было холодно, тапочки не спасали. Я, должно быть, выглядела несколько необычно для этого места. Свободная футболка грязно-розового цвета (я все-таки дома порядок наводила), потертые от старости джинсовые бриджи, розовые тапочки, в руках полотенце и халат.

Спустившись на этаж ниже, я очутилась в большом холле, откуда в разные стороны расходились четыре коридора. На черном каменном полу были начертаны какие-то знаки, символы, на темно-серых стенах – надписи на чужом языке. Напротив лестницы – массивные двустворчатые двери из черного… из чего-то черного.

Радости от «знакомства» с новым местом не испытала никакой. Даже в склепе менее мрачная и угнетающая атмосфера.

Двери внезапно открылись, и в холл хлынула толпа молодых людей, одетых во все черное и весело о чем-то переговаривающихся. Я попятилась, нащупав ногой ступеньку, и вознамерилась вновь бежать наверх, но вдруг услышала выкрик из толпы:

– Савелье!

Все дружно уставились на меня.

Да, меня трудно не заметить. Во-первых, я стояла точно напротив дверей, у всех на виду, во-вторых, моя розовая футболка совершенно не вписывалась в интерьер.

Гомон стих. Мне стало не по себе от такой тишины. Быть объектом внимания незнакомых людей – не то, о чем я мечтала.

Изобразив подобие улыбки, я остановилась. Народ тоже не двигался и молча рассматривал мой наряд, зажатые в руках вещи.

Постояв так минуты две-три, решила все же ретироваться наверх. На худой конец, всегда можно закрыться в туалете, сославшись на диарею.

Увы, моему блестящему плану не суждено было осуществиться. Я успела подняться лишь на несколько ступеней, и тут по холлу раскатилось громогласное:

– Ирэне!

Я крика не выношу, поэтому только прибавила скорость.

В холле по-прежнему было тихо, так тихо, что я слышала за спиной стремительно приближающиеся шаги. Подспудно я понимала, что бегство бессмысленно, но страх гнал меня вперед, и я не могла его преодолеть.

Конечно, меня догнали. И резко дернули за руку. Я потеряла равновесие и думала, что кубарем покачусь с лестницы. Но нет – меня грубо впечатали в стену.

– И почему ты от меня убегаешь? – прозвучал над ухом вкрадчивый мужской голос. – А, Ирэне? – Одна рука говорившего сжала мою талию, вторая схватила за подбородок, заставив смотреть в темно-синие глаза.

Сердце судорожно забилось, ладони вспотели.

– Я не понимаю, что происходит. – Во вкрадчивый голос вплелись нотки злости.

Я содрогнулась.

– Боишься… – выдохнули мне в губы. – Рано, рано ты начала бояться, Ирэне. Ты ушла, сказав, что на неделю, а пропала на три месяца, и я нигде не мог тебя найти.

Ты и сейчас не нашел, я вовсе не Ирэне.

Черноволосый незнакомец взял мою правую руку, взглянул на нее, и…

Синие глаза почернели, налились дикой злостью. Я вскрикнула от боли в руке, услышала хруст своих костей. Мужчина отпустил руку, но еще сильнее вжал меня в стену.

– Где кольцо?

О боже. Какое кольцо? У Ирэне еще и жених был? Мама моя…

– Я тебя спрашиваю: где кольцо?

И что мне ответить? Потеряла, украли, выкинула? Не поверит. Молчать тоже глупо, меня сейчас размажут по стенке.

– Я…

Весьма красноречивый ответ. Молодец, Василиса!

– Я – что? – неистовствовал черноволосый.

– …сняла, чтобы не потерять, – промямлила я.

А что мне надо было сказать? Он бы тоже не поверил, что я не Ирэне Савелье, а Василиса Соколова.

– Сняла? Чтобы не потерять?

Я несколько раз кивнула.

– Ты что, меня за идиота держишь?! – Гневный рык отскочил от стен и понесся по всем пролетам.

Я отрицательно покачала головой.

– Это кольцо могу снять только я, и ты знаешь это!

О ужас. Ничего я не знаю! Ничего!

– Еще раз спрашиваю: где кольцо?

Думай, Лиса, думай. А что тут думать? Отвечать все равно нечего! Благоразумней отложить разговор до той поры, когда я буду владеть хоть какой-то информацией, а пока придется использовать мамин метод.

Я потянулась губами к его губам, они коснулись друг друга, и…

…Меня накрыло. Черноволосый как будто только того и ждал. Он завладел моим ртом и целовал властно и жестко, выплескивая всю свою ярость, желание, тоску. Он был ненасытен и утолял свой голод до тех пор, пока я не начала задыхаться.

– Ирэне, – зашептал он исступленно, – я больше никогда никуда не отпущу тебя одну.

Мамин способ сработал! Теперь хорошо бы исчезнуть отсюда поскорее.

– Я… мне надо идти.

Только вот куда?!

Черноволосый хитро улыбнулся, подхватил меня на руки и понес вниз. Это не входило в мои планы. Ладно-ладно, пусть планов и не было, но все равно перебор.

– Я сама могу идти, – скорее жалко, чем возмущенно, запротестовала я.

Мой лепет проигнорировали.

Ну, раз он не затевает разговор, мне сам Бог велел помолчать.

В холле, как ни странно, по-прежнему стояла толпа студентов. На лицах юношей читалось любопытство, на лицах девушек – зависть. Похоже, этот парень пользуется здесь популярностью. И неудивительно. Аристократичная внешность, черные волосы до плеч, нос с едва заметной горбинкой, темно-синие глаза, губы… Да… эти губы прекрасно целуются. Я бы даже сказала – шикарно.

Пока я разглядывала своего кавалера, мы подошли к одной из дверей, и меня занесли внутрь.

– Добро пожаловать домой, – нежно прошептали мне на ухо, опуская на пол.

Кажется, я по-крупному влипла.

Это была не комната, а квартира. В открытую дверь слева от входа виднелась двуспальная кровать. Справа от входа дверь была закрыта, но нетрудно было догадаться, что там ванная и туалет. Имелась еще и гостиная, на пороге которой я смущенно переминалась с ноги на ногу.

– Ирэне, ты как будто впервые здесь.

Так оно и есть, только ты об этом не знаешь.

– Проходи, нас ждет серьезный разговор.

Нет, только не это. Никаких серьезных разговоров, по крайней мере сейчас.

Лиса, думай, думай! Что может отвлечь от разговора? Упасть в обморок, притвориться до смерти уставшей, еще можно…

– Ирэне…

Я продолжала стоять на пороге, а черноволосый тем временем переоделся и вышел ко мне в одних длинных черных шортах.

Я вспомнила наши поцелуи на лестнице, щеки зарделись, сердце застучало сильнее. Это не осталось незамеченным. Грациозной хищной походкой незнакомец двинулся ко мне.

Надо что-то придумать. Срочно, срочно, срочно, Василиса!

– Э-э… Я в душ.

Я сорвалась с места, вбежала в ванную и захлопнула дверь.

О, черт. Фраза «я в душ» автоматически дает понять, что я совсем не против и очень даже «за». А я ведь не «за»! Хотя душ мне и правда не помешает, благо халат и полотенце с собой.

Прохладная вода немного освежила мысли.

Я попала в другой мир, в параллельную вселенную или как это называется… Попала по ошибке. Та, с кем меня спутали, была помолвлена с этим красавцем, училась в этой проклятой Академии и должна участвовать в каком-то турнире по каким-то боям… Мне конец. И он не будет светлым, учитывая атмосферу данного заведения.

В зеркале над раковиной взглянула на свое отражение. Темно-русые волосы собраны в хвост на затылке, яркие голубые глаза, чуть вытянутое лицо… Мне всего двадцать три года, я не хочу так рано умирать.

Соберись, Лиса, даром, что ли, почти шесть лет выдержке училась? Не закрывай крышку гроба – там может оказаться вместо тебя кто-то другой.

В любом случае выбор у меня невелик. План «остаться в ванной и сидеть до победного» заведомо обречен на провал. Одернув халат длиной до середины бедра, улыбнулась и с этой легкой улыбкой покинула временное убежище.

* * *

Черноволосый сидел в гостиной на диване с книгой в руках. В комнате было уютно, несмотря на мрачность обстановки.

Стены темно-серые, черные шторы на окнах плотно задернуты, слева от окна диван, справа шкаф с книгами, рядом с диваном небольшой столик.

Никаких картин, никаких приятных мелочей, и все же уютно.

– Ирэне, – черноволосый увидел меня в дверях ванной комнаты, – тебе идет этот цвет.

Да, изумрудный мне к лицу.

Он подошел ко мне, приобнял за талию и повел к дивану.

Упала на мягкое сиденье тряпичной куклой, прикрыла глаза, изображая усталость… Не помогло.

– Итак, перейдем к разговору. Где кольцо?

Ну вот, опять. Вероятно, там же, где и твоя невеста. А я понятия не имею, где она, хотя с радостью вернула бы ее в эту Академию.

– Там… э-э… ну…

«Жених» сел рядом:

– Я жду вразумительного ответа.

Нет его, этого ответа.

– Так там… А оно вот… И в общем так…

К черту все, мамин способ уже проверен. Притянула его к себе и впилась в губы поцелуем. Он не ожидал такого напора, застыл на мгновение, а потом повторилось то же, что было на лестнице. Только теперь его захлестнула страсть. Мамочка милая, что же мне делать…

По телу разлился жар, словно я погрузилась в ванну с кипятком, здравые мысли улетучились из головы, хотя были ли там такие…

Его рука заскользила вверх по ноге, поднимая халат, послышалось сдавленное рычание. И его глаза… Они почернели, бешеный огонек заплясал во тьме…

Вдруг его рука замерла на моем правом бедре. Он откинул халат и прорычал:

– Где шрам?

Какой шрам? У меня шрамов отродясь не было.

Черноволосый подскочил и уставился на меня недобрым взглядом.

Страх заполнил все мое существо. Зажмурившись, я на одном дыхании призналась:

– Я не Ирэне Савелье. Я оказалась здесь случайно, по ошибке, меня спутали. Я твердила, что не Ирэне, но мне не поверили, а я вообще не из этого мира.

Когда по прошествии времени я открыла глаза, черноволосый сидел на диване, держась за голову руками. Лицо его выражало отчаяние. Мне даже жалко его стало, все-таки он невесту найти не может, а тут еще такая ситуация интимная…

Я запахнула халат, села рядом, ободряюще дотронулась до его плеча.

– Не прикасайся ко мне! – взревел он.

Я отползла на другой конец дивана.

– Извини, не знаю, как тебя зовут, и… Я вообще не знаю ничего про это место… Если можешь, верни меня в мой мир, пожалуйста… – Слезы скатились по моим щекам. – Пожалуйста… – прошептала я и зарыдала.

Я осознала всю мерзость ситуации. Я ведь чуть не переспала с чужим мужчиной! Если бы не шрам, вернее его отсутствие, это бы случилось! Как низко с моей стороны. Надо было ему сразу все рассказать, может, он бы нормально выслушал, помог чем-нибудь, а сейчас…

– Витор. – Холодный, отстраненный голос привел меня в чувство.

– Что?

– Мое имя Витор, Лассен Витор Гарье. – Ледяной взгляд скользнул по мне, оставив ощущение, будто я искупалась в проруби.

– Василиса Соколова.

Гарье проследил за моей попыткой поглубже запахнуть халат, ушел в спальню, вернулся с черным платьем в руках. Молча протянул его мне, а сам снова скрылся в спальне.

Надо же, какая щедрость. Хотя лучше не иронизировать. Розовая футболка и голубые бриджи не та одежда, в которой стоило бы здесь появляться.

Переодевшись в ванной, я выглянула в гостиную. Там никого не было.

– Витор? – тихо позвала я. – Витор?

Гарье лежал в спальне на постели. Заложив руки за голову, он не мигая смотрел в потолок.

– Витор, извини еще раз, но ты бы не мог ввести меня в курс дела?

Ответом мне была тишина.

– Я понимаю, это все странно, но тот мужчина, который меня сюда затащил, отказался верить, что я не Савелье.

Витор не пошевелился.

– Я сама не хочу здесь оставаться, но меня никто не вернет назад. – Это я отчетливо поняла. – Может, я смогу помочь тебе найти твою невесту… Не знаю как, но я над этим подумаю.

Черноволосый резко сел и, смотря куда-то мимо меня, начал рассказывать:

– Ирэне Савелье родилась в Клинском королевстве, поступила в Академию НЦиБМ, училась на факультете боевой магии, дважды участвовала в показательных турнирах, занимала второе и третье места.

Вряд ли он все это рассказал из-за того, что я предложила помочь. Помощник из меня тот еще.

– А НЦиБМ – это что?

Меня наградили взглядом, полным презрения.

– Академия некромантии, целительства и боевой магии.

Ага, уже кое-что.

– А кто занимал первые места на турнирах? – Чистое любопытство. Главное, мне за первое бороться не придется.

– Я, – холодно бросил Витор. – Еще вопросы?

– Да. Где жила Ирэне?

В очередном взгляде читалось «ты полная дура».

– Здесь. До того, как переехала ко мне, жила в триста двенадцатой комнате.

Значит, туда и направлюсь.

Поблагодарила Витора за платье, пообещала вернуть при первой возможности, получила напоследок еще один уничижительный взгляд из его арсенала и удалилась из комнаты.

Его можно понять. Вроде бы нашел невесту, обрадовался, а Ирэне оказалась не Ирэне.

Идя по коридору, не сразу обратила внимание, что платье черное, а вот тапочки – розовые. Это открытие заметно прибавило мне скорости. Поздно сообразила, что не посмотрела, какой номер комнаты Витора. Ну так, на всякий случай.

Вышла я из правого крайнего от большой двустворчатой двери коридора. В холле уже никого не было. Решила пойти наудачу в коридор напротив, а не ждать, когда кто-нибудь придет.

Важно в любой ситуации не терять себя. Ты же не забитая, бесхарактерная девочка, Василиса. Соберись, будь в себе уверена, и возможно, удастся выбраться отсюда живой.

Не знаю, какой характер у Ирэне, но лично у меня характер ежа. Колючий, сложный, тяжелый (и упертый, как у барана). Фраза «еж – птица гордая» именно про меня. Надеюсь, мне не придется притворяться мягкотелой.

Помню, в детстве, играя в сыщика, я заставляла подружек притворяться трупами и убийцами, а сама изображала Шерлока Холмса. Меня никто не мог убедить, что Холмс – это вымышленный персонаж. Я изводила родителей желанием познакомиться с Холмсом и Ватсоном. Они чуть с ума не сошли.

Дед, узнав о страданиях родителей, взял меня к себе на работу. Генерал милиции, уважаемый человек, явился с внучкой в Следственный комитет. Я тогда была уверена, что все следователи – Шерлоки Холмсы и доктора Ватсоны, и начала убеждать родителей в клонировании оных.

Годы шли, я поняла, что Холмса и Ватсона никто не клонировал, поверила в то, что их не существует. Однако муки родителей на этом не закончились, ибо их дочь Василиса (они хотели Василису Премудрую) пошла учиться в Академию МВД! Мама подсела на валерьянку, папа – на деда. Дед был единственным, кто поддержал мое решение и всячески помогал при поступлении и во время учебы.

Что-то я отвлеклась. В этом коридоре на дверях, помимо номеров, значились еще и фамилии – судя по всему, это комнаты преподавателей. Четыреста двадцать, четыреста двадцать один… Значит, мне в соседний коридор. Очень удобная нумерация. У нас в академии первая цифра обозначала корпус, а тут – коридор.

Триста двенадцатая комната. Интересно, я, то есть Ирэне, жила одна? Если одна, то где взять ключ? А если нет…

Я осторожно толкнула дверь, и она поддалась. Значит, не одна.

Посмотрим, как здесь внутри.

Светло, тепло, относительный порядок – жить можно.

– Рэне? – Девушка с черными волосами соскочила с кровати, кинулась мне на шею и сдавила в объятиях так, что я чуть легкие не выплюнула. – Рэне, как я рада тебя видеть!

– Хм… – Я обняла девушку в ответ и отстранилась.

Она участливо вгляделась в мое лицо:

– Рэне, а что случилось?

Этот вопрос меня весь вечер преследует, но отвечать надо.

– Извини, я просто устала.

Глаза соседки превратились в щелочки, она осмотрела меня с головы до ног, задержалась на розовых тапочках и подозрительно спросила:

– Это что?

Я натянула улыбку и стала соображать.

Как меня учил дед? «Блефуй, ври без зазрения совести, если это требуется для получения информации или для сохранения жизни. И помни, информация – самое грозное оружие из всех имеющихся». Значит, буду блефовать и врать, жить-то охота.

– Я в такую историю попала… – печально известила я, на ходу сочиняя эту самую историю. – Я частично потеряла память.

А что? Очень даже неплохая легенда.

Глаза девушки округлились, она испуганно прикрыла рот и еле слышно проговорила:

– Не может быть… Ты… а… как ты теперь будешь?

Меня этот вопрос тоже очень сильно волновал.

– Как-нибудь справлюсь. – Я ободряюще похлопала «подругу» по плечу, села на стул рядом со столом, и тут мой желудок высказал все, что думает о нерадивой хозяйке.

Девушка все поняла, бросила «я сейчас» и выбежала за дверь.

Комната просторная, одна, без ванной и туалета. Типичная общага. Две довольно широкие для односпальных, но недостаточно большие для двуспальных кровати. Стол – одновременно и письменный, и обеденный. Два шкафа – с книгами и с одеждой, два стула, черный ковер. Мрачновато как-то. Учитывая, что стены темно-серые.

– Вот. – Девушка принесла поднос с едой. – Все, как ты любишь.

Тушеное мясо, макароны и бутерброды.

Передо мной поставили тарелки, положили вилку, только вот…

– Ты уверена, что я любила именно это?

Соседка кивнула.

Да… Голодать тебе, Лиса, или менять свои вкусы.

Никогда не любила мясо. Сколько себя помню, всегда ела овощи. Про разные мясные изделия типа колбасы, сосисок и тому подобного даже говорить не стоит. От мучного по большей части тоже всегда отказывалась. В академии приходилось держать себя в форме. Привычка сохранилась.

Девушка непонимающе смотрела на меня. Не станешь есть – обидется, все-таки старалась, несла.

Ненавижу этот мир. Надо же было так попасть.

Что ж, Лиса, ешь уже, теперь ничего не поделаешь.

Ела я зажмурившись, представляя жареные баклажаны с помидорами и луком.

– Рэне, а где твое кольцо? – Обеспокоенный голос вернул меня к действительности.

– А… э-э… мы с Витором расстались.

Глаза девушки расширились до размеров теннисного мячика.

– Вы? Расстались? С Витором?

Я кивнула.

– Тьма!..

Вот, значит, как здесь выражаются. Возьмем на заметку.

– Что тебя так удивляет? Мы взрослые люди, надумали, передумали, в этом нет ничего такого.

Девушка снова подозрительно прищурилась.

– У тебя травма головы, да? Включи мозг, подруга.

Как раз сегодня мне не довелось его выключать.

– Ты либо свихнулась окончательно, либо считаешь себя бессмертной. Одно из двух.

Я внимательно рассмотрела «подругу». Острый подбородок, прямые черные волосы до плеч, слегка пухловатые губы, карие глаза, надменное выражение…

– Нет, ты всегда была немного двинутая, но чтобы настолько…

– Я не могу понять твоей реакции.

– Память, да?

Я кивнула.

– Эх, ладно. Влипла ты.

Это я и так знаю.

– Витор не тот человек, с которым можно просто расстаться. Эгоист, собственник, напрочь лишен инстинкта самосохранения, впрочем, как и ты. Жесткий, непоколебимый, властный. Одним словом – некромант.

Хвала богам, что этот орел не по моему курсу летел. Пусть ищет свою невесту, а я тем временем выберусь отсюда, вернусь домой… О, черт! Завтра там, в моем мире, у меня первый рабочий день. Я здесь, соответственно там прогул, потом увольнение, квартиру заберут… Лиса, не накручивай себя. Ты, может, вообще здесь застрянешь. Зачем в таком случае тебе работа и квартира?

И то верно. Буду жить сегодняшним днем. Вернее, пытаться жить.

Девушка не отводила от меня пристального взгляда, отслеживая все мои эмоции. Страх не остался незамеченным и был воспринят по-своему.

– Не стоит так переживать. У тебя ведь есть варианты.

– Какие?

– Ну, тебя украдут, запрут в склепе и будут держать, пока не дашь согласия на брак.

Нерадужная перспектива.

– Или убьют.

Одно краше другого.

– Или…

– Или?

– Или ты пойдешь и помиришься с ним сама, добровольно.

Добровольно я к нему точно не пойду. Во-первых, он меня послал. Нет, это во-вторых. Во-первых, он знает, что я не Ирэне, а Ирэне – не я, а во-вторых, он меня послал, но благородно одолжил платье. Короче, я к нему не пойду.

– По-моему, ты преувеличиваешь. Мы обоюдно пришли к выводу, что не пара друг другу, и…

– И ты дура. – Девушка облокотилась о стол. – Ты действительно думаешь, что тебе удастся от него так просто отвязаться? Умножай на два все его обещания и дели на пять его согласия, тогда получишь точный результат.

Бред.

О, по этому поводу мне вспомнилась песенка.

«Полночный бред терзает сердце мне опять.

О, Эсмеральда, я посмел тебя желать…»

Я стала потихоньку напевать мотив, но осеклась, заметив изумление соседки.

– Ты точно башкой стукнулась.

«Святая Дева, ты не в силах мне помочь…»

– Ты только представь, что будет завтра на занятиях.

«Любви запретной не дано мне превозмочь…»

– Он же тебя одним только взглядом насквозь прожжет.

«Стой, не покидай меня, безумная мечта,

В раба мужчину превращает красота…»

– А если к тебе еще и Нелин подойдет… Жалко парня.

«И после смерти мне не обрести покой,

Я душу дьяволу продам за ночь с тобой».

– Рэне, ты меня вообще слышишь?

Я начала раскачиваться в такт музыке.

«И днем, и ночью лишь она передо мной,

И не Мадонне я молюсь, а ей одной.

Стой…»

– Рэне! – Меня потрясли за плечо.

– Что? – Я невинно похлопала глазками.

Черноволосая тяжко вздохнула, махнула на меня рукой, села на кровать и продолжила читать книгу.

Неудобно вышло, просто я очень люблю эту песню. Я вообще музыку люблю.

Пересев на свободную кровать, посмотрела на соседку.

– Извини.

Она глянула на меня поверх книги.

– Можешь повторить, что ты говорила?

Демонстративно захлопнув книгу, соседка сложила руки на груди:

– Опять будешь песенки распевать?

Я что, вслух пела? Щеки от стыда покраснели.

Девушка миролюбиво улыбнулась:

– Я пыталась обрисовать тебе примерную картину завтрашнего дня. Витор будет везде следить за тобой, взглядом прожигать. А если еще и Нелин к тебе подойдет, а он подойдет, то… В общем, жалко мне парня.

– А Нелин – это кто?

– Не помнишь? – недоверчиво переспросила соседка.

Я отрицательно покачала головой.

– Нелин – твой друг, Рэне. И он, между прочим, был против ваших отношений с Витором, потому что сам по уши в тебя влюблен.

Еще один на мою голову. Насчет Витора я уверена – он не станет ко мне подходить.

– А мы с тобой вместе учимся?

– О, мать, ну ты даешь. Мы обе на третьем, только я на факультете некромантии, а ты боевой маг, если забыла.

Как раз это я уже знаю.

– А Нелин?

– Нелин на четвертом курсе факультета боевой магии.

– А Витор?

Девушка вновь прищурилась, на миг показалось, что вот сейчас она обо всем догадается. Но мне лишь показалось.

– Витор на пятом. Некромант, так же как и Дин.

Я вопросительно изогнула бровь.

– Дин – брат Витора, по совместительству твой друг и мой тоже.

Много у меня, однако, друзей.

– А сколько всего учиться?

– Шесть лет, – все с тем же прищуром ответила соседка.

Шесть лет… Хорошо хоть, не на первый курс попала. Это ужасно! Я ничего не знаю! Как я появлюсь на занятиях, не имея представления о боевой магии? Я даже о простой магии никакого представления не имею, что я буду делать? И почему нельзя просто вернуть меня домой? От меня здесь все равно никакого толку.

– Так, все, хватит сидеть, пора спать. Нам рано вставать.

Девушка убрала книгу, переоделась в черную пижаму, выключила свет и легла, а я продолжала сидеть.

– Здесь есть мои вещи или они все у Витора?

– Ты переехала к нему за месяц до исчезновения. Конечно, все твои вещи у него.

И что, идти к Витору на поклон и выпрашивать одежду?

– Мне неудобно тебя просить, но ты не могла бы одолжить мне пижаму?

«Подруга» повернулась ко мне лицом.

– А не хочешь ли ты сходить за своими вещами к бывшему женишку?

Нет, не хочу. Он моим женихом не был, и вещи у него не мои.

Не дождавшись моей реакции, девушка встала.

– Ладно. – Она покопалась в шкафу. – Держи. Завтра сходишь за вещами.

– Я…

– Не обсуждается. – Легла, отвернулась к стенке – и довольна. Команды раздала – и спать.

Переодевшись, я тоже легла и начала думать. Мне надо каким-то чудесным образом найти настоящую Савелье, указать этому мужику на его ошибку и вернуться домой. Вопрос: где искать Савелье? Ответ: черт ее знает. Если ее тут с собаками не нашли, то что могу сделать я? Правильно, ничего.

Пообещав себе поразмыслить над поисками без вести пропавшей завтра, я провалилась в сон.


Снилось мне что-то до ужаса странное.

Сидела я на пеньке на поляне, усыпанной цветами. Вокруг стеной стоял густой темный лес. Поляну ярко освещало и пригревало солнце. Вдруг где-то в глубине леса кто-то завыл, к нему присоединился другой, потом третий, четвертый, пятый… Многоголосый вой сотряс деревья. Птицы побросали свои гнезда и улетели, а я сидела на месте, не двигаясь.

Я понимала, что надо уходить, только куда? Поляну плотно окружали деревья, не было видно ни одной тропинки, да и неизвестно, что за звери там воют. Я встала посреди поляны, оглянулась, и мне почудилось, что я не одна и рядом есть кто-то еще.

– Кто здесь? – спросила я пустоту. – Покажитесь!

Никто не появился.

– Я здесь, – разнесся над поляной мелодичный женский голос.

– Где вы? Я вас не вижу.

Повернувшись несколько раз, никого не обнаружила.

– Я теперь всегда здесь.

Страх накрыл меня с головой.

– Покажитесь, я не понимаю, где вы! – отчаянно прокричала я, вертясь вокруг собственной оси.

Голова закружилась, но я не останавливалась, надеясь увидеть хоть кого-нибудь. В конце концов ноги начали заплетаться, не удержавшись, я упала на колени.

Попыталась встать. Внезапно мне на плечо легла чья-то холодная рука. Сердце замерло, крик застыл в горле, я медленно повернулась и…

…Проснулась. В липком холодном поту, с дрожащими руками и ощущением дикого страха.


– Рэне, с тобой все в порядке? Ты кричала… – обеспокоенно спросила полусонная «подруга».

– Да, я… в порядке.

Мне в ответ промычали что-то невразумительное, я же попыталась успокоиться.

Мне никогда раньше не снились кошмары. С премьерой тебя, Лиса. Горько усмехнувшись, поднялась с кровати.

Свет с трудом просачивался сквозь плотные черные шторы. Я подошла и раздвинула их. Выглянув в окно, поразилась. Солнце играло светом на капельках росы, цветы радостно подставляли лепестки лучам, бабочки кружили над лужайкой. Чуть подальше блестела гладь озера, еще дальше простирался лес. Не думала, что здесь так красиво.

– Рано ты встала. – Соседка бодро подскочила, потянулась, достала из шкафа халат, полотенце и повернулась ко мне: – Пошли в душ, а то одна заблудишься. – И вышла за дверь.

Я схватила свои вещи, сунула ноги в тапки и помчалась следом.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Rowy: Спасибо за перевод! 07/08/17
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий