Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дети Судного Часа
Глава 7

Солнце коснулось горизонта краешком. С каждой минутой становилось темнее – еще немного, и наступит ночь. Первая ночь на Плонете.

С приходом вечера дневная жара спала, сменившись сперва приятной прохладой, а затем – явственным морозцем. Сконь под ногами очень быстро остывала.

Джип остановился рядом с большим ручьем у дороги. Лод Гвэйдеон вооружился керефовым топориком и отправился на восток – к темнеющим вдали деревьям. Ванесса с помощью Креола поставила палатку. Для этого пришлось сначала очищать участок земли от скони – мерзкая дрянь липла к полимерной ткани, к веревкам, к одежде и ко всему остальному. Избегала она только человеческой кожи и алюминиевых колышков.

– Как же меня задрала эта пакость! – в сердцах выпалила Ванесса. – Всего один день мы тут, а я ее уже ненавижу!

Креол рассеянно кивнул, доставая из пространственной складки Сияющее Око. Посмотрев через ослепительный бриллиант на Ванессу, маг восхищенно цокнул языком.

– Что видишь? – подвинулась ближе девушка.

– Ничего особенного, – отодвинулся Креол, продолжая рассматривать все вокруг – землю, небо, горизонт.

– Ну дай посмотреть! – потрясла его за плечо Вон.

– Тебе нельзя, – пробурчал маг. – Это слишком мощный артефакт. Заглянув туда, неподготовленный разум может потерять рассудок.

Ванесса насупилась. Ей все равно хотелось туда заглянуть. Интересно же – что такого особенного можно увидеть сквозь эту сверкающую брошку. А то Креол таращится так, словно там шоу Опры показывают.

Все еще ворча и дуясь, Ванесса взяла канистру и отправилась за водой. Но подойдя к ручью, надолго замерла, с подозрением глядя на мутную воду. Очень уж нехорошо та выглядела. Вокруг никакой растительности, следов животных тоже не заметно – а что скрывается на дне, вообще известно одному богу.

Мало ли какая дрянь может водиться в водоемах этого мира?

– Эй, на мне есть Личная Защита?! – крикнула Креолу девушка.

– Есть, – коротко ответил тот.

Уточнять, что их целых три штуки, маг не стал.

– Ладно, рискну, – вздохнула Ванесса, подходя к ручью ближе.

Первым делом она сунула туда счетчик Гейгера. Тот сердито затрещал – в воде уровень радиации оказался выше, чем на воздухе. Однако красный индикатор все же не загорелся – и это утешало.

Но кроме радиации в ручье еще много чего плавало. Грязь, глина, а главное – сконь. Скони было так много, что вода цветом и консистенцией напоминала жирное молоко.

Собственно, водой эту белесую жижу можно было назвать только из жалости.

Менее грязную воду Ванесса бы просто вскипятила, а потом сцедила муть. Или сначала сцедила муть, а потом вскипятила. Но здесь явно требовались более радикальные меры. Марганцовка или еще что-нибудь наподобие.

Вообще, Ванесса предчувствовала, что вода на Плонете будет не самой чистой, поэтому прихватила в дорогу специальные обеззараживающие таблетки и очищающий фильтр-кувшин со сменными кассетами. Но сейчас, держа эти полезные вещи в руках, девушка грустно подумала, что их тоже недостаточно. Фильтры, таблетки и кипячение могут сделать приемлемой грязную воду, но не водянистую грязь.

Креол все еще смотрел на небо сквозь Сияющее Око, когда Ванесса подошла к нему с пустым котелком. Маг озадаченно посмотрел туда и спросил:

– Чего?

– Воды, – протянула котелок девушка. – Сотвори немного.

– А что не так с ручьем, ученица?

– О, с ним все в порядке… за исключением того, что в нем течет дерьмо.

Креол повернул ладонь, собираясь излить в котелок магически созданную воду… но вдруг передумал. Он задумчиво улыбнулся и двинулся к ручью сам.

– Смотри, ученица, – хмыкнул маг, опуская в воду Сияющее Око.

Какое-то время ничего не происходило. Но потом во все стороны начало расползаться голубоватое искрящееся свечение. Там, куда оно достигало, грязь бесследно рассеивалась, муть и песок оседали на дно, а сконь попросту испарялась. Через пару минут в ручье образовался широкий участок кристально чистой воды.

Правда, течение постоянно приносило новую грязь, но продвинуться ей удавалось недалеко.

– Неплохо! – одобрила Ванесса, снова включая счетчик Гейгера. На сей раз он не издал ни звука.

– Это и есть Сияющее Око, – важно произнес маг. – Божественный артефакт удивительной силы. Прежде всего он – мощная линза, позволяющая видеть очень далеко и очень много, пронизывать взглядом стены и пространство и различать самые крошечные предметы. Даже астрал открывается сквозь Сияющее Око в самом богатейшем многообразии – духи, аура, эфирные потоки… все, что только существует. Но божественное зрение – только малая часть силы Сияющего Ока. Куда важнее то, что оно очищает. Любая грязь, скверна и нечистота, попав под его влияние, исчезает и распадается бесследно.

– И сконь тоже? – спросила Вон, набирая воду ниже по течению. Там теперь текла вода кристальной чистоты и прозрачности.

– Конечно. Ты же сама видишь.

– Тогда вычисти участок побольше. А то мне что-то не хочется ночевать возле этой дряни.

Твердую сконь Сияющее Око уничтожало так же эффективно, как и жидкую. Казалось, что в руках Креола бездонный пылесос – везде, где он проходил, обнажалась чистая земля.

Но процесс оказался хлопотным. Креолу потребовалось минут десять, чтобы очистить достаточно места для палатки и костра. Пространство под джипом он очищать уже не стал – надоело.

– Да уж, всю планету так не отмоешь… – вздохнула Ванесса.

– Да уж, – рассеянно кивнул маг, загребая горсть земли. – Ученица, а у тебя лопата есть?

– В багажнике есть. Тебе нужно?

– Принеси-ка.

Ванесса послушно принесла лопату, но Креол ее брать отказался. Вместо этого он указал место и приказал выкопать яму.

– Зачем? – не поняла девушка.

– Объясню, когда закончишь, – уселся на корточки маг. – Приступай.

Вон неохотно вонзила лопату в землю и принялась рыть. У нее не было никакого опыта в земельных работах, поэтому дело продвигалось не слишком быстро. А Креол даже не думал помогать – просто сидел и позевывал.

– Чувствую себя рабыней на плантации, – пожаловалась девушка через несколько минут. – Почему именно я должна это делать? Ты же здесь мужчина.

– Так заведено с начала времен – учитель распоряжается, а ученики работают, – пожал плечами маг. – Ты моя ученица – значит, копай яму.

– Я твоя невеста, ты, бессердечный ублюдок!

– И что с того? Я этого делать точно не собираюсь, а кто-то ведь должен. Если бы Слуга не истощился, я бы использовал его.

– Слабое утешение, – заметила Ванесса.

Но все ее жалобы остались бесплодны. Креол временами бывал настоящим тираном, в открытую издеваясь над своей ученицей. А если та пыталась возражать – непременно напоминал, что его самого учили гораздо жестче, и рассказывал какую-нибудь жуткую историю из своей юности.

Солнце уже зашло за горизонт, а бедная девушка все копала и копала. Под равнодушным взглядом Креола она углубилась в землю более чем на четыре фута.

Вот уж когда Ванесса пожалела, что купила эту проклятую лопату…

Нет, она нисколько не возражала против физического труда как такового. Тот же коцебу она в свое время отремонтировала так, что любо-дорого поглядеть – и все собственными руками, без чьей-либо помощи… ну, почти.

Просто землекоп – это какая-то совсем не женская профессия.

И вообще – если выполняешь какую-то работу, неплохо бы знать, для чего эта работа нужна. Любой процесс должен иметь какой-то смысл.

– Слушай, ну на кой черт нам эта яма?! – в конце концов не выдержала Вон. – Тебе больше заняться нечем?! Давай еще домик на дереве построим!

– Ладно, хватит, – сжалился Креол, оценивая глубину. – Думаю, этого будет достаточно…

– Достаточно для чего? – спросила Ванесса, с трудом вылезая из ямы. Она безумно устала и вспотела, а ее бессердечный учитель даже не подумал подать руку. – Черт, я мозоль натерла…

Маг встал на краю и перевернул ладонь, бросая в яму Сияющее Око. То шлепнулось в грязь, как самая обыкновенная брошка. Немного постояв и подождав, Креол приказал:

– Закапывай.

Ванесса поджала губы и крепко стиснула черенок лопаты. Ужасно захотелось треснуть кому-нибудь по башке.

– А пока будешь закапывать – перечисляй вслух предметные чары, которые можно сотворить с помощью… мм… колокола.

Ванесса угрюмо молчала.

– Ты больше не хочешь у меня учиться? – приподнял брови Креол.

– Вода из колокола исцеляет душевнобольных, – ожесточенно произнесла девушка, кидая в яму горсть земли. – Вода, которой был облит язык колокола, помогает от колотья в боку. Дым от сожженной колокольной веревки возвращает слух глухим. Колокольная веревка, посыпанная солью, лечит коров. Смазка оси, на которой сидит качающийся колокол, заживляет раны и сращивает переломы…

Так она перечисляла, пока Сияющее Око не оказалось погребенным под тремя футами земли. Только после этого Креол позволил ученице передохнуть.

Тут как раз вернулся и лод Гвэйдеон. Но с пустыми руками и очень задумчивым лицом.

– Что случилось, лод Гвэйдеон? – забеспокоилась Ванесса. – Где дрова?

– Я не смог их нарубить, – виновато ответил паладин.

– Почему? Не нашли деревьев?

– Нашел, и довольно много. Но первое дерево оказалось тверже камня, и я только слегка оцарапал кору. Второе начало кровоточить, когда я срезал ветку, и я не решился его трогать. А третье попросило его не рубить. Знаете, леди Ванесса, этот мир довольно странный.

Креол что-то неопределенно хмыкнул. Ванесса уставилась на уже подготовленную растопку. Без дров она бесполезна.

И из чего же, спрашивается, теперь разводить костер?

– Дорогой, ты не мог бы… – повернулась к магу девушка.

– Ладно, ладно, сейчас сделаю… – поморщился тот, прищелкивая пальцами.

Прямо на голой земле запылало Пламя Гирры. В другом мире Креол зажег бы его уже давно, не дожидаясь чьих-то просьб, но на Плонете его охватила прямо-таки болезненная алчность. Он стал усиленно беречь ману и ежеминутно проверять ее запас. Его сильно нервировало, что здесь нельзя в любой момент подзарядиться, нельзя просто взять и вобрать в себя энергию окружающего мира.

Словно эдемские кущи сменились бесплодной пустыней.

Другой маг воспринял бы это спокойнее. Но Креол всегда трепетно относился к своему Искусству и пуще смерти боялся его потерять. Хладное железо, стигмы киигов и прочие антимагические средства с младых лет были его главным страхом.

Вообще, это пугает почти всех волшебников, но Креола – сильнее прочих. Он еще в отрочестве собственными глазами видел мага не из последних, утратившего магическую силу. Видел, каким он после этого стал слабым и жалким, как ползал в пыли, пресмыкаясь перед своими же учениками.

Меньше всего на свете Креол желал оказаться в таком состоянии.

Пылающий костер разогнал ночную мглу. Издалека доносился тоскливый воющий звук – голос подавал некий местный зверь. Лод Гвэйдеон периодически поднимался с места и обходил лагерь дозором, освещая путь Белым Мечом.

А Ванесса готовила ужин, тихо мурлыча себе под нос. Она распечатала пачку галет, открыла фасоль и достала джем. В котелке мирно булькал суп из пакетика, а рядом дожидалась своего часа банка тушеной говядины. Теперь Ванесса шарила по сумкам, с каждой минутой все сильнее раздражаясь.

– А, черт!.. – наконец воскликнула она. – Вот знала же, что что-то забуду!

– И что ты забыла? – лениво откликнулся Креол.

– Консервный нож! И кто в этом виноват?

– Ты.

– А вот и нет, как раз и не я! – возмутилась девушка. – Виноват в этом один разрушительный тип, устроивший погром в торговом центре и не давший мне нормально закончить шопинг. Не знаешь, кто бы это мог быть?

– Не знаю, – гордо отвернулся Креол.

Конечно, большой проблемой отсутствие консервного ножа не стало. Немного поворчав, Ванесса вооружилась обычным ножом, и уже через пару минут тушенка лежала на пластиковых тарелках.

– На первое овощной суп, – сумрачно объявила Вон. – На второе говядина с фасолью. На десерт галеты с джемом. Соль в солонке, кетчуп в бутылке.

– А горчица где? – прочавкал Креол.

Ванесса молча пододвинула горчицу.

Укладывались спать они так же молча. Ванесса приобрела очень удобные спальные мешки – в виде одеял на молнии. Весьма практичные – легко сушатся, занимают мало места, а в случае необходимости их можно соединить вместе, сделав один большой мешок.

Лод Гвэйдеон, большую часть жизни проведший в походах, уснул мгновенно. А вот Креол с Ванессой еще долго лежали с открытыми глазами. Первый по-прежнему чувствовал себя не в своей тарелке из-за проблем с маной, вторая размышляла о своих отношениях с Креолом.

Ей впервые подумалось, что брак с этим типом может оказаться величайшей ошибкой в жизни. Она ведь даже признания в любви от него не получила, даже нормального предложения – Креол просто поставил ее перед фактом. Отдал приказ выйти замуж. Конечно, его никогда не интересовало чье-либо мнение, кроме собственного, но он мог хотя бы проявить вежливость.

Впрочем, по отношению к Креолу само слово «вежливость» звучит как-то чужеродно.

Проворочавшись минут десять, Ванесса шепнула:

– Ты не спишь?

– Нет.

– Я включу ночник?

– Включай.

Маленький висячий фонарь озарил палатку мягким светом. Лод Гвэйдеон, лежащий в противоположном конце, даже не шелохнулся. Креол же поморщился, прикрывая глаза рукой, и недовольно покосился на Ванессу. Та вытащила из сумки книгу в мягкой обложке и принялась читать, вооружившись карандашиком.

В Лондоне Вон приобрела сборник психологических тестов – «Совместимы ли вы с вашим избранником». В отличие от матери, она никогда не придавала значения подобной чепухе, но раз уж уснуть все равно не удается…

На некоторые вопросы Ванесса ответила без раздумий. Другие вызвали сильное затруднение. Она неожиданно поняла, что до сих пор многого не знает о Креоле. Например, такой вопрос – было ли у вашего партнера в детстве домашнее животное? Если да, то какое?

Про себя Ванесса ответила сразу же – было, и много. В разное время в семье Ли жили две кошки, собака, рыбки в аквариуме, морская свинка, хомячок… и вроде бы еще кто-то, кого Вон сейчас не могла вспомнить.

А вот что насчет Креола?

– У тебя были в детстве домашние животные? – наконец прямо спросила девушка.

– Кошка. В Шахшаноре всегда были кошки.

– Ясно… – записала ответ Вон.

– Ты что там пишешь? – заглянул ей через плечо маг.

– Психологический тест.

– А это что такое?

– Надо отвечать на вопросы.

– Что за вопросы?

– Ну вот, например, когда день рождения вашей лучшей подруги… у Луис день рождения тридцатого сентября… Когда день рождения лучшего друга вашего партнера… когда день рождения у Шамшуддина?

– Ученица, в Шумере не праздновали дни рождения, – напомнил Креол. – Я понятия не имею, когда он родился. Если тебе это интересно – у него самого и спрашивай.

– Ясно, прочерк. Идем дальше. Верите ли вы в жизнь после смерти… ну теперь-то да, разумеется… А ваш партнер… естественно, тоже верит… вообще ненужный вопрос… Какую книгу вы прочли последней… «Ремонт бытовых приборов»… автора не помню. А ваш партнер… ты какую книгу прочел последней?

Креол наморщил лоб и неопределенно дернул щекой. Ванесса поставила очередной прочерк и двинулась дальше.

После обычных вопросов потянулись довольно интимные – о романтике, о любви, потом и вовсе о сексуальном поведении. Ванесса отвечала скрупулезно, проговаривая вопросы и ответы вслух – а Креол внимательно слушал и все сильнее хмурился.

– Ревнив ли ваш партнер… да, очень, хотя делает вид, что ему все равно… Лгал ли вам когда-нибудь ваш партнер… лгать не лгал, только умалчивал… Как ваш партнер проявляет свои чувства… заставляет таскать трупы и копать ямы до кровавых мозолей…

– Эй! – возмутился Креол.

– Есть ли у вашего партнера от вас секреты… да полным-полно… Любит ли ваш партнер рассказывать о своих прошлых романах… терпеть не может, клещами слова не вытянешь… Часто ли ваш партнер отдыхает без вас… нет, вообще редко расставались с момента знакомства… Был ли партнер вам неверен… да пусть только попробует… Какая у вашего партнера любимая поза… он к этому равнодушен, выбираю обычно я… Какие звуки ваш партнер издает в постели… что есть силы стискивает челюсти и очень шумно сопит…

– Не так уж и шумно, – обиделся Креол.

– Да ты пыхтишь, как паровоз.

– А ты все время вопишь какую-то чушь.

– Во-первых, не все время, а только в самом конце. Во-вторых, так многие делают. А в-третьих, это не чушь, а обычные слова. Вот у одной моей подруги был парень, так тот в постели постоянно распевал «Yellow Submarine»…

– Что это такое?

– Песня. Они из-за этого и расстались.

– Из-за песни? – удивился Креол. – Она что, такая плохая?

– Песня хорошая. Но Луис это раздражало.

Закончив тест, Ванесса принялась подсчитывать результаты. Дело осложнялось обилием нестандартных ответов. У какой еще пары первый поцелуй был на площади для аутодафе? Чье еще знакомство состоялось глубокой ночью возле каменного гроба?

– Что-то не очень складывается, – наконец сказала девушка.

– Конечно, не складывается, – хмыкнул Креол. – Вся эта ваша психология – бред сумасшедшего.

– Ладно, тогда ты сам скажи.

– Что сказать?

– Какие чувства ты ко мне испытываешь.

Креол пробурчал что-то невразумительное. Его лоб пошел складками, в глазах отразилась тоска и желание перенестись куда-нибудь в другое место.

– Так я и думала, – вздохнула Ванесса, листая книжку. – Давай тогда проведем ассоциативный эксперимент.

– Это что такое? – спросил маг, с явным облегчением принимая смену темы.

– Все очень просто. Я называю слово, а ты должен назвать другое слово, которое первым придет тебе в голову. Отвечать надо мгновенно, не раздумывая. Первое, что придет в голову. Понял?

– Понял, – зевнул Креол.

– Тогда начинаем. Кошка.

– Лампа.

– Собака.

– Лампа.

– Шоколад.

– Лампа.

– Сверкание.

– Лампа.

– Кровь.

– Лампа.

– Так, я что-то не поняла, – прервалась Ванесса. – Почему ты каждый раз называешь лампу?

– Потому что я смотрю на лампу. Она каждый раз первой приходит в голову.

– Тогда закрой глаза!

Креол что-то проворчал о идиотизме современных земных ритуалов, но глаза все же закрыл. Ванесса удостоверилась, что он зажмурился достаточно крепко, и начала сначала. На этот раз все пошло нормально.

– Кошка.

– Молоко.

– Собака.

– Пнуть.

– Шоколад.

– Еда.

– Сверкание.

– Посох.

– Красный.

– Кровь.

– Зеленый.

– Трава.

– Бумага.

– Книга.

– Перо.

– Птица.

– Оружие.

– Копье.

– Снег.

– Белый.

– Отец.

– Архимаг.

– Мать.

– Умерла.

– Ванесса.

– Люблю.

Воцарилось молчание. У Креола резко распахнулись глаза, в них отразился ужас. Ванесса медленно повернулась к нему и недоверчиво спросила:

– Что ты сейчас сказал?..

– Чрево Тиамат! – выдохнул маг. – Это колдовство, да?!

– Ты это сказал, я собственными ушами слышала…

Креол помрачнел и нахохлился. Взгляды, которые он метал в сторону несчастной книжки с тестами, разве что не прожигали ее насквозь. У Креола просто чесались руки добраться до проклятой брошюрки и разорвать ее в клочья, а потом сжечь.

Потом обернуть время вспять, восстановить книгу – и снова сжечь.

– Это какой-то вид колдовства?! – переспросил он.

– Это психология.

– Ненавижу психологию. И психологов ненавижу. И вообще гаси свет, ученица. Я спать хочу.

Фонарь был выключен, и в палатке стало темно. В этой темноте послышался тихий голос Ванессы:

– Но ты это все-таки сказал…

Через минуту она уже спокойно спала.

А вот Креол продолжал ворочаться. Его бессонница только усилилась. Всерьез обеспокоенный, маг вышел из палатки и битый час сидел под ночным плонетским небом. Он думал о своей предстоящей женитьбе.

И мысли его посещали самые разные.

Вернувшись в палатку, Креол легонько коснулся Ванессы. Та не проснулась. Маг бережно взял ее ладони в свои и прочел заклятие Исцеления.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий