Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги История очередной попаданки
Глава 9

На следующий день мы выехали из леса и въехали в приграничный городок. Здесь я закупилась опять одеждой, Фар выдал мне какой-то амулет, который должен был скрыть мой попаданский фон, а также снял заклинание отвода глаз. И я с удивлением поняла, что, оказывается, привыкла быть незаметной, были в этом свои плюсы, которых теперь не хватало. Да и в экипаже принцессы Илоны всё же надо было попробовать прокатиться… Не успела, эх. Моё появление никакого особого внимания не привлекло, так как в этом городишке делегация черракарцев значительно расширилась и пополнилась новыми лицами. Мне также полагалась отдельная лошадь, что не могло не радовать… но и почему-то расстраивало тоже.

Все сколько-нибудь важные и знатные в этот вечер были на приёме, и, возвращаясь на постоялый двор с покупками, я совершенно не ожидала найти там Фара. Но он был там, да ещё и в каком-то странном настроении. Впрочем, его отношение ко мне вообще стало немного иным после вчерашних событий, каким-то более осторожным что ли.

– Пойдём ужинать? – вдруг предложил он. Я бы изобразила обиду за вчерашнее и отказалась, но он добавил. – Заодно поговорим.

И теперь я, наевшаяся куда сильнее, чем следовало, развлекалась тем, что пыталась-таки рассмотреть лицо мужчины, сидящего напротив. Не знаю, что там с моим даром, но заклятие Фара упорно выходило победителем, ни черта я не могла бы сказать о нём. Но в нашу первую встречу, на постоялом дворе я ведь в какой-то момент видела… Он начинать разговор не спешил, и я, не выдержав, взмолилась:

– Надень уже капюшон обратно, а? А то у меня крыша едет от когнитивного диссонанса!

– Я же не прошу тебя декольте прикрыть, – довольно дружелюбно парировал Фар. – У меня, может, тоже крыша едет…

– Ух ты! – неверяще и преувеличенно радостно сказала я, выставляя напоказ упомянутое декольте. – Комплимент!

– Тебе показалось, – совершенно неубедительно сказал он, впрочем, даже не пытаясь придать голосу хоть сколько-нибудь убедительности.

– Итак? – пригласила его к серьёзному разговору.

– У тебя есть дар, – сказал он и, не дождавшись предполагаемой реакции, добавил. – Ты не удивлена… Почему?

– Я умная, – заявила и сама себе почти поверила.

– Допустим, – не стал спорить он. – Но какой именно ты не знаешь.

– Не знаю. Откуда мне знать?

Я закрыла глаза и решила представить, что разговариваю, например, с молодым Хью Грантом. А то и правда становилось не по себе от невозможности распознать лицо, находясь всего в метре от человека.

– Ты – усилитель, – сказал Фар, и я промолчала, так как ничего не поняла. – Ты не можешь колдовать сама и вряд ли когда-нибудь сможешь, а вот усилить чужую магию – легко. И тебе повезло, очень-очень сильно повезло, что орден не распознал в тебе этот дар.

– Почему? И чем ты лучше? – спросила, не торопясь открывать глаза. Когда ещё побеседуешь с Хью Грантом? Тем более молодым…

– Считается, что есть всего два способа работать с усилителем. Первый – пить его кровь, второй – подчинить полностью ментально, привязав к себе и сделав полным недееспособным идиотом. Сидеть! – рявкнул он, так как я при последней фразе невольно дёрнулась, открыв глаза, в каком-то инстинктивном порыве бежать и прятаться: бежать как можно дальше и прятаться как можно лучше.

Я ещё раз вздрогнула, но осталась на месте, а он продолжил:

– Согласись, если бы я хотел прибегнуть к одному из этих способов, то сделал бы это раньше.

– А что, есть ещё третий? – с надеждой поинтересовалась, оставшись-таки сидеть. Про сделал бы раньше звучало убедительно. И теперь понятно, зачем фиолетовому была моя кровь. И его нежелание давать клятву – "живой, здоровой, свободной" – тоже. Непонятно только, почему вчера меня отпустил и даже, кхм, подвёз. Всё-таки, это и есть Фар?

– Есть, – кивнул Фар. – Но тебе не понравится.

Буквально за несколько секунд я успела передумать и предположить многое: от ритуального убийства или ритуального же отказа от дара – а вдруг такое и правда возможно, до, простите, интима. Причём последний пункт мне даже неожиданно понравился, хотя возмущалась бы я, конечно, сильно.

– Почему не понравится? – осторожно спросила, пытаясь решить что делать, если третий вариант всё-таки действительно окажется куда хуже первых двух.

Надо сказать, что ответ меня не испугал, а оскорбил. И подстегнул.

– Потому что там надо работать над собой, – как-то лениво и неохотно сказал этот гад. Словно сомневался, а стоит ли вообще об этом третьем способе говорить. И пока я возмущённо хватала ртом воздух, не находя, что ответить, он продолжил. – Третий способ – это осознанное равноценное партнёрство, которое предполагает, что усилитель тоже кое-что умеет, а главное, способен контролировать и вести себя ответственно.

– Ты так говоришь, как будто я не способна, – максимально спокойно сказала я, пытаясь продемонстрировать этот самый самоконтроль.

– Не знаю, – вздохнул Фар. – Иногда ты вела себя так, что мне казалось, что к тебе уже кто-то успел второй способ применить…

Второй – это где идиота делают? Ну, гад! Спокойно, Лесечка, спокойно! – скомандовала я сама себе. Собака лает, а караван идёт. Узнаю у него всё, что нужно сначала, а уже потом можно и по лицу ещё раз дать.

Я мило улыбнулась Фару и слегка приподняла брови, что можно было расценить и как "ну надо же, когда же?", и как "пожалуйста, продолжай". Он выбрал второе.

– Признаюсь, был соблазн воспользоваться первым вариантом, но так как эффект мне нужен через месяц с небольшим, то морочить тебе голову пришлось бы ещё довольно долго, а мне уже надоело. Ну, или можно было бы запереть тебя где-нибудь на месяц, но этот вариант, как менее гуманный и перспективный, я оставил про запас. В качестве плана "Б".

Вот спасибо тебе, добрый человек. Успокоил и обнадёжил!

У меня была масса вопросов, но я старательно сжимала зубы, разве что не скрипела ими, и молчала, давая собеседнику высказаться до конца. Но, видимо, смотрела как-то недобро и с недостаточным энтузиазмом.

– Давай-ка я расскажу, какие у тебя перспективы в нашем мире без меня, – предложил вдруг Фар, и я кивнула. Это интересно, даже если и не совсем правду скажет. – Очень скоро Магический Совет поймёт, что что-то не сходится, и начнёт искать причину. Докопается, что дело в усилителе, и не упустит случая устроить показательную выволочку ордену Золотого Феникса, а значит, знать о тебе будут все, и искать тоже будут все. Кто-то чтобы использовать, кто-то чтобы убить. Пришлых без клейма какого-нибудь ордена всего ничего, а уж определить, что ты не из этого мира может если не каждый пятый, то уж каждый десятый маг точно.

– И чем мне поможешь ты, если всё так плохо? – обречённо спросила я.

От рассказа Фара мне стало как-то сильно не по себе. Пожалуй, дорогое мироздание, я передумала. Не хочу быть особенной, не хочу великих свершений и даже быть всем нужной, как всегда мечталось, тоже уже не хочу.

– Ну, во-первых, я помогу тебе скрываться ближайший месяц, а во-вторых, если моя затея удастся, то ты сможешь приобрести какой-нибудь дар сама и перестанешь быть чужим призом.

– Какой-нибудь дар? – переспросила я.

– Какой-нибудь дар, – кивнул Фар. Типа пояснил, ага. Какая-нибудь затея, какой-нибудь дар… и человек без лица.

– А если я не хочу никакого дара? А хочу просто вернуться домой? И что за затея?

– Про затею потом, если договоримся. И если дело выгорит, я смогу вернуть тебя домой.

– Мне можно подумать? – мрачно спросила, разглядывая стол. Потому что смотреть на собеседника было совершенно бесполезно. Стол и тот был куда информативнее.

– Можно, думай. Здесь и сейчас.

– А пару дней?

Я думала, не разрешит.

– День, – сказал Фар. – И только потому, что ты не пошла в Замок. Надеюсь, у тебя хватит ума и к магам ордена не соваться.

Откуда ты знаешь, что я не пошла в Замок? – хотелось спросить мне. И ещё: а откуда мне знать, что ты не врёшь, если не услышать другую сторону? И что за затея такая? Но я, естественно, промолчала. Почти.

– Сегодня, вроде, уличные танцы где-то? – спросила, не особо ожидая, что он составит мне компанию, просто перевести разговор, ну и заодно узнать где, но Фар воспринял это по-своему.

– Мне кажется, – как-то особенно колюче протянул он, – ты неправильно поняла ситуацию. Это я даю тебе шанс, а не ты милостиво соглашаешься мне помочь! Так что развлекать тебя, пока ты думаешь, я не собираюсь!

– Ну и слава богу! – спокойно и радостно улыбнулась, хотя внутри всё кипело и горело, и требовало всё-таки дать по одному наглому лицу. – Может, хоть с нормальным мужчиной, наконец, познакомлюсь!

Фар молча положил на стол плату за наш ужин и – передо мной – ключ от номера, сказал как ни в чём не бывало:

– Завтра выезд в девять утра. Не опаздывай.

И ушёл.

Вот скажите мне, это нормально? Бросить девушку одну в незнакомом городе? Хотя что это я… если бросил в лесу, то что уж о городе говорить! Я повертела в руках ключ от номера, интересно, это целый номер мне одной? Или у меня есть соседи? А точнее, сосед. А вдруг я решу кого-нибудь привести? Я же взрослая девочка, в конце концов! Нет, это для меня нетипично – снимать кого-то на одну ночь, но, во-первых, стоило бы это сделать, просто чтобы посмотреть на реакцию моего высокомерного спутника, а во-вторых, говорят же: если ты хочешь жить так, как раньше не жил, начни делать то, чего раньше никогда не делал. Хотя, конечно, приключения с первым встречным – совершенно не то, что мне нужно. А то подцепишь ещё бяку какую-нибудь…

Из задумчивости меня вырвал голос официантки – она интересовалась, желаю ли я что-то ещё, я не желала и поспешила освободить столик, направившись разыскивать танцы и продолжая по пути размышлять. Фар вёл себя странно. Иногда мне казалось, что я ему нравлюсь, а иногда, что он смотрит на меня как на таракана. И последнее сильно уязвляло. Нет, мне не было как-то особенно мучительно, больно или обидно, скорее, я чувствовала огромное желание поставить этого негодяя на место. А место его было… ну, вот если совсем честно, ничего не приукрашивая и не скрывая, то место его было у моих ног, откуда ему полагалось взирать на меня с восхищением и обожанием, спокойно сносить мои причуды и почитать за счастье возможность мне помогать. М-да, облечённым в слова это смотрится как-то не очень… Но это если совсем честно, а если немного адаптировать, то я просто хотела ему понравиться. Причём, если он и есть фиолетовый, то я, возможно, даже отвечу ему взаимностью.

До танцев я так и не дошла. Просто в какой-то момент поняла, что мне позарез нужна информация, а что у нас самый лучший источник информации? Правильно, интернет. Которого в этом мире, естественно, нет. И сплетни мне тоже не подойдут – сомневаюсь я, что местные кумушки сплетничают об усилителях. А вот книги, наверняка, должны быть.

И мне в кои-то веки повезло – по чистой случайности хозяин книжной лавки задержался допоздна, и, хоть и неохотно, но пустил меня внутрь – я поймала его уже в дверях. Впрочем, его недовольство мгновенно испарилось, едва он понял, что мироздание послало ему практически оптового покупателя в моём лице: во-первых, я не знала, в какой именно книге найду нужные данные, а во-вторых, конспирация и ещё раз конспирация! Даже если бы знала, какая именно книга нужна, всё равно прихватила бы ещё парочку, чтобы область моих интересов не была настолько очевидна.

Пока тащила свои покупки к постоялому двору, успела побыть жертвой карманника – недолго, секунд десять, потом кошель мне вернули с извинениями, всё же фиолетовый, похоже, крут, и объектом сексуальных. домогательств, тоже крайне непродолжительное время – амулет, выданный Фаром, чем-то таким приложил моего неожиданного поклонника, что тот бросился извиняться и просить не наказывать его. Видимо, принял меня за магичку. Я бы умилилась заботе моего странного знакомого, если бы не знала, что я ему нужна. Интересно, а если кто-то с моего разрешения подержится за мою пятую точку, его тоже шарахнет?

Больше никаких приключений на мою долю в этот вечер не выпало, в комнате никого не было, кажется, соседей и не намечалось, судя по отсутствию вещей, и я уселась за книги. Читала всю ночь. Ругалась. Даже всплакнула. Пару книг хотелось сжечь, желательно вместе с авторами. Остальные – признать негуманными и запретить. Тоже вместе с авторами.

Начать с того, что про третий способ даже не все упоминали в принципе, а те, кто упоминал – советовали про него сразу забыть, как про идеалистический и требующий сознательности и благородства от усилителя, которыми тот обладать не мог. Поэтому практически все сходились на том, что надо полностью ментально подчинить и пользоваться просто как оружием. Был, правда, один оригинал, который рекомендовал первый способ, утверждая, что он эффективнее… Тем эффективнее, чем больше усилитель страдал во время забора крови. Тут меня замутило даже.

Вообще, когда я тащилась с книгами через полгорода, я предвкушала изобличение злодейских планов Фара, будучи уверенной, что он меня запугивает, специально сгущает краски, гад. Теперь же претензия к нему поменялась – он многое страшное не договорил, опять-таки гад. И непонятно – что за затея у него такая, что он сможет и домой меня вернуть, и даром наделить… И почему он выбрал третий способ – тоже неясно. В этом мире, оказывается, вообще попаданцев не очень-то любили. Типа, понаехали тут. Честные люди вон целую жизнь маются, чтобы магию получить, а эти с магией сразу приходят. Непорядок и несправедливость. Которые довольно хорошо, с точки зрения местных магов, решаются тем, что относиться к пришлым надо не как к людям, а как к оружию… Фу!

Я так и заснула за книгой, а когда проснулась – уже рассвело, на краешке стола сидел Фар и читал ту книжку, где рекомендовалось как следует помучить.

– Почему третий способ? – спросила я, зевая и растирая глаза.

– Не знал про все возможности первого, – ответил он, слегка помахав книгой. Я побледнела, и он добавил. – Прости, несмешная шутка.

– Шутка ли? – спросила я, размышляя, а что, если я его потрогаю? А то сидит тут так близко… и женскими духами слегка попахивает. Козлина. То есть, кобелина.

– Я не мучитель, – сказал Фар. И как-то убедительно сказал, надо признать. – Кроме того, есть небольшой шанс, что осознанное взаимодействие даст больший эффект…

– Мне не нравится, как ты со мной обращаешься, – прямо сказала я и протянула руку, намереваясь ухватить за волосы. Он увернулся.

– Мне тоже не нравится, – неожиданно признался, – но у меня такое впечатление, что котёнок, которого я подобрал и поселил на балконе, уже отжал у меня полдома. И скалит зубы на вторую.

– Ты даже лицо мне не показал! – укорила я этого любителя котят. Дались они ему…

– Даже лицо? – задумчиво переспросил он. – Намекаешь, что надо будет ещё всё остальное показать?

– Намекаю, если брать твою аналогию с котёнком, что ты даже на порог не пустил, какой-то грязный коврик бросил перед дверью, и всё!

– Ладно, пусть так, – согласился вдруг Фар. – А почему я должен пускать, если котёнок гадит по углам и мышей не ловит? И вообще только требует, требует и требует?

– Я боюсь мышей, – мрачно сообщила ему, испытывая внутренний конфликт, где-то от его слов неприятно свербело, понять бы ещё почему. – Слабым и попавшим в беду надо помогать! – наставительно поведала, не найдя других аргументов.

– Я так понимаю, – как-то мягко и устало проговорил он, – что в своём мире у тебя там приют для престарелых и бездомных людей и потерявшихся животных? – Я молчала, и он вздохнул. – Ну, конечно же, нет. Об этом прекрасном принципе, как правило, все вспоминают только, когда самих припечёт. Вот тогда и начинаются вопли, что все им должны. И чем меньше человек сам думает об окружающих, тем громче вопли. Увидимся через пару часов, Леся.

– Стой! – поймала я его на выходе. – Но тебе же от меня кое-что нужно!

– Это для меня не вопрос жизни и смерти, – пожал плечами Фар. – В отличие от тебя.

Он ушёл, а я честно пыталась ещё поспать, но не очень-то успешно. Мне было обидно. Как будто бы он мне сказал, что я – плохой человек, раз не держу приюта для котяток и дом престарелых. Но ведь это не так! Я помогаю… когда могу. Ну, иногда. Но ведь это нормально! Промучившись и проворочавшись ещё пару часов, я вынуждена была признать, что Фар действительно совершенно ничего мне не должен. Вот разве что фиолетовый… Ну ладно, ладно, никто мне ничего не должен, даже несмотря на то, что я не плохой человек. Грустно, конечно, но что делать.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий