Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Жнецы ветра
Глава 7

Шагах в пятидесяти от укрепления Га-нора окликнули. Он послушно остановился, поднял руки, покрутился, чтобы его рассмотрели, и лишь после того, как получил разрешение, двинулся дальше и без труда перемахнул через плетень.

– На мертвяка вроде не похож, – сказал лучник.

Два его товарища с сомнением осмотрели следопыта и неохотно кивнули.

– Ты везунчик, северянин. Все считали, что не вернешься.

– Или вернешься, – хмыкнул бородач. – Но мертвым.

Га-нор нахмурился, пожал плечами. Сейчас ему было не до шуток.

– Как там? – жадно спросил лучник.

– Не сахар, – ответил разведчик, не вдаваясь в подробности. И, чтобы избежать дальнейших расспросов, поинтересовался: – Где искать вашего командира?

– Милорда Рандо? В трактире или возле колокольни. Или у западного укрепления. Поспрошай ребят. Они укажут.

Солдаты, которых он повстречал на пути, провожали сына Ирбиса взглядами. Кто-то окликнул и поинтересовался, есть ли у них шансы. Приходилось односложно отвечать. Лука он нашел возле колокольни. Стражник резался в кости с самим собой.

– Бездельничаешь?

– Я жутко рад тебя видеть, лопни твоя жаба! – улыбнулся тот.

– Ты ставил на мое возвращение, – догадался Га-нор. – И сколько монет съел твой бездонный карман?

Лук сделал вид, что обиделся, сгреб с доски кости, убрал в потертый кожаный мешочек.

– По-твоему, я не могу радоваться возвращению живого друга, что ли?

– Ну отчего же? – усмехнулся в густые усы следопыт. – Я тоже рад тебя видеть.

– Ставки! Как ты мог так подумать обо мне?! – не унимался Лук, надувшись, точно индюк. – Какие в Бездну ставки, когда денег ни у кого почти нет, лопни твоя жаба! Пяток медяков и одна серебряная монета – это разве выигрыш?!

Сын Ирбиса сочувственно цокнул языком. Лук в ответ протянул товарищу меч:

– Держи свою железку. Никто на нее не позарился. На самом деле грех было не поставить. Я-то знал, что для тебя такая прогулка – плевое дело. Какие новости? Жить будем или надо просить Отора о заупокойной, пока у него нет очереди?

– Отора?

– Полковой жрец. По мне, так еще тот жук. Говорит складно, а глаза хитрющие. Так что?

– Ничего хорошего. Дорога перекрыта. В лагере полно набаторцев.

– И еще колдун, забери его говы, – зло сплюнул солдат себе под ноги.

– Белый мертв.

– Ну ты и силен, братец! – уважительно и несколько недоверчиво протянул Лук. – Как тебе удалось…

– Не мне. – Га-нор с озабоченным видом покосился на снижающееся солнце. Оно уже задевало нижним краем верхушки деревьев на дальнем конце поля. – Проклятой.

Стражник булькнул и округлил глаза:

– К-к-о-о-му?!! Прок…

– Тихо! Пошли. Найдем рыцарей. Время уходит.


Его слушали в гробовом молчании. Водер задумчиво поглаживал бороду, то и дело многозначительно поглядывая на племянника. Рандо, еще более уставший и осунувшийся, чем прежде, сидел прямо на полу, положив меч поперек колен. Рыцаря вновь знобило, а глаза жгло так, словно неведомые создания кололи их изнутри добела раскаленными иглами.

Юргон с каждым словом Га-нора становился все угрюмее, а его левое веко начало предательски дергаться. Он постарался справиться с этим, но получилось неважно. Было видно, что маг раздавлен новостью.

– Если все, что мы услышали, правда, северянин, то неприятности серьезней некуда. – Голос у Водера был зловещим. – Клянусь честью, очень не хочется тебе верить. Не могло быть ошибки?

– Он верно ее описал. Во всяком случае, в канонических текстах Башни и на портре… – Юргон откашлялся. – В общем, выглядит эта… женщина примерно так, как он говорит.

– Я уверен, что это Убийца детей. – Га-нор, не спрашивая разрешения, взял со стола кружку с водой. Напился, вытер рукавом намокшие усы. – И она считает, что солдаты выдадут вас.

– Она заблуждается! – горячо возразил Рандо.

– Я бы поостерегся зарекаться, милорд, – возразил Юргон. – Люди – странные существа. Особенно когда их жизнь висит на волоске. История знает много примеров, когда верность оборачивалась предательством.

– Убийца детей лишь говорит о том, что соблюдает договоры. Но она падшая. Ее душа темна. Ей не стоит верить.

– Золотые слова, северянин, – медленно произнес Водер. – Раз ты так мудр, возможно, расскажешь нам, глупцам, что делать дальше?

– Бежать, – невозмутимо ответил Га-нор.

– Если вы не собираетесь дожидаться прихода смерти, то делать здесь нечего, лопни твоя жаба! – вмешался Лук. – Мы с Га-нором хотим уйти, как только станет темно.

– Думаю, мы поступим так же, – не глядя на дядю, произнес милорд Рандо. – Как я понял, ты хороший следопыт, северянин. Я отправлю два разведывательных отряда. Один пойдет к холмам, другой – к лесу. Предлагаю тебе стать командиром в одном из них.

Водер, услышав такое предложение, нахмурился, но промолчал.

– Спасибо за доверие, милорд, – с достоинством склонил голову Га-нор.

– Вы проверите холмы. Я дам тебе людей.

– А вот на это я не согласен, – возразил северянин. – Мы пойдем вдвоем. Я и Лук. Я не знаю ваших людей и их опыта. Они будут только мешать. Двух человек вполне достаточно. Мы должны оставаться незаметными, а чем больше отряд, тем больше сложностей. Если хотите, чтобы это делал я, вам придется прислушаться к моей просьбе.

Рандо несколько ун помолчал и принял решение:

– Будем считать, что ты меня убедил, сын Ирбиса. Разбираешься в картах?

– Да.

– Смотри. Пойдете по полю вот до этой рощи, – рыцарь провел пальцем линию. – Затем, если дорога свободна, двигайтесь к холмам. И ждите нас здесь. Мы выступим через нар после вас. Все понятно?

– Угу, лопни твоя жаба! – шмыгнул носом Лук.

– Превосходно. Выходите, как только стемнеет. Юргон, предупреди патрули, чтобы их пропустили.

Когда северянин, Лук и Огонек вышли, Рандо потер гудящие виски.

– Проклятая охотится за тобой. – Водер повернулся к племяннику.

– Зачем я ей? – с сомнением произнес молодой человек.

– Не спрашивай ерунду. В тебе течет древняя и благородная кровь.

– В тебе этой жидкости не меньше, чем во мне.

– Сейчас я говорю о семье твоего отца. Рей Валлионы. Ты в дальнем родстве с императорской семьей. Двадцатый в очереди на трон, а у Императора нет наследников.

– Вот именно что двадцатый, дядя. Не первый и даже не пятый.

– Ты забываешь, что во время войн подобные очереди сокращаются крайне быстро. Если вспомнить историю, иногда и более дальние родичи становились правителями. Кроме того, насколько я помню, ты – единственный из оставшихся на юге, в ком течет кровь Сокола. Как вижу, легенды, которые тебе рассказывала в детстве моя сестра, ты пропустил мимо ушей. А в них, между прочим, была история, как во время Войны Некромантов один из тех, у кого была такая же кровь, как у тебя, попал в руки Оспы.

– И что? До Корунна она так и не добралась.

– В тот раз Проклятым не повезло. Сейчас все может измениться.

– Ты думаешь? – Рандо с удивлением посмотрел на дядю. – Раньше не замечал в тебе подобных настроений.

– Я не дурак. Да и ты тоже. Юга у нас, считай, что нет. С Лестницей Висельника вопрос пока открыт. Даже если зима пройдет тихо, к весне гости заглянут на север. Так что битва может докатиться до стен столицы. И тогда твоя кровь окажется очень кстати.

– Если только это не пустая легенда.

– Набаторцы, судя по всему, в нее верят. Помнишь их странное поведение в сражении под Альсом? Они дрались как бешеные. Нас прижали к городским стенам. Им ничего не стоило добить отряд.

– Нам удалось вырваться из кольца.

– Скорее нас отпустили. Они знали, кто командует «леопардами». Потом нам сели на хвост и гнали до тех пор, пока не получилось зажать в ловушке. Я уверен, Проклятая пришла по твою душу.

– Думаешь, она не позаботилась о том, чтобы не дать нам возможности уйти?

– Она сильна, но не всесильна, – сказал Водер после недолгой тишины. – И, как и всякого человека, обмануть ее можно. Надо разделить отряд на три части и прорываться небольшими группами в разных направлениях. Лес. Холмы. Река.

– Ты прав. Так и сделаем, – кивнул Рандо.


Хмурые и неприветливые осенние сумерки накрыли безымянную деревушку тяжелыми крыльями подкравшейся ночи. С востока наползали дождевые тучи. Похолодало. Вновь поднялся резкий, пронизывающий ветер. Он пытался задуть пламя многочисленных костров, которые жгли солдаты, чтобы разогнать мрак. Сотни рубиновых искр рождались из пламени и, подхваченные ветром, разлетались по улице огненной вьюгой.

Деревню охватила суета. Звучали приказы, звенело оружие, собирали и делили между бойцами скудный провиант. Глум выкрикивал имена, разводя людей по только что созданным отрядам. У реки вновь стучали топоры и молотки – команда на скорую руку собирала плоты.

– Когда набаторцы поймут, что они уходят? – спросил Лук у затягивающего пояс северянина.

– Достаточно быстро для того, чтобы уйти не так далеко, как бы хотелось. Но южанам придется выбирать, за кем гнаться.

Стражник в последний раз проверил шнуровку на подбитой мехом куртке. На ней не было пластин, но зато она оказалась теплой, и это предопределило выбор в ее пользу. Он не стал брать даже кольчугу. Сейчас любой лишний вес мог помешать. Хватало и оружия, которое он нес.

– Бездна! – Солдат вытер со щеки упавшую каплю. – Опять дождь пошел, лопни твоя жаба! Как же он мне надоел!

– Радуйся. Он нам на руку. Готов?

Стражник поднял с земли круглый щит, забросил его на спину, перекинув ремень через плечо, поувереннее перехватил лязгнувший цепью кистень.

– Вроде того, приятель. Хотя не скажу, что мне не страшно.

– Замечательно. Значит, будешь меня слушать. Идем. Почти стемнело.

Лук шмыгнул носом и произнес:

– По-моему, мы сглупили, согласившись на холмы. Лес, пускай я его ненавижу, лопни твоя жаба, выглядит безопаснее.

Следопыт, перебросив латаный-перелатаный вещмешок с плеча на плечо, показал на север пальцем:

– Там – Проклятая. Я не хочу ей попадаться. Во второй раз Уг может быть занят более важными делами, чем спасение моей жизни. Ни к чему испытывать терпение богов.

– Хорошо, что мы не забираемся в реку. Я бы ни за какие сорены не поплыл в такую погоду, – насупился Лук. – Ни шагу бы к реке не сделал, лопни твоя жаба! Лучше сдохнуть здесь, чем лезть туда.

– Когда прижмет, не только в реку войдешь, но и в отхожую яму.

– На северо-востоке все как на ладони! – продолжал ворчать солдат, нагоняя друга. – Вокруг голые поля, напитанные водой, грязью и…

– Тьмой. Ночь будет такая, хоть глаз выколи. И ливень. Я же говорю – он нам на руку.

– И все-таки… нам надо было на север. Лес…

– Не волнуйся, – перебил его Га-нор. – Будет тебе твой лес. Еще успеет надоесть. За полями – холмистая гряда. Она невелика. Рано или поздно доберемся до западных отрогов Слепого кряжа.

– Мне приказано проводить вас до поста. – К ним приблизился Кальн.

В молчании друзья дошли до окраины деревни и остановились перед провалившимся плетнем. От стены ближайшей избы отделилась тень, и появился хмурый солдат. Он был вооружен мощным луком, на тетиве лежала стрела. Второй человек, Га-нор чувствовал его присутствие, остался в засаде. Лучник вопросительно посмотрел на Кальна.

– Пропустите, – приказал тот.

– Не спи, Лук. – Сын Ирбиса оглянулся на товарища и шагнул за призрачную границу поселения.

Стражник смотрел прямо перед собой, видел в четырех шагах впереди идущего Га-нора и обливался потом, чувствуя себя ужасно уязвимым. Хотелось упасть на землю и ползти на животе, так как, по мнению Лука, сейчас их могли лицезреть все кому не лень.

На середине поля Га-нор остановился:

– Обвяжи цепь. Ее слышно за лигу. Оберни тряпкой.

– Где я тебе тут тряпку возьму?

– Плащ у тебя на что?

– Чтобы не мокнуть, разумеется!

– Понимаю. Лучше быть мертвым, но сухим.

Солдат, поминая на каждом втором слове обожаемую жабу, замотал кистень плащом.

– Хорошо, – одобрил сын Ирбиса. – Я пойду вперед. Досчитаешь до двухсот… Сможешь?

– До двадцати пяти могу.

– Считай восемь раз по двадцать пять. Затем отправляйся за мной. Только тихо.

– Понимаю. Не дурак.

– Если собьешься с пути – остановись. Я тебя найду.

– В такой темноте я едва вижу дальше своего носа.

– Справишься. Держи кинжал под рукой, – посоветовал Га-нор и растворился во мраке.

Северянин никогда не жаловался на зрение. Долгие походы по Самшитовым горам научили его чувствовать ночь, но на этот раз глаза оказались почти бессильны – темень была непроглядна. Приходилось полностью полагаться на слух и в меньшей степени на обоняние. Дождь и ветер уничтожили большинство важных запахов, сгладили остальные и усилили те, что лишь мешали.

Под ногами хлюпала вода вперемешку с грязью. Невысокая пожухлая трава нисколько не смягчала шагов. Но следопыт быстро свыкся с такой дорогой и уже через две минки продвигался гораздо увереннее, чем прежде.

Его цель была впереди, в большой осиновой роще, начинавшейся перед холмами. Лучшего места для возможной засады набаторцам не найти.

Сын Ирбиса не сомневался, что без труда обнаружит засаду и проведет Лука так, чтобы напасть на секрет.

Северянин обернулся, но отсюда до деревни было довольно далеко, и он увидел лишь несколько зыбких, тусклых огоньков. Га-нор легко перепрыгнул через невысокий плетень, огораживающий поле, прижался к земле, стараясь исключить любую возможность быть замеченным. Перед сыном Ирбиса, венчанная короной дождя и мрака, стояла стена деревьев.

Капли стекали с ветвей, глубоко пропитывая ковер из опавшей листвы, не давая ему возможности предательски шуршать под ногами. Ветер качал кроны. Старые, растрескавшиеся и потемневшие от возраста стволы густыми тенями выделялись в темноте. Северянин крался, перебегая от одного дерева к другому, ощущая кожей шершавую кору и чувствуя запах прелых листьев, осени, дождя и влажной земли.

Шепот падающих капель, тихие вздохи травы, раздраженное ворчанье разбуженных крон. Обычный лес в обычную непогоду. Но следопыт всей кожей чувствовал близкую опасность.

Га-нор замер и, напрягая слух, долгие двадцать ун вслушивался в привычный шелест ненастья.

– Смена, – раздался тихий голос в нескольких ярдах от него.

В ответ вдалеке едва слышно грохотнул гром. Северянин осторожно обнажил кинжал и прижался к дереву.

Было слышно, как завозились люди, как кто-то ворчит под нос. Звякнул входящий в ножны меч.

– Когда нас заменят, сержант?

– Через два нара.

Закутанные в плащи набаторцы прошли совсем рядом с затаившимся северянином и скрылись в темноте. Га-нор напряженно вслушивался в звук их удаляющихся шагов до тех пор, пока они полностью не стихли.

Кто-то пошевелился рядом, вздохнул. И наступила томительная тишина.

Следопыт выждал еще несколько минок, а затем продвинулся чуть вперед, оказавшись как раз напротив раскрывшей себя засады.

За спиной Га-нора вероломно треснула ветка, и северянин стремительно отпрыгнул в сторону. Боевой топор врезался в ствол, за которым уну назад прятался следопыт, и тут же раздался разъяренный и очень разочарованный вопль. В ответ ему прозвучали встревоженные вскрики:

– Что там?!

– Норб кого-то шуганул!

Га-нор, не вставая с колен, метнул в нависшую над ним тень кинжал, по тихому вскрику понял, что попал, нащупал шершавую рукоять меча за спиной и приготовился к бою. Вновь сверкнула молния, и он увидел, что к нему бегут трое.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий