Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Огонь Изначальный
Глава 1. О том, как встречают в доме родном

– Спасибо, – с благодарной улыбкой сказала я светловолосому мужчине. Несмотря на некоторую скудость эмоций, в последнее время мною испытываемых, я действительно была ему очень признательна. Этот немолодой арэйн, судя по мелькающей на голове седине и задумчивым, всезнающим глазам, проживший на свете не меньше четырех сотен лет, буквально спас меня, выходил, когда я не могла даже с кровати подняться без посторонней помощи. Совершенно незнакомый арэйн, которому, в общем-то, нет дела до какой-то девчонки, попавшей в беду. Он не привязался ко мне и, буду откровенна, даже не проявлял особого беспокойства – его не волновало, встану я на ноги или через пару недель отправлюсь к богам, однако он заботился обо мне. Пусть, по его же признанию, делал арэйн это исключительно из-за просьбы Ксая, принесшего меня, полуживую, к нему в дом, но ведь не выгнал на улицу. А мог бы. Выкинуть за дверь или оставить в комнате – просто не заходить, не приносить лекарства, не кормить мясными бульонами, а потом сказать, что не сумела выкарабкаться, слаба оказалась. Я была ему благодарна. Он подарил мне еще один шанс и теперь, когда я достаточно окрепла для небольшого путешествия, открыл проход между мирами.

Поправив сумку на плече, в последний раз посмотрела на арэйна и решительно шагнула в ярко-зеленый столб света. Земля покачнулась и в один миг ушла из-под ног. Окружающий пейзаж, проглядывающий сквозь мерцающую, искристую пелену, закрутился, смазался. Зеленый свет стал нестерпимо ярким, ослепляя, заставляя зажмурить глаза, со всех сторон хлынули клубы густого тумана с запахом используемого в ритуале перехода растения. Однако неприятные ощущения длились всего лишь мгновение, спустя которое ноги вновь обрели твердую опору и вернулось зрение – осталось только проморгаться, прогоняя приплясывающие зеленые пятна.

Я огляделась и невесело усмехнулась, узнавая местность. Кто бы мог подумать – тот самый пустырь, с которого не так давно мы с Гихесом открывали проход в мир арэйнов. Или, быть может, это было давно, целую жизнь назад? Ведь тогда я верила в чудеса, мечтала о захватывающих приключениях и великих свершениях. А впрочем, свершение наше получилось великим, отголоски его дойдут и до мира людей. Скоро эвисы Льда узнают, скоро заметят, что теряют власть над арэйнами своей стихии.

Неподалеку впереди виднелась дорога, рассекавшая просторную равнину пополам. Словно лента, она соединяла городские стены с темной полоской леса, украсившей горизонт устремленной к небу бахромой. В прошлое мое появление здесь землю покрывала пышная желтая трава. Сейчас вся поверхность была устлана тонким белым ковром, почти нетронутым, идеальным, и только там, где проходила дорога, изрытый лошадиными копытами и колесами повозок снег перемешивался с темно-серой грязью. Быстрым шагом я направилась к дороге, без зазрения совести нарушая безупречность белого покрова, нежного, податливого, с тихим хрустом сминающегося под моими ногами и забивающегося между клочками сухих травинок.

Много времени дорога до города не заняла. Под присмотром арэйна я хорошо восстановилась – те дни, когда, пошатываясь, с трудом двигалась по стеночке и уставала уже от того, что ходила из своей комнаты в ванную и обратно, остались только в воспоминаниях. Пусть до сих пор не удавалось почувствовать Огонь – я подозревала, что после страшных событий, едва не стоивших мне жизни, стихии не осталось ни капли, – но хотя бы физическая форма более или менее вернулась в нормальное состояние. О том, что я ощутила, очнувшись от двухнедельного забытья и впервые не отыскав внутри себя привычной силы Огня, старалась не думать. Как я тогда не сломалась… не понимаю.

Охранный контур остался позади, и через пару минут я окунулась в городскую суету, как будто пересекла еще одну невидимую линию. На самом деле эта часть города не пользовалась особой популярностью: бесконечными потоками торговцы приезжали с восточной и южной сторон, с северной их было намного меньше, а с запада, откуда сейчас шла я, – их по пальцам счесть можно. Сложилась такая ситуация из-за болотистой местности, начинавшейся в глубинах леса. Раньше торговцы еще как-то исхитрялись проехать по той дороге, но постепенно болота захватывали все большие территории, превращая некогда широкий тракт в петляющую среди жидких ям тропинку. Проще и намного безопасней стало двигаться в обход, и пусть время на дорогу увеличивается прилично, груженные товаром обозы теперь подходят к городу с южной стороны. Западной дорогой по-прежнему пользуются разве что одинокие путники, да любители болотной травы – очень уж она ценна как ингредиент для приготовления различных лекарственных отваров, а впрочем, и для ядов тоже.

Из-за некоторой заброшенности западной дороги и в самом городе окраина с этой стороны не кипела жизнью – сначала шли пустые переулки, небогатые дома, скромные дворики. Лишь потом, когда пересекаешь невидимую линию, выходя на широкую улицу, одну из главных, что пронзает город насквозь, вливаешься в поток суетливых горожан.

Остатки первого снега, сбившись в грязные комья, сохранились только на обочинах, да на газонах лежали почти прозрачным, рваным ковром. На дорогах о нем напоминала только мутная вода, скопившаяся в щелях между камнями брусчатки.

Я смотрела на проезжающие мимо кареты, на всадников и торопливых прохожих, вдыхала холодный воздух с запахом наступающей зимы и мокрого снега. Шла по знакомым с детства улицам, удивляясь отсутствию той радости, которую надеялась ощутить при возвращении домой.

Там, у светловолосого арэйна, ухаживавшего за мной, временами казалось, что стоит мне очутиться в родном мире, и все произошедшее в Арнаисе растает безобидной дымкой за спиной, забудется, словно страшный сон поутру. Я вновь смогу улыбаться, как раньше, наслаждаться жизнью и радоваться уже тому, что я есть. Да, в моменты слабости я тешила себя подобными иллюзиями, но в глубине души точно знала – мне не забыть, не стать прежней. И зачем? Чтобы снова начать безоговорочно верить? Лучше знать, на что бывают способны разумные существа, будь то люди или арэйны. Боги, благодарю за этот урок. Надеюсь, мне удалось его усвоить.

Свернув на узкую улочку, прошла пару кварталов и наконец добралась до спального района, где стоял дом нашей семьи. Поток людей резко уменьшился, здесь было значительно тише и спокойнее, потому как располагались только жилые дома – никаких торговых лавок, магазинов, ресторанов, мастерских и прочих полезных или развлекательных заведений, вокруг которых всегда толпилось много народу.

Вскоре среди аккуратных рядов симпатичных разноцветных домиков показался наш, двухэтажный, с бежевыми стенами и покрытой красной черепицей многощипцовой крышей. Совсем немного оставалось пройти, когда я вдруг почувствовала несущееся в меня заклинание – частицы Синего Мира, основы мира физического, задрожали, завибрировали, волной колебаний передавая приказ какого-то мага. Наверное, меня спасло лишь обострившееся чутье к стихии Эфира, пришедшее на смену иссякшей магии Огня.

Ощутив приближение враждебного заклинания, метнулась в сторону, соскакивая с тротуара на заснеженный газон, однако в тот же момент откуда-то сбоку вылетело второе заклинание, широкое, яркое, быстрое, а за ним, отставая только на пару секунд, еще одно, с другого бока. Меня будто поджидали и теперь атаковали с разных сторон, не давая уклониться!

Краем глаза заметив смутно знакомого человека с фиолетовыми волосами – кажется, несколько раз видела этого эвиса Молний в коридорах магической школы, – я развернулась и бросилась назад, прочь от уготовленной ловушки. «Неужели за мной охотятся наши маги? Но зачем? Что им нужно?» – промелькнули в голове торопливые мысли.

Заклинания, в которых по колебаниям Синего Мира я распознала ловчую сеть, атаковали с такого ракурса и с такой скоростью, что уйти из-под их действия я никак не успевала – действовала лишь по инерции в бессмысленной попытке спастись. Да, они хорошо подготовились и рассчитали все верно! Подчиняясь воле магов, синие нити из энергии Эфира сплелись в плотную сеть, настигли меня, коснулись головы, опустились на плечи, надавливая, обволакивая, словно паутина. Страх сдавил горло, я пискнула – все, что вышло вместо вскрика, – и, понимая, что попалась, но не желая сдаваться, отчаянно рванулась из пут. Внутренности внезапно скрутило, перед глазами взорвалась синяя вспышка, пространство смазалось, стало нечетким, какая-то сила протащила меня буквально по воздуху, а спустя мгновение я оказалась в паре шагов от упавшей позади на мостовую сети. Не раздумывая, как такое получилось, воспользовалась удачей – ускорила бег и поспешила свернуть на соседнюю улицу, пока в спину не прилетел очередной сюрприз от доблестных магов. Судя по их замедленной реакции, подобной прыти от меня не ожидали – то ли удивились, что я вообще сумела уйти из-под четко спланированной атаки, то ли разглядели подозрительные перемещения в пространстве. Что ж, их заминка мне на руку!

К счастью, эту часть города я знала хорошо и прекрасно ориентировалась в хитросплетениях улочек, а потому легко могла прямо на ходу подобрать подходящий маршрут, не опасаясь угодить в тупик. Однако проблема заключалась в другом – нужно было решить, куда именно бежать, чтобы уж наверняка оторваться от погони.

Попетляв немного по чистым, но пустым в разгар рабочего дня переулкам, я чуть не поймала плечом очередную магическую сеть и, чудом извернувшись, выскочила на оживленную площадь. Собираясь запутать преследователей – пусть решат, что пытаюсь затеряться в толпе, – почти сразу свернула на короткий бульвар между двумя главными улицами, на одной из которых сбавила скорость, перешла на шаг и нырнула в знакомый, довольно дорогой ресторанчик. Несколько раз мы бывали здесь с родителями, пару раз заходили с друзьями, еще в те времена, когда я не училась на факультете арэйнологии и, следовательно, не знала стеснения в карманных деньгах, поскольку родители частенько меня баловали. Именно это место я выбрала сейчас неспроста – у ресторанчика было два входа: один парадный, со стороны торговой улицы, а другой выходил на веранду, заставленную столиками для любителей поесть на свежем воздухе. С веранды можно было попасть в сад, из сада – в один из трех городских парков, где я и хотела спрятаться. Запыхавшись из-за стремительного забега, я нуждалась хотя бы в небольшой передышке. Все же погоня сильных, натренированных магов за хлипкой девчонкой, недавно побывавшей на границе жизни и смерти, гораздо с большей вероятностью закончится в их пользу, нежели в мою.

Только когда спряталась на тихой поляне, окруженной зелеными круглый год елками, я позволила себе слегка расслабиться. Опустилась на скамейку, сбросила с плеча сумку, поставив рядом с собой так, чтобы в любой момент было удобно снова ее подхватить. Повернулась лицом к тропинке, не желая пропустить появление магов, если те вдруг отыщут меня. Принялась восстанавливать сбившееся дыхание, поморщилась, лишь сейчас ощутив боль в груди из-за нехватки воздуха и неприятное покалывание в боку. Задумалась.

Интересно, почему, поняв, что маги, среди которых также были преподаватели из школы, хотят набросить ловчую сеть, а значит, планировали задержать, но никак не убивать, я бросилась наутек? Почему не остановилась, не предложила поговорить и прояснить ситуацию? Преподаватели из школы! Они не могли причинить мне вреда. Неужели во мне взыграла недавно приобретенная тотальная недоверчивость к людям и я поддалась излишней, даже параноидальной осторожности? Убегать от магов, работающих в родной школе! Впрочем, и то, что они применили ко мне какое-либо заклинание, тем паче ловчую сеть, казалось странным, если не сказать подозрительным! Зачем было сразу нападать, пытаться связать? Не проще ли дождаться, когда дойду до дома, и обратиться как к студентке учебного заведения? Может, я не так уж была не права, когда рванула прочь? Если ничего серьезного не случилось и дело в моем долгом отсутствии, разберемся позже, а пока лучше не высовываться. Кстати, есть шанс выяснить кое-что прямо сейчас.

Я наполовину расстегнула куртку и, запустив руку в ворот вязаной туники, вытянула из-под нее оставленный мне Ксаем кристалл связи на простой тонкой цепочке. Небольшой, хрустально-прозрачный, в стандартной, единственно возможной для таких артефактов форме триакисоктаэдра, он ловил солнечные лучи и, гладкими гранями затейливо их преломляя, отбрасывал красивые блики, что играли на моих руках, на одежде и на земле. Я зажала кристалл между ладоней, прикрыла глаза, чтобы ничего не отвлекало, не мешало сконцентрироваться, и отправила мысленный зов. Если странное поведение магов связано со школой, мама должна знать, в чем дело. Ведь они поджидали рядом с домом, а значит, наверняка сначала поговорили с ней. А если мама окажется не в курсе, обращусь уже к отцу, вернее, к Тиму – как выяснилось, он мне не родной. Тим, лучший королевский следователь, не может не быть осведомлен касательно всех важных и не очень дел, творящихся в городе. Тем более, если это касается его семьи!

– Инира? – раздался из потеплевшего кристалла недоверчивый мамин голос. Наверное, сомневалась, не пригрезилось ли ей.

Я облегченно выдохнула – в глубине души боялась, что возникнет какая-нибудь проблема и связаться не удастся. Поскольку со старого кристалла я не перенесла настройки на новый, теперь дозваться я могла только самых близких родственников, и то порой возможны накладки.

– Да, это я. Вернулась в Лиасс, подходила к дому, а на меня вдруг маги напали! Причем некоторые точно из нашей школы. И поджидали у нашей калитки.

– Ох, Инира! – взволнованно воскликнула мама. – Ты сейчас где?

– Э-э… – насторожилась я и почувствовала, как холодеет внутри. Неужели я не доверяю собственной матери, в чем-то смею ее подозревать?! Но зачем, лесные демоны подерите, она спрашивает, где я?! Глупости, Инира, ты стала слишком нервной! Конечно, она спрашивает. Потому что волнуется, потому что испугалась, будто со мной могло что-то случиться. Но я не смогла пересилить себя и рассказать, где нахожусь. Закусила губу, в груди снова заныл страх, едва утихомирившийся. А вдруг подслушают? Вдруг рядом с ней стоит маг, держит наготове заклинание или кинжал приставил к горлу, заставляя выпытывать у меня местонахождение?

– Инира? Милая, ты меня еще слышишь? – в голосе мамы проскользнули панические нотки. – Инира! Пожалуйста, ответь!

– Слышу, мам, – торопливо отозвалась я, не желая заставлять родного и самого близкого человека нервничать еще больше. Родная, близкая, любимая, которая всегда обо мне заботилась… почему я не могу ей довериться? Неужели внутри меня все же сломалось нечто важное? Я снова замялась. На глаза навернулись слезы. Мамочка, как же я по тебе скучала! Как хочется вернуться в безоблачное детство, когда мир был простым и прекрасным, а любыми переживаниями, сейчас казавшимися до смешного глупыми, я могла поделиться с тобой! Или хотя бы вернуться домой, зажмуриться, уткнуться в плечо и забыться в надежных объятиях. Я так устала. Мне так страшно, так одиноко… Выровняв дыхание, постаралась спокойно произнести: – Сейчас я в безопасности, но хотела узнать, что происходит.

Быть может, преследовавшие меня маги – лишь какое-то недоразумение? Может, мама все объяснит, и я смогу вернуться домой, а затянувшийся кошмар наконец прекратится?

– Как хорошо, что с тобой все в порядке! – Мама помолчала, успокаиваясь и собираясь с мыслями, а потом торопливо заговорила: – Инира, они уже давно тебя поджидали. Все пытались разобраться в том происшествии с появлением на занятии арэйна Эфира, хотели понять, как тебе удалось его вызвать. Обыскали наш дом, взломали охранные заклинания, нашли книгу, по которой ты готовилась, и стали разбираться уже в заклинании. А потом выяснили. Инира, они догадались, что заклинание могло подействовать только у арэйна и при этом вызвать арэйна той же стихии! Пытались выпытать у меня подробности. Я ничего не рассказывала, отрицала твою причастность к арэйнам, но они не верили – заклинание служило слишком хорошим доказательством. В любом случае, они решили схватить тебя и экспериментировать уже с тобой. С тех пор установили наблюдение за домом, у Тима возникли проблемы на работе. Без сопровождения нас никуда не выпускают. Инира, тебе не получится вернуться к нам. Не сейчас. Ты должна уехать как можно дальше. – Мама снова замолчала, однако, не дождавшись какого-либо ответа, осторожно спросила: – Инира, ты слышишь?

А я не знала, что сказать. Сидела на скамейке с закрытыми глазами и боялась их открыть, потому как казалось, что маги вот-вот окажутся рядом. Набросятся на меня, свяжут своим заклинанием, потащат в лаборатории, школьные или королевские, те, что в столице неподалеку от нашего города. Запрут за решеткой в маленькой каморке и каждый день будут водить на страшные опыты, заставлять призывать арэйнов, чтобы также посадить их в клетку, брать мою кровь, наполовину принадлежащую расе арэйнов, и экспериментировать, экспериментировать до бесконечности!

Я сидела на скамейке, зажмурившись, кусая губы, покачиваясь вперед-назад, напряженно сжимая в дрожащих руках несчастный кристалл с такой силой, что заостренные края больно впивались в кожу ладоней. Боги, за что мне все это, за что?!

– Слышу, – выдавила я через силу.

– Инира, я… – судя по сорвавшемуся голосу, мама собиралась сказать что-то ласковое, признаться, насколько по мне скучала, как волновалась и ждала встречи. Но, наверное, решила, что сейчас не время. А может, не хотела расстраивать и давать мне повод для слабости. Некогда расклеиваться, некогда лить слезы. – Слушай внимательно. Несмотря на постоянную охрану, мы с Тимом смогли для тебя кое-что приготовить. Помнишь полянку неподалеку от города, где мы часто бывали, когда ты была маленькой?

– Это где я тренировалась над первыми заклинаниями? – Кажется, способность говорить постепенно возвращалась. Я даже сумела разлепить глаза и с тревогой оглядеться, выискивая подкрадывающихся преследователей, но поблизости никого не было – только женщина прогуливалась по дорожке вместе с ребенком, но на полянку сквозь колючие ветви деревьев они пробираться не стали, мимо прошли.

– Да, именно там. У большого дерева с дуплом, куда ты прятала наши обеды, когда не хотела прерывать веселые занятия, ты найдешь походную сумку. Еду мы положить туда не могли, потому что не знали, когда ты вернешься, но зато собрали приличную сумму денег, еще некоторые полезные вещи и два набора для создания перехода между мирами. – Мама вздохнула. – Теперь тебя будут разыскивать еще более усердно. К сожалению, намного безопасней для тебя будет на какое-то время вернуться в мир арэйнов. Боюсь, уже по всем королевствам, всем патрулям разослали твой портрет. Инира… родная… я не хочу, чтобы ты попала в руки мечтающих об экспериментах магов. – Мама сглотнула, видимо, слезы, и сдавленно добавила: – Прости меня, пожалуйста. Это все из-за меня.

– Ну, если б не ты, меня бы вообще не было, – горько усмехнулась я. – Именно такой, какая я есть. Наполовину арэйн, наполовину эвис. Спасибо, я действительно отправлюсь в Арнаис.

– Ты можешь там к кому-нибудь обратиться за помощью? У тебя есть кому доверять?

– Доверять? – очередной горький смешок. – Нет, доверять я никому не могу. Но знакомые есть, и, возможно, обратиться за помощью получится.

– Ты изменилась…

– Конечно. Я не могла не измениться. Но, наверное, пора уже идти. Я не так далеко от нашего дома убежала. Если будут тщательно искать, могут найти.

– Инира, пожалуйста, будь осторожна. Твой отец попытается отвлечь часть магов каким-нибудь происшествием в городе и вывести их на ложный след. Но он приедет только к вечеру.

– Хорошо, спасибо, – кивнула я, хотя мама видеть этого не могла.

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю. Не беспокойся, я вернусь. Освою магию Эфира и вернусь. – Последнюю фразу я прошептала, после чего, не прощаясь, оборвала контакт. Да, я догадалась, что именно магия Эфира помогла мне переместиться в пространстве, интуитивно спасая от продуманной магической атаки. Вряд ли здесь могло быть что-то иное. Однако размышления о произошедшем и мечты об открывающихся благодаря стихии Эфира возможностях придется отложить до более спокойного момента, а сейчас необходимо идти.

Я заправила кристалл связи обратно под тунику, застегнула курточку под горло и поднялась со скамейки. За время разговора с мамой я успела замерзнуть, но быстрая ходьба должна была помочь согреться. Чтобы привлекать на улицах города меньше внимания или, по крайней мере, не светиться перед наверняка ведущими поиск магами приметно красными волосами – все же эвисов не так много, – я заплела себе косу, убрала длинную челку за ухо и, пряча огненные пряди, натянула на голову капюшон. Затем подхватила сумку, закинула ее за плечо и покинула полянку, по узкой, петляющей тропинке направившись к другому выходу из парка – не тому, которым воспользовалась, чтобы сюда попасть.

Неплохо было бы сменить куртку, но денег с собой у меня нет – не рассчитывала я на такую встречу в родном мире, ибо наивно верила, что, вернувшись домой, оставлю все проблемы далеко позади. Пусть за время путешествия по Арнаису мои планы на дальнейшую жизнь претерпели заметные изменения – ни продолжать учебу на факультете арэйнологии, ни становиться Заклинательницей я больше не собиралась, – но хотя бы на отдых и время, чтобы прийти в себя, могла рассчитывать?! Видимо, нет.

Люди, занятые своими проблемами и совершенно не замечающие чужих, сновали вокруг. Я старалась смотреть под ноги, чтобы никто не увидел моего лица, однако несколько раз поддавалась порыву и поднимала глаза, поглядывая на прохожих. Торопливые шаги и направленные прямо перед собой отстраненные взгляды, в которых отчетливо виделось, как мысли витают где-то над ворохом повседневных, суетных забот, – неужели кто-то из них мог заметить меня?

Наверное, все дело в моем настрое после внезапного нападения или в недавних событиях, от которых до сих пор не удалось оправиться душевно, однако я не чувствовала этот город своим. Даже мир казался каким-то чужим, враждебным, отталкивающим. Не привлекали, как то было раньше, веселые улочки богатых районов с разноцветными, часто даже нарядными домами. Не радовала блестящая от растаявшего снега мостовая, не приносил удовольствия влажный запах, наполненный ароматом выпечки, что доносился с булочного квартала, не притягивали взор яркие вывески, зазывавшие полюбоваться на нежные ткани или примерить недавно привезенную новую коллекцию теплых зимних вещей. А впрочем, так даже лучше – проще будет пережить очередное расставание с родным городом, с миром, и только о том, что не увиделась с семьей, буду по-настоящему сожалеть.

Обидно, что нужно возвращаться. Если бы я вдруг догадалась связаться с мамой заранее, не пришлось бы ни убегать от обнаглевших магов, записавших меня в число редких опытных образцов, ни проделывать один и тот же путь несколько раз. Но откуда мне было знать, что возле дома ждет подлая засада? Охотились, пытались схватить обыкновенную студентку! Ну ладно, теперь получается, что не совсем обыкновенную. Но я ведь по-прежнему остаюсь человеком! Пусть только наполовину, однако я имею право на нормальную жизнь. Я не хочу умереть в застенках от какого-нибудь неудачного опыта или просто замученной от бесконечных издевательств! И арэйны тоже… они тоже имеют право на нормальную жизнь, без эвисов, постоянно их выдергивающих из привычной обстановки ради какой-нибудь прихоти. Неужели насмешка судьбы? Совсем недавно я собиралась стать Заклинательницей и повелевать арэйнами, а теперь вынуждена бежать от человеческих магов, чтобы не потерять свободу. Неужели я должна почувствовать на себе почти то же самое, что по незнанию хотела сделать с арэйнами? Тогда, пожалуй, все справедливо и жаловаться мне не на что. Но этим фанатикам от магической науки не дамся!

Я передернула плечами, стараясь снять напряжение и остановить зарождающуюся где-то внутри дрожь. Попыталась направить мысли в нужное русло.

Итак, поляна, о которой говорила мама, располагалась к западу от города, в том лесу, который я видела, оказавшись в Лиассе. Окольными путями мне приходилось возвращаться назад. Из-за отсутствия денег я не могла купить необходимые для путешествия припасы, а потому аппетитный аромат свежих булочек только раздражал, заставляя спешить подальше от пекарен. После того как найду деньги, я решила не идти обратно в город за покупками. Во-первых, это было опасно – зачем увеличивать риск встречи с разыскивающими меня магами, а если мама не ошиблась, то и с патрулем? Во-вторых, купить продовольствие можно и в Арнаисе – еда арэйнов ничуть не хуже того, что едят люди, да и не отличается почти. В том, чтобы скрываться у нас в мире, я тоже смысла не видела. Здесь меня разыскивают, норовят заточить в лаборатории для проведения экспериментов, мне даже из королевства вряд ли удастся выбраться. Да, я хорошо владею магией явлений, но те, кого отправят за мной, имеют намного больше опыта! И уж точно во второй раз мне не повезет настолько, чтобы неосознанно воспользоваться магией Эфира. В Арнаисе опасностей не меньше, но в лицо меня там никто не знает, все чувства местных жителей будут определять меня как арэйна. Не любят, конечно, в Арнаисе арэйнов Огня, но с этим вполне можно смириться. А заодно и цель будет – все равно же планировала отправляться на поиски отца.

Переполненная нервными вздрагиваниями и тревожными взглядами по сторонам, обратная дорога вымотала меня так, как не вымотала погоня, устроенная магами. Пока мне везло, но было бы глупо и недальновидно недооценивать взрослых, опытных людей, а потому с приближением к стенам города я начинала волноваться все больше. Возможно, они не ожидали, что я сразу попытаюсь покинуть пределы города, и рассчитывали изловить меня в людном месте или, наоборот, в какой-нибудь подворотне, однако и границу защитного круга наверняка не оставили без сюрприза, не говоря уже о том, чтобы предупредить стражников, отдав приказ строго проверять тех, кого выпускают через ворота. И если способ, как не привлечь внимание стражников, я придумала легко, то с незаметным пересечением охранного контура, опоясывающего стены с внешней стороны примерно на расстоянии в два метра от них, придется повозиться.

Остановившись среди высоких кустов, прилегавших почти вплотную к городским стенам, я взялась за воплощение в жизнь своей задумки. Быть может, не особо гениальной, однако единственной на данный момент. Заклинания магии явлений в большинстве своем стандартны – новые разработки случаются, но довольно редко, и проходит много времени, прежде чем они становятся общедоступными. За пять лет в школе нас ознакомили почти со всеми современными достижениями, поскольку готовили настоящих магов, тех, кто справится не только с нашествием оголодавшей нежити из диких лесов, но также в случае войны с соседними королевствами сумеет постоять за родную страну. Впрочем, остались и секретные заклинания, знание которых открывают только избранным – королевским доверенным, работникам почетного магического ордена и тайным агентам. Ведь в школу мог пробраться шпион, а некоторые заклинания должны стать козырем нашего королевства, если случится конфликт во внешней политике. Да и мало ли что! Вдруг выпускник школы превратится в преступника? Представители правопорядка должны найти на него управу! Поскольку я продолжала учебу на факультете арэйнологии и, соответственно, после получения диплома в число доверенных лиц, служащих на благо королевства, войти не успела, мне были известны только общедоступные заклинания. А вот охранный круг, поставленный для защиты города, простым не назовешь. Чтобы его перехитрить, если вдруг заклинание было настроено на оповещение патруля или даже на то, чтобы связать меня при попытке его пересечь, магия явлений не поможет. Однако у меня есть собственный козырь – стихия Эфира.

Я попыталась расслабиться, выпустила на руках коготки – в последние дни по желанию мне это удавалось почти всегда, – прикрыла глаза, рассматривая Синий Мир из-под опущенных ресниц. Я не умею пользоваться Эфиром, но, благодаря Тилару, обучавшему меня понятному стихиям языку, можно попробовать отдать приказ. Я сосредоточилась, старательно вспоминая слова, и, вложив в голос уверенность, которую отнюдь не испытывала, произнесла на языке стихий импровизированное заклинание: «Эфир, опутай меня коконом, скрой тело под собой, спрячь от чужих взглядов».

Спустя несколько секунд, в течение которых замерло дыхание и, кажется, даже сердце перестало биться в тревожном ожидании, вокруг начало твориться нечто странное. Синие искорки пронизывающей воздух энергии Эфира вдруг затрепетали, задрожали, подпрыгивая и раскачиваясь, с каждым мгновением амплитуда их колебаний быстро нарастала. В какой-то момент они беззвучно осыпались, собираясь в тонкие сияющие потоки, и, красиво переливаясь, плавно устремились ко мне. С раскрытым ртом я наблюдала за этой красотой, потрясенная удивительным, чудесным явлением. Воздушные искристые реки коснулись меня и, чуть покалывая кожу, побежали по телу, растекаясь по нему тонким сверкающим слоем Эфира. Когда энергия стихии коснулась глаз, показалось, будто в них набился песок, но стоило моргнуть, как неприятное ощущение прошло – только мир теперь виделся в синем свете, словно сквозь цветное стекло.

С недоверчивым интересом я принялась осматривать себя – поднесла к лицу покрытые синей крошкой руки, потрогала посиневшую прядку волос, покрутилась, разглядывая будто посыпанную блестками одежду. А в груди теплой волной поднимался восторг. Кто бы мог подумать, я только что сотворила самое настоящее чудо! Эфир, он послушался меня! Красивый, сказочный, прекрасный Эфир!

Впрочем, порадоваться толком я не успела – закружилась голова, по телу прокатилась слабость. Вероятно, не вполне восстановилась для подобных подвигов, а манипуляции со стихией, особенно у меня, всего лишь наполовину арэйна, отнимают много сил. Пришлось немного подождать, прежде чем продолжить действия.

Не знаю насчет невидимости для магического зрения, но заклинание теперь распознать меня не должно. Вспомнилось, как я проникла сквозь охранный контур к плененному арэйном Молний Джаяру. В тот раз, похоже, мне удалось неосознанно переместиться в пространстве, минуя линию круга без соприкосновения с ней, что позволило остаться незамеченной. Сейчас никаких перемещений не будет, ибо получаются они только случайно, в момент сильных переживаний, но и заклинание здесь не для того, чтобы останавливать всех, кто его пересекает, – оно лишь защищает от враждебной магии, а люди могут спокойно сквозь него проходить. На данный момент, скорее всего, заклинание также настроено и на меня, причем характер настройки не важен. Под слоем Эфира я спокойно пройду мимо, ведь провозят же товары, защищенные заклинаниями магии явлений. На мне всего лишь Эфир, который повсюду, а значит, охранный контур вообще не может на него реагировать. В то же время заклинание не узнает, что это именно я, поскольку соприкасаться с магией будет Эфир, и только Эфир!

Еще раз убедив себя в безопасности задуманного мероприятия, подошла к стене, вонзила острые, крепкие когти в цемент между каменными кирпичиками и, опираясь рифленой подошвой сапог о поверхность стены, полезла наверх. О, это было непросто! Я пыхтела, обливалась потом, ноги соскальзывали с гладкой поверхности, не желая задерживаться на миллиметровых выступах, когти срывались, причиняя боль, но я упорно карабкалась по стене, пока наконец не забралась на нее. Перевела дыхание, посидела немного наверху, приходя в себя и растирая руки. Под когтями, едва не выдранными из пальцев тяжестью тела, висевшего на них, заметила кровь. Передернула плечами, постаралась отвлечься от неприятных, болезненных ощущений. «Надо же, – подумала я отстраненно, рассматривая блестящие, чуть изогнутые красные коготки, – теперь только цвет когтей и волос напоминает о стихии Огня».

Вниз я собиралась прыгать – не так уж высоко, всего два с половиной человеческих роста. На занятиях по физической подготовке нас и не таким трюкам учили. Другое дело, что получались у меня далеко не все и не всегда, но израненные руки было жалко, а потому решила рискнуть. Сбросила сумку, встала, чуть согнула ноги в коленях, легонько оттолкнулась и, приземлившись, села на корточки, после чего сразу сделала кувырок, чтобы погасить инерцию. Снова закинула сумку за плечо, выпрямилась, поправила спавший с головы капюшон. Голова вновь закружилась, но я решила не обращать на нее никакого внимания. По крайней мере, пока была в состоянии нормально двигаться.

Пересекать магический контур, несмотря на все логические размышления, было страшновато. Если обычно его граница физически не ощущалась, лишь угадываясь каким-то шестым чувством – наверное, магическим чутьем, – то теперь, благодаря покрывавшему меня Эфиру, я ощутила легкое сопротивление, как будто прорывала мыльную пленку. Однако расчет оказался верным, само заклинание на меня не среагировало – не отправило сигнальный импульс, не попыталось задержать и вообще осталось совершенно спокойным, позволив без труда пройти сквозь него. Оказавшись за пределами защитного круга, я с облегчением вздохнула и потрусила по направлению к лесу, желая как можно скорее с этим покончить. Надоело нервничать, вздрагивать, в любой момент ожидать нападения!

До условленной поляны я добралась без помех. В дупле большого дерева, где, развлекаясь, в детстве часто прятала разные вещи, отыскала прикрытую заклинанием сумку. Семейный ключ – затейливый узор, который я нарисовала в воздухе, – подошел, чтобы нейтрализовать маскирующую магию. Как мама говорила, в сумке обнаружились некоторые вещи, в том числе посуда и одежда, а также два набора для ритуала по открытию перехода между мирами и деньги, разложенные по карманам, потайным отделениям, кошелькам, – сумма оказалась очень немаленькая. Как мне удалось заметить, цены в Арнаисе были несколько выше, но этого должно было хватить на путешествие в избытке, даже без лошади не останусь, а наложенные прямо внутри сумки заклинания сберегут мои богатства от воров, ибо вызывают явление иллюзии пустоты. Именно так. Невозможно украсть то, чего попросту не замечаешь.

Не без труда заставила себя снова подняться. Только сейчас, после небольшого отдыха, пока осматривала содержимое сумки сидя на корточках, заметила, насколько тяжело снова начать шевелиться. Ох, перетрудилась я и с магией, и с пробежками, но ничего не поделаешь, придется еще поколдовать. Немного уже осталось, должна справиться.

Для проведения ритуала не стала далеко отходить – прямо здесь на полянке и взялась за дело, вытоптав предварительно снег, чтобы расчистить место под чертеж и необходимые предметы. Вынула из сумки зауженный, похожий на стилет кинжал и принялась рисовать острым кончиком на промерзшей, слегка заледеневшей земле. Изображала я равносторонний треугольник – символ соприкасающихся между собой трех миров. Кинжал в таком ритуале тоже используется неспроста – грани проводят именно острием, чтобы потом, как на символе, где землю вспарывает клинок, они разорвались между мирами уже по-настоящему. Каждая вершина треугольника соответствует трем известным мирам. В человеческой интерпретации это Арнаис, Лиасс и Синий Мир как основа первых двух. Но в последнее время я заподозрила, что не все так просто, а третий мир – никакая не основа, ибо самостоятельным Синий Мир никак не назовешь, это всего лишь тень, повторяющая очертания предметов, а в ритуале должен иметься в виду Эфферас – состоящий из Эфира мир, откуда к нам приходят все стихии. Быть может, во время ритуала реально и в него пробиться, если задать необходимые координаты? А впрочем, без защиты из стихии Эфира, как рассказывал Ксай, этого делать нельзя – на части разорвет невыносимая для физического тела концентрация энергий, заполняющих Эфферас. Да и сами арэйны Эфира, вероятно, чтобы пробраться в Эфферас, используют не общеизвестный ритуал, а какой-то другой, свой собственный, специфический для их магии способ.

Впрочем, я отвлеклась. Когда изображение было готово, я воткнула в каждую вершину по кристаллу мифрита – прозрачного камня, внутри которого колыхался, таинственно извиваясь, зеленоватый дымок. Мифрит позволял упорядочить энергетические потоки, чтобы те не вышли из-под контроля в самый неподходящий момент, и, если верить легендам, открывал новые пути. Из тряпичного мешочка вынутого из сумки, я достала пучок фиолетового растения с резными листочками и увядшими белыми цветками. Акнявис бессмертный, получивший свое название благодаря уникальной устойчивости к возгоранию – поджечь растение, даже в высушенном виде, без специального зелья было невозможно, – положила в центр треугольника. Затем выудила из того же мешочка небольшой стеклянный пузырек с полупрозрачной жидкостью красивого медово-янтарного цвета – зелье, применяемое в тех случаях, когда нужно поджечь невосприимчивые к огню предметы. Откупорив пузырек, чтобы в определенный момент им воспользоваться, я отошла от начертанного на земле треугольника на расстояние вытянутой руки и принялась произносить заклинание.

Для того чтобы задавать координаты, в ритуале существует два способа – указать точное расположение места, где хочешь очутиться, причем в Арнаисе такие точки, координаты которых известны нашим магам, можно счесть по пальцам, либо переместиться к определенному человеку или арэйну, представив его образ и назвав по имени. Поскольку первый способ мне не подходил, ибо в списке известных мест значились леса, горы и пустынные равнины, где возможность столкнуться с арэйном стремилась к нулю, а я нуждалась в закупке продовольствия, выбрала второй, осуществимый только при наличии у совершающего ритуал какой-нибудь вещи искомого субъекта. Образ арэйна, к которому я собиралась открыть проход между мирами, сохранился в памяти настолько отчетливо и ярко, словно мы виделись только вчера, а его глаза теперь преследовали меня во снах почти каждую ночь.

Уверенно и четко я произносила заклинание, дым в кристаллах уплотнялся, закручивался спиралями, становился все более насыщенным, будто бы даже разбухал, пока наконец не вырвался наружу сквозь микроскопические поры на поверхности камня. Теперь зеленоватые клубы дыма кружились, танцевали и сплетались уже над изображением треугольника. Энергия быстро нарастала, концентрировалась, собиралась в центре рисунка, воздух искрился и дрожал от напряжения. Уловив нужный момент, я окропила зельем акнявис бессмертный и произнесла вплетенный в заклинание приказ. Растение вспыхнуло, а спустя мгновение от него, именуемого бессмертным, издревле считавшегося несгораемым, остался только пепел, и в тот же миг были разорваны грани между мирами – одно невозможное событие повлекло вслед за собою другое.

С последним словом заклинания зеленый туман превратился в цилиндрический луч, устремившийся от земли, где его основание было вписано в треугольник, к небу. Туннель между мирами открылся, а я, почувствовав, как почти все силы, вложенные в магию, резко покинули меня, покачнулась, едва не упав. К горлу подкатила тошнота, дыхание сбилось, головокружение вновь напомнило о себе, раскачивая землю под ногами, раскручивая деревья в какой-то безумной, совершенно нереальной пляске.

До сумки, уже плохо соображая, добиралась ползком, не без труда переставляя дрожащие руки и разъезжающиеся в разные стороны ноги. Так же ползком, опасаясь подниматься, чтобы не упасть, вернулась к ритуальному рисунку и, случайно уткнувшись вперед, нырнула в зеленый столб света. Этот переход не походил ни на один предыдущий хотя бы потому, что я стояла на четвереньках, а голова кружилась без всякой магии. Мир не просто завертелся – опрокинулся, выворачиваясь наизнанку и заодно выворачивая меня. Туннель закрутился сумасшедшей воронкой ядовито-зеленых цветов и спустя пару ужасных секунд, в течение которых я в полной мере ощутила, какое это счастье – пустой желудок, выкинул меня в Арнаис.

Завершая кувырок, я вывалилась на твердую, как будто даже каменную землю, прокатилась по ней, отбивая бока, и распласталась беспомощной звездой с разбросанными в беспорядке конечностями. Поблизости раздался мужской вскрик на языке стихий – похоже, незнакомец завершал заклинание. Фиолетовая вспышка озарила округу, перед моими глазами перемешиваясь с зелеными пятнами, что не успели рассеяться после купания в сияющем туннеле. Вслед за вспышкой раздался грохот, земля содрогнулась, а затем послышалась ругань, на этот раз знакомым голосом. Да что здесь происходит?! Даже поваляться нормально не дают!

Я закряхтела, переворачиваясь на бок, попыталась подняться, опираясь ладонями о холодную, действительно каменную поверхность. Когда мне удалось принять сидячее положение и сфокусировать взгляд на мелькающих впереди двух тенях, между ними взорвалось что-то фиолетовое и, как назло, полетело ко мне. В испуге я рухнула на землю, ударилась плечом, оттолкнулась локтем и откатилась, спасаясь от врезавшегося в каменную землю всего в паре метров от меня сгустка магии. Шипящий, плюющийся искрами снаряд вгрызся в неровную поверхность, разбрасывая во все стороны острые обломки, от которых меня спасла только сумка, чудом упавшая сверху.

Я не успела опомниться и восстановить дыхание, как вдруг прямо надо мной раздался возмущенный голос:

– Инира, ты что вытворяешь?!

Ксай – а это был именно он – схватил сумку и, потянув за лямку, по-прежнему обвивавшую плечо, вздернул меня на ноги.

– Ты хоть представляешь, как тебе повезло, что я не в городе и тебя не выкинуло на расстоянии от меня?!

Я подняла глаза и, вздрогнув, встретилась с яростным взглядом арэйна. Вспомнила, что нельзя смотреть в эти черные, сверкающие серебристыми огоньками, бездонные омуты. Торопливо опустила голову. Надо заметить, стояла на ногах я только потому, что Ксай продолжал удерживать, не давая осесть обратно на землю.

Но злиться-то зачем? Города, как и любые населенные пункты, охраняются магией от вторжения из другого мира, а потому, находись он под такой защитой, меня бы действительно выбросило где-нибудь поблизости, за пределами очерченного круга.

– Ничего бы не случилось. Я могла бы спокойно дойти до города пешком и найти тебя, – буркнула я, снова поднимая глаза к лицу арэйна.

На его губах заиграла скептическая улыбка, явно давая понять, что ничего хорошего Ксай мне не скажет.

– Судя по твоему появлению и умению влипать в неприятности… вряд ли.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий