Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Авантюристка в Академии
Глава 2

Академия располагалась в единственном городке Кервилла с почти одноименным названием Сен-Кервилл. И уже на подступах к нему мне не терпелось покинуть вагон. Госпожа Филис от излишней суетливости принялась оживленно болтать, а поддерживать пустую беседу не хотелось. Я уже мысленно прокладывала изученный по карте маршрут. Но даже если что-то и упустила, то не смертельно. Городок небольшой, и все в нем крутится вокруг академии.

Наконец-то мы остановились, и я с облегчением вздохнула. На всякий случай решила убедиться, что спутники ушли, и только потом покинуть купе самой. Бежать ото всех как угорелая не слишком красиво. И даже мнение боевика в этом случае могло испортить настроение.

Первым вышел Дальберг, чему я была несказанно рада. Пожалуй, не самое приятное знакомство. Следом поднялись пожилые супруги. Они довольно мило попрощались со мной и в приподнятом настроении отправились на перрон.

Я облегченно вздохнула. Приподнялась, расправила юбку, взбила чуть примявшийся на плече локон и надела любимую шляпку. Затем накинула на плечо сумочку, открыла шкаф, чтобы достать оттуда саквояж. И именно в этот момент в купе вошел островитянин, а потом быстро прикрыл за собой дверь. У меня не оставалось ни малейшего сомнения по поводу его намерений. Серые глаза Кристена излучали азарт и предвкушение наживы. Иначе истолковать выражение его лица я не могла.

– Нервничаешь? – ухмыльнулся маг и шагнул ко мне.

От неожиданности я едва не выпустила саквояж из рук, но быстро сориентировалась. Дальберг нарочно вышел первым, дабы быть уверенным, что Филисы покинут вагон. И теперь пытался на меня давить, отсекая путь к отступлению. Спешу его расстроить, я Илларис, со мной этот номер не пройдет!

– Обязательно, – совершенно серьезно ответила Кристену. Похоже, мозг ему отбили во время боевых тренировок. А с такими лучше не спорить, просто тупенько соглашаться. И делать по-своему.

– Зачем ты залезла в сумку к Филисам? – в лоб спросил Дальберг.

В этот момент мое сердце дрогнуло. Оно, но не я. Мне же оставалось играть свою роль до конца.

– Господин Дальберг…

Я вспомнила, как маменька отчитывала зарвавшуюся гувернантку, посмевшую не пустить меня к родителям перед их отъездом на какой-то светский прием. Причина – непомерной красоты платье графини Эммы. А я только-только рассталась с красками и вымыть руки не успела. Ревела я громко и с чувством обиды на весь мир. Родительница заявила, что ни одна тряпка не стоит и слезинки ее детей.

Вспомнила и постаралась скопировать интонацию и убивающий наповал взгляд.

– Вы, случайно, не бредите? Может, ударились головой во время пути?

– Даже так… – Нахальный маг сделал шаг навстречу. И с самой мерзкой улыбкой выдернул из моих рук сумочку, тут же раскрыл ее и безжалостно вытряхнул все содержимое на сиденье.

Документы, пара булавок, помада, маленький флакон духов, часики, носовой платок и записная книжка в милых стразиках… Больше ничего.

Физиономия мерзкого гада вытянулась. Похоже, того, что искал этот проходимец, среди вещей не оказалось.

– Ну, знаете ли! – прошипела я, наблюдая недоуменный сосредоточенный взгляд Дальберга.

Маг все еще пытался что-то высмотреть среди высыпанного. Но я уже разозлилась. Еще никому не удавалось ТАК вывести Амели Илларис из себя. Резкими движениями собрала содержимое и засунула на место. Повернулась к застывшему островитянину, который, видимо, не знал, что такое иметь пять старших братьев… И от всей оскорбленной души двинула ему кулаком прямо в нос. Алая кровь картинно полилась, феерично испачкав рубашку Кристена. Свой платок я предлагать не стала. Обойдется.

С оскорбленным, но не побежденным видом собралась покинуть купе.

– Стоять! – раздалось за спиной. Разъяренный островитянин схватил меня и развернул, выкрикивая ругательства. – Фурия! Кошка!

– Хам! – не уступила я, пытаясь казаться не менее грозной. Убийственного шепота, как у мамы, не получилось.

На шум, словно ниоткуда, появился проводник.

– Господа пассажиры! Прошу покинуть вагон, и это не обсуждается!

Я дернула плечом, освобождаясь от болезненной хватки. Пожалуй, нужно было следовать порталом, как мой багаж. Не зря умные люди так и делают, а не страдают ерундой в виде любования природой.

Проводник наблюдал, как я вышла на перрон, и только потом пропустил Дальберга. Многолюдность могла стать гарантией, что ненормальный островитянин не кинется вслед, а попытается привести себя в порядок. Надеюсь, ему хватит ума не догонять, потому что рыдать и каяться я точно не буду.

Нырнула в вокзальную арку и вышла на стоянке для экипажей. Каких тут только не было: и с запряженными лошадьми, и движимые новомодным электричеством. Я взяла самую обычную карету с закрытым верхом. Не хотелось привлекать лишнее внимание.

– Улица Ровени, пожалуйста, – произнесла, откидываясь на спинку. Возмущение все еще не улеглось, и требовалось время прийти в себя.

– Сейчас поедем, – пообещал извозчик.

И не двинулся с места. В то же время неподалеку от нас раздался звук мотора, обозначавший, что электрический экипаж покидает стоянку.

– Не волнуйтесь, леди. Сейчас пропустим их и тронемся. Лошади никак не привыкнут к этим вонючим тарахтелкам. А между тем они заполонили весь город.

Я выглянула, решив проследить, не нарвусь ли ненароком на злющего Дальберга. Но моему взору предстала совершенно иная картина. Можно сказать, милая до безобразия. Чета Филисов тоже покидала стоянку. И именно их ландо звучало так громко и многозначительно. Но это еще не все. Роза Филис прижимала к себе высокого интересного парня, пунцовый цвет лица которого мог соперничать с алым маком. Моя память не ошиблась насчет его родства с пожилой четой. Потому что это был не кто иной, как Алекс Морган. Сын главного прокурора. Адепт, ради которого я и прибыла в эту академию.

Несколько лет назад родители взяли меня с собой на обед к главному столичному архитектору. Детей, как полагается, развлекали отдельно. Тогда-то я и заприметила этого Моргана. И его старших родственников, что то и дело прибегали к нам и сюсюкали с внуком. Сегодня они меня не узнали, что было только на руку. А почему они сюда приехали, ведь учебный год только начинается? Неужели не ладят с прокурором? Как интересно.

Я интуитивно сжала сумочку и устало вздохнула. Достала из саквояжа конфетку и тут же съела, восполняя потерю энергии хотя бы таким способом. Иллюзии забрали силы, но я надеялась в ближайшем времени перекусить. А потом отправиться в академию, мысли о которой не выходили из головы, едва я попала в этот город.

* * *

– Леди, прибыли! Улица Ровени, – басом провозгласил извозчик, и тут же широкая лапища потянулась в моем направлении.

– Благодарю.

Прикасаться к грязной ладони мужчины не хотелось. Я вложила в нее оплату, которая тут же скрылась в оттопыренном кармане. Затем подхватила саквояж и спрыгнула с подножки. Пока в дальнейших услугах извозчика не было нужды. Прежде чем явиться в академию, я должна передать кое-что владельцу магазинчика «Ваше время в моих руках».

Плутать долго не пришлось, нужная мне торговая точка нашлась неподалеку. Денек стоял пасмурный, но без дождя. И это позволило мне рассмотреть за прозрачными стеклами множество подставок в форме кистей рук, на которых красовались всевозможные часы, от привычных браслетов до колец и цепочек с подвесками.

– Первый пункт назначения найден, – пробормотала я, еще раз осматривая небольшой, но с виду приличный магазинчик. Решительно толкнула дверь…

О моем приходе продавца оповестил небольшой серебряный колокольчик, висящий над дверью. Мужчина за прилавком оторвался от созерцания товара, и меня мгновенно окутало особой атмосферой доверия и расположения.

– Здравствуйте, милая леди. Что-то хотели? – Начинающий лысеть пухлый продавец всем своим видом выказывал заинтересованность и благодушие.

Я могла запросто проникнуться к этому человеку, если бы не миссия.

– Здравствуйте, мне нужен господин Гилмор, – сказала, уже догадываясь, кто передо мной.

– Это я, – кивнул он. – С кем имею честь разговаривать?

Тишина, нарушаемая перезвоном множества механизмов, была приятной. Возникло ощущение, что даже время готово подчиниться владельцу магазина.

– Амелия Илларис, – представилась я, без отрыва глядя ему в глаза. Папа описывал этого Гилмора, но мало ли. Люди меняются, и обстоятельства тоже.

– Очень приятно. Что вы желаете? У нас очень большой выбор часов для юных леди.

Не знаю, были ли у нашего разговора свидетели, но господин Гилмор вел себя безупречно. Я улыбнулась благожелательному собеседнику. А потом достала из сумочки миленькие часики с фарфоровыми вставочками на ремешке и протянула их мужчине:

– Скажите, если потребуется, вы можете их посмотреть? Подремонтировать или смазать?

Перезвон за спиной оповестил о новом участнике наших переговоров. Оборачиваться не стала. Тот, кто вошел следом за мной, был прекрасно виден в зеркалах, коих в магазинчике висело множество. Это несколько нарушило планы и заставило напрячься. Я нисколько не сомневалась, что Дальберг меня преследует.

– Все, что пожелает такая прекрасная посетительница, как вы, леди.

Гилмор слегка поклонился, из чего я сделала вывод, что он все понял и в случае нужды я могу рассчитывать на помощь. Все-таки хорошо, что отец имеет таких партнеров по всему миру. Ко всему прочему часовщик оказался милейшим человеком.

Я пальцем подвинула часики в его сторону, мысленно отмечая, что они действительно хороши: тонкие, изящные, изумительно сидящие на женской ручке. Тот, кто сочтет это взяткой, не совсем прав. Подарок, знак внимания за очень важную помощь. Гилмор, конечно, сразу разглядел, что часы просто неубиваемы и ни в какой починке не нуждаются. Они магические, и в них даже можно принимать ванну без боязни испортить.

Шаги за спиной приближались. И не было в них той благоговейности, что стоило проявить к этому месту. В моем родном городе магазин часов напоминал шумный улей, а тут совсем иная атмосфера. Хотелось прислушаться, угадывая, какой из будильников зазвонил или откуда вылетела кукушка…

Я знала, что за спиной Дальберг, но даже без зеркал определила бы его присутствие. И виной тому мощь, которую излучал боевик. Неприятное ощущение, заставляющее людей съежиться и на всякий случай попросить прощения.

Только я не обычный человек, а будущий маг. К тому же не лишенная защиты самых качественных амулетов. Кстати, судя по мелькнувшему беспокойству и неприязни в глазах Гилмора, он эту силу тоже чувствовал. И наверняка подстраховался.

– Господин что-то желает? – на этот раз часовщик обратился к Дальбергу.

– Пока нет. – Мой попутчик встал рядом и без стеснения уставился на часики. Крови на рубашке уже не было. Способный, гад. – Но загляну на днях.

– Буду рад, – мягким голосом оповестил часовщик, не сходя с места.

Присутствие островитянина напрягало, и хотелось немедленно покинуть магазин. Но я была уверена, что Дальберг немедленно отправится за мной. Вот же попала. Все-таки зря пренебрегла порталом.

Тишина не затянулась. Развернувшись, неприятный субъект покинул магазин, бросив на меня задумчивый прищуренный взгляд. И едва за ним закрылась дверь, Гилмор вздохнул:

– Драконы, что с них взять.

Сказал так, будто эти рептилии были королями мира. Вопрос требовал немедленного уточнения.

– Но разве они правят здесь, а не на островах Элен?

– В том-то и дело, леди Амелия. Правят там, а нахально ведут себя везде. Что поделать, они чувствуют себя хозяевами жизни.

Не сговариваясь, мы с Гилмором грустно вздохнули, и каждый при этом думал о своем. Он забрал часики, а я, мельком посмотрев на товар рядом с собой, решила больше не задерживаться. Приемное время небезгранично, а неприятности могут поджидать за любым углом. Так что нужно спешить. Оставлять на хранение сапфир не решилась.

Попрощавшись с часовщиком, я направилась к двери. Но едва взялась за ручку, как донесся его голос:

– Леди, послушайте совета Гилмора. Не берите новомодные электрические экипажи.

Я удивленно обернулась, не спеша спорить. Интересно было послушать его мнение.

– Мне кажется, с их изобретением даже часы стали немного спешить.

Кивнула и вышла. Конечно, веяние времени заставляет людей двигаться чуточку быстрее, и приходится торопиться, чтобы все успеть.

К моей радости, Дальберга поблизости я не обнаружила. А пока шла в академию, настроение поднялось. Меня трудно чем-нибудь смутить, а этот экземпляр выбил из колеи. Только я не кисейная барышня и от напора твердолобого мужчины в обморок не упаду. Наоборот! Всякий раз возникает желание дать сдачи.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть