Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Битва полчищ
Глава 9

Солнце уже клонилось к закату, когда Ванесса приземлилась у техномагического комплекса. Она битый час гостила у Кайкедрала Мусора, а потом вдвое дольше – у Мурока Вивисектора. Великий биомаг желал непременно показать Вон питомцев, над которыми он трудился последний год. Всех-всех-всех показать – и Воробушка, и Ползунка, и Зубика, и Глазастика, и Комочка…

Брр. Вспомнив Комочка, Ванесса невольно вздрогнула. Мерзкое серое месиво, способное поглотить и переварить практически все меньшее его по размеру. Мурок создал его из слизи, в обилии оставшейся после издохшего Нъярлатхотепа. Он выделил из нее какую-то сложную субстанцию и смешал с другой субстанцией, алхимической. Той гадостью, которую Себастиус Трансмутатор назвал алкагестом. Получившаяся в итоге пакость… еще раз брр.

По крайней мере, у Руорка Машиниста она не встретится ни с чем подобным. Здесь царит холодный металл. Куда ни глянь – автоматы-рабочие, лишь изредка перемежающиеся техномагами в разноцветных плащах. Они почтительно кланяются Ванессе… а не пытаются сожрать, как милые деточки Мурока!

Руорк стоял на балкончике сборочного цеха, наблюдая за кутерьмой внизу. За ревом и грохотом не было слышно слов, воздух искрился от множества колдовских горелок, с конвейеров один за другим сходили вооруженные до зубов автоматы, а над всем этим возвышался семифутовый сверкающий технолич. Его лицо, похожее на металлический череп, счастливо скалилось, а стальные ладони крепко сжимали поручни.

– С возвращением, – коротко кивнул Руорк, заметив Ванессу. – Как прошел отдых?

– Грех жаловаться. А у вас как дела? Супруга в порядке?

– Лучше не бывает. На прошлой восьмице заменила желудок на синтетический.

Трудно поверить, но Руорк Машинист полгода назад женился. Его дражайшая половина, Екесс Глаз, одна из лучших техномагесс, обожает своего стального муженька. Ванесса в свое время попыталась осторожненько расспросить, как у них с этим делом… ну вы понимаете… но натолкнулась на чопорно поджатые губы и отказ разговаривать о столь интимных материях. Единственное, что удалось выяснить, – Екесс полна решимости родить Руорку ребенка, хотя пока не знает, как это возможно осуществить.

Вообще, Руорк Машинист в последнее время ходит довольный-предовольный. Перемены в стране пришлись ему по душе. Полный кипучей энергии, технолич носится по всей Серой Земле, возводит один завод за другим, создает фантастические агрегаты, воплощает в жизнь все те проекты, что при Бестельглосуде Хаосе клались под сукно.

Профессор Лакласторос не мог нахвалиться на своего нового лучшего друга – техномагия оказалась воистину бесценным подспорьем. При всех технических знаниях плонетцев они просто не успели бы так быстро развернуть производство на полную катушку. Но на Серой Земле уже были заводы и уже были автоматы-рабочие – образовав могучий тандем, Руорк и Лакласторос модернизировали их, переоборудовали и начали снабжать армию бешеными темпами.

А внизу как раз выстраивались автоматы. Сорок… пятьдесят… еще пятьдесят… Ровно сто новехоньких, в заводском масле автоматов. Восьмифутового роста, усеянные стальными шипами и снабженные гибкими руками-хоботами, они напоминали помесь ежей и осьминогов. Руорк довольно кивал, глядя на очередные свои творения.

– Равняйсь! – гаркнул технолич. – Смирно!

Встать смирно у автоматов не получилось. Их тела не отличались симметрией – правое плечо больше левого, лицо на груди, из левого бока высовывается какое-то оружие. Но они постарались изо всех сил. Две шеренги металлических монстров одновременно приложили левые руки к груди, а правые вытянули вперед и гулко отчеканили:

– Ктулху фхтагн! Ктулху фхтагн! Ктулху фхтагн!

Ванесса часто заморгала. Повернувшись к Руорку, она указала на славящих Ктулху автоматов и спросила:

– А… а что это значит?..

– Прошу прощения, – смущенно пророкотал Руорк. – На складах закончились голосовые валики, так что этой партии временно поставили устаревшие, из дальнего запасника. При первой же возможности поменяем.

– Уж постарайтесь, – сухо произнесла Ванесса.

Руорк виновато опустил глаза. Если бы металл мог краснеть, технолич был бы сейчас пунцовым от стыда.

И он бы покраснел еще сильнее, но уже от гнева, если бы знал, что после него Ванесса отправится в порт, на верфи, к его вечному сопернику и заклятому врагу – Асанте Шторму.

Иххарийская гавань была полна военных кораблей. Выстроенные на совесть, обшитые адамантием, оснащенные целой кучей примочек, они составляли настоящую гордость адмирала Асанте. Он назвал это Бессмертной Эскадрой.

Каждая из этих посудин по сути – упрощенная версия коцебу. Каждая может поднять на борт тысячу человек и несметное количество груза. Каждая ершится плонетскими пушками, кристаллами колдовского огня и обелисками-Накопителями. Каждая готова вступить в бой по первому сигналу.

К сожалению, они уступают креоловскому коцебу в автономности. Как и он, альдареи накапливают ману самостоятельно, черпая ее из окружающего пространства… но далеко не так эффективно. «Аккумуляторы» садятся быстрее, чем подзаряжаются. Поэтому парить в воздухе они могут лишь ограниченное время, предпочитая все же морские просторы. Поэтому на них по-прежнему остается парусное вооружение.

К тому же Асанте Шторм считал корабли без парусов уродливыми.

Судовые команды сформированы частично из обычных серокожих моряков, частично – из плонетцев, частично – из морских колдунов, а частично – из эйстов. Именно так, армия Креола все-таки пополнилась и эйстами. Оказалось, что у этих подводных обитателей имеется свой духовный воинский орден – служители Кедамны, бога-воина. Некий аналог земных тамплиеров или тех же каабарских паладинов, называющих себя балеаргами – на эйстском языке это означает «часовые глубин». Штаб-квартира расположена в Мвидо, однако отделения есть и в Шгере, и в Талье, да и за пределами эйстских вод встречаются нередко.

Занимаются эти ребята в основном истреблением таромейских спрутов. В черных пучинах Рари водится чрезвычайно опасное головоногое – хищное, полуразумное, стремительно плодящееся, довольно крупное и очень агрессивное. В рарийскую экосистему эта тварь совершенно не вписывается, ибо со страшной скоростью истребляет вокруг себя все живое, в том числе и эйстов.

Считается, что таромейских спрутов на заре времен породил не кто иной, как Безымянный-Ктулху, – сохранились даже легенды о страшной войне, которая тысячи лет назад гремела между эйстами и этими головоногими. Эйсты тогда победили, однако таромейские спруты по сей день появляются то тут, то там – и подводные рыцари-балеарги неустанно охотятся за ними, разыскивают и уничтожают гнезда… в общем, поднаторели.

Креол очень заинтересовался, узнав о существовании такого ордена. Балеаргов насчитывается не так уж много – тысяч пять-шесть, – но бойцы они на редкость умелые, идеально приспособленные к подводной войне, особенно со спрутами. А главное – балеарги проходят уникальные тренировки, приучаясь терпеть низкие температуры, так что в Глубинном Царстве Лэнга померзнуть не должны.

Переговоры велись несколько месяцев. Балеарги заинтересовались возможностью атаковать непосредственно Безымянного, но у них была и своя работа – те самые злокозненные спруты. Однако в этом Креол сумел им посодействовать – используя свое уникальное магическое зеркало, он составил для балеаргов подробную карту логовищ их заклятых врагов и дал в помощь шестьдесят лучших гидромантов. Получив такую информацию и подкрепление, подводные рыцари устроили Возвышенный Водоворот невиданных масштабов и целый год увлеченно зачищали океаны, после чего согласились присоединиться к Креоловой армии.

Теперь они обитают на дне залива Бурь, тусуют с морскими колдунами и ожидают дня Зет.

Облетая залив по косой дуге, Ванесса заметила лодку с крохотной зеленой фигуркой. По вечерам ее частенько можно увидеть на этом месте. Рато Лакласторос, плонетский профессор и седьмой в Совете Двенадцати, увлекается рыбной ловлей. На родном Плонете он удил в маленьком прудике, здесь – в бескрайнем океане. В остальном ничего особенно не изменилось.

Профессор тоже заметил пролетающую Ванессу и махнул рукой. Бриллиант подлетел к нему, распахнул крылья на всю ширь, поджал лапы и стал медленно планировать. Приземлиться Ванесса не могла – в этой лодчонке не поместился бы и человек, не говоря уж о матером вемпире. Оставалось описывать круги на небольшой высоте, то спускаясь к самой воде, то снова поднимаясь.

– З-здравствуйте, госпожа Ли, – тепло поприветствовал ее Лакласторос. – В-вы уже в-вернулись из отпуска?

– Как видите. А у вас как дела? Поймали что-нибудь?

– Сами з-знаете, что нет, – вытянул пустой крючок Лакласторос. – З-зачем м-мне рыба? Я ее даже не люблю. В-вы в-вот любите рыбу?

– Люблю. Особенно икру.

– Икра – это не рыба.

– Но я ее все равно люблю.

При мысли о икре у Ванессы потекли слюнки. Надо будет распорядиться, чтобы сегодня на ужин подали почки мвидского визгуна. Это не икра, но вкус абсолютно идентичный.

– Вы будете на сегодняшнем заседании, профессор? – спросила Вон.

– В-всенепременно.

По дороге домой Ванесса залетела еще и в воинскую часть, посмотрела на очередные учения, проводимые неутомимым Хобокеном. Железный Маршал муштровал своих солдат нещадно, непрерывно, не делая никаких поблажек. Он словно желал, чтобы бойцы сравнялись с ним самим, эйнхерием-мертвецом.

Правда, количество бойцов за последние годы уменьшилось более чем вдвое. Поначалу Креол взбеленился, едва услышал предложение сократить часть армии, но Хобокен его в конце концов убедил, что это только кажется, будто в количестве вся сила. Чем больше армия, тем сложнее ею управлять и тем больше ей нужно припасов.

Привыкший всегда воевать не числом, но умением, Железный Маршал подверг армию суровому тестированию и больше половины солдат уволил в запас. Зато оставшиеся – лучшие из лучших! – не только прошли муштру, рядом с которой бледнели все тренировки «морских котиков», но и снаряжение получили самое высококлассное. Увы, при всех мощностях новооткрытых плонетских заводов снарядить всего за три года миллионную армию у них не получалось. Полумиллионную – еще куда ни шло.

Сегодня Бокаверде Хобокен проводил показательные учения нового рода войск – благовонщиков. Эти ребята напоминали дезинсекторов – облаченные в непромокаемые комбинезоны и пластиковые маски, с баллонами за спиной и шлангами в руках. Сейчас, на учениях, они прыскают простой водой, но в реальном бою ее заменит жидкое благовоние Зкауба. В Древнем Шумере его использовали в каждом храме – и не было тогда более надежного средства от демонов.

Креол уже давно наладил его производство в промышленных масштабах. Благо для этого не требуется никаких фабрик, цехов. Благовоние Зкауба создают по тем же принципам, что святую воду, – берется обычное благовоние и освящается жрецом или жрицей путем специального ритуала. Вот уже полтора года целая бригада новоиспеченных жриц Инанны круглосуточно выдает благовоние Зкауба. Два склада завалены ароматными мешками, душистыми бочками и благоухающими гранатами.

Правда, состав благовония пришлось немного изменить. С миррой, полынью, асафетидой, гальбанумом и мускусом проблем не возникло, а вот цибетина и стиракса на Серой Земле достать не удалось. Увы, на Рари не водятся цветы и не растет ликвидамбар. Таскать это добро из других миров оказалось неэкономичным, так что Креол и Себастиус почти три восьмицы работали в лаборатории, а потом выдали новый состав. С немного иными свойствами, но почти такой же действенный.

Почти. Креол все-таки морщил нос, утверждая, что неопытным жрицам серых недостает умения и благовоние получается не слишком качественным. Не очень… святым, если можно так выразиться. Действовать оно все равно действует, но все-таки не так эффективно, как то, что было в Древнем Шумере.

Но тут уж ничего не поделаешь.

После захода солнца в Промонцери Царука состоялось первое за целый месяц заседание Совета Двенадцати. После смерти Тивилдорма они стали проводиться нерегулярно, причем обычно прямо в столовой, за обедом. Серые плащи обсуждали дела и одновременно набивали желудок.

Заседание открылось в неполном составе – лод Гвэйдеон опоздал к началу. Он летал на восток, в сатрапию Хоквил, проводил торжественное открытие нового храма. Все уже успели наполовину очистить тарелки, когда на огромный балкон приземлился ослепительно красивый раши.

Паладины пересели на раши вполне успешно. Прошло всего несколько месяцев, как из лабораторий Мурока вышли эти крылатые мустанги, а Серебряные Рыцари уже гарцевали в поднебесье, словно всю жизнь только так и передвигались.

Кроме новых коней у паладинов появилась и новая деталь вооружения – адамантиевый щит. Креол заявил, что в грядущих битвах это окажется очень нелишним, и Орден немедленно исполнил волю Четвертого Посланника. Поскольку адамантий и кереф плохо гармонируют по цвету, щиты выкрасили серебристой краской.

– Святой Креол, леди Ванесса, – поклонился лод Гвэйдеон. – Да благословит вас Пречистая Дева в этот вечер.

– Мы тоже рады вас видеть, лод Гвэйдеон, – кивнула Вон.

Креол только промычал что-то неразборчивое.

За десертом члены Совета вкратце обрисовали результаты истекшего месяца. Кайкедрал Мусор представил финансовый план на следующее полугодие, маршал Хобокен доложил об окончании очередных маневров в приближенных к боевым условиях, Шамшуддин рассказал о закладке нового промышленного комплекса. Ванесса поставила на голосование новый сельскохозяйственный проект – его утвердили девятью голосами против трех.

Асанте и Руорк оба проголосовали «за» и смерили друг друга ненавидящими взглядами. С тех пор как голосование стало тайным, их мнения стали совпадать почти всегда. Раньше-то Ванессу ужасно бесило, что из-за их постоянных терок ни по какому вопросу не удается добиться единогласного решения. Ну в самом деле – если один голосует «за», другой в пику ему непременно «против»! Что это за мальчишество?!

Хорошо, что эти глупости остались позади.

Правда, теперь стали частенько расходиться мнения Креола и лода Гвэйдеона…

– Общественное мнение за последний месяц оставляет желать лучшего, – удрученно докладывал Клевентин. – В народе усиливаются волнения. Многие недовольны последними реформами. Начинают даже поговаривать, что при Бестельглосуде было лучше…

– Эту проблему легко решить, – равнодушно отозвался Креол. – Собери завтра на площади всех недовольных. Я буду бить их палкой, пока не устану.

– Но…

– Я долго не устану, – заверил Креол.

– Владыка, если мне будет позволено заметить, такое отношение не очень разумно… – вкрадчиво произнес Клевентин. – Не стоит так-то уж с народом…

– Народ – он как корова, – прохрипел из своего кресла Руорк. – Глупый, ленивый, неповоротливый и безропотно позволяет себя доить, но если чересчур уж раздразнить – может боднуть. А бодается он больно.

Ванессу от такой циничности покоробило. Но Креолу сравнение явно понравилось. Он даже согласился, что резать молочную корову будет недальновидным – пусть живет… пока что.

Вообще, Креол сегодня был не в духе, но отнюдь не из-за этих глупостей с общественным мнением. Он то вскакивал и расхаживал по столовой, опаляя всех огненными взглядами, а то сидел и скрежетал зубами, примостив подбородок на ладони. Маг ужасно жалел, что согласился на этот дурацкий отпуск. Он только что закончил общую оценку своей армии, и итоги ему совсем не понравились.

Да, он сколотил хорошее войско. Большое. Сильное. Но его явно недостаточно!

А время утекает, как вода между пальцев. До пробуждения Ктулху осталось всего ничего.

– Я слышала, ты сегодня бросил в официанта тарелку, – между делом заметила Ванесса. – Зачем ты это сделал? Просто так?

– Запомни, жена, архимаг ничего не делает просто так. Всякое мое действие имеет некий особенный, непонятный обывателям смысл, – возвестил Креол, откусывая кусок груши.

Та оказалась кислой – маг скривился и швырнул фрукт через плечо. Стоящий там Гвен Зануда привычным движением уклонился и прищелкнул пальцами, подзывая горничную. Бедная девушка принялась вытирать испачканную стену, испуганно косясь на раздраженного мага.

– Кстати, ты так и не нашел Пятого Заклинания? – проворчал Креол, даже не оборачиваясь.

– Увы, владыка, – сокрушенно развел руками Гвен. – Если где и были какие-то сведения, то в библиотеке Промонцери Царука, но ее уничтожил Посланец Древних…

– Чрево Тиамат… Мне не нравится, что оно исчезло…

– Знаете, владыка, я начинаю подозревать, что никакого Пятого Заклинания никогда и не существовало… – вмешался Клевентин.

– Как это? – не понял Креол.

– Наш дорогой Гвен Зануда разыскивал его почти три года, но не нашел даже малейшего следа. Никто никогда его не применял. Никто никогда его не видел. Никто даже не знает, как оно действует. Все, что нам известно о Пятом Заклинании – два с половиной столетия назад оно убило множество колдунов, в том числе пятерых членов Совета Двенадцати. Выжила только Садкаличета Мысль. И я вот тут подумал – а что, если те серые плащи погибли не из-за так называемого Пятого Заклинания? Что, если это сама владычица Садкаличета для неких своих целей умертвила их, а дабы скрыть это от общественности – объявила, что произошел несчастный случай… Вы улавливаете мою мысль, владыка?

– Улавливаю, – скривился Креол. – У нас в Шумере был один такой хитрец. Чтобы стать Верховным Магом, он убил всех остальных кандидатов на священную диадему – в том числе моего отца! Причем убил так хитро, что никто даже не заподозрил, что они умерли не по естественным причинам! Я сам узнал правду только через тридцать пять лет, когда спустился в Кур и встретился с тенями умерших…

– И что произошло потом? – заинтересовалась Ванесса.

– Много чего произошло, – ответил вместо Креола Шамшуддин. – Изрядная часть Вавилона была разрушена Хастуром, Креол стал Верховным Магом, а я… ну, я умер. Бурный выдался денек, что и говорить…

Креол поморщился. Он не любил вспоминать эту историю. Она входила в пятерку самых нелюбимых моментов его жизни – наряду с гибелью кушитской танцовщицы Тхари, подписанием договора с Лэнгом и… и еще двумя, о которых маг старался никогда даже не думать.

А если все-таки думал – трясся от ярости.

– Предлагаю на этом заседание закончить, – поднялся Креол. – Кто-нибудь против? Никто? Я так и думал.

Ванесса поднялась вслед за ним, хотя ее не оставляла мысль, что она забыла о чем-то спросить. Армия… флот… промышленность… сельское хозяйство… о, точно!

– Мистер Клевентин, а как дела у вас в Сепе? – спросила она.

– Продвигаются более чем успешно, повелительница, – сладко улыбнулся Клевентин Предатель. – Я только вчера отправил туда очередную партию переселенцев. Все они устроились там как нельзя лучше и неустанно восхваляют ваше мудрое правление.

– Замечательно, – улыбнулась в ответ Ванесса. – Думаю, через восьмицу-другую я слетаю туда, посмотрю на ваши достижения. А то уже больше года не навещала – у вас наверняка многое изменилось. Все-таки… сколько у вас там уже поселенцев?

– Точные числа надо смотреть в переписи, но навскидку – миллион с четвертью.

– Внушительно. Так вы не возражаете, если я наведаюсь в гости?

– Мы всегда рады любым гостям, а вам – в особенности, – поклонился Клевентин.

Вполне удовлетворенная Ванесса направилась к выходу из столовой. Клевентин смотрел ей вслед, улыбаясь самой доброй из своих улыбок.

Однако глаза у него были злыми.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий