Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Давным-давно
4. Все, что нас не убивает, делает нас только сильнее. Встреча вторая

Из беспокойного сна она вынырнула в холодном липком поту. Несколько минут лежала с закрытыми глазами и прислушивалась, цепенея от охватившего все тело леденящего ужаса. В кромешной темноте раздавался странный звук, где-то совсем рядом что-то грызли. Открыла глаза. Странно, но она вполне сносно видела в темноте, что никак не поддавалось объяснению. Справа от нее в соседнем туннеле кто-то был. И этот кто-то сейчас с упоением питался, вгрызаясь во что-то или в кого-то зубами, хлюпая и причмокивая от удовольствия и громко урча. Вот только чем можно здесь питаться? Она с силой зажмурила веки. «Не хочу этого знать». Прикусила до крови нижнюю губу. «И не хочу этого видеть». Шмыгнула носом. «И быть здесь я тоже не хочу».

Как долго она тут? Неделю? Месяц? Она не помнила. День сейчас или ночь? Тоже не знала. Просто однажды перестала следить за временем. Почему-то вспомнился самый первый день и тот ужас, который она испытала, придя в сознание в этом странном месте. И ничего больше: ни где была раньше, ни как сюда попала. Открыла глаза и подозрительно всмотрелась в темноту соседнего узкого лаза. «Ведь не умерла, научилась выживать, прятаться, находить пищу, – скривилась, – воду… а может, я всегда умела это делать?»

Затекшая от долгого лежания в одном положении спина дала о себе знать ноющей болью в пояснице. Она слегка пошевелилась, стараясь не шуметь и не привлекать к себе излишнего внимания. Звук вдалеке мгновенно прекратился. К ней молниеносно метнулась серая тень. Она поняла: это что-то находится сейчас совсем рядом, настолько близко, что протяни руку – и дотронешься. Раскачиваясь из стороны в сторону и издавая странные горловые звуки, больше похожие на внутриутробное урчание, чудовище втягивало в себя воздух и шумно выдыхало, обволакивая смрадным дыханием все ее тело. «Все. Это конец», – промелькнула мысль, и в этот момент ее желудок вдруг истошно завопил от голода. От изумления девочка распахнула глаза и в ужасе уставилась на удаляющуюся спину неизвестного существа. О том, что это был не человек, свидетельствовал причудливый гребень, тянувшийся вдоль всей спины по позвоночнику, и длинный хвост с округлым набалдашником на конце. «Оно меня не тронуло», – забило в голове набатом. Боялась перевести дыхание и все никак не могла отвести своего взгляда от соседнего туннеля, куда только что ушло… или уползло, в общем, скрылось из глаз нечто, что даже не посчитало достойным своего внимания ее пребывание здесь.

«Почему оно меня не тронуло?» – Она выпрямилась и села, пристально вглядываясь в темноту черного провала. Вместо ответа из темноты тут же высунулась голова чудовища, взирая на нее оценивающим холодным взором нечеловеческих глаз. Девочка шумно сглотнула и снова зажмурилась. «Мамочки! Хочу домой», – малодушно пискнуло где-то внутри. Ответ пришел мгновенно: «У тебя нет дома. Да и мамочки у тебя тоже нет». Она скорее догадалась, чем почувствовала, что осталась одна. Чудовище втянуло голову в непроглядную темноту туннеля.

Дом… А был ли он вообще когда-нибудь у нее? Навряд ли. Есть ли у нее родные или близкие люди? Неизвестно. За ответ на этот вопрос она, не задумываясь, отдала бы очень многое. А была ли она когда-нибудь счастлива? Невольная улыбка набежала на лицо. Да, была, но лишь однажды, очень давно. Когда была совсем еще крошкой, она встретила «доброго путешественника». Вспомнилось вдруг, как она мучила себя после, повторяя изо дня в день все, что произошло с ней – каждый момент, когда она была рядом с ним. И все равно по истечении лет, взрослея, она все же забыла его имя и разные мелкие обстоятельства, которые сейчас, возможно, могли бы многое рассказать о таинственном незнакомце. «Откуда он тогда взялся? Куда направлялся?» – грустно вздохнула она, вспоминая тот день, когда нашла мальчишку в развалинах старого замка. «А почему я там была? И как туда вообще попала?»

Со временем она стала кое-что понимать и теперь точно знала: даже если у нее когда-то и была мать, то та ее совсем не любила, возможно, даже и не хотела. Иначе как понять, что при наличии огромного количества всяких домов-интернатов, школ для подкидышей, всевозможных храмов, где рабочие руки требовались всегда, эта женщина предпочла бросить ее далеко от цивилизации в разрушенном замке, обрекая таким поступком свое дитя на верную голодную смерть.

Она приоткрыла один глаз, затем другой, покосилась в сторону туннеля. Осторожно сместилась в противоположную сторону под спасительную тень соседнего узкого коридора. Робко сделала сначала один шаг, затем другой и замерла в ожидании, что чудовище снова высунется из темноты. Ничего не происходило. Лишь было слышно, как воет ветер и вдалеке где-то капает вода. «Так, поворачиваюсь спиной и медленно ухожу. Очень медленно. Не делая резких движений. Оно явно там. И оно внимательно наблюдает. Чувствую. Знаю». Было ощущение, что от макушки до самых пяток от страха заледенела кожа, заставляя замереть на месте и не дышать. «И мне вовсе не страшно! – уговаривала она себя, шумно выдохнув воздух и неуверенно сделав еще один шаг. – Мне ведь не страшно?» Она не могла заставить себя повернуться спиной к туннелю, где скрылось чудовище, и пятилась задом. Все смотрела и смотрела в предательскую темноту. «Нет, мне до ужаса страшно!» Мозг вдруг взорвался паникой, она развернулась и бегом бросилась в узкий коридор, поминутно ожидая за своей спиной преследования. Не хватало воздуха, из-за голодного истощения тело отказывалось слушаться, поэтому ноги заплетались, а легкие грозились разорваться от непосильной нагрузки. Она упала, споткнувшись о камень, и по инерции прокатилась еще несколько метров вперед, обдирая до крови кожу на локтях и коленях. Туннель в этом месте резко уходил вниз. Не удержалась, громко вскрикнула и сорвалась в пустоту ниже на несколько уровней от того коридора, где все это время ранее обитала. «Вот и все».

Она мягко приземлилась – что-то склизкое и мокрое копошилось под телом. От размышлений о своем нерадостном будущем – стать чьим-нибудь обедом – ее отвлек шорох. Открыла глаза и повернулась на звук. На расстоянии вытянутой руки спиной к ней сидело существо, как две капли воды похожее на то чудовище, которое, ей казалось, она оставила далеко позади себя, спасаясь бегством по темному коридору. «Не может быть!» Длинный хвост медленно приподнялся. Она завороженно проследила за ним взглядом, а потом развернулась и побежала. Каких-то долей секунды ей не хватило, чтобы увернуться от удара, – кожу на спине прочертил кровавый след. Упала. Закричала от боли и машинально откатилась в сторону, уходя от еще одного удара. Взгляд выхватил в темноте узкий лаз. «Вот где спасение. Надо бы постараться пробраться туда». Пахло кровью. Ее кровью. Тварь вдруг повернулась и уставилась на нее голодными глазами. Вот тут нервы уже не выдержали, и она истошно закричала.

В тот самый момент темноту разорвала яркая вспышка света. Раздались крики. Топот ног. Часто моргая, она силилась хоть что-то рассмотреть, но видела сквозь предательские слезы лишь неясные силуэты. Это были люди, и на них со всех сторон напирали хвостатые твари, грозя подмять их своим количеством. «Откуда они здесь?»

Тварь, напавшая на нее, зашипела и в страхе попятилась от незнакомцев. Затем остановилась, своими глазами-буравами оценила расстояние до пришельцев и до тела жертвы, беспомощно лежавшей на земле рядом с ней. Запах крови развеял последние сомнения, медленно, прижавшись к полу, она поползла в сторону девочки.

Девочка в ужасе наблюдала за чудовищем, колебалась всего мгновение, подскочила на ноги и ринулась в сторону незнакомцев: спасение там, где люди. Сильный удар сбил ее с ног, вышибая весь воздух из легких и заставляя на короткий миг потерять ориентацию в пространстве. Она повернулась на спину, сплевывая кровь от разбитых губ, и смело подняла голову. Всего на долю секунды они встретились взглядом, человек и чудовище, а затем острые зубы сомкнулись на щиколотке ноги девочки. Она распахнула глаза и истошно закричала. Игнорируя шум битвы и крики жертвы, существо быстро удалялось со света во мрак узкого туннеля, бережно унося в зубах законную добычу.

– Харон, Тьма тебя забери, куда ты пропал? Мне срочно нужна твоя помощь! – Юноша виртуозно орудовал двумя мечами, вращаясь в безумном танце вокруг своей оси, нанося точные удары и попутно отражая нападения еще и на мага, стоявшего рядом с ним и пытавшегося в этот момент завершить сложное плетение огневого заклинания. – Харо-он! – Юноша внезапно сам перешел в нападение, стараясь хоть немного оттеснить от себя и своего напарника напирающих со всех сторон хвостатых тварей. – Ребята, да где же вы? Между прочим, здесь цигуля[1]Цигуля – вид низшей нежити; среда обитания подземелья и катакомбы; питаются обычно мертвой плотью, но не прочь полакомиться живой; на поверхность не выходят, не переносят дневной свет; почти слепы, но обладают превосходным обонянием, имеют удлиненное деформированное тело, где позвоночник плавно переходит в хвост, на конце которого находится костяной шип. кого-то потащила в восточный коридор.

Маг за его спиной, не глядя, тут же шарахнул в ту сторону огненным шаром. В воздухе поплыл запах паленого мяса. Юноша удивленно открыл рот и тут же закашлялся, зло покосившись на мага.

– Спасибо, удружил. Предупреждать ведь надо.

Юный маг откинул длинные пепельные волосы за спину, стали видны вытянутые уши с заостренными кончиками, бледное – может, даже чересчур – лицо, темные круги под глазами и пронизывающий взор миндалевидных зеленых глаз. Он виновато дернул плечами, смахивая со лба проступивший пот.

– Всегда «пожалуйста». – Он прикусил губу и шумно выдохнул. – А у меня уже все готово. – С его рук потек жидкий огонь, послушно направляясь к основной массе серых существ, полностью окруживших их. Не рассчитал свои силы, покачнулся и чуть не упал, ухватившись за плечо соседа.

Мечник тревожно посмотрел на него, удивленно присвистнул, развернулся и в самый последний момент подхватил его, не позволяя окончательно свалиться на землю. Огненная волна коснулась серой массы. Раздался взрыв. Мечник прижал эльфа-мага к стене, закрывая своим телом от случайных осколков, и тревожно вглядывался в его лицо. Юноша тяжело дышал и едва держался на ногах.

– Признаться, и правда выглядишь паршиво. – В этот самый момент за спиной раздался очередной взрыв, и волной его бросило вперед на едва стоявшего на ногах эльфа.

Юный эльф при этом болезненно скривился, едва смог перевести дыхание, но открыл глаза и уставился на него. – Что? – только и смог он спросить.

– Кажется, задело, – коротко бросил юноша, отклоняясь от товарища и стараясь оценить ущерб от осколка, попавшего в предплечье правой руки. Из-под рукава показалась предательская струйка первой крови. Это плохо. Очень плохо. Внимательно посмотрел на мага. – В общем, слушай мою команду: в бой не вступать, магических заклинаний не плести, сознание не терять, стоять здесь и никуда не уходить! – встряхнул его за плечи, видя, что тот никак не отреагировал на его слова. – Лодар, справишься? – Маг долго всматривался перед собой, а затем неуверенно кивнул. – Вот и ладненько! Пожалуй, здесь уже все – опасности нет, – оценивающе осмотрелся, нахмурился. – Оставлю тебя ненадолго. Видно, что-то случилось, иначе они давно уже были бы здесь. Я быстро, – отвернулся и побежал, бросив напоследок: – А ты смотри у меня – не шали, иначе нам придется тебя отсюда тащить на себе.

Юноша смотрел в спину удаляющегося друга, отметив для себя, что правая рука безжизненно свисает вдоль его тела. Поднял руку и смахнул горячую влагу под носом, изумленно посмотрел на свои пальцы: кровь, вскинул голову и едва слышно проговорил в пустоту:

– Кажется, в любом случае сегодня вам меня тащить, – и потерял сознание.

Михей Сен-Латгал, воин-мечник, виртуозно владеющий парными клинками, а также подающий надежды некромант, лучший ученик самого Одуса Ведающего, ни на минуту не задумываясь об опасности, подстерегающей его в темноте, смело нырнул в узкий коридор. Согнувшись почти пополам и осторожно шаря ногами по земле перед тем, как поставить ногу, медленно продвигался вперед, откуда был слышен шум битвы. Он старался гнать тревожные мысли. Впереди замаячил свет.

Сделав еще пару шагов, он вдруг почувствовал за своей спиной присутствие… Остановился. Очень медленно стал поворачиваться. Мощный удар сбил с ног, припечатав к противоположной стене. Мгновение он еще стоял, а потом начал оседать вниз, распластавшись по земле, придавленный тяжестью тела напавшего. Тварь дернула ослабевшее тело на себя и подмяла под лапы. В какой-то момент Михей пришел в сознание и умудрился вывернуться из смертельного захвата, оказавшись лицом к противнику. Возле лица клацали зубы, мышцы рук не выдерживали напряжения, стараясь удержать голову монстра на расстоянии. Неимоверно болела спина, горело раненое предплечье. Предпринял попытку оттолкнуть от себя чудовище – ничего не получилось, попробовал закричать – голосовые связки отказывались слушаться. На лицо легла тень. Он с надеждой посмотрел в ту сторону.

– Тебе, что ли, помочь, или как? – раздался рядом насмешливый голос его друга и сокурсника Харона Деф’Олдмана, истинного оборотня, специализирующегося на боевых искусствах.

– А ты как думаешь? – едва смог проговорить Михей и тут же скорее почувствовал, чем увидел, как сильный удар сотряс тело противника. Туша безжизненно обмякла и завалилась на него, придавив своей тяжестью и перекрыв любую возможность самостоятельно выбраться. – Харон, ты что сделал? Немедленно сними с меня это!

– Не могу. Слишком тесно. А ты тоже, нашел место, где развалиться. – Харон едва сдерживал смех.

– Мне тут, между прочим, дышать нечем, – продолжал задыхаться Михей, – а тебе все хиханьки да хаханьки. Лучше скажи, как там дела у Касса?

– У Кассиана дела нормальные, уж точно лучше, чем у тебя. – Не удосужившись обратить должное внимание на возмущенное сопение из-под туши и уже нисколько не скрываясь Харон откровенно смеялся в голос. – А то, что тебе дышать нечем, – так кто же в том виноват? Вот скажи: зачем в дырку полез?

– Как это зачем? Вам, дурням, помогать полез, – возмущенно пропыхтел Михей. Мертвое тело упорно дергали и тянули с него. На лицо капало что-то теплое. Он попробовал отодвинуться в сторону – результаты были минимальны. Такое ощущение, будто тебя придавила многотонная глыба.

– Ну и как? Помог? – Туша вдруг резко сместилась влево и поползла с него. Харон матерно выругался, за что-то зацепившись и приложившись головой о какой-то выступ в темноте. – Кстати, как там наш остроухий?

– Плохо. Он сейчас больше на упыря смахивает, а не на представителя «распрекрасной расы». – Михей поднялся, осторожно ощупал себя здоровой рукой. Голова кружилась, начала давать о себе знать обильная потеря крови. – И сколько можно говорить, не называй ты его так, не зли его. Надо щадить неустойчивую эльфийскую нервную систему. – Окончив тщательный осмотр своего тела, удрученно выдал: – Кажется, у меня еще и ребра сломаны! – Взгляд привлекла быстро приближающаяся к ним тень. – Касс, там все чисто?

– Чисто. – Юноша ухватился за тушу и поволок ее из туннеля, помогая Харону окончательно освободить проход. – Но надо срочно уходить отсюда. Лодар был прав, мы заблудились уже тогда, когда с самого начала пошли не по тому туннелю, думая, что сможем вернуться в любой момент к основной ветке. Могу сказать с уверенностью: эти коридоры не только не подвергались раньше зачистке, они даже не нанесены на карты.

– Ё-мое, ведь однозначно теперь влетит по самое «не хочу», – удрученно проговорил Харон, старясь пропихнуть застрявшую тушу в узкий проем. – Сначала влетит от Адагелия, а потом еще и от нашего препода. Вот дернуло же нас залезть сюда. – Он от души зачем-то пнул безжизненное тело. – Даже не знаю, кто хуже из них?! – Последнее высказывание относилось непонятно к кому.

Тело поддалось, освобождая проход.

Касс исчез, затем снова появился, неся в руках заплечные сумки товарищей и кое-какое оружие.

– Ну что, как возвращаться будем? Пойдем туда, откуда пришли, или, может, здесь? – махнул рукой на проход позади себя.

Михей поднял глаза, сглотнул.

– Это решим на месте. Для начала пошли за Лодаром. – Он поморщился. – Кстати, если я не ошибаюсь, там есть еще кто-то.

– В смысле? Ты о чем? – раздалось с двух сторон одновременно. От удивления Харон не удосужился даже прикрыть рот, а Касс выронил из рук сумки.

– Кто-то кричал в восточном туннеле. – Михей оперся левой рукой о стену. – Там ведь темно и ничего не видно, да и особо некогда было приглядываться, но ошибиться я не мог. Может, человек, может, даже ребенок, но определенно живой. Надо бы все тщательно там осмотреть и проверить.

Через какое-то время Харон возмущенно (так как был жутко недоволен, что именно ему пришлось ползти в узкий проход искать таинственного незнакомца) кричал, что не нашел ничего, кроме мертвого тела цигули. Михей в этот момент старался привести в чувство Лодара, а Кассиан собирал и упаковывал вещи и оружие друзей.

– Вот и посмотри под телом, – посоветовал Михей, устало опустился на землю и привалился спиной к мокрой стене. – А я пока немного посижу здесь. Что-то мне как-то нехорошо.

– Да ты, видно, издеваешься?! – Вдалеке слышались кряхтение и возня. – Э-э-э, кажется, нашел… – Тишина. – Ребята, здесь ребенок – мальчишка на вид лет двенадцати. Он, кажется, труп. – Затем удивленный возглас: – А может и не труп?! Не верю своим глазам: дышит, но этого просто не может быть. Эй, вы меня там слышите?

– Слышу, – мрачно ответил Кассиан. – Просто замечательно! – Голос звучал нерадостно. – Хватай мальчонку и давай сюда, иначе у меня сейчас здесь будет целых два трупа.

– Что, все настолько плохо? – Харон стоял уже за спиной, прижимая к груди завернутого в плащ мальчишку.

– Суди сам: у одного – полное истощение, а у другого – потеря крови. – Касс отклонился, давая тому самому хорошенько все рассмотреть.

Харон положил мальчишку на землю и принялся тщательно осматривать друзей.

– Касс, ты в состоянии наложить заклинание исцеления? – спросил он, тревожно осматривая Михея. – Что-то он совсем паршиво выглядит.

– Уже сделал, но ты сам понимаешь, здесь нельзя быть ни в чем уверенным, моя магия чужда ему и усиленно отторгается организмом. Все, что получилось сделать, так это только остановить кровотечение. Надо срочно выбираться отсюда. – Пристально всматриваясь в друга, спросил: – Нести двоих сможешь?

Тот кивнул.

– Обернешься?

– А как по-другому ты это себе представляешь? – Он поднялся, вздохнул и начал раздеваться. – Беру остроухого и найденыша, Михея тащишь ты?

– Может, я все же остроух…тьфу… Лодара понесу, он все же легче будет, а ты Михея? – с надеждой в голосе спросил Касс.

– Ладно, но ты тогда тащишь еще и мои вещи.

Касс закивал, отходя на расстояние и стараясь не мешать ему. Он никогда не мог уловить тот момент, когда Харон оборачивался зверем. Это всегда происходило молниеносно (вот что значит истинный метаморф – он мог по желанию даже частично обращаться, сам видел однажды на тренировках, но, видно, сейчас будет полное перевоплощение, плюс еще ко всему и наращивание дополнительной массы). Ему совершенно не требовалось предварительно перед этим раздеваться (но тогда вещи разлетались на маленькие кусочки), видно, сейчас стало жалко новые кожаные штаны. Кассиан усмехнулся, наблюдая исподтишка, как друг аккуратно складывает, а затем бережно укладывает свои вещи в заплечную сумку. А еще через мгновение он ломал голову над тем, как поудобней пристроить на широченную спину два обездвиженных тела и незаметно от носильщика туда же положить парочку сумок, пытаясь игнорировать грозный рык возмущенного животного. Промелькнула злорадная мысль: «Может, незаметно водрузить туда еще и эльфа?» Но животное окончательно заупрямилось, демонстративно повернулось к нему спиной и, недовольно скаля огромные клыки, прошлепало мимо него на выход.

Рано утром многие могли наблюдать странную процессию: по узким грязным улочкам со стороны бывшего бедняцкого района (вот уже много лет никто не селился и не жил в этом месте), находящегося далеко за охранной чертой города, сильно пошатываясь и поддерживая друг друга, брели двое молодых юношей. Одежды выдавали в них учащихся Академии магических искусств, яркие пурпурные плащи указывали на принадлежность к Ночному патрулю.

Вот уже полвека Ночной патруль каждую ночь систематически выходил на охрану территории города от нежелательных элементов и зачистку от всякой нежити и нечисти в нежилых районах. Состоял он в основном из адептов последних курсов – выпускников боевой Академии, сама же идея принадлежала градоправителю того времени, когда впервые был сформирован первый патруль. Академия исправно выполняла свой долг перед жителями города, на территории которого, собственно, и располагалась со своими многочисленными корпусами и зданиями, как город внутри города, внося свою посильную лепту и попутно оттачивая навыки и мастерство своих учеников в условиях, максимально приближенных к боевым. Хотя, что греха таить, за всю историю существования Ночного патруля вряд ли можно было насчитать хотя бы парочку неординарных дежурств: ночные смены всегда проходили спокойно и размеренно. Сами ученики не отказывались, но особо и не стремились к лишним ночным бдениям, но на запланированное дежурство выходили безропотно. Каждое такое патрулирование всегда поощрялось небольшой денежной оплатой от представителей городской власти, внеурочным выходным от Академии и добавочно ко всему этому – неограниченным почетом и уважением от самих жителей города, особенно от представительниц женской части населения.

Молодые юноши едва держались на ногах, чуть не на каждом шагу опасно балансируя на ровном месте и грозясь неминуемо рухнуть на землю. Рядом с ними гордо выхаживал огромный зверь, внешностью и размером больше напоминающий медведя или волка-переростка. Животное периодически останавливалось и принималось угрожающе рычать на своих попутчиков, когда те вдруг начинали опасно крениться то в одну, то в другую сторону. Терпеливо ожидал, пока друзья соизволят выровняться и возобновят свое движение дальше, и послушно двигался следом, осторожно подталкивая их вперед. На своей спине зверь бережно нес еще два тела – юношу и ребенка неопределенного пола и внешности.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть