Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Десять тысяч лет в ледяной глыбе
ГЛАВА 3

Весьма поучительная беседа между Большим-Пожилым-Господином и Рожденным-Прежде. — Господин Синтез переходит в ранг доисторического человека. — Борьба между белыми и желтыми. — Массовое уничтожение. — Поражение белой расы. — Рабство и вырождение. — Тип белого человека в 120 веке. — Геологические потрясения. — Изменение континентов на земном шаре. — Скрещивание китайцев и негров. — Вокруг земного шара по суше. — Перемещение со скоростью мысли.


— Ну, Сьен-Шунг, как вы себя чувствуете?

— Превосходно, уверяю вас.

— Не хотите ли отведать чего-нибудь?

— Совершенно не хочу.

— Однако даны распоряжения, чтобы вам готовили пищевые субстанции, подобные тем, которые потребляют мао-чины.

— Они, вероятно, едят овощи, мясо?

— Конечно.

— Но дело в том, что я питаюсь не так, как другие люди. Всю вторую половину жизни я не употреблял в пищу ничего, кроме чистых химических элементов, адекватных[68]Адекватный — равный, вполне соответствующий. тем продуктам, которые вы мне предлагаете.

— Вы?!

— Разумеется, я. А что вы находите в этом странного? — отозвался господин Синтез с видом человека, слишком хорошо знающего себе цену, чтобы стремиться к внешним эффектам.

— Но это же именно наша система питания! А вы изобрели ее еще десять тысяч лет тому назад?!

— Совершенно верно, Большой-Пожилой-Господин.

— То, что вы утверждаете, поразительно! Воистину, нет ничего нового под солнцем.

— В мои времена существовал даже афоризм, слово в слово соответствующий только что произнесенной вами фразе.

— Но из этого следует, что люди десять тысяч лет тому назад не были жалкими созданиями, лишь ненамного поднявшимися над животными?

— Что вы такое говорите, Большой-Пожилой-Господин! Напротив, у нас существовала высокоразвитая цивилизация, и меня поражает, что вы не обнаружили хотя бы разрозненных обломков на ранее обитаемых землях.

— Не впадайте на этот счет в заблуждение. Такие обломки существуют в большом количестве, однако в основном это предметы из грубых металлов, о применении которых мы с трудом могли догадаться. Во всяком случае, они никоим образом не могли нам дать верного представления об интеллектуальном уровне доисторического человека.

— Я посмотрю ваши коллекции и буду рад дать вам некоторые сведения об античных[69]Античный — древний. останках. Быть может, мне удастся рассеять некоторые ваши предубеждения.

«Кто бы мог подумать, — про себя добавил господин Синтез, — что в один прекрасный день я стану доисторическим человеком и буду вынужден описывать нашим потомкам, какими мы были в девятнадцатом веке… Как будто неандертальцы[70]Неандертальцы — предки современного человека, от которого многим отличались. Название — по месту первой находки останков в Неандертальской долине близ Дюссельдорфа (Германия, 1856 год). или кроманьонцы[71]Кроманьонцы — раса людей, вытеснившая неандертальцев, были сходны с современным типом человека. Обнаружены в пещере Кро-Маньон (Франция) в 1868 году. Древность — около 40 тысяч лет., попадавшие ранее прямиком в антропологические[72]Антропология — наука о происхождении и развитии человека, образовании человеческих рас. музеи, могли служить веским доказательством современных мне научных достижений и подтверждать или опровергать гипотезы потомков об их предках!»

Он и дальше продолжал бы мысленно свой монолог, но ученого прервал человек среднего роста, который униженно и смущенно приближался к нему. Незнакомец был одет на манер крестьян Центральной Франции, а именно, в серую блузу из грубой и жесткой материи, подпоясанную ремнем, и штаны, наподобие тех, какие носили древние галлы[73]Галлы (более общее название — кельты) — племена, с VI века до н. э. заселявшие значительную часть Западной Европы; около 220 года до н. э. завоеваны римлянами. Галлами и сейчас иногда называют французов.. Он был бос, с непокрытой головой, в руках держал большой поднос, на котором стоял металлический колокол.

Заслышав легкий посвист Большого-Пожилого-Господина, пришелец остановился как вкопанный.

— Перед вами экземпляр мао-чина, — возвестил старик.

— Но, — перебил швед, чье изумление час от часу возрастало, — этот человек нимало не похож на «волосатое тело», на айно, как мы называли диких людей с островов Восточной Азии, у него нет никаких признаков этого примитивного племени. Он белокож, совсем как я, имеет волосы на голове и бороду. Своим типом он напоминает скорее какого-нибудь жителя ныне исчезнувшей Европы.

— Однако это весьма деградировавшая[74]Деградировать — ухудшаться, вырождаться. раса, годная в лучшем случае выполнять подсобные функции. Поглядите только на его маленькую голову, на покатый лоб, на склоненную к земле шею, мускулистые, как у животного, руки и ноги… Разве же он способен мыслить! Он не говорит, а горланит, не ест, а жрет, пьет со звериной жадностью, дерется со своими соплеменниками, а когда пьян или зол, не гнушается и убийством. Кроме того, он не может оторваться от земли, прикован к ней всю свою жалкую жизнь, не в силах взмыть над ней в отважном парении, а для того, чтобы передвигаться, вынужден попеременно переставлять ноги. Это существо переходное, самый совершенный представитель животного мира, согласен, но и самое низшее из созданий, достойных ныне называться человеком.

— Только подумать, — с душевной болью пробормотал господин Синтез, — для этих церебральных, безусловно, утонченных и усовершенствованных тысячелетней селекцией[75]Селекция — наука и практические действия по выведению новых и совершенствованию существующих пород и видов растений и животных., я сам — всего лишь подвид антропопитека[76]Антропопитеки (более распространено название питекантропы) — древнейшие ископаемые люди. Предшествовали неандертальцам. Древность — около 500 тысяч лет., нечто не намного лучше человекообразной обезьяны, изучавшейся когда-то моими коллегами из научных обществ, дабы связать современного им человека с обезьяньим племенем. Ну, а что они сами за люди, эти церебральные? Скоро выясним.

По знаку старика, о котором швед знал лишь то, что его зовут Тай Ляое, вошедший, с удивлением глядевший, как один из его соплеменников вольготно сидит рядом с хозяином, молча удалился, опустив голову и волоча ноги, унося поднос с какой-то снедью.

— Знаете ли, Тай Ляое, если все ваши мао-чины таковы, как этот индивид, вы их не сможете уподобить жившим на земле десять тысяч лет назад.

— Да, все они таковы.

— И по ним вы судите обо всех доисторических людях белой расы?!

— Разумеется.

— Вы заблуждаетесь. У нас были вырожденцы, но жили среди нас и существа действительно высшие, способные составить славу человечества.

— Все зависит от точки зрения. Если десять тысяч лет назад «волосатые люди», мао-чины, стояли на высшей ступени развития животных, то за десять тысяч лет до вашего времени в первом ряду находились существа еще более низкие по сравнению с вами.

— Еще раз повторяю вам, Большой-Пожилой-Господин, подавляющее большинство белых отнюдь не деградировало так, как этот жалкий раб. Должно быть, вырождение, приведшее эту расу в ее нынешнее состояние, началось одновременно с возвышением вашей.

— Очень возможно. Вообще, если вы соблаговолите уделить мне несколько минут, я обрисую исторические периоды с наидавнейших времен в том виде, в каком наша традиционная история сумела удержать память о них. Быть может, рассказ несколько прояснит вам этот вопрос. С другой стороны, я смогу, пользуясь вашими сведениями, восполнить некоторые пробелы, чтобы частично воссоздать нашу предысторию. Затем вы сделаете свои выводы. Но сперва позвольте сказать одну вещь: я отныне рассматриваю вас как существо неизмеримо высшее, чем наши «волосатые люди»; и вы являетесь живым доказательством того, что в вашу эпоху человек куда как возвышался над своим теперешним жалким состоянием.

— Очень интересно все, что вы говорите, и к тому же я живейшим образом тронут тем хорошим мнением, которое вы составили обо мне. Сделаю все возможное, чтобы его оправдать.

— Итак, традиционная история гласит, что наши предки, чистокровные китайцы, имели большую границу с землей, которую называли Азией. В те времена эта земля в своей восточной части омывалась большим морем…

— Как так? — с живостью прервал его господин Синтез, не забыв все же смягчить свой голос. — Вы сказали «в те времена». Что же, из этого следует, что оно больше не омывает берегов Азии?

— Конечно нет, и уже давно. Это море в значительной степени загромоздили коралловые рифы, чрезмерно разросшиеся, они же сформировали новый континент, соединившийся с материком.

— Я высказывал подобную гипотезу, но я был далек от мысли, что лично увижу, как она оправдалась. Я расскажу вам об этом одну странную историю, Тай Ляое… Извините, что перебил вас, продолжайте.

— Нашим предкам, людям необычайно смиренного нрава, в большинстве своем земледельцам, вскоре стало не хватать земли, так как их племя странным образом сильно увеличило свою численность. Кончилось тем, что они мало-помалу стали распространяться на соседние земли, где встретили белокожих людей, явившихся с Запада. Последние, наделенные сангвиническим[77]Сангвинический — подвижный, живой, жизнерадостный. темпераментом[78]Темперамент — возбудимость и восприимчивость человека к впечатлениям внешнего мира., мечтали только о битвах и вооруженных набегах. Множество раз они нападали на мирных китайцев, которые хотели только одного — жить в мире. Такая территориальная близость двух рас приводила к новым все более кровавым столкновениям, пока намного более многочисленные китайцы не решили положить этому конец. Устав от того, что их все время убивают и эксплуатируют, кроткие землепашцы вынуждены были в целях самозащиты позаимствовать у беспокойных соседей их методы ведения войны, и в один прекрасный день оказалось, что китайцы — бесстрашные воины, неумолимые и беспощадные, как вы скоро об этом узнаете. В анналах[79]Анналы — летопись. нашей истории сохранилась память о полном истреблении белых, живших на земле наших пращуров[80]Пращур — отдаленный предок; родоначальник.. Это побоище повлекло за собой ужасные репрессалии…[81]Репрессалии — ответные меры государства на незаконные действия другой страны по отношению к его органам, гражданам. Белые, если не нападали на китайцев, имели обыкновение накидываться на своих же — одна нация — на другую, вследствие этого они жили в постоянной вражде. Вы видите, насколько они уже тогда стояли ниже моих предков, сколько в них было звериных инстинктов. Они предпочитали убивать друг друга вместо того, чтобы жить в согласии и смиренно брать у земли хлеб насущный, наслаждаясь науками и размышлениями. Теперь, впервые в жизни, они решили установить между собой мир и объединенными усилиями победить общего врага. Но не тут-то было! Китайская армия уже была превосходно вооружена и насчитывала миллионы воинов, решивших раз и навсегда разделаться с беспокойными соседями, готовых, покидая отечество, вернуться в него лишь полностью уничтожив белых. Это была расовая война, война на истребление, в ней не было места ни перемириям, ни пощаде. Стремительным, неостановимым потоком китайцы хлынули вперед и докатились до Крайнего Запада. Они разоряли целые страны, сметали с лица земли города, убивали жителей и, в конце концов, обнаружив наиплодороднейшие почвы, задевшие свойственную воинам крестьянскую жилку, там и осели.

— Так и должно было случиться, — тихо заговорил господин Синтез. — Нельзя безнаказанно играть с таким колоссом, как Китайская империя, насчитывавшая в конце XIX века почти полмиллиарда жителей. Скажите мне, Тай Ляое, борьба эта конечно же длилась долго?

— Напротив, многое заставляет нас предположить, что благодаря усовершенствованным приемам битва была хоть и ужасной, но скорой. Малочисленные неизбежно должны были погибнуть.

— Истреблены были все?

— Нет, Сьен-Шунг. Уже в ту эпоху китайцы отличались достаточной сообразительностью, чтобы ни с того ни с сего не подавить все активные силы. Тех, кто выжил, обратили в простых рабов, они были лишены какой бы то ни было интеллектуальной культуры и предназначались для самых тяжелых работ. Специальные законы, подтверждающие мудрость наших предков, были приняты сразу же после победы. Они на вечные времена провозгласили неполноценность побежденных. Был наложен запрет на общение с ними, им возбранялось учение, регулировалась их рождаемость, они были накрепко привязаны к земле, которую им было запрещено покидать. С той поры и началось вырождение наших мао-чинов, жалких потомков белых, потерпевших поражение в двухтысячном году. Что касается названия «мао-чин», оно вошло в обиход во времена, когда наши предки порабощали пленников. Вы говорили, что когда-то так именовались самые отсталые племена, обитавшие на далеких границах древнего Китая?

— Да.

— Не кажется ли вам, что эта кличка по аналогии могла быть перенесена победителями на всех побежденных? Так как побежденные обросли бородами, чем напоминали дикарей, китайцы должны были отметить это сходство и сделать свои выводы. И дикари и побежденные были в глазах завоевателей в равной мере низшими существами: первые — по природе своей, вторые — в силу того, что их закабалили. Их объединили под одним именем.

— Совершенно верно, — рассеянно согласился господин Синтез, которого эти этимологические[82]Этимология — определение происхождения слова и его родственных отношений к другим словам того же самого или иного языка. изыскания оставили равнодушным, — он переживал катастрофу, постигшую его расу.

— Я продолжаю. На Западе началась экспансия[83]Экспансия — распространение, расширение границ, сфер влияния и т. п. китайской расы, она наступала со всех сторон и пышно расцвела, воцарясь на руинах цивилизации ваших предков, существование которой я, с ваших слов, склонен признать. Азия, Европа, а вскоре и Северная Африка — все стало Китаем, а численность желтого народонаселения приумножилась до неслыханных размеров, в то время как популяция[84]Популяция — совокупность особей одного вида растений или животных, людей одной национальности на территории их естественного распространения. мао-чинов оставалась строго ограниченной. Это случилось в эпоху, которую наша хронология[85]Хронология — здесь: перечень каких-либо событий в порядке их последовательности во времени. затрудняется определить, но не позже двадцать четвертого века…

— Кстати, о хронологии. Должен заметить, что вы сохранили нашу, придуманную теми самыми белыми, которых вы так жестоко уничтожили.

— Разумеется. И это нас нимало не смущает. В конечном итоге, это единственное, что мы позаимствовали. Как бы там ни было, приблизительно в двадцать четвертом веке планета претерпела неожиданные потрясения — атмосферные, геологические и даже астрономические. После страшных землетрясений сильно сдвинулись большие земные пласты, сместились некоторые моря и даже континенты, полностью видоизменились районы Арктики и Антарктики. Перепутались времена года, и по всей планете стало наблюдаться резкое понижение атмосферной температуры. Я описываю вам все эти события очень бегло, но готов, если вы сочтете уместным, позже изложить, как наука объясняет возможные причины катаклизма[86]Катаклизм — крутой разрушительный переворот, катастрофа.. Льды надолго сковали южные и северные территории, некогда покоренные завоевателями, которые сами были оттеснены теперь в более теплые широты. А в северных широтах осталась прозябать лишь горсточка мао-чинов, которые по сию пору влачат там на подножном корму свое жалкое существование, ведя неблагодарную, но упорную борьбу с непреодолимым бесплодием почвы. Наши предки, спасаясь, бежали из Европы, ставшей северным краем, и прямиком ринулись в Африку.

— А как же Средиземное море, разделявшее эти континенты?

— Если оно и было раньше, то исчезло после катаклизма, о котором я вам говорил. Во времена второй миграции наши предки обнаружили примитивную расу с абсолютно черной кожей, расу очень добродушную, гостеприимную, миролюбивую и чрезвычайно трудолюбивую. Чернокожие, в отличие от белокожих, встретили их не как заклятых врагов, а, наоборот, приветливо, по-братски и с готовностью поделились с пришельцами своими землями. Вскоре произошло феноменальное, но вполне оправданное антропологическое явление. Между чернокожими и желтокожими возникли многочисленные и весьма богатые потомством браки, причем метисация ни в коей мере не повлияла на дальнейшую плодовитость, как того можно было опасаться. Началось взаимопроникновение обеих рас, их полное слияние, лишенное преобладания одной над другой. Более того, скрещивание дало чудесные результаты, от которых выиграли обе. Чернокожие внесли свою телесную силу и выносливость, неутомимость, врожденную привычку к тропическому климату, иммунитет[87]Иммунитет — невосприимчивость организма по отношению к определенным болезням или ядам. к местным болезням, свежую кровь. Желтый человек привнес умственные способности, развитые тысячелетиями цивилизации, искусства, науки, промышленность, упорядоченный разум, стойкую волю и совершенную социальную структуру. Смешавшись с молодой, могучей кровью детей природы, быть может, китайская кровь, ослабевшая в течение веков, регенерировалась[88]Регенерироваться — здесь: восстановиться, возродиться, возобновиться., заиграла с новой силой.

— Словом, «человеческая трансплантация»[89]Трансплантация — здесь: пересадка, внедрение культуры, человеческой психологии, социальных структур одной страны в другую., — откликнулся господин Синтез, все более проникаясь интересом к словам собеседника.

— Вы говорите, простая пересадка?

— Да. И я с интересом отмечаю, что результаты ее превосходны, во всяком случае здесь, в Центральной Африке, которую вы именуете Западным Китаем. Но любопытно было бы узнать, как происходило это скрещивание, как происходила эволюция в других точках планеты, которые вы называете Центральным Китаем, Западным Китаем, чтобы избежать терминологической путаницы. И, прежде всего, ответьте: раса, населяющая эти отдаленные провинции, полностью ли она похожа на вашу?

— Целиком и полностью.

— Вот это-то и невероятно!

— Ничего невероятного тут нет, и сейчас вы поймете почему. Соблаговолите мысленно начертать на расстоянии тридцати градусов над и под экватором две окружности, чтоб они охватывали всю окружность земли.

— Начертил.

— В этих пределах[90]Близ широты в 30 градусов в Северном полушарии находятся (с запада на восток): Гавайские острова, полуостров Калифорния в Северной Америке, Бермудские острова, город Каир в Египте, город Дели в Индии, город Нанкин в Китае, южная оконечность Японии. В Южном полушарии: южные районы Южной Америки, Африки, Австралии. Это зона с мягким климатом, в основном с богатой растительностью и животным миром, в целом весьма благоприятная для обитания человека. находится почти вся наша обитаемая земля.

— Этот объем кажется мне на диво маленьким, должно быть, человечеству на нем тесновато.

— Вы забываете, Рожденный-Прежде, что если двигаться по солнцу от древнего Китая, нашей колыбели, тоже обнаруживаешь землю.

— Правильно. Вы говорили, что там простерся огромный континент, образованный разросшимися кораллами…

— …Который приподнялся в силу разразившейся катастрофы, о которой я вам поведал. Итак, именно в вашу эпоху этот край, усеянный островами, был заселен людьми негроидной расы.

— Вы совершенно правы. Тай Ляое. Теперь я понял, каким образом происходило это скрещивание, это слияние двух рас. Имел место исход народов из Восточного Китая — мы называли их папуасами, австралийцами, полинезийцами, — и они так же смешались с китайцами. Затем массы представителей монголоидной расы ринулись по этому новому континенту, встретив на своем пути американских негров и красавцев негров с Антильских островов. Мало того, что землетрясение привело к возникновению между Африкой и Америкой новых земель, оно еще и привнесло в Америку значительное количество негров, к которым примешались индейцы, потомки древних монголов.

— Ваше предположение совершенно верно. Суша стала так прекрасна, что теперь можно обойти пешком всю планету, не замочив ног.

— Ах, как это замечательно! Это опрокидывает все мои прежние прогнозы на будущее. Сейчас я спрашиваю себя: как в мое время отнеслись бы к человеку, который осмелился бы утверждать, что будущее принадлежит неграм и китайцам!.. Или что спустя несколько тысячелетий можно будет по суше пересечь экватор!

— С радостью предложу вам совершить это путешествие, Сьен-Шунг! Прогулка столь же приятная, сколь и быстрая.

— О, я не сомневаюсь, что вы располагаете превосходными видами транспорта — скоростными и комфортабельными.

— Скорость их очень высока!

— Меня ничто уже больше не удивляет, Большой-Пожилой-Господин. Однако вы меня заинтересовали. Полагаю, мы не поплывем морем?

— Уже тысячи лет не существует такого способа передвижения. Он сохранился только в легендах.

— Но люди, вам подобные, не опустятся до путешествия по земле.

— Хорошо сказано, Рожденный-Прежде!

— Значит, мы полетим по воздуху?

— Угадали, Сьен-Шунг!

— Наверное, на воздушном шаре?

— Фи, что вы! Прапрапрапрадеды наших прапрапраправнуков сами не видели, но слыхали, что когда-то, за двадцать столетий до них, в музеях хранились неуклюжие летательные аппараты.

— Значит, я буду сопровождать вас по воздуху?

— Да еще и со скоростью, близкой к скорости света![91]Как известно, скорость света равна 300 тысячам км/сек. Тело, запущенное с такой скоростью (окажись подобное возможным), тотчас покинуло бы околоземное пространство и никогда не возвратилось.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть