Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Идеальная мать The Perfect Mother
Глава II

Год назад

КОМУ: «Майские матери»

ОТ: Ваши друзья из «Вилладжа»

ДАТА: 30 июня

ТЕМА: Совет дня

ВАШ МАЛЫШ: ДЕНЬ 47


За эти шесть недель большинство из вас наверняка привыкли к грудному вскармливанию. А если этого еще не случилось – не сдавайтесь! Сейчас для вашего ребенка нет ничего лучше грудного молока. Если у вас есть какие-то проблемы с кормлением – последите за своим питанием. Молочные и глютеносодержащие продукты, а также кофеин могут снизить лактацию. А если вы испытываете болезненные ощущения или дискомфорт, может быть, стоит решить проблему с помощью специалиста? На это не стоит жалеть денег!


– В такую жару случается дурное? Что это вообще значит? – спросила Фрэнси. У нее были пушистые кудри до плеч и встревоженное выражение лица.

Нэлл отогнала от себя муху газетой, которой обмахивалась:

– Тридцать градусов. В Бруклине. В июне. В десять утра.

– Ну и что?

– А то, что для Техаса это, может, и нормально, а…

– Я из Теннесси.

– …а для здешних мест нет.

Порыв горячего ветра сдул пеленку с лица сына Фрэнси.

– Просто не надо говорить такие вещи, – сказала Фрэнси, беря ребенка на руки. – Я суеверная.

Нэлл отложила газету и открыла детскую сумку:

– Так Себастьян обычно говорит. Он вырос на Гаити. А там люди, как бы это сказать, привыкли обращать больше внимания на природные явления, чем мы, американцы.

Фрэнсис подняла брови:

– Но ты-то англичанка.

– Там все нормально? – спросила Колетт у Скарлет. Та стояла в тени, среди колясок со спящими детьми. Скарлет накрыла коляску пеленкой и вернулась к остальным.

– Мне показалось, он проснулся, – сказала она, села рядом с Фрэнси и достала из сумки антисептический гель. – Он плохо спал ночью, поэтому, пожалуйста, не подходите к нему. О чем речь?

– Судя по всему, скоро конец света, – сказала Фрэнси, слизывая шоколадную глазурь с кренделька. Это была единственная поблажка, которую она все-таки себе позволяла.

– Да, скоро, но у меня есть кое-что, что нам поможет, – сказала Нэлл, доставая из детской сумки бутылку вина.

– Ты принесла вино ? – улыбнулась Колетт, собирая волосы в пучок. Нэлл открутила крышку.

– Не просто вино, а самое лучшее португальское игристое, которое можно купить за 12 долларов в девять тридцать утра.

Она достала из сумки пластиковый стаканчик, налила половину и протянула Колетт:

– Пей скорее, оно уже и так теплое.

– Я не буду, у меня потом йога, – сказала Юко. Она ходила вокруг них и баюкала дочь на руках.

– Я тоже не буду, кормлю, – отказалась Фрэнси.

– Да фигня это, кто тут не кормит? – сказала Нэлл. – Хотя… Она подняла руку, привлекая всеобщее внимание. – Может быть, кто-то и не кормит. Приходит домой, задергивает шторы и тайком разводит смесь. Ну и ничего. В любом случае, от маленького стаканчика вреда не будет.

– В книжках по-другому пишут, – сказала Фрэнси.

Нэлл закатила глаза:

– Фрэнси, хватит читать всякую пропагандистскую чушь. Ничего в этом такого нет. У меня в Англии подруги пили по чуть-чуть даже во время беременности.

Колетт одобрительно кивнула Фрэнси:

– Выпей, если хочется, Уиллу эту не повредит.

– Точно? – Фрэнси взглянула на Нэлл. – Ну ладно, хорошо, только капельку.

– Я тоже буду, тем более, что есть повод, – сказала Скарлет и потянулась за вторым стаканом. – Я не рассказывала? Мы покупаем дом в Вестчестере.

Фрэнси ахнула:

– И вы туда же? С какой стати все вдруг решили перебраться в пригород?

– Я бы, честно говоря, и подальше уехала, но мой профессор теперь в штате в Колумбийском университете, нам нужно жить поблизости, – Скарлет посмотрела на остальных. – Вы не обижайтесь, я знаю, многим тут хорошо, но мне совсем не нравится идея растить ребенка в городе. С тех пор как он родился, я все время думаю, насколько тут грязно. Я хочу, чтобы он рос на свежем воздухе, а вокруг была зелень.

– А я нет, хочу, чтобы мой ребенок рос на помойке, – сказала Нэлл.

– Вот бы и у нас были средства переехать в Вестчестер, – сказала Фрэнси и отпила из стакана.

– Уинни, хочешь вина? – спросила Нэлл.

Уинни с отсутствующим выражением лица наблюдала, как вдалеке, на прямоугольном газоне, молодая пара играет в летающую тарелку. Между ними с головокружительной скоростью металась бордер-колли. Уинни, кажется, не услышала Нэлл.

– Уинни, дорогая, ты с нами?

– Извини, что ты сказала? – Уинни улыбнулась Нэлл и перевела взгляд на Мидаса. Он лежал у нее на коленях. Руки его были прижаты к ушам, он потихоньку начал просыпаться.

– Вина? – спросила Нэлл, протягивая ей стакан.

Уинни взяла Мидаса на руки, перевела взгляд на Нэлл, зарывшись губами в черные волосы сына:

– Нет, не стоит.

– Это почему?

– Мне от алкоголя иногда нехорошо.

– Странные вы люди, – сказала Нэлл, налила себе вина и закрыла бутылку. Из-под рукава черной футболки виднелась большая татуировка: изящная колибри в пастельных тонах. Она отпила из стакана:

– Какая дрянь. О, слушайте, я вчера пошла выпить кофе без ребенка. Какая-то женщина посмотрела на мой живот, поздравила меня и спросила, какой срок.

– Возмутительно. И что ты ответила? – спросила Юко.

Нэлл рассмеялась:

– Что рожаю в ноябре.

Фрэнси посмотрела на Уинни, та опять остановившимся взглядом смотрела вдаль, в сторону газона.

– У тебя все нормально?

– Да, все хорошо, – она заправила прядку волос за ухо. – Просто устала от жары.

– Кстати, раз уж об этом зашла речь, может быть, будем встречаться где-то еще? – спросила Юко. Она уложила сына на покрывало и принялась рыться в сумке в поисках подгузника. – А то с каждым днем все жарче. Дети тут расплавятся.

– Можно в библиотеке, – предложила Фрэнси. – Там за читальными залами есть свободный кабинет, можно забронировать.

– Довольно-таки жуткая перспектива, – сказала Нэлл.

– Около большой площадки недавно открыли ресторан на свежем воздухе, вы были? – спросила Колетт. – Мы с Чарли ходили на днях. Там были компании мам с детьми. Можем иногда там встречаться на обед.

– И на стаканчик сангрии, – оживилась Нэлл. – Или вообще, может, пойдем куда-нибудь вечером? Без детей?

– Как так без детей? – удивилась Фрэнси.

– Ну, так, я на следующей неделе снова выхожу на работу. Хочу немножко повеселиться, пока можно.

– Я пас, – сказала Фрэнси.

– Почему?

– Ему же всего семь недель.

– И что?

– Не рановато ли ему разлучаться с матерью? А по вечерам он иногда довольно несносный. У нас, кажется, период непрерывных кормлений.

– Пусть тогда муж с ним посидит. Ребенку важно налаживать контакт с отцом с первых месяцев жизни, – сказала Скарлет.

– Муж? – Фрэнси нахмурилась.

– Да. Может, слышала о таком, зовут Лоуэл. Из его спермы получилась половина твоего ребенка, – сказала Нэлл.

– Фу, Нэлл, – поморщилась Фрэнси и посмотрела на Уинни:

– А ты бы с нами пошла?

Уинни завернула Мидаса в слинг и сложила пеленку:

– Не уверена.

– Да брось, нам полезно отдохнуть от детей, – сказала Колетт.

Уинни встала. На ней был струящийся нежно-розовый сарафан до щиколоток:

– Я пока не нашла Мидасу няню.

– А как же твой…

– Черт, сколько времени уже, мне пора бежать, – Уинни посмотрела на тоненькие серебряные часы на запястье.

– А куда тебе? – спросила Фрэнси.

Уинни надела большие темные очки и хлопковую шляпу с широкими полями, которые отбрасывали тень на лицо и плечи:

– Куча дел, сама понимаешь. До скорого.

Остальные сидели и смотрели, как Уинни идет по газону и поднимается в гору. У нее были распущенные черные волосы до плеч, подол розового платья развевался.

Когда Уинни исчезла из виду, Фрэнси вздохнула:

– Я ей сочувствую.

Нэлл рассмеялась:

– Кому, Уинни? Почему это, слишком красивая? Или стой, может, слишком худая?

– Она растит ребенка одна.

Колетт проглотила вино:

– Правда? Откуда ты знаешь?

– Она мне сама рассказала.

– Ничего себе, а когда?

– Пару дней назад. Я зашла в «Спот» съесть скон и передохнуть от жары. Пока я стояла в очереди, Уилл закатил истерику. Мне было дико неудобно. Тут как раз пришла Уинни. Мидас спал в коляске, она взяла Уилла на руки. Стоило ей поднести его к груди, как он тут же успокоился.

– Я так и знала, у нее волшебные сиськи. Даже на меня иногда действовало: бывало, посмотрю на них, и сразу как-то спокойней, – прищурилась Нэлл.

– Мы потом немножко поболтали, было очень мило. Она такая скрытная, согласитесь? Но она мне рассказала, что у нее никого нет.

– Просто так ни с того ни с сего рассказала? – спросила Нэлл.

– Ну да, вроде того.

– А кто отец?

– Я не спрашивала. Я заметила, что она без кольца, но не хотела приставать с вопросами. Это было бы как-то нетактично, – Фрэнси задумалась. – А еще она сказала, что я прекрасно справляюсь с Уиллом, мне было очень приятно. Мы слишком редко говорим друг другу такие вещи. С Уиллом иногда так тяжело. – Фрэнси разломала кренделек пополам. – Мне все время кажется, что я все делаю неправильно. Приятно, когда кто-то говорит, что это, может быть, и не так.

– Фрэнси, не говори глупостей. С Уиллом все прекрасно. У тебя все отлично получается. Мы все в такой же ситуации, как ты, – сказала Колетт.

– Странно, что мы не знали, что Уинни одна, правда? – сказала Юко.

– Да нет, не странно, – Нэлл поставила стакан с вином, опустила ворот растянутой футболки. Она поднесла свою дочь дочку Беатрис к груди и принялась кормить ее. – Мы говорим только о том, что имеет отношение к детям.

– Ну, наличие мужа в некотором роде имеет отношение к детям. Вы только представьте, каково это, растить ребенка одной. Ей, наверное, очень одиноко, – сказала Фрэнси.

– Я бы точно не смогла. Если бы Чарли не вставал иногда ночью к ребенку и не покупал подгузники, я бы точно рехнулась, – сказала Колетт.

– Я бы тоже, но… – Скарлет умолкла на полуслове.

– Но что? – спросила Колетт.

– Да нет, ничего.

– Скарлет, что «но»? Что ты собиралась сказать? – Фрэнси внимательно посмотрела на нее.

Скарлет замолчала на несколько секунд, а потом сказала:

– Ладно, хорошо. Я за нее волнуюсь, мне кажется, там не все так просто.

– В смысле?

– Я не хочу выдавать ее секреты. Но мы не раз вместе гуляли. Мы живем рядом и, как оказалось, гуляем с коляской по одному и тому же маршруту. Я бы не стала рассказывать, но мне очень нужно поделиться. У нее депрессия.

– Она сама тебе рассказала? – спросила Колетт.

– Она только намекнула. Ей очень тяжело, а о помощи попросить некого. Она рассказала, что у Мидаса жуткие колики. Он иногда рыдает часами.

– Колики? – недоверчиво переспросила Фрэнси. – Вот у Уилла колики. А Мидас, вроде, такой спокойный.

– У моей подруги из Лондона был диагноз послеродовая депрессия. Ей было стыдно хоть кому-то признаться, какие мысли приходят ей в голову. А потом муж заставил ее пойти к врачу, – сказала Нэлл.

– Не знаю, по-моему, непохоже, что у Уинни депрессия. Может, это просто послеродовая хандра? С кем не бывает.

– Всем привет. – Над ними возвышался Одди, на груди у него был слинг с ребенком. Он вытер лоб рукавом футболки. – Боже, ну и жара.

Он снял кроссовки, достал из детской сумки покрывало и расстелил его рядом с Колетт.

– Отомн все никак не хочет засыпать по утрам. Я уже час гуляю, жду пока она заснет, – сказал он, садясь. – Что тут у нас? О, вино?

– Хочешь? – сказала Нэлл.

– Конечно. Хорошее?

– Сойдет.

Фрэнси все еще смотрела на Скарлет:

– Нельзя сидеть сложа руки, нужно же как-то ей помочь, да? Может, что-нибудь придумать, чтобы она могла расслабиться, отдохнуть от ребенка.

– О ком речь? – спросил Одди.

– О Уинни.

Он замер, не донеся стакан до рта:

– А в чем проблема?

Фрэнси пристально взглянула на него:

– Нет никакой проблемы. Мы просто обсуждали, что хорошо бы ей передохнуть хотя бы один вечер.

Юко нахмурилась:

– Стойте-ка, может быть, ей это не по карману. Ведь она мать-одиночка. Няня, выпивка и ужин – все вместе может выйти долларов двести.

– Не думаю, что это ее остановит. Видела, какая у нее одежда? Сомневаюсь, что у нее проблемы с деньгами. Скорее всего, проблема в том, чтобы найти няню, – сказала Фрэнси.

– Спрошу Альму, вдруг она сможет, – сказала Нэлл.

– Какую Альму?

Нэлл просияла:

– Ах да, забыла вам рассказать. Я наконец-то нашла няню. Она начнет завтра, сначала по несколько часов. А потом, когда я выйду на работу, будет целый день. Она офигенная. Я ее найму на этот вечер, сделаю Уинни подарок на прощанье.

Нэлл взяла телефон, который лежал на пледе, и проверила календарь:

– Как насчет четвертого июля? – спросила она. – Или вы собираетесь сидеть дома и клясться в верности флагу?

– Я да, но в этом году сделаю исключение, – сказала Колетт.

– Я в деле, – сказал Одди.

– И я, – сказала Фрэнси. – А вы? Юко? Скарлет?

– Да, конечно, – сказала Юко.

Скарлет нахмурилась:

– К нам вроде бы собирались приехать родители мужа посмотреть на новый дом. Но вы не подстраивайтесь под меня, я не знаю, сколько еще пробуду в Бруклине.

– Я напишу всем «Майским матерям». Повеселимся на славу, я придумаю, куда пойти, – сказала Нэлл.

– Отлично. Только не забудь, уговори Уинни, чтобы она пошла с нами, – сказала Фрэнси.

Нэлл уложила Беатрис на покрывало и сказала:

– Будет круто. Несколько часов вне дома. Капелька свободы. – Она подняла стакан и допила вино. – Ничего страшного не случится. Просто выпьем по бокалу.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть