Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Им равных нет
Глава 3

Кабинет на Старой площади был обставлен в деловом, но вместе с тем полном достоинства краснодеревянном, тяжелопортьерном, кожаном стиле времен ЦК КПСС. Из примет современности здесь были лишь компьютер с жидкокристаллическим монитором, плазменная панель полутора метров по диагонали да пластмассовый блок системы «Заслон С-1000» на обитой дубовыми панелями стене, предназначенный для блокирования всех возможных систем прослушивания.

Так уж повелось – именно в таких кабинетах издавна вершились судьбы огромной страны. В них сходились ниточки власти, из которых плелась ткань будущего.

За столом, похожим своими размерами и зеленым сукном на бильярдный, восседал огромный мужчина с седой густой шевелюрой. Черты лица у него были грубые, топором рубленные, кисти рук как лопаты. И вообще, он сильно походил на бригадира комбайнеров, вот только глаза – цепкие, проницательные, пронзительные. Бригадиру такие без надобности.

В просторном кабинете витал запах дорогого и вкусного кофе, которым раз в полчаса человек пытался вернуть себе ясность мысли. Хорошо еще в пятьдесят шесть лет давление не беспокоило. Давало знать богатырское здоровье предков – мореходов из Мурманска.

Человека звали Вячеслав Николаевич Бусыгин. Он нес на своих плечах нелегкую ношу Председателя Совета безопасности Российской Федерации. Генерал-лейтенант службы внешней разведки, он в отличие от своих жуликоватых предшественников действительно пытался сделать так, чтобы Совбез работал на то, для чего и был создан – на безопасность страны. Под его крылом собрались аналитики высшего класса – многих из них в свое время убрали из системы спецслужб за ненадобностью. Нередко случалось такое на Руси, что самых преданных Родине и честных профессионалов гнали прочь, чтобы не смущали барское спокойствие своими прогнозами. И вернулись они снова на службу только из-за того, что их позвал легендарный Бусыгин – один из лучших аналитиков и агентурщиков еще Главного разведывательного управления КГБ СССР. Аналитический аппарат Совбеза был гордостью и надеждой Бусыгина. Вот только сейчас не радовали его кудесники информационных потоков.

Перед Бусыгиным лежала стопка бумаг. В некоторые он вчитывался внимательно, другие пробегал глазами влет, вычленяя только общие моменты. Ну, как ни крути, оценка сложившейся ситуации у аналитиков, да и у всех остальных, однозначная – Кавказ вновь взорван!

Самое характерное, что подобное развитие событий аналитики Совбеза предсказывали еще два года назад. Тогда в верхах их прогнозы были расценены как паникерство и противодействие набирающему обороты процессу мирного урегулирования на Кавказе. И вот результат!

– Вашу мать, – выругался Председатель Совбеза, отодвигая от себя кипу бумаг.

Когда ему позвонили из Агентства Федеральной безопасности России и сообщили, что убит Адам Тайсумов, он еще надеялся, что имеет место просто невероятно удачный для боевиков теракт. Но в глубине души был уверен – это всего лишь первое звено в цепочке гораздо более серьезных событий. Притом цепочка сплетена умелыми руками…

Сбылись наиболее мрачные прогнозы! И дальше события стали разворачиваться по сценарию, написанному чьей-то безжалостной и решительной рукой…

Итак, что имеется на сегодня… На свадьбе своего родственника при достаточно странных обстоятельствах происходит взрыв, в результате чего Президенту Республики Ичкерия причинены телесные повреждения, не совместимые с жизнью. Откуда там взялась взрывчатка, если учесть профессиональную цепкость и бесцеремонность охраны Президента, кто ее протащил – одному черту известно. Из открытых источников ничего непонятно. А агентура молчит… Да и где теперь связь с ней, с агентурой этой?!

Дальше все идет как по писаному. Представитель Президента по Южному федеральному округу с группой контрразведчиков и командой спецназа для охраны собирается лететь на разбор и обеспечивать сохранение хваленой и с таким размахом пропиаренной стабильности на Северном Кавказе. Ему официально объявляют, что аэропорт находится под контролем правительства Ичкерии и несанкционированные посадки запрещены. Короче – катитесь к такой-то матери. Что тут скажешь? «ТУ-154» послушно разворачивается и летит обратно в Ростов.

Тут же в Грозном командир Президентской гвардии вытаскивает на свет божий и выставляет на всеобщее обозрение двух конопатых доходяг явно русской национальности, объявляет их виновными в теракте против самого мудрого, самого лучшего Президента в мире, в глубине души мечтавшего о свободе Ичкерии и потому ставшего неугодным Москве. Бедолаги быстренько признаются, что были завербованы российской контрразведкой и выполняли задание Москвы. Потом объявляется, что их будут судить справедливым судом. И эти странные персонажи удаляются во тьму.

Следующий акт. Осиротевшая гвардия Президента Ичкерии начинает брать под контроль государственные объекты и системы жизнеобеспечения. Две трети сотрудников органов внутренних дел тут же солидаризируются с гвардейцами, братаются и клянутся не щадя живота служить Великой Ичкерии.

Почта, телеграф, телефон, мосты, вышки сотовый связи, телевидение – за несколько часов уже были под контролем. Ну а также правительственные здания, основные магистрали, железная дорога.

И вот тут появляется главный действующий персонаж – вице-президент Республики Ичкерия Ибрагим Ахмедханов, весь такой возвышенный и озабоченный судьбами вайнахского народа. По закону он исполняет обязанности погибшего Президента.

Председателя Совбеза эта фигура не удивила. Бусыгин никогда не доверял этой лицемерной твари. Была заслуживающая доверия информация о его плотных связях с бандподпольем и западными спецслужбами. Но он устраивал Адама Тайсумова. А Тайсумову Кремль дал карт-бланш на все, в том числе на назначение своих помощников, заместителей, министров.

– Все там взорвалось! – кричит с экрана Ибрагим Ахмедханов. – Я сам там был. На моих руках, одежде была кровь! Это не моя кровь! Это кровь наших сограждан! Это кровь самого лучшего Президента. Будь прокляты убийцы. И мы знаем их имена… Они ответят за все!!!

И под конец пламенной речи сообщает, что готов взять на себя гигантский груз ответственности за судьбы своей многострадальной Родины.

Шоу приобретает драматичность. Звучат клятвы мужчин из разных тейпов отомстить, покарать. Бойцы Президентской Гвардии перед портретом разнесенного в клочья любимого Президента тоже дают страшные клятвы. Клянутся все – часто и многословно.

Вакханалия демонстрируется по республиканскому телевидению – это первый объект, взятый под контроль Президентской Гвардией.

– Кто виноват? – вопрошает местный корреспондент простых горцев, тыча им в лицо похожим на порцию эскимо микрофоном.

– Россия, – не мудрствуя лукаво, объявляют горцы, насупившись. – Им не нужны свободные люди! Им нужны рабы!..

На столе Бусыгина зазвонил внутренний телефон с гербом Советского Союза на корпусе. Хозяин кабинета держал его как раритет имперских времен и нисколько не стеснялся косых взглядов: мол, обитатель этих пенатов – скрытый коммунист.

– Вячеслав Николаевич, к вам Рудольф Константинович, – послышался мелодичный голос секретарши. Во избежание ненужных сплетен в секретаршах он держал старую деву, выполняющую свою секретарскую работу с точностью часового механизма.

– Да, конечно, я его жду, – кивнул Бусыгин.

Он поднялся во весь свой немалый рост. В кабинет зашел человек, являющийся полной противоположностью, – худой, высохший, невысокий, в синем, слегка помятом костюме, без галстука.

– Здравствуй, Николаич, – гость протянул руку.

– И тебе здравия, Рудольф Константинович, – Бусыгин пожал протянутую ему ладонь и пригласил гостя присесть в мягкое кресло у журнального столика.

Рука у директора Агентства Федеральной безопасности Рудольфа Константиновича Кутасова была сухая, жесткая и жилистая.

– Читаешь? – кивнул директор АФБ на листки.

– Пытаюсь…

– Считай, что это уже устарело. События развиваются.

– Что у нас еще плохого?

– Заблокированы войсковые части. Захвачены склады МВД Ичкерии. Впрочем, сопротивления из милиционеров никто не оказывал. Сейчас идет вооружение людей… В общем, сволота куражится… Пограничники попытались вылезти со своей базы. Подходы заминированы. Нарвались на плотный заградительный и снайперский огонь.

– Остальные федеральные подразделения? – спросил Председатель Совбеза.

– Армейцы и милиционеры с мобильного отряда сидят в расположении, щерятся стволами. Их пока не трогают. Мосты, дороги перекрыты гвардейцами и вооруженным населением. Как пауки горцы полезли со всех щелей, жвалами лязгают. У каждого во дворе пулемет или на худой конец «калашников» припасен.

– А ты не читал воспоминания о кавказских войнах девятнадцатого века? Сценарий начала войн один и тот же. Мирные пахари и скотоводы. И не подумаешь, что кинжал за пазухой. Благолепие. Пасторальный пейзаж. И вдруг команда у них проходит – бей неверных. Тут же выкапываются зарытые карамультуки, шашки и пистоли – и пошло-поехало. Они не меняются. Время не имеет над ними такой власти, как над нами.

– Они не меняются, – покачал головой директор Агентства. – Зато мы меняемся. Становимся мягкотелыми.

– А вот нашу слабость они чуют отлично. Как волки, когда гонят дичь. Выбирают ослабевшего, больного лося и перегрызают горло.

– Ладно, это лирика, – директор Агентства поудобнее устроился в кожаном кресле. – А у нас суровые будни. Знаешь, что они предпримут дальше?

– Предполагаю, – кивнул Председатель Совбеза.

– Ну-ка, – начальник АФБ посмотрел на часы. – Послушаем новости. Сейчас объявят…

Он взял пульт с журнального столика, кликнул одиннадцатый канал. Новости «Би-би-си» по-английски. Присутствующие этим языком владели как своим родным русским.

На полутораметровом экране плазменного телевизора возникло изображение города Грозного образца пятилетней давности – разбитого в хлам, с обугленными скелетами жилых домов. Потом появилось лицо Председателя Законодательного совета Республики Ичкерии Вахи Асланова. Вид у главы законодательной власти субъекта Российской Федерации был не столько торжественный, сколько испуганный, как у подростка, которого амбалы прижали в темном переулке и выворачивают карманы. Он неуверенно что-то бормотал по-вайнахски, вокруг него сновали люди в папахах. А сзади маячил кто-то с автоматом Калашникова на плече – бородатый и хмурый.

Торопливый деловой голос диктора «Би-би-си» – таким принято зачитывать биржевые сводки – сообщил:

– Сегодня Парламентом Ичкерии принято решение о выходе из состава Российской Федерации в соответствии с Конвенциями ООН, декларирующими право народов на самоопределение.

Все, слово сказано…

– Вот он. Мятеж, – с мрачным удовлетворением произнес Кутасов.

– Ты мой отчет читал годовалой давности? – зло спросил Бусыгин. – Где вся эта ситуация расписана в деталях!

– Читал, – кивнул директор АФБ. – И с чистым сердцем засунул его подальше.

– И мне в лицо сейчас, после всего произошедшего, это говоришь. Не стыдно?

– Нет. Тогда было не время для такой аналитики. Никто бы не воспринял твои советы как руководство к действию.

– Вот и доигрались, – Бусыгин махнул рукой в сторону телевизора, на экране которого ликовала толпа горцев, коренных жителей Ичкерии – гордые ичкеры, они же вайнахи, они же нохчи, как сами себя называют. – У них праздник… «Живет за Тереком маленький бандитский народец», как писал Иосиф Виссарионыч. А железный вождь знал толк в кавказских делах.

– И решал их кардинально.

– Но времена уже не те.

– Хреновые времена, – задумчиво произнес директор АФБ, не стеснявшийся в выражениях. – И это только начало.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий