Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Капитан Фьючер приходит на помощь
На ледяной планете

«Комета» сделала положенный виток в сумеречной атмосфере Плутона и пошла на снижение. Капитан Фьючер уверенно посадил корабль на столичный космодром Тартарус.

Пассажиры прильнули к иллюминаторам, вглядываясь в унылый пейзаж холодной планеты: вечная мерзлота и белые языки ледников на отрогах невысоких гор. Ото припомнил предыдущий визит на Плутон и вздрогнул. Андроид плохо переносил холод – резина твердела, делая его неповоротливым и неуклюжим, как Грэг.

Робот, которому нигде не было ни холодно, ни жарко, равнодушно поглядывал наружу в ожидании распоряжений капитана.

– Кто командует полицией на Плутоне? – спросил Кэртис Ньютон.

– Сержант Эзра Гурни, – четко ответила Джоан Рэнделл, теперь уже не беззащитная землянка, а тайная сотрудница полиции.

– Старик Эзра! – обрадовался Кэртис. – Последний раз видел его на Юпитере, но тогда он не был сержантом.

– Его повысили в чине после успешного захвата самозванца-императора.

– С него и начнем.

Город разместился под огромным куполом, внутри которого поддерживали искусственный климат. Лишь одно здание стояло под открытым небом – обсерватория Тартаруса.

– Саймон, – обратился Кэртис к ученому, – после визита к Эзре мы доставим тебя в обсерваторию. Проверишь все данные по черной звезде, хорошо?

– На этот раз я пойду с тобой, хозяин, – напомнил о себе Грэг. – Ото снова впутает вас в неприятности.

– Согласен. Мы пойдем вместе, но по другой причине. Ото не переносит холода, а ты морозоустойчив. Заодно прихватишь тело легионера, пусть Гурни посмотрит.

Кэртис открыл наружный люк, и его обдало морозным ветром.

– Ну и холодина, – поежился он. – Круглогодичный зимний курорт, вот что такое Плутон!

Капитан Фьючер и Джоан первыми спрыгнули на промерзший грунт, за ними последовал Грэг с легионером в руках. Лундог тоже решил совершить прогулку. Он забрался на плечо хозяина и обхватил его лапами за цилиндрическую шею.

Приближалась ночь. Здесь она мало чем отличалась от дня. На небо выплыли все три луны Плутона. Самая большая, Шерон, светилась ярким белым диском. Цербер и Стикс бросали на ледяные равнины мутные полосы переливчатого света.

Капитан Фьючер задержался взглядом на Цербере. Там размещалась межпланетная тюрьма для самых опасных преступников Солнечной системы. Шерон постоянного населения не имел, но туда регулярно наведывались охотничьи экспедиции для заготовки ценных мехов. Поверхность третьего спутника была полностью покрыта водой, что делало невозможной посадку космопланов.

Ворота в купол открылись автоматически. Внутри было тепло и уютно. Улицы ярко освещались ртутными лампами и казались пустынными, так как в городе жили в основном приезжие с Земли. Редкие прохожие с удивлением останавливались при виде огромного робота с лунным щенком на плече.

Коренные жители Плутона сильно отличались от землян, но, безусловно, принадлежали к гуманоидам. Низкое плотное тело имело минимальную поверхность охлаждения и было покрыто длинной густой шерстью. Густая шерсть покрывала также лицо и голову. Сквозь пряди волос проглядывали большие, как блюдца, фосфоресцирующие глаза, способные уловить даже слабые отблески света. Плутонцы редко заходили в Тартарус и не могли долго в нем оставаться, страдая от жары и непривычно плотного воздуха.

– Что у них за праздник? – спросила Джоан, когда они проходили по ярко освещенной улице, наполненной толпами веселых мужчин, переходящих из одного бара в другой.

– Это улица охотников, – объяснил Кэртис. – Скорее всего отмечают конец сезона. Ну вот мы и пришли!

Друзья остановились перед серым двухэтажным зданием, над входом которого висела эмблема Межпланетной полиции, а у дверей стоял офицер в черном мундире. Он покосился на Грэга, но не выказал удивления, а попросил предъявить документы. Кэртис протянул руку с кольцом, которое успел собрать во время полета.

– Капитан Фьючер! – Офицер козырнул прославленному герою.

Услышав знакомое имя, к двери поспешил седой плотный мужчина в мундире с сержантскими нашивками.

– Кэртис! – Суровое лицо с тяжелым подбородком осветилось неподдельной радостью. – Вот так сюрприз! Грэг! Джоан!.. Что привело вас в наше захолустье? Очередное громкое дельце, надеюсь? На всю Систему, от Юпитера до Урана, а? Я здесь скоро заплесневею – кроме пьяных драк, никаких нарушений!

– Ну-ну, не прибедняйтесь, сержант! – Кэртис знал, в что Эзра Гурни без дела не сидел. – Я, напротив, боюсь, что вы слишком загружены, и я не смогу воспользоваться вашей помощью.

Проницательный начальник полиции уловил озабоченность в тоне капитана Фьючера и посерьезнел.

– Что-нибудь важное?

– На сегодня важней ничего нет, – подтвердил Кэртис. – Доктор Зерро. Вы о нем, конечно, слышали?

– Еще бы! – Гурни помрачнел. – Что за напасть! Не успели разделаться с Юпитерским императором, как лезет вселенский диктатор. Что их так тянет к власти? Одни заботы! Я по себе сужу – чем выше чин, тем хуже сон... Так что насчет доктора, капитан Фьючер?

– Президент поручил мне обезвредить шарлатана.

– Неужели вы думаете, что он прячется здесь, на Плутоне? – удивился сержант.

– Так точно.

Кэртис Ньютон рассказал о мертвом легионере.

– Покажите, – попросил сержант.

Грэг развернул закоченевший труп. Гурни внимательно рассмотрел покрытое белой шерстью тело, двупалые конечности, сплюснутую голову и огромные черные провалы глаз.

– Таких не видел, – сказал он наконец. – Всякая мерзость попадалась, но таких... Нет, не встречал.

– Кто еще на Плутоне знает местную фауну? – спросил Кэртис, не оставляя надежду опознать мертвеца.

Эзра Гурни задумчиво потирал подбородок, перебирая в памяти местных знатоков.

– Есть смысл спросить Роумера. Это известный планетограф. Руководит исследованиями Плутона. Сейчас как раз прибыл в Тартарус. Можно ему позвонить.

Через несколько минут Коул Роумер, землянин лет сорока, с лицом, задубевшим от ветра в многочисленных экспедициях, предстал перед начальником полиции и его друзьями. Опытный исследователь с недоумением разглядывал покрытое шерстью существо. Ничего похожего он явно не встречал.

– Ничем не могу помочь, капитан Фьючер, – признался Роумер. – Конечно, Плутон изучен мало, особенно вблизи полюсов, существа такого вида нам не попадались. Тем более что тварь, безусловно, разумна. Впрочем, это соображение только усложняет опознание. Разумные существа обычно сами выходят на контакт с нашими учеными, а не скрываются, как дикие звери. Очень, очень странно!

– Как насчет спутников Плутона? – спросил Кэртис. – Возможна ли коренная популяция на одной из лун?

– В принципе да, – кивнул Роумер. – Конечно, на Стиксе сухопутных животных быть не может, а вот до Цербера и Шерона планетографы пока не добрались. По крайней мере, я ничего об этом не слышал. Вам лучше обратиться к Вику Криму, владельцу пушной компании, которая посылает охотников на Шерон, а также к Рендолу Лейну, начальнику межпланетной тюрьмы на Цербере.

– Так мы и сделаем. – Эзра Гурни потер руки. – Вам сегодня везет, капитан Фьючер. Крим и Лейн сейчас в Тартарусе. Крим на пушном аукционе, а Лейн снаряжает грузовой космоплан с продовольствием для Цербера

Гурни тут же попросил их прибыть в полиций. С начальником тюрьмы Кэртис не был знаком. А вот многих его подопечных капитан знал прекрасно. В свое время Родж и Кэллэк не без его помощи получили пожизненное, и Кэртис хотел узнать, как они могли оказаться во главе Легиона.

Первым прибыл Вик Крим, пушной монополист Шерона. Плотный лысоватый землянин явно не радовался неожиданному приглашению. Следом вошел Рендол Лейн, по виду которого никак нельзя было предположить, что он управляет самой страшной тюрьмой Системы. В отличие от тут же плюхнувшегося в кресло промышленника худой пожилой человек интеллигентной внешности нерешительно остановился у входа и только после приглашения Гурни смущенно присел на край стула.

– Я много о вас слышал, капитан Фьючер, – сказал он, нервно потирая ладони. – В основном от постояльцев моего заведения. Многие передали бы вам привет, если бы знали, что я вас увижу.

– Возможно, – сказал Кэртис, – только не Родж и Кэллэк. Они, кажется, у вас долго не задержались.

Рендол Лейн побледнел, пораженный осведомленностью капитана Фьючера.

– Родж и Кэллэк сбежали несколько месяцев назад, – признал он тихим голосом. – Первый побег с Цербера. Понять не могу, как им это удалось...

Зная порядки на Цербере, этого не мог понять и капитан Фьючер.

– Ладно, сейчас речь о другом. Сержант Гурни отрекомендовал вас как лучших специалистов. Осмотрите это тело и попробуйте вспомнить, не попадались ли вам подобные экземпляры?

Лейн и Крим озадаченно уставились на труп.

– Вряд ли такое водится на Цербере, – осторожно высказался Лейн. – Правда, я за пределы тюрьмы не выхожу, но надзиратели исколесили весь спутник.

Вик Крим высказался еще более категорически:

– На Шероне такие типы не водятся, это раз. – Он взмахнул ладонью, как бы обрубая сомнения. – Ничего подобного нет и не может быть и на Плутоне, это два. Третьего не дано!

Пушной монополист откинулся на спинку кресла с уверенностью, которая показалась Кэртису несколько напускной.

– Почему вы так думаете? – поинтересовался он.

– Потому что перед вами сидит пушной король Плутона! – театрально воскликнул Крим, ткнув себя в грудь большим пальцем. – Потому что мои охотники и добытчики пушнины исходили эту планету вдоль и поперек. В моих лабораториях есть все плутонские шкуры. Кроме такой! – Крим указал на легионера.

– Кто знает, Крим, – возразил планетограф Роумер. – Ученые постоянно сталкиваются с загадками и на более обжитых планетах.

– Ученые! – презрительно фыркнул Крим. – Ученые работают из любознательности, а мои охотники – за деньги. Этим все сказано. К слову, о деньгах, господа. Я человек занятой, меня ждут скупщики меха, и если ко мне вопросов нет, позвольте откланяться.

Не дожидаясь формального разрешения, он поднялся и уверенным шагом покинул помещение. Капитан Фьючер поблагодарил за содействие ученого и тюремщика, и те тоже удалились.

Кэртис задумчиво прошелся по кабинету Гурни. – Опять ничего, – заметил он после долгого молчания. – Что дальше?

Риторический вопрос повис в воздухе. Сержант Гурни пожал плечами и глянул вверх, то ли обращаясь к провидению, то ли ища ответа на потолке.

– Эзра, – сказал ему Кэртис. – Я хочу показать легионера коренному плутонцу. Перебор вариантов методом исключения, – пояснил он извиняющимся тоном.

– Нет ничего проще, – оживился сержант. – У нас в штате есть местный лохмач по имени Тарб. Служит проводником, когда полиции надо выйти за купол.

Гурни вызвал Тарба. Вошел коренной плутонец. Приземистое шерстистое тело, круглые, светящиеся, как у кота, глаза, куртка из грубой шкуры... Тарб почтительно глянул на громадного робота, но тут же повернулся к начальнику.

– Ваша ходить пустыня? – спросил лохмач.

– Тарб рад любому делу, лишь бы не сидеть в жарком городе, – произнес Гурни. – Усердие поневоле, так сказать. Тарб, смотри сюда. – Сержант показал на труп. – Видел такого раньше?

Тарб вытаращил глаза-блюдца на мертвого легионера и в ужасе отпрянул.

– Колдун! – завопил он, закрывшись рукой, как от яркого света.

– Почему колдун? – встрепенулся Кэртис. – Когда видел раньше? Где?

Капитан Фьючер намеренно подлаживался под примитивный стиль туземца.

Тарб продолжал смотреть на труп в суеверном ужасе и бормотал древние плутонские заклинания.

– Такое сам не видеть, запинаясь, выдавил он. – Я слышать. Мой дед видеть. Мне рассказать...

Кэртис перешел на певучий язык коренных плутонцев.

– Что тебе рассказывал дед? Жив ли он сейчас?

– Мой дед жив, он очень стар, но память хорошая, -; торопливо объяснял Тарб. – Когда он был молодым, еще до того, как сюда прилетели с Земли, к ним приходили колдуны. Они покрыты белым мехом, говорил дед, они могучие и мудрые.

– Откуда они приходили?

– Дед не говорил, я не спрашивал.

– Где сейчас твой дед? – Капитан Фьючер торопил медлительного плутонца. – Как его звать?

– Звать Кири. Он живет с моими родителями в городе к северу от Ползучих гор, у Ледяного моря.

– Надо поговорить со стариком, – решительно заявил Кэртис.

– Гиблое место, – предупредил Эзра Гурни. – Сесть негде, одни горы. В темноте костей не соберешь.

– Другого выхода нет. Но мне нужна ваша помощь, Эзра. Дайте патрульный крейсер и отпустите со мной Тарба.

– О чем речь! – пожал плечами сержант.

– Хозяин! – просительно прогудел гигант-робот. – Возьми и меня.

– Обязательно возьму, – Кэртис ободряюще улыбнулся Грэгу, – но только без твоего любимца. Он нам будет мешать.

– Еек затоскует, – огорченно сказал Грэг, – но я сделаю, как ты сказал.

Прибыв на «Комету», Кэртис сообщил Саймону последние новости.

– Ото и Джоан останутся здесь, – добавил он. – Пока меня нет, вы можете поработать в обсерватории Тартаруса, проверить данные о черной звезде.

– Присмотри, а? – смущенно попросил Грэг андроида, сажая зверька в угол.

– Да чего за ним смотреть! – прошипел Ото. – Куда он денется. Навали ему побольше железа, и он не заметит, что тебя нет.

– Бессердечный ты тип, Ото, – укоризненно покачал робот огромной железной головой. – Поучился бы у меня любви к животным.

С этими словами Грэг затопал к выходу. Капитан Фьючер в меховом комбинезоне и Тарб уже шли по заснеженному космодрому. Спустя десять минут скоростной полицейский ракетолет устремился на север. Кэртис любовался ледяными полями ночного Плутона, причудливо освещенными тремя лунами. Купол Тартаруса давно остался позади. Теперь они летели вдоль широкой реки, текущей почти точно на север.

– Это соленая река Флеготон, – объяснил Тарб. – Она идет до Ледяного моря.

Кэртис кивнул. На горизонте высились белые вершины.

– Ползучие горы. – Тарб беспокойно заерзал в кресле. – Мои люди их боятся. Горы ползут через наши поселки, народ бросает все, убегает. Страшно...

Под ракетолетом высилась гряда слившихся воедино ледников. Фактически это была ледяная стена высотой свыше пятисот метров, которая двигалась к югу со скоростью, значительно превышающей движение ледников на Земле. Грохот и треск льдин были слышны даже внутри корабля. За первой грядой маячила следующая. Ползучие горы Плутона были уникальным явлением в Солнечной системе. Они покрывали весь север планеты и находились в непрерывном движении.

– Хозяин! – закричал Грэг. – Смотри! Над нами! На них пикировал черный космоплан, на носу которого четко выделялся желтый круг с черным диском – эмблема Легиона.

– Ловушка! – воскликнул Кэртис, сверкая глазами – Какая нелепость!

Он молниеносно рванул рычаг, и ракетолет ушел в сторону. Но было поздно. Атомные орудия врага сверкнули пламенем. Хвостовые обтекатели и выхлопные дюзы двигателей отвалились, как отрубленные, ракетолет камнем полетел вниз к подножию ледяной стены. Черный ракетоплан развернулся и исчез в ночи.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть