Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Клятва смерти
6

– Рикер. – Это имя оглоушило Еву как предательский удар по затылку. – Сын Макса Рикера?

– Да, я проверил.

Ева глубоко вздохнула, чтобы прийти в себя.

– Итак, у Алекса Рикера есть собственность и бизнес в Атланте. Помнится, он жил в Германии или что-то в этом роде?

– Его там воспитывали и учили, отец держал его в изоляции. Когда у меня с Рикером… гм… был общий бизнес, Алекс в этом не участвовал, он был за кулисами. Я с ним ни разу не встречался. Мне кажется, в то время никто из партнеров Рикера с ним не контактировал.

Ева взяла себя в руки и принялась за тщательный анализ.

– В то недоброе старое время ты работал с Рикером. Потом оторвался от него, начал действовать самостоятельно и весьма преуспел. Потом, много лет спустя, ты помог мне свалить Рикера, свалить его так глубоко, что он теперь отбывает остаток своей жалкой жизни в бетонном мешке за пределами планеты. Хотелось бы мне знать, что об этом думает его золотой мальчик.

– Я ничего не знаю об их отношениях, зато мне известно, что Рикер был связан не только со мной, но и с моим отцом, и с твоим. Знаю, он приложил массу усилий, чтобы меня свалить, но у него ничего не вышло. И чтобы покончить с тобой, но и тут ему ничего не обломилось. А теперь выходит, что его сын, возможно, связан с твоей убитой.

Ева сидела в глубоком раздумье, барабаня пальцами по коленям.

– У Макса Рикера многие копы были на жалованье. Многие чиновники, многие политики. В прошлом году мы кое-кого из них выявили, но вряд ли выпололи всех. Мог Рикер передать свои связи сыну?

– Я пока точно ответить не могу, но… кому же еще?

– Вот именно. Да, и его «предприятия» – те, что мы не нашли и не закрыли. Конечно, сын унаследовал его контакты, его связи, его финансы! Колтрейн знакомится с сыном известного преступника, сейчас отбывающего пожизненный срок. Уточним: несколько пожизненных сроков. Наверняка она его прокачала. Не могла не прокачать владельца ограбленного магазина. Это стандартная процедура. Ну хотя бы чтоб устранить такую версию, как мошенничество со страховкой. А прокачав его, установила связь с отцом. И спросила его об этом. Не могла не спросить.

Ева вскочила, подошла к доске и стала изучать увеличенное фото с удостоверения Колтрейн.

– Она должна была спросить. Три года назад Рикер был еще на свободе, все еще демонстрировал чудеса ловкости, ускользая от полиции, но любая стандартная проверка сына должна была привести к отцу. Выдать хоть что-нибудь.

– Не знаю, имеет ли это отношение к твоему делу, но…

– Вот именно. Вечное «но». – Ева оглянулась на Рорка. – Она закрыла дело?

– Если можно так сказать. Она свела поиск к трем подозреваемым. Всякий раз, как она получала ордер и ехала на обыск, подозреваемого на месте не оказывалось, зато она находила несколько предметов, украденных из антикварного магазина. Через два дня тела всех трех мужчин были выловлены из реки Чаттахучи. Трупы были скованы вместе.

– Какой-какой реки? Ты это придумал?

– Ну, я мог бы и придумать, но нет. Если не ошибаюсь, это название придумали индейцы сколько-то там веков назад.

– По-моему, это как-то стыдно – утонуть в реке Хучи-Пучи.

– Чаттахучи.

– Да какая разница?

– Для жителей Атланты, я думаю, существенная. – Рорк подошел к ней, похлопал ее по щеке. – Ну а теперь, когда ты разрядила обстановку, можем поговорить о существе дела.

«Рано или поздно, – подумала Ева, – брак превращает стены в прозрачное стекло, и супруги наблюдают сквозь него друг за другом, как за рыбками в аквариуме».

– Ладно, ладно. Ты хочешь сказать, что каков отец, таков и сын? Рикер – убийца. Глотки резать – это ему раз плюнуть. Сына ощипали? Папаша нашел тех, кто его ощипал, – а может, это Колтрейн провела для него пунктирную линию, – и рассчитался с ними. Или кто-то с ними рассчитался по его заказу. Она должна была это проверить.

– В деле говорится, что в момент смерти трех подозреваемых Алекс Рикер был на благотворительном мероприятии в Майами вместе с несколькими сотнями свидетелей.

– Не захотел пачкать ручки, заказал убийство на тот час, когда у него самого было железное алиби, – пожала плечами Ева.

– Возможно. Если так, он проявил чудеса ловкости. Не хуже, чем его папаша. Да, я вскрыл отчет медэксперта по убитым грабителям. – Рорк увидел, что Ева, конечно, недовольна и хочет что-то возразить, но она в последний момент передумала. – Их избивали в течение нескольких часов, у них множество костей было сломано, прежде чем им перерезали глотки. По-моему, это почерк Рикера.

– Она должна была знать. – Ева вновь изучила фотографию Колтрейн, попыталась заглянуть ей в глаза. – Все говорят, что она тщательно прорабатывала детали. Она не пропустила бы связь с папашей.

– В деле есть запись беседы с Алексом после обнаружения тел. Его алиби подтверждено. Дело «остыло», а тем временем вся украденная у Рикера собственность была найдена и возвращена.

Ева сцепила руки на затылке.

– Три года назад… Она подала прошение о переводе всего год назад. Мне бы, конечно, очень хотелось зацапать еще одного Рикера, причем неважно, по какому поводу, но я просто не вижу связи между ее смертью и убийством трех незадачливых воришек три года назад.

– Да может, ее и нет – этой связи. Вот только Алекс Рикер сейчас в Нью-Йорке. Он провел тут всю прошлую неделю.

– Он здесь? – Ева в задумчивости покачалась с пятки на носок. – А вот в такое совпадение я ни за что не поверю. Где он?

– У него есть пристанище на Парк-авеню.

– Удобно. Утром надо будет нанести ему визит.

– Я поеду с тобой. – Рорк вскинул руку, не давая ей заговорить. – Если это касается Рикера, его сына, его троюродного брата, его – разрази меня гром! – карликового пуделя, я еду с тобой.

– В колонии строгого режима на Омеге не разрешают держать собак. Ладно, я не буду спорить насчет Рикера… обоих Рикеров. Мы уже год назад спорили до хрипоты, хватит с меня.

– Год назад… – задумчиво проговорил Рорк. – Это можно считать юбилеем. И вот у тебя на руках опять мертвый коп – в прошлом году у тебя был целый водопад мертвых копов – и еще один Рикер. Да, тут многовато совпадений.

Ева уже связала эту цепочку.

– Надо будет провести глубинный поиск по Алексу Рикеру. Когда он купил недвижимость на Парк-авеню? Какие еще предприятия у него имеются? Сколько из них в Нью-Йорке? Как часто его имя всплывает в связи с уголовным следствием? Что он делал весь прошедший год? Связывался ли с отцом? Целая куча вопросов.

– Ты не найдешь ответов на этом оборудовании. Тебе не обойти законов о частной жизни и Службы компьютерной охраны.

– Тогда воспользуемся твоим незарегистрированным.

Рорк взглянул на нее, склонив голову набок.

– Быстро же вы пришли к этому заключению, лейтенант.

– Может быть. – Ева по-прежнему стояла, не сводя глаз с лица Колтрейн на доске. – А может, три года назад она узнала об Алексе Рикере больше, чем указала в своих файлах?

– Думаешь, он, как и его папаша, держит копов в своем большом кармане? Включая ее?

– Я не знаю. – Ева покачала головой, словно прогоняя непрошеные мысли. – Надеюсь, что нет. Очень хочу надеяться, что нет, – хотя бы ради Морриса. Но если она была грязным копом, я должна знать. И если Алекс Рикер имел отношение к ее смерти, я должна это выяснить.

В секретном кабинете Рорка сквозь прозрачные только в одну сторону защитные экраны открывался вид на городские огни. Блестящая подковообразная консоль открывала доступ к самому продвинутому – и тоже засекреченному! – компьютерному оборудованию, ускользавшему от всевидящего ока Службы компьютерной охраны.

«Это незаконно, – думала Ева. – Все, что тут будет найдено, не покинет пределов этой комнаты. Но по крайней мере я буду знать. Я должна знать. Хотя бы ради Морриса».

Рорк стянул волосы на затылке в короткий хвостик, закатал рукава и засел за работу. Положил ладонь на сенсорную пластинку.

– Рорк. Включить питание.

Консоль вспыхнула морем цветных светодиодов, переливающихся подобно драгоценным камням.

Рорк. Принято. Питание включено.

– Нам понадобится кофе, – сказал он Еве.

– Я об этом позабочусь. – Ева запрограммировала на «автоповаре» полный кофейник и налила две высокие кружки. Обернувшись, она увидела, что он смотрит на нее и ждет. – Ладно.

Она подошла, поставила его кружку на консоль, а свою пристроила на выступ, предназначенный для дополнительного компьютера.

«Да, ради Морриса, – сказала она себе. – Но не только».

– Мой отец работал на Рикера. Твой – тоже. И мы с тобой уже установили, что они встречались друг с другом, работали над одним и тем же делом до того вечера в Далласе… когда я убила своего отца.

– До того, как ты, восьмилетняя девочка, остановила его, помешала ему в энный раз тебя изнасиловать.

– Ладно, не буду спорить. – Рорк сказал правду, но от этой правды у нее до сих пор пересыхало в горле и кровь стыла в жилах. – Суть в том, что он мертв, как и твой отец. А твой отец обжулил Рикера на сделке с оружием. Двадцать четыре года назад.

– В Атланте.

– Да, в Атланте. А потом ты стал работать на Рикера.

Взгляд Рорка стал ледяным.

– Можно и так сказать.

– Вы с ним были партнерами. Прыгнем еще на несколько лет вперед. Рикер приезжает в Нью-Йорк, и он буквально одержим идеей тебя уничтожить.

– И тебя.

– Три года назад, когда Рикер, наверно, спал и видел, как съедает твою печенку, Колтрейн вступила в контакт с сыном Рикера. В Атланте. Между той точкой и этой мы свалили Макса Рикера. Год назад. А через пару месяцев после этого Колтрейн подала заявление о переводе в Нью-Йорк. Завела роман с главным судмедэкспертом. С человеком, которого мы оба считаем другом. А у меня с ним тесные деловые отношения. Алекс Рикер приезжает в Нью-Йорк, и она умирает. Мне кажется, когда пересечений так много, надо повнимательней смотреть на дорогу.

– И что ты будешь делать, если окажется, что это дело каким-то образом пересекается с твоим отцом и с моим? – спросил Рорк.

– Понятия не имею. Наверно, придется нам это выяснить. – Ева вздохнула. – Не знаю, как это отразится на нас обоих и на каждом в отдельности, но мы посмотрим.

– Что ж, посмотрим.

– Убийца послал ее табельное оружие, ее жетон мне. Лично мне. Может, у него есть «крот» в нашей диспетчерской и они специально устроили так, чтобы мне досталось это дело. Но не нужно быть титаном мысли, чтобы сообразить: даже если дело досталось не мне, а кому-то другому, все равно я была бы вовлечена. Хотя бы из-за Морриса. Эта посылка в любом случае предназначалась мне.

– Я рад, что мы на одной волне. А записка в посылке – это не бравада, это откровенная угроза.

– Возможно. Она не была уличным копом, Рорк. Она разгадывала головоломки, исследовала детали. Но уличным копом она не была, а уж тем более – нью-йоркским уличным копом. Никто не убьет меня моим оружием. Вот уж этого ты на меня не повесишь, разрази меня гром!

Он едва сдержал улыбку.

– Значит, гордость убережет тебя?

– Помимо всего прочего. Если цель – я, зачем убивать Колтрейн? Зачем ставить на уши каждого копа в городе и только после этого идти за мной? – Ева взглянула в глаза Рорку над мигающей разноцветными огоньками консолью. – Как коп я могу дать ей сто очков вперед. Это не похвальба, это факт. Было бы умнее убрать меня без предупреждения, чем пытаться, когда я уже разыскиваю убийцу копа. И в первые же сутки следствия выхожу на Алекса Рикера в ее файлах.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий