Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Лукоморье. Каникулы боевого мага
Глава 6

Спасибо нашему преподавателю боевых искусств Баграну Скитальцу. Не зря он нас гонял. Думаю, сейчас-то он был бы нами очень доволен. Мы мчались по лесу, ловко увертываясь от встающих на пути деревьев. Даже Тартак удержался от своей любимой привычки сшибать по пути пару-тройку не особо толстых сосенок. Ну еще бы! С ребенком-то на руках. Он бережно нес девочку. Она за все время не проронила ни слова, только страха в глазах вроде бы стало меньше. Мы не знали, гонятся ли за нами орки. Ни у кого не хватило ни любопытства, ни глупости остаться и посмотреть, чем закончилась сватка трех черных джиннов с авангардом орды. Гариэль, бежавшая в хвосте нашей колонны, время от времени оглядывалась. Под ее взглядом трава, примятая нами, выпрямлялась, кусты смыкали ветви и обрастали длинными шипами.

Уже в непосредственной близости от поселка мы перешли на шаг.

– Это что, мы всех их шаманов порешили? – пропыхтел Жерест, успокаивая дыхание.

– Сомневаюсь,– покачала головой Гариэль.

– Но они же все там были готовые! – возмутился Харос.– Все красавчики с персональной стрелой в жизненно важных органах.– Это он от танессы Хирув нахватался.

– Там был только один по-настоящему сильный шаман,– ответила Гариэль,– если бы Колин его не изжарил в самом начале, то он мог бы доставить нам очень много неприятностей. Остальные – шаманы низкого круга, боевые. Они многого не могут. Слишком слабы для этого. Они были донорами, подпиткой для заклинания сильного. Основной, высший круг шаманов остается в стойбище. В поход посылается один-два из круга.

– Жаль! – искренне вздохнул Жерест.

– Наоборот! – вскинулась Гариэль.– Если бы там были сильнейшие, то у нас не было бы никаких шансов!

Мы вышли из леса. Уже был виден частокол, окружающий Мурыжи. Морита вдруг пронзительно свистнула в два пальца. Не ожидал от нее. Классный свист. Даже на расстоянии было видно, как в поселке поднялась суматоха. На вал за частоколом взлетели несколько человек. На солнце посверкивали кольчуги и шлемы. В руках у бойцов были большие луки. Ворота, распахнутые днем, мгновенно сомкнулись. На валу появлялось все больше вооруженных людей. Запылали костры под большими чанами со смолой.

Мы снова перешли на трусцу. Подбежали к воротам, их приоткрыли ровно настолько, чтобы мы могли протиснуться, и втянулись на территорию поселка. Первым, кого мы увидели, был староста Рисмон. Не осталось и следа от его обычного благодушия. Перед нами стоял предводитель воинов.

– Что случилось? – требовательно спросил он.

– В степи орда! – коротко доложила Морита.

– Голаш! – Староста обернулся к молодому пареньку, стоящему у него за спиной и выполняющему функции адъютанта.– Не мешкай! Бери коня и молнией лети в Форт-Анар. Доложи коменданту.

Голаш кивнул и бегом бросился к конюшне.

– Они еще в степи? – снова обратился к Морите Рисмон.

– Да, они немного задерживаются,– неуверенно сказала Морита.

– Так, ну часа три у нас есть… Что значит задерживаются? – недоуменно поднял брови староста.

– Ну там на них напало что-то непонятное…– Морита беспомощно оглянулась на нас.– Им надо сначала справиться с этим, а потом только они смогут двинуться сюда.

На лице старосты отразилась усиленная работа мысли. КПД у мысли, видимо, был никудышный, поэтому она ушла без результата.

– А это что за девочка? – внезапно обратил внимание Рисмон на кроху, уютно устроившуюся в лапах Тартака.– Постой-постой! Да это же Снежанка! Дочь кузнеца Грохота из соседнего поселка. Она два дня назад пропала. Ее обыскались уже. Где вы ее нашли?

– Там,– махнула рукой Морита.

– У орков,– услужливо пояснил Жерест.– Ой, Аранта, ты чего лягаешься?!

– А ты не мели лишнего! – прошипела Аранта.

– У орков?! – Брови Рисмона уползли вверх по лбу, под шлем.

Морита горестно кивнула головой.

– Но они же хотели ее в жертву принести! – возмутился Жерест.– Не могли же мы просто смотреть на это безобразие!

– И что? – слабым голосом спросил староста.

– Мы похерили всех этих долбаных шаманов и освободили девочку! – гордо сказал Жерест.– Да что вы деретесь?!

Это была реакция на уже сдвоенный подзатыльник, от Аранты и от меня.

– Вы убили шаманов?

Когда Рисмон удивился информации про орков, я думал, что это крайняя степень удивления. Я ошибался. Крайняя степень наступила сейчас. Выпученные глаза, приоткрытый рот, выпавший из руки меч – все это было достойно пера какого-нибудь великого художника. Мы переглянулись. Жерест сдал нас с потрохами. Нейтральными фразами уже не отделаться.

– Рассказывай уж! – махнула рукой Морита Жересту.

Жерест нерешительно взглянул на нас с Арантой. Аранта некоторое время сверлила Жереста взглядом, потом нехотя кивнула. Жерест открыл рот, и его понесло! Уж как рассказывает Жерест, все мы отлично знали.


Жерест закончил рассказ в полной тишине. Вот ведь какой артист пропадает! Ну талант! Даже я заслушался. Надо отдать должное, на этот раз Жерест описал происходящее, не отходя далеко от истины. Приукрасил, конечно, кое-где, не без этого. Не знаю, как магом, а рассказчиком Жерест мог стать отменным. Вокруг нас собралась добрая половина поселка. Все, затаив дыхание, слушали перечень выдающихся подвигов, по словам Жереста, совершенных нами. Лично я охарактеризовал бы ситуацию одним словом – повезло!

– Так орки сейчас сражаются с черными демонами? – нарушил тишину Рисмон.

– Не знаю, как сейчас, но, когда мы оттуда «отходили»,– передразнил я Жереста,– а попросту бежали во весь дух, орки были заняты именно этим.

Рисмон покачал в раздумье головой.

– Хогар,– наконец принял он решение,– возьми двоих своих следопытов, проверь, как там орки и где они. Грохота известим потом. Не хватало еще, чтобы он на орков напоролся, когда сюда побежит! Девчонка пока поживет у матери Мориты. Ребята! Не знаю, придут сюда орки или нет, но вам надо немедленно уходить!

– Еще чего! – громогласно возмутился Тартак, освободившись от своего груза, вернее, заменив Снежанку в руках на свою палицу.

– Вы слишком ценны для нашего королевства, и мы не имеем права рисковать вашими жизнями! – заявил староста.

Это еще что за новости? Они, значит, тут будут сражаться с орками, а мы драпать дальше?

– Значит, там, когда мы были одни против всей орды, это было в порядке вещей? – вкрадчиво сказал я.– А теперь, когда мы в защищенном поселке и среди умелых бойцов, мы подвергаемся риску? И потом, мы – будущие боевые маги, кое-что умеем и сейчас. Неужели мы не пригодимся, если что?

– Я умею ставить «зеленую стену»,– неожиданно известила Гариэль.

– А я классно стреляю из рогатки,– поддакнул Жерест.

Раздались отдельные смешки, и через секунду хохотал весь поселок.

Ночью в Мурыжах никто не спал. На валу стояли караульные. Они бдительно всматривались в темноту и вслушивались в тишину. К частоколу подтаскивали мешки с песком. Женщины рвали на бинты чистые тряпки и готовили еду для бойцов. Спешно вооружались все, кто мог держать в руках оружие. Староста раз десять, наверное, пробежал вдоль всего частокола, выискивая слабые места. К воротам подкатили две телеги, доверху нагруженные песком, и установили так, чтобы в любой момент ими можно было блокировать ворота. Братья и Тимон тренировались в бою на мечах. Гариэль и Аранта спокойно наблюдали за всеми приготовлениями. Ну да, Гариэль может такую стенку соорудить, что ее не перелезть и не перелететь. А удавы в виде двух извивающихся лиан? Тоже не подарок. Но сначала она поупражняется в стрельбе из лука. Вам надо рассказывать, как эльфы стреляют из лука? Аранта от Гариэль не отстанет. С ее скоростью и силой, подкрепленной двумя отточенными мечами, оркам места мало будет! Жерест с нацепленным на пояс кинжалом расхаживал около гостевого дома (производил впечатление и вселял боевой дух). Тартак по-своему укреплял свой боевой дух. Если бы я столько ел, я бы давно лопнул, а Тартаку хоть бы хны! Морита забрала стрелы и тренировалась в стрельбе за домом. Я тренироваться не стал, уж больно мои снаряды разрушительны. Если орки нагрянут, вот тогда я и оттянусь по полной.

Хогар с разведчиками вернулись под утро. Махнув нам на ходу, чтобы мы шли за ними, Хогар направился к домику старосты.

– Ну, Хогар, где они? Далеко? – задал Рисмон вопрос.

– Орда ушла! Вернее, то, что от нее осталось, ушло.– Хогар покачал головой.– Не знаю, что на них напало, но я не хотел бы там быть в то время! Это с орками не очень церемонилось. Ужасная картина!

– Рассказывай! – потребовал Рисмон.

Хогар насупился и начал рассказывать об увиденном:

– Лесом мы прошли быстро. Хотя что меня удивило, так это кусты. Откуда на простом орешнике взялись такие длинные и острые шипы? И это не только на орешнике! На подходе к степи мы удвоили осторожность. Но это было излишне! Такого количества покалеченных и убитых орков я еще не видел! Телами была устлана вся степь, насколько хватало глаз. И через всю степь тянулись странные черные полосы, как будто там выпал черный снег. Страшная картина. Ясно одно: оркам сейчас не до нас, по крайней мере, тем, кто остался жив.

Староста некоторое время помолчал, потом его лицо переменилось. Разом исчезло суровое выражение, оплыли щеки, появились лучики веселых морщинок в уголках глаз. Перед нами снова был Санта-Клаус. Он бодро поднялся из-за стола и, широко распахнув дверь, вышел на крыльцо. В проем двери мне были видны люди, собравшиеся у дома старосты в ожидании новостей. Жители очень хорошо знали Рисмона. Он не успел и слова сказать, как среди людей поднялся радостный гомон.

– Дорогие мои! – провозгласил Рисмон, жестом приглашая и нас выйти к нему.– Морита с друзьями снова совершила подвиг, достойный войти в историю! Я бы даже сказал, достойный воспевания в легендах и, так сказать, в сказках! Они не только уничтожили оркских шаманов, но и напустили на орду демонов, которые эту орду не пожалели, а очень даже наоборот! Поприветствуем нашу славную Мориту, ну и ее друзей, конечно, тоже!

Радостный рев толпы перед домиком заглушил то, что Рисмон еще хотел сказать. Первым из собравшихся на крыльцо выскочил отец Мориты. Он подхватил дочь на руки и радостно начал с нею кружиться. Следом за ним бросились остальные. Нас всех подняли на плечи и понесли к гостевому дому. Один Тартак шел своим ходом. Просто-напросто никто не представлял, каким образом его понести на плечах. Хотя нашлись смельчаки, подставившие плечи под его руки. Поэтому Тартак не спеша шел за нами, окруженный счастливыми посельчанами, и тщательно следил, чтобы никого из них не покалечить ненароком. Больше всего меня беспокоило, как бы меня не шибанули головой об арку ворот! Слава богу! Пронесли не зацепив.


Утром я проснулся первым. Торжественный ужин в день нашего прибытия сюда был легким перекусом по сравнению со вчерашним. Поселок гудел и отрывался по полной! Все хором ревели боевые песни, чокались бокалами с молодым вином, брагой, настойками и элем. Горланили здравицы Морите и ее друзьям, то есть нам. Вскоре все всё перепутали, что немудрено при таком-то количестве горячительных напитков, и основная тема была утеряна. Прибывшему с Голашем воину гарнизона доходчиво объяснили, что орда была тут, но ее быстренько побили. Обиженные орки поплакали и ушли себе, а мы тут празднуем. По растерянному лицу воина было видно, что он о нас думает. Его быстренько усадили за стол, поставили перед ним полную миску еды, налили в кубок чего-то горячительного, и вскоре он уже ничем от нас не отличался. Так же пел, пил и горланил что-то поздравительное.

Еще раньше прибыл и кузнец Грохот. Здоровенный мужик плакал, как дитя, и бесконечно благодарил нас за свою дочь. Снежанка была единственным ребенком, и отец буквально дрожал над ней. Она, по словам кузнеца, была очень похожа на свою мать, умершую родами, которую кузнец безумно любил. С тех пор Грохот не женился и жил заботами о дочурке. В тот злосчастный день он отпустил ее с девками по землянику. Все вернулись, а Снежанка нет. Кузнец с горя чуть руки на себя не наложил.

Потом он вместе с нами ел, пил и пел басом, соревнуясь с Тартаком. Мощный хор выводил местные песни на уровень заклинаний от нечисти. Местные кабыздохи с готовностью подхватили это благое начинание и долго потом не могли остановиться, повторяя особо проникновенные рулады по нескольку раз. Тартак даже исполнил свою любимую песню, которую в трезвом виде слушать без дрожи в конечностях было невозможно! Эффект был поразительный! Многие мгновенно протрезвели, несколько особо слабонервных женщин грохнулись в обморок. Сообща поблагодарив Тартака и решительно оборвав его попытки спеть на бис, народ снова обратился к питию, дабы восстановить утраченное хмельное счастье.


Потягиваясь, я вышел на крыльцо гостевого дома. Сладко зевнул и бросил взгляд во двор, после чего резко повернулся с твердым намерением снова лечь и спать, спать и спать.

– Коли-ин! Куда же ты?

Это было произнесено ласково и благожелательно. Настолько ласково и благожелательно, что у меня мороз пошел по коже! Все бы ничего, если бы не голос. Вернее, обладатель этого голоса. Пришлось остановиться, изобразить на лице радость от встречи и снова повернуться лицом ко двору.

За столом, на скамеечке, сидели тан Горий и тан Тюрон. Рядом с ними мялся староста Рисмон. На столе стояла мисочка с огурчиками и две пустые стопочки.

– Раз уж ты проснулся, присаживайся, и поговорим,– радушно предложил тан Горий.

Тан Тюрон держал на лице улыбку, демонстрирующую, что у него все зубы в наличии и в хорошем состоянии. Я вздрогнул, на миг представив себе, как бы это выглядело, будь он в обличье дракона!

– А надо? – осторожно спросил я.

– Очень! – Тан Горий ослепительно улыбнулся мне.

Интересно, кто напишет некролог безвременно ушедшему из жизни молодому и талантливому магу?

– Мы ни в чем не виноваты! – на всякий случай сообщил я, осторожно присаживаясь на краешек скамейки, подальше от революционной тройки.

– Уважаемый староста Рисмон уже ввел нас в курс произошедшего.– Тан Горий благосклонно улыбнулся старосте.

Староста торопливо покивал, показывая, что он готов еще раз ввести в курс, если это понадобится.

– Теперь нам хотелось бы, чтобы события осветил непосредственный участник оных.– Глаза тана Гория внезапно стали пронзительными и жесткими.

– Почему я?

– Потому, что ты попался нам первый! – Тан Тюрон, безмятежно улыбаясь, откинулся на спинку скамейки.– К тому же я уверен, что всем этим руководил некий Колин, а не Морита, как убеждает нас уважаемый Рисмон.

– У нас не было другого выхода! – угрюмо сказал я.

– Ты рассказывай, а мы уж как-нибудь сами разберемся, был выход или не было выхода,– велел тан Горий.

Вздохнув, я принялся рассказывать. Постепенно во двор выходили наши ребята. Каждый сначала пытался сладко потянуться, но, увидев наше сборище, забывал про попытку. Некоторые норовили протереть глаза, чтобы убедиться, что мы им не снимся. Потом, повинуясь повелительным жестам тана Тюрона, подтягивались к столу. К тому времени, когда я закончил рассказывать, все наши уже были в сборе. Мне подсказывали, меня поправляли. Жерест попытался было вклиниться, но резко замолчал, наткнувшись на оценивающий, нехороший взгляд тана Гория.

– Опиши еще раз артефакты, которые использовали шаманы, и брось мне мыслеобраз их,– распорядился тан Горий.

Тан Тюрон вопросительно посмотрел на Гория. Тот покачал головой.

– Действительно выхода не было.– Тан Горий нахмурился.– Если бы ребята их не остановили, вал дикой силы пронесся бы на сотни верст в глубь нашей территории, сметая на своем пути все живое. Эти артефакты задавали направление, ограничивая зону действия. Как ни крути, а они спасли много жизней! А, Хризмон?

Тан Тюрон, посуровев лицом, кивнул.

– Это так! Но думаю, что им здесь оставаться более не стоит.– Тан Тюрон взглянул на нас.– Куда вы теперь отправитесь?

– Есть одна мысль,– неожиданно ответила Аранта.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть