Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Лукоморье. Каникулы боевого мага
Глава 8

Селение вампиров поражало продуманностью планировки. В центре селения располагался зал общих собраний и дом правителя. Правителем, или главой клана, был наистарейший и наимудрейший, причем не обязательно мужчина. Далее от этих зданий и площади перед ними радиально расходились дороги, вдоль которых располагались дома жителей. Все это находилось под пологом леса. Плотная листва преграждала путь прямым солнечным лучам, которые были болезненными для глаз многих вампиров, поэтому на улицах селения царил полумрак. Дома казались уменьшенными копиями средневековых замков. Жители не занимались садоводством, за исключением обязательных для каждого дома цветников. У каждого дома цветы были свои, отличающиеся от других. Поражали их красота и необычность. Странным казалось, что такие цветы вырастают практически без солнечного света. Продукты, необходимые вещи вампиры получали из внешнего мира в обмен на изделия ремесленных мастерских, коих в селении было несколько. Сырье для мастерских тоже закупали в Ар-Тугуре.

Считались непревзойденными, прочными и качественными изделия из кожи, сделанные вампирами: ремни, перевязи, куртки, штаны. Также процветал нелегальный бизнес на специальном оружии для тайных агентов и киллеров. Некоторые подрабатывали на организации торжественных мероприятий типа свадеб, похорон, приемов, так как считалось, что вампиры – знатоки и утонченные ценители всяких церемоний подобного рода. Ну и конечно же представители вампиров высоко ценились как бойцы. Телохранители, похитители и наемные убийцы пользовались большим спросом во внешнем мире. Аранта рассказывала, что безжалостные там, во внешнем мире, бойцы, приехав домой, полностью преображались, становясь приятными, ласковыми и сентиментальными семьянинами. Короче, средств, поступающих от всего вышеперечисленного в казну клана, хватало с лихвой для безбедной жизни.

Естественно, каждый вампир должен уметь сражаться. Вампир, не достигший высот в умении постоять за свою жизнь,– мертвый вампир. Для воспитания вампиров в духе времени и репутации на краю селения был возведен специальный зал единоборств. Частично он выходил за пределы зеленого полога, для того чтобы бойцы могли действовать при любом освещении. Каждый член клана с малолетства проходил курс обучения у мастеров-наставников. Аранта с гордостью поведала, что она обучалась у мастера-наставника целых десять лет. С одной стороны, это немного, но с другой – она достигла немалых успехов в искусстве единоборств. Ну этот уровень мастерства она уже не раз нам демонстрировала.

Вот в таком разрезе состоялась краткая экскурсия по Виа Дента. Именно так, по названию клана, называлось гнездо Аранты.

Почему гнездо? Не знаю, да и спросить как-то не удосужился. Они называют свое селение гнездом, пусть будет гнездо. Ведь ни у кого не вызывает удивления, если мы называем свой дом обителью.

Вот и дом Аранты. Двухэтажный особнячок. Маленькие башенки по углам, выполненные из темно-серого камня. Узкие окна, похожие на бойницы. Видимо, там, внутри, надо ходить в инфракрасных очках. Сколько света эти окошки могут дать? Да еще в этом полумраке? Из двери с высоким крыльцом и вычурными перилами из того же темно-серого камня вышла женщина. Ну конечно же мать Аранты. Стройная женщина в простом строгом платье. Она очень похожа на Аранту. Черные как смоль пышные волосы свободно ниспадают на плечи. Лицо, на мой взгляд, слишком бледное. Оно и понятно, все время в таком полумраке.

Пока Аранта с матерью обнимались, на крыльце материализовался и отец. Вот он – образцово-показательный вампир! Тоже слишком бледен, хотя и не в такой степени, как мать Аранты. На голове котелок, тонкие, ниточкой, усики под прямым, чуть с горбинкой носом. Безупречный черный пиджак, белоснежный шарфик. Неширокие галифе заправлены в черные же сапоги. Темные глаза сразу обошли всю нашу группу, не останавливаясь ни на миг на ком-то особо, но вбирая в себя всю информацию.

Аранта говорила нам, что рассматривать в упор вампира – оскорбление. Незамедлительно последует вызов на поединок.

– Так это что, я должен говорить, отвернув голову от того, с кем говорю? – возмутился Тимон.– А правила хорошего тона? А если я должен смотреть на собеседника, для того чтобы видеть его реакцию на мои слова?

– Ну для других разумных рас делается исключение,– проинформировала Аранта,– но все-таки не злоупотребляйте!

Одарив нас лучезарным оскалом безупречно белых зубов с двумя не особо выдающимися клыками, отец Аранты негромко сказал жене:

– А вон тот, большой, очень похож на того типа, с которым не смог справиться дедуля.– И уже нам: – Рад видеть вас! Меня зовут Артрон, а мою жену – Артания. Аранточка не сообщила нам о том, что приедет не одна. Сейчас готовится помещение для наших гостей. Арин проводит вас туда, где вы сможете сложить свои вещи и отдохнуть с дороги. Арин!

– Па! Ну чего ты кричишь? Я уже давно здесь! – раздался голос у меня за спиной.

Я резко развернулся, памятуя о том, что первая встреча с братцем Аранты была не очень дружеской. Арин стоял очень близко ко мне и широко улыбался, видя мое ошарашенное лицо. Вот о ком можно сказать сразу: типичный вампир! Ну-ну!

– Привет, Арин! Все еще хочешь кровушки моей отведать? – вежливо поинтересовался я.

– Нет-нет! – еще шире заулыбался Арин.– Мы уже решили этот вопрос в прошлый раз. К тому же я дал клятву.

– А, ну да, вспомнил! Рад видеть тебя!

– Гариэль! А ты можешь мне волосы перекрасить в другой цвет? – услышал я шепот Жереста за спиной.

– Только в зеленый. Хочешь? – Ответный шепот.

Сдавленный то ли кашель, то ли смех Тимона сопроводил этот диалог.

– Арин, проводи наших гостей в зал единоборств, там для них на светлой половине приготовлены апартаменты.– Отец Аранты еще раз одарил нас приветливой улыбкой.– Вечером мы надеемся на ваше присутствие на небольшом семейном ужине в честь приезда нашей дочери.

Арин сделал полупоклон, повернулся и, не оборачиваясь, пошел в сторону зала. Мы, подхватив свои вещи, организованной толпой последовали за ним.

Так, зал единоборств снаружи мы уже видели. Посмотрим, каков он внутри. Сразу у входа стеллажи с различными смертоубийственными штучками типа шестов, мечей, рапир, сюрикенов кучкой, метательных ножей россыпью, стрел навалом. Узкие коридоры, непрерывно изгибаясь под различными углами, уходят в разные стороны от входа.

Арин уверенно вел нас по извилистому пути.

– Арин, а почему коридоры такие «ровные»? Их что, отведав крови какого-нибудь пьяницы, делали? – нейтрально поинтересовался я.

– А у нас тут и практические занятия проходят,– весело ответил Арин,– извилистые коридоры легче защищать! А алкоголь значительно лучше без примеси крови.

Внезапно привычный уже полумрак сменился ослепительным солнечным светом. Потолка у зала в этом месте не было, как не было и покрова из листвы.

– Вот тут вы можете устраиваться.– Арин завел нас в небольшой зал, где прямо на полу лежало восемь матов, предназначенных, видимо, нам в качестве кроватей.

Тартак сбросил свой мешок на один из матов и, неодобрительно покачивая головой, обвел помещение критическим взглядом.

– А если дождь пойдет? – осведомился он.– Арин, ты знаешь, мокрый тролль очень раздражителен, и обычно он снимает раздражительность при помощи ближайшего вампира, попавшегося ему под руку.

Арин некоторое время молча рассматривал Тартака.

– Сегодня дождя не будет,– наконец изрек он,– и завтра не будет. И еще дней десять не будет. Вам бояться нечего.

– А комаров? – всунулся Жерест, страшно не любивший этих маленьких кровососов.

– Мы не жалуем конкурентов! – лениво сказал Арин, цыкнув зубом.– Поэтому комаров здесь не бывает.

Жерест, хмуря лоб, некоторое время обдумывал информацию, после чего выдал результат:

– Значит, там, где есть комары, вампиров не бывает.

– Не факт,– отрезал я.– Вампир может замаскироваться комарами, чтобы напасть на тебя, когда ты будешь отмахиваться от комаров.

– Я уже говорил, что ты небезнадежен? – улыбнулся мне Арин.

– Я знаю.– Я вернул ему улыбку.

Мое внимание привлекла какая-то неправильность в стене. Я подошел поближе и обнаружил искусно замаскированную дверь. Осторожно приоткрыл ее, и моим глазам открылось море. Между мной и им лежала широкая полоса белоснежного песка, манившего к себе возможностью, искупавшись в море, рухнуть на его горячую поверхность и лежать, подставляя солнцу то спину, то живот. Девственный пляж… А почему, кстати, девственный? «Да потому, что вампиры не любят солнца!» – подсказал мне внутренний голос. Я оглянулся на Арина. Он кивнул головой:

– Да, здесь есть выход из зала на пляж.

– Эх! – вздохнул я.– Будь мы на Земле, я бы подсказал вам дивный способ заработать кучу денег.

– А мы и здесь не прочь подзаработать,– заинтересовался Арин.

– Да, но здесь вряд ли имеются любители экстрима.

– Любители чего? – не понял Арин.

– Вот и я об этом,– поддакнул я.

– А где моя кровать? – задал животрепещущий вопрос Тартак.

– В соседнем зале! – хором ответили Гариэль и Морита.

– Надеюсь, стены тут звуконепроницаемые? – послал вслед вопрос Тимон.

– А вот мы сейчас это проверим,– вкрадчиво сказал Тартак, положив лапу на плечо Тимона.– Если твои крики за пределами зала не услышат, то можно будет сказать, что стены хорошие.

– Это чьи крики? – поинтересовался Тимон, вонзая «ледяную иглу» Тартаку пониже спины.

Тартак возмущенно взревел, резко выпрямившись. Тимон хихикнул и, проскользнув мимо меня, выскочил на пляж. Тартак рванулся за ним. Остальные не заставили себя ждать. Некоторое время на песочке царила веселая кутерьма. Тартак ловил Тимона, а мы изо всех сил мешали ему. Наконец Тартак все-таки изловил обидчика. Весело гикая, он с Тимоном под мышкой ринулся к морю. Я оглянулся. В проеме двери, но так, чтобы на него не падал прямой свет, стоял Арин и неодобрительно смотрел на наше ребячество.

Вопль Тимона и шумный всплеск слились в один звук. Из воды, отфыркиваясь, вынырнул Тартак. Чуть поодаль показался и Тимон.

– Хороша водица! Ребята, давай к нам! – Тартак приглашающе помахал лапой.

Эх! Была не была! Я скинул рубашку, ботинки, носки и, оставшись в одних легких штанах, бросился в море. Вскоре рядом со мной плескались, последовав моему примеру, и братья с Жерестом. Девчонки на провокацию не поддались. Стоя на берегу, они весело смеялись, наблюдая за нашим бултыханием в воде.


Через пару часов, когда мы основательно подкрепились, нас пригласил на беседу сам глава клана Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс.

В сопровождении Арина мы вошли в полутемный зал, где стояло несколько кресел. В одном из них сидел Аррахат, придвинув его к камину, в котором уютно потрескивали горящие дрова. Он приветственно поднял руку. Я внимательно присмотрелся к нему.

На первый взгляд глава клана казался нестарым. Сухощавая фигура, рельефная мускулатура. Правильное лицо не выдавало ни малейшего намека на преклонный возраст. Только кое-где в темных волосах проблескивали ниточки седины. Он тоже внимательно рассматривал нас.


Лирическое отступление

Беседа главы клана Виа Дента Аррахата Хамра Коэрресса


– Присаживайтесь, дети мои! Рад вас видеть в моем родовом гнезде!

Арин, внучок, прошу тебя не смотреть таким взглядом на этого милого мальчика Колина!.. Что? Это ты называешь благожелательным взглядом? Ты хочешь обмануть старого, прожившего пару тысячелетий вампира?.. Ты правильно говоришь, не многие решались это делать, уж тебе-то, по крайней мере, не стоит пытаться. Но я стар, и глаза мои могут меня обманывать. Не ты, внучок, а глаза. Кстати, лучше бы тебе и не пробовать эту кровь! Вряд ли ты сможешь ее переварить. Уж это-то я и без помощи глаз могу определить. Мы-то вообще отошли от этого обычая – пить кровь тех, кто имел глупость вызвать наше неудовольствие, но иногда старые привычки дают себя знать. Арра, детка моя, тебя это не касается. Я помню, что ты вообще не пьешь кровь, ты так похожа на мою Шейлу!..

Послушай! Да, ты, лохматый и большой. Мне знакома твоя троллья рожа! Это не с тобой у нас состоялся дружеский разговор о разногласиях между троллями и вампирами?.. То-то помнится мне об этом! Арин, внучок, этого тоже не пытайся трогать. Набьешь полную пасть шерсти, а до сути не доберешься!..

Да, так о чем это я? Ах да! О крови. Так вот, к этому вопросу надо подходить очень осторожно! Взвешенно и не сломя голову. Иначе это может привести к плачевным результатам! Ваш прапрадед, а мой отец, славной памяти Арратурн дер Тордерресс Хамра Коэрресс, вот так и погиб. Не взвесив ситуацию, безоглядно бросился на разозлившего его… Как там его-то звали?.. Ах да! Тюрон! Ну да! Так его и звали! И что? А ничего, сгорел от одного-единственного глотка! И что самое обидное, свой глоток он честно заработал! Этот Тюрон умеет драться, и легко моему деду не пришлось! Конечно, это нечестно! Знаешь же, что нам вредна драконья кровь, а злишь!..

Наш клан зовется «Идущие в день»! Почему?..

Детка, Гариэль, кажется, ты такая милая в своем охотничьем костюме!.. Арин, никогда не трогай эльфов! Если ты сотворишь такую глупость, то огребешь себе проблем по самое не могу! У эльфов нет такого понятия, как «за давностью лет». И память у них хорошая. А если говорить о коллекции гадостей, которые они тебе могут устроить…

Так вот. Наш клан так зовется потому, что мы первые вампиры, кто не боится лучей солнца! А Арра первая и пока единственная, кто пошел по пути Света! Не то чтобы другие вампиры не могли выходить при свете дня. Просто солнце им неприятно. А вот вампиры из других кланов вообще не могут терпеть солнечного света. Это вызвано тем, что они немерено пьют кровь до сих пор! Именно потребление крови и вызывает эффект аллергии на солнце. Мы – единственный клан вампиров, где вы можете чувствовать себя в безопасности, если не будете допускать провокаций, естественно.


Очень поучительная беседа. Обманчиво спокойная поза главы клана, его тихий голос расслабляли, но несколько раз я ловил на себе быстрый взгляд Аррахата. Иногда в глазах нет-нет да проскользнет алый всполох. Тогда начинаешь понимать, что все это показное – и поза, и голос. Перед нами сидел мощный воин, способный в один момент превратиться в отлаженную машину смерти.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть