Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Месть Мутушими
Глава VI. Мнимая смерть Ника Картера

В полдень, у входа в дамскую гостиную была вывешена дощечка с указанием, сколько миль прошло судно за истекшие сутки, и с извещением о том, что после вчерашней бури пропало без вести два пассажира, и что имеется основание предположить, что они были сметены с палубы ураганом. Были также указаны имена этих пассажиров:

"Николай Картер из Нью-Йорка,

Ханчу из Токио".

Сам Ник Картер как раз внимательно читал это извещение, как вдруг за его спиной остановились два японца и тоже прочитали известие о пропаже двух пассажиров.

Ник Картер хорошо заметил, как японцы переглянулись, и услыхал, как один из них сказал:

– Интересно, смело ли их обоих вместе?

– Весьма возможно, – ответил другой, – я даже уверен в этом.

Ник Картер хорошо заметил лица обоих японцев и знал, что он в любое время узнает их.

"Тоже двое из числа моих приятелей, – подумал он, – погодите, ребята, я с вами разделаюсь".

В это время появились генерал Лакатира и Том Гарнет.

По-видимому, они еще не знали, в чем дело, так как тоже остановились и прочитали извещение.

Едва только Гарнет дочитал, он в сильном волнении воскликнул:

– Посмотрите сюда, отец! Ведь это ужасно!

Генерал в ужасе смотрел на извещение и не мог произнести ни слова. Наконец, он опомнился и медленно произнес с ударением на каждом слове:

– Он убит! Его убил не кто иной, как Ханчу! Я с самого начала не доверял ему, потому что он сам состоял на службе у Мутушими, так же как его отец и дед – у предков барона. Но так как он давно уже служил в полиции и там отличился, то я не возражал против его назначения. Нам остается утешиться тем, что самого убийцу тоже постигла заслуженная кара.

– Да, но это не меняет факта, – уныло отозвался Гарнет, – что значит жизнь Ханчу в сравнении с незаменимым Ником Картером?

– К сожалению, ты прав, – вздохнул генерал, – сотни таких людей как Ханчу не стоят одного Ника Картера!

– Как быть теперь? – спросил Гарнет с растерянным видом.

– Как быть! Да никак, – ответил Лакатира, пожимая плечами, – что мы можем сделать? Я не сумел исполнить поручение, возложенное на меня микадо, вот и все. Мне остается только вернуться с тем же пароходом в Нью-Йорк, доложить микадо о происшедшем и подать в отставку, а то еще, пожалуй, меня и так выгонят со службы.

– До этого не дойдет, – решительно заявил Гарнет.

Но Лакатира только покачал головой и печально сказал:

– Ты не знаешь микадо так хорошо, как я его знаю. Тот человек, жизнь которого я должен был охранять как свою собственную, погиб вследствие моей небрежности, а небрежность моих людей будет поставлена в вину мне.

– Зачем ломать себе голову над вопросами, которые разрешатся еще нескоро, – заметил Гарнет, – это ты успеешь сделать и после.

– Ты прав, – ответил Лакатира, – от этого ничего не изменится. Впрочем, вот еще что: можно ли будет скрыть от гейши известие о смерти Ника Картера? Это было бы желательно, так как мне хотелось бы, по крайней мере на время, избавить ее от этого горя.

– Вряд ли это удастся, – задумчиво произнес Гарнет, – так или иначе известие это дойдет до нее, да и как ты объяснишь ей внезапное исчезновение Ника Картера? Кто-нибудь да скажет ей, в чем дело, хотя бы та же ее прислуга. Впрочем, именно прислугу-то можно было бы заставить пока не говорить ничего.

– Это хорошая идея, – согласился генерал, – но в общем это все-таки ни к чему ни приведет и она в конце концов все-таки узнает. А ты знаешь, что будет дальше: в один прекрасный день она тоже пропадет без вести, как и тот, кого она так любила. Это во всяком случае надо предупредить, иначе микадо может упрекнуть меня в том, что я должен был по крайней мере ее-то удержать от такого шага.

– А не лучше ли будет, если ты сам сообщишь ей об этом несчастье? Быть может, она обещает тебе остаться в живых.

– Никогда она этого не пообещает, – возразил Лакатира.

– Но попытаться-то можно.

– Из твоих став явствует, Том, что ты не настоящий японец! Ты не знаешь нашего народа. У нас не может быть двух мнений о том, что молодая девушка должна последовать за своим возлюбленным в могилу, чтобы там снова соединиться с ним. Не воображай, что девушки идут на это нерешительно или с боязнью. Напротив, они идут на смерть с радостью, без колебаний, точно на свадьбу.

– В таком случае, действительно, нет надежды удержать ее в живых, – заметил Том Гарнет.

Они вместе с генералом отошли от извещения.

Ник Картер, выслушавший всю их беседу, глубоко задумался.

Он убедился, что его план вызвал тяжелые осложнения, о которых он раньше не подумал.

Из-за него старый, заслуженный генерал был погружен в тяжелые заботы и с трепетом ожидал часа, когда ему придется доложить своему императору о своей неудаче.

Из-за него должна была пострадать Ота Окума, почти еще ребенок, которая не задумается наложить на себя руки.

Вдруг он услышал за своей спиной легкий крик ужаса.

Он обернулся и увидел гейшу Ота Окума на расстоянии какого-нибудь шага за своей спиной.

С широко раскрытыми от ужаса глазами она смотрела на извещение о смерти Ника Картера. Пальцы ее были судорожно сжаты, она стояла, как каменная.

Ник Картер внимательно наблюдал за ней.

Вдруг ее лицо приняло другое выражение.

По-видимому, она пришла к определенному решению, о котором Ник Картер не мог не догадаться после того, что он слышал от генерала.

Мало-помалу Ота Окума пришла в себя. Крупные слезы появились у нее на глазах, она закрыла лицо обеими руками, повернулась и пошла по палубе.

Ник Картер пошел за ней по пятам, чтобы быть готовым вмешаться, если она вздумает без промедления лишить себя жизни.

Она свернула к борту и остановилась, глядя на синие волны. Но когда она заметила, что старый японец неотступно идет за ней следом, она покраснела и направилась к своей каюте.

Она открыла дверь и уже собиралась закрыть ее за собой, как вдруг Ник Картер вошел за ней туда же.

Если бы тут находилась прислуга, ему вряд ли удалось бы ворваться.

Ота Окума грозно взглянула на вошедшего и указала рукой на дверь.

Но Ник Картер протянул к ней обе руки и прошептал одно только слово:

– Ота!

На лице ее появилось выражение неописуемого изумления. Она отступила назад и смотрела на вошедшего с любопытством и страхом.

– Ота, – мягко произнес Ник Картер, – не бойся, это я – Ник Картер! Извещение о моей смерти не соответствует истине – я жив! Во время урагана Ханчу хотел меня убить, но погиб при этом, а я загримировался и переоделся и упросил капитана распространить весть о моей смерти, чтобы мои враги поверили, будто я погиб. Верь мне, Ота, это я!

Она пытливо взглянула на него, но вдруг внезапно разрыдалась и бросилась на кушетку.

– Что с тобой, Ота? – спросил Ник Картер, наклоняясь к ней, – неужели ты плачешь оттого, что я остался жив и ты не можешь соединиться со мной в царстве теней?

– Нет, не то, – рыдала она, – но мне, кажется, что злые духи овладели твоим голосом. Я не знаю, на самом ли деле ты пал от руки убийцы, или ты остался жив. Глядя на тебя теперь, я не могу верить, что ты Ник Картер. И все же я узнаю тебя по голосу! Объясни мне эту загадку и успокой меня!

Ник Картер рассказал ей все, что было, начиная с того, как он вышел из ее каюты и до того момента, когда она прочитала извещение.

Когда он окончил свое повествование, она вполне успокоилась и со счастливым выражением смотрела на него.

– А теперь я пойду к генералу Лакатира и Гарнету, – заключил Ник Картер.

Ота Окума удержала его за руку и воскликнула:

– Нет, не делай этого!

– Но ведь генерал и Гарнет озабочены тем, что возложенная на них миссия не удалась. Старик, пожалуй, покончит с собой, опасаясь упреков своего императора.

– Все это возможно, – сказала Ота, – что он так и сделал бы, если бы ты на самом деле погиб, но все-таки не раньше, чем доложит обо всем микадо. Но ведь он намного раньше этого узнает, что ты жив. Нет, сейчас не говори ему ничего, пусть все думают, что ты погиб во время урагана.

– Однако, я таким образом причиняю моим друзьям горе и заботы.

– Это так, но подумай, как велика будет их радость, когда они потом узнают правду. Если ты им откроешься, то снова подвергнешься опасности от убийц.

– Как так? Неужели ты хочешь сказать, что генерал или Гарнет выдадут меня моим врагам?

– Нет, не то! Они сделают это не нарочно, а невольно, жестами, выражением лица. Те, которые собираются убить тебя, будут читать в их лицах, как в открытой книге.

– Ты, пожалуй, права, – согласился Ник Картер.

– Ну вот! Значит, храни свою тайну про себя!

Ник Картер должен был согласиться, что Ота Окума была вполне права.

– Скажи мне, Ота, – заговорил он снова, уже собираясь уходить, – о чем ты думала после того, как прочитала извещение, когда я следил за тобой?

Она покраснела и указала рукой в окно на море.

– Я думала о том, как хорошо будет умереть в синих волнах и соединиться с тобой в царстве теней, – ответила она и опустила глаза.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть