Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Пушки Острова Наварон
Глава 15. В среду вечером. 20:00-21:15

Часы показывали половину девятого. До комендантского часа ровно тридцать минут. Мэллори распластался на крыше, прижался к низенькой подпорной стенке, почти касавшейся кладки крепостной стены, и беззвучно выругался. Появись хоть один немец и освети фонарем верх стены, в четырех футах ниже которого шли мостки, и всем конец! Часовой не мог бы не заметить их с Дасти Миллером, который распластался сзади, вцепившись в тяжелый аккумулятор, снятый с грузовика. Пожалуй, надо было остаться с остальными участниками группы на крыше второго от крепости дома. Кейси вязал на веревке узлы на некотором расстоянии друг от друга, другой приплеснивал согнутый из куска проволоки крючок к бамбуковому шесту, выдернутому из забора неподалеку от города.

За ним они спрятались, когда в сторону замка Вигос промчались три грузовика.

Восемь тридцать две. Какого там черта копается Андреа? Но в следующее мгновение Мэллори устыдился своего раздражения.

Понапрасну Андреа и секунды не потеряет. Быстрота нужна, но спешка опасна. Вряд ли в крепости остались офицеры. Судя по всему, половина немецкого гарнизона прочесывает город и местность в районе Вигоса. Но если хоть один офицер остался, то стоит ему крикнуть, и они пропали.

Мэллори посмотрел на ожог на тыльной стороне ладони. Все, что он этой ночью сделал для группы, — это сжег грузовик.

Остальное — заслуга Миллера и Андреа. Именно Андреа настоял на том, чтобы занять единственный пустующий дом среди других, в которых расквартированы немецкие офицеры, — единственное, что можно предпринять в их положении. А Миллер, оставшись без химических детонаторов, бикфордова шнура, взрывной машинки и иных источников энергии, вдруг заявил, что ему необходим аккумулятор. И опять-таки именно Андреа, заслышав вдалеке рев грузовика, успел откатить на середину дороги к замку тяжелые камни бордюра, вынудив солдат оставить грузовик у ворот и топать к замку на своих двоих. Напасть на водителя и его напарника и оглушить обоих было делом нескольких секунд. Чуть больше, чем понадобилось Миллеру на то, чтобы снять клеммы с тяжелого аккумулятора, отыскать под кузовом канистру и облить бензином мотор, кабину и кузов, которые тотчас исчезли в ревущем огненном вихре. Лука оказался прав: жечь грузовики опасное занятие; ожог на руке оказался очень болезненным. Зато и зрелище великолепное. Но вот досада: этот гигантский факел раньше времени выдал немцам тот факт, что диверсионной группы в замке нет. Однако сжечь грузовик было необходимо, хотя немцы и могли сообразить, какова действительная цель нападения на грузовик.

Миллер потянул капитана за ногу. Тот вздрогнул и обернулся. Американец показывал куда-то за его спину.

Оглянувшись, Мэллори увидел Андреа, махавшего рукой из люка в дальнем углу крыши. Гигант-грек, как всегда, крался бесшумно, как кошка. Мэллори и не заметил, как тот появился.

Раздосадованный собственной рассеянностью, Мэллори забрал у Миллера аккумулятор, вполголоса велел позвать остальных и, стараясь производить как можно меньше шума, стал передвигаться по крыше. Ему показалось, что батарея весит не меньше тонны, но, легко подхватив ее, Андреа перенес аккумулятор через край люка, словно пушинку, и, сунув его под мышку, опустился по лестнице в тесную прихожую.

Вот уже Андреа на балконе, нависшем на высоте тридцати метров над темной водой гавани. Шедший следом Мэллори тронул плечо грека после того, как тот осторожно опустил аккумулятор на пол.

— Никаких осложнений? — вполголоса спросил капитан.

— Никаких, Кейт, — Андреа выпрямился. — Дом пуст. Я так удивился, что дважды осмотрел его. На всякий случай.

— Вот и отлично! Весь гарнизон, видно, с ног сбился, разыскивая нас. Интересно, что-то сказали бы фрицы, если сообщить им, что мы находимся под самым их носом?

— Ни за что не поверили бы, — не колеблясь, ответил Андреа. — Им и в голову не придет искать нас здесь.

— Очень бы хотелось, чтобы ты оказался прав! — вырвалось у новозеландца. Подойдя к узорчатым перилам, он глянул вниз, в разверзающуюся под ногами бездну, и поежился. Если упадешь, то падать устанешь. Ко всему, очень холодно: дождь хлещет как из ведра, пронизывает до костей… Отступив на шаг, Мэллори потряс руками перила. — Как думаешь, перила надежны? — негромко спросил он Андреа.

— Не знаю, Кейт. Представления не имею, — пожал тот плечами. — Надеюсь, что да.

— Надеюсь, что да, — эхом отозвался Мэллори. — Да дело и не в этом. Иначе и быть не должно. — Подойдя к решетчатым перилам, он перегнулся и, подняв голову, посмотрел направо.

Сквозь серую пелену дождя с трудом можно было различить темные очертания устья пещеры, где спрятаны два чудовищной величины орудия. До пещеры, расположенной самое малое метрах в девяти выше балкона, по прямой метров двенадцать. Чтобы добраться до пещеры, надо вскарабкаться по отвесной скале — это все равно, что добираться до Луны.

Услышав, как, прихрамывая, идет по балкону Браун, капитан оглянулся.

— Идите к фасаду, Кейси, и оставайтесь там. Подежурьте у окна. Парадный вход не запирайте… Впускайте всех, кто придет.

— Бить дубиной, ножом, не стрелять, — буркнул Браун. Я правильно понял, сэр?

— Правильно, Кейси.

— Хоть на это гожусь, — угрюмо проговорил шотландец и поковылял к двери.

— На моих без двадцати три, — повернулся Мэллори к греку.

— На моих тоже, — ответил Андреа. — Без двадцати трех девять.

— Желаю удачи, — промолвил капитан. С улыбкой посмотрел на Миллера:

— Пошли, Дасти. Представление начинается.

Пять минут спустя Мэллори и Дасти сидели в таверне, выходившей на южную сторону площади. Несмотря на ярко-голубой цвет, в который владелец выкрасил стены, столы, стулья и полки (кстати, на островах издавна заведено красить в голубой и красный цвета питейные заведения, а в зеленый — кондитерские), таверна, где царил полумрак, производила такое же тягостное впечатление, как и мрачные взоры суровых усачей — героев войны за независимость, глядевших на гостей с выцветших литографий, развешанных по стенам. Портреты эти перемежались с яркими плакатами, рекламирующими пиво, — впечатление ошеломительное.

Слава Богу, что у кабатчика, кроме двух чадящих ламп, нет более яркого освещения. Что за кошмар представляла бы тогда эта таверна!

Новым посетителям полумрак был на руку. Темная одежда, украшенные шитьем куртки, кушаки и сапоги, черные фески ничем не выделяли их среди завсегдатаев — тех было человек восемь.

Наряд капитана и Миллера не привлек внимания владельца заведения, вряд ли знавшего в лицо всех жителей городка с населением в пять тысяч. Но даже если кабатчик и заподозрил что-то неладное, то он, по словам Луки, грек-патриот, не подал и виду, поскольку в таверне сидели четыре немца. Те расположились за столиком у самой стойки. Полумрак устраивал новозеландца вовсе не потому, что они с Дасти опасались немцев, которых Лука презрительно назвал сборищем старых баб. Мэллори знал, что это штабные писаря, которые приходят в таверну каждый вечер.

Закурив вонючую сигарету местного производства, Дасти скорчил гримасу.

— Ну и дух стоит в этом кабаке, шеф. Хоть топор вешай.

— Так потуши сигарету, — посоветовал Мэллори.

— Ты не поверишь, но запах, который я чую, много хуже сигаретного дыма.

— Гашиш, — лаконично ответил капитан. — Бич здешних портов. — Кивнув в темный угол, он продолжал. — Вон те ребята каждый день приходят сюда нюхать эту дрянь. Иной цели в жизни у них и нет.

— И по сему случаю подняли такой хипеж? — сварливо произнес янки. — Послушал бы их Тосканини!

Сидевшая в углу компания окружила молодого человека, игравшего на бузуке — похожем на мандолину инструменте с длинным грифом. Слышались тоскливые, за душу хватающие звуки рембетик — излюбленных песен курильщиков гашиша, выходцев из Пирея. В песнях была своя прелесть, свое обаяние, но сейчас они раздражали Мэллори. Чтобы оценить их по достоинству, нужно особое, лирическое настроение, а капитан был в эту минуту взвинчен до предела.

— Действительно, песня навевает уныние, — согласился новозеландец. — Зато мы имеем возможность спокойно разговаривать. Что бы мы стали делать, вздумай эти парни разойтись по домам?

— Ну и убирались бы ко всем чертям, — угрюмо проговорил Дасти. — Лучше сам буду помалкивать. — Миллер рассеянно тыкал вилкой в мезе — ассорти из олив, печенки, сыра и яблок. Как истинный янки, приверженец виски, он не одобрял привычку греков закусывать во время выпивки. Раздавив сигарету о крышку стола, Миллер поднял глаза на капитана:

— Сколько можно тут торчать, командир?

Посмотрев на товарища, Мэллори отвел взгляд. Он понимал, каково капралу, поскольку и с ним творилось то же самое. Он был напряжен, взвинчен, каждый нерв натянут, как струна. Ведь через несколько минут решится, нужны ли были все их усилия и лишения, погибнет или будет спасен гарнизон Кероса, напрасно или нет жил и умер Энди Стивенс. Снова взглянув на янки, Мэллори увидел его нервные руки, «гусиные лапки» у глаз, добела сжатые губы, выдающие волнение, и тотчас об этом забыл. Для предстоящего дела сухощавый сумрачный американец подходил как никто другой, если не считать Андреа. «Лучший специалист по диверсионным операциям во всей Южной Европе» — так охарактеризовал Миллера каперанг Дженсен. Далеконько пришлось добираться до места работы Дасти — аж из самой Александрии. Но операция, которую предстоит выполнить этой ночью, по плечу одному лишь Миллеру.

— Через пятнадцать минут начнется комендантский час, взглянул на циферблат новозеландец. — Сигнал дадут через двенадцать минут. В нашем распоряжении четыре минуты.

Американец молча кивнул. Снова наполнив стакан из стоящего на столе кувшина, закурил сигарету. Капитан увидел, как подергивается нервным тиком бровь на лице Дасти, и подумал, что и сам едва ли выглядит спокойнее. Что-то поделывает раненый Кейси? Сумеет ли он справиться со своей работой, пожалуй, самой ответственной? Ведь в критический момент, когда Браун поднимется на балкон, наружная дверь окажется без присмотра.

Случись какой прокол, и тогда… Миллер странно посмотрел на капитана и криво улыбнулся. Должно получиться, не может не получиться. О том, что произойдет в случае неудачи, лучше не думать…

Любопытно, там ли, где им положено, находятся двое остальных. Должно быть, там, ведь участвующие в облаве солдаты давно оставили верхний город. Но обстоятельства могли измениться, случается всякое. Мэллори снова взглянул на часы.

Стрелки словно застыли на месте. Закурил напоследок еще одну сигарету, налил последний стакан вина, вполуха прислушиваясь к заунывному пению. Песня замерла на жалобной ноте, курильщики допили свои стаканы, и тут Мэллори поднялся на ноги.

— Всему свое время, и время всякой вещи под небом, проговорил он вполголоса. — Начали.

Попрощавшись с кабатчиком, упругой походкой капитан направился к выходу. У самой двери остановился, принялся шарить по карманам, словно что-то потерял. Ветра не было, шел проливной дождь, струи воды отскакивали от булыжной мостовой.

На улице ни души, с удовлетворением отметил капитан. Хмуря лоб, он резко повернулся и, выругавшись, направился к столу, за которым только что сидел. Руку он держал во внутреннем кармане куртки. Исподтишка взглянув на Миллера, заметил, что тот отодвигает стул, готовясь встать из-за стола. Перестав ощупывать карманы, новозеландец остановился примерно в метре от стола, за которым сидели немцы.

— Не двигаться! — произнес капитан по-немецки негромким, но твердым голосом. Особую весомость его словам придавал тяжелый флотский «кольт» сорок пятого калибра, который он сжимал правой рукой. — Нам терять нечего. Всякий, кто пошевелится, будет убит.

Несколько секунд солдаты сидели неподвижно, лишь глаза расширились в изумлении. Сидевший ближе всех к стойке немец моргнул, поведя плечами, но в то же мгновение из уст его вырвался крик боли: в руку ему уходила пуля 32-го калибра, выпущенная Миллером из пистолета с глушителем.

— Виноват, шеф, — произнес янки. — Может, у него пляска святого Витта, а я черт-те что подумал. — С любопытством посмотрев на искаженное лицо раненого, увидел, как из-под пальцев, зажавших рану, капает кровь. — Похоже, дело уже идет на поправку.

— Вполне, — угрюмо сказал Мэллори. Обратясь к кабатчику — высокому тощему верзиле с висячими, как у китайского мандарина, усами, — он спросил его на местном наречии:

— Они по-гречески секут?

Кабатчик отрицательно покачал головой, с виду ничуть не удивленный появлением двух налетчиков.

— Куда им! — презрительно отозвался владелец таверны. По-моему, немножко по-английски знают. А по-нашему ни в зуб ногой.

— Вот и хорошо. Я офицер английской разведслужбы. У вас не найдется местечка, куда их можно спрятать?

— Не надо этого делать! А то меня расстреляют! взмолился кабатчик.

— Ни в коем случае. — Перегнувшись через стойку, Мэллори приставил к животу кабатчика дуло пистолета. Со стороны можно было подумать, что жизнь кабатчика действительно под угрозой.

Подмигнув усатому греку, капитан произнес:

— Я свяжу вас вместе с немцами. Хорошо?

— Хорошо. У конца стойки в полу есть лаз в погреб.

— Вот и лады. Я как бы невзначай наткнусь на него. — Изо всех сил ударив кабатчика, так что тот растянулся на полу, новозеландец оставил усача в покое и направился к певцам.

— Идите домой, ребята, — торопливо проговорил он. — С минуты на минуту начнется комендантский час. Ступайте через черный ход и зарубите себе на носу: вы ничего и никого не видели. Ясно?

— Ясно, — ответил грек, игравший на бузуке. Ткнув большим пальцем в сторону своих собутыльников, он усмехнулся.

— Плохие люди, зато хорошие греки. Помочь не надо?

— Нет, нет! — энергично мотнул головой Мэллори. Подумайте о своих семьях. Солдаты вас знают в лицо. Ведь вы тут завсегдатаи?

Музыкант кивнул.

— Тогда живо уходите. Но все равно спасибо.

Спустившись через минуту в тускло освещенный погреб, Миллер ткнул солдата, похожего на него самого комплекцией.

— А ну, раздевайся! — скомандовал он.

— Свинья английская! — огрызнулся немец.

— Только не английская, — возразил янки. — Даю тебе тридцать секунд, чтоб мундир и штаны снять.

Солдат злобно выругался, но пальцем о палец не пошевелил.

Дасти вздохнул. Немец не робкого десятка, но уговаривать его некогда. Прицелясь, янки нажал на спусковой крючок. Послышался негромкий хлопок, и из левой ладони у немца вырвало кусок мякоти.

— Не портить же такую красивую форму, — объяснил Миллер.

Подняв пистолет, растягивая слоги, он добавил:

— Следующую пулю влеплю тебе в лоб. — В голосе янки не было и намека на нерешительность. — Тогда раздеть тебя, я думаю, особого труда не составит.

Но солдат, подвывая от боли в простреленной руке, уже стаскивал с себя форму.

Меньше чем через пять минут Мэллори, как и Дасти, облаченный в немецкий мундир, отперши дверь таверны, с опаской выглянул наружу. Дождь лил как из ведра, на улице ни души.

Подозвав жестом капрала, новозеландец запер дверь. Оба пошагали прямо посередине улицы, даже не пытаясь скрыть свое присутствие. Через полсотню метров оказались на городской площади, повернули направо, миновали южную сторону, свернули налево и двинулись вдоль восточной ее стороны, не замедляя шага у дома, где скрывались накануне. Краешком глаза они заметили, что, приоткрыв дверь. Лука протянул им руку, в которой держал два увесистых армейских ранца, набитых веревками, запалами, проводами и взрывчаткой. Пройдя еще несколько метров, капитан и янки внезапно остановились и, спрятавшись за двумя винными бочками, стоявшими перед цирюльней, закинули ранцы за плечи и стали наблюдать за двумя часовыми, укрывшимися под аркой крепостных ворот, меньше чем в сотне метров от них.

Ждать, по существу, не пришлось — так четко были согласованы действия участников группы. Едва Мэллори успел затянуть поясной ремень немецкого ранца, как в центре города, ближе чем в трехстах метрах от них с Миллером, раздалось несколько взрывов, затем злобный стук пулемета и снова взрывы.

То Андреа пустил в ход гранаты и самодельные бомбы.

Мэллори и янки от неожиданности так и присели: на вышке, установленной над воротами, вспыхнул белым огнем прожектор, осветив крепостную стену, каждое острие ограждения, каждый шип колючей проволоки. Оба переглянулись. Панаис не солгал: окажись кто-нибудь из них на ограде крепостной стены, он тотчас приклеился бы к ней, точно муха к липучке, и пулеметным огнем в мгновение ока был бы разорван в клочья.

Выждав с полминуты, Мэллори коснулся руки товарища и, вскочив, со всех ног кинулся через площадь, прижимая к себе длинный бамбуковый жест с крючком на конце. Следом за ним загрохотал сапогами янки. В считанные секунды они добежали до крепостных ворот, охраняемых встревоженными часовыми.

— Бегом к Лестничному Сходу, — заорал Мэллори. — Эти проклятые диверсанты укрылись там в одном из домов! Нужны минометы. Скорей, приятель, чего ты копаешься, черт тебя побери!

— Но как быть с воротами? — засомневался один из часовых. — Покидать пост у ворот запрещено! — Немцу и в голову не пришло, что дело нечисто. Почти полная темнота, проливной дождь, солдат в немецкой форме, превосходно говорящий по-немецки, звуки недальнего боя — все это подтверждало слова незнакомца.

— Болван! — набросился на солдата Мэллори. — Dummkopf!

Кому нужны твои ворота! Эти мерзавцы англичане спрятались в одном из домов на Лестничном Сходе. Их надо уничтожить! Живей, черт тебя побери! — подгонял часового новозеландец. — Если томми снова улизнут, нас всех отправят на Восточный фронт!

Мэллори хотел было, положив солдату руку на плечо, подтолкнуть его в нужном направлении. Но это оказалось излишним: оба немца уже скрылись за пеленой дождя в ночной темноте. Спустя несколько секунд капитан и янки проникли внутрь крепости.

При всей дисциплинированности и выучке егерей повсюду царили суета и неразбериха. Звучали команды, раздавались свистки, ревели моторы грузовиков, сновали взад-вперед фельдфебели, строя солдат или усаживая их в кузов машин.

Мэллори и Дасти тоже пробежали раз-другой мимо автомобиля, расталкивая грузившихся в него немцев. Особой нужды спешить у Мэллори и капрала не было, но вид двух солдат, спокойно наблюдающих эту суматоху, мог бы вызвать подозрение. Пробегая мимо фонарей, оба опускали голову или отворачивались. Не привыкший к беготне, янки не переставая бранился.

Оставив справа два здания казарм, а слева электростанцию, прошли мимо артиллерийского пакгауза по правую руку и гаража по левую. Дорога пошла в гору. Несмотря на темноту, Мэллори отлично ориентировался, запомнив, как «Отче наш», все, что рассказали ему месье Влакос и Панаис.

— Что это, шеф? — Поймав Мэллори за рукав, Дасти показал на большое прямоугольное здание, видневшееся в темноте. Гарнизонная губа?

— Резервуар для воды, — объяснил капитан. — По словам Панаиса, вмещает с полмиллиона галлонов воды. В случае нужды можно вмиг затопить артиллерийские погреба. Они как раз под ним. — Мэллори ткнул рукой в сторону приземистой железобетонной коробки, расположенной чуть поодаль. Единственный вход в погреб. Всегда на замке и под охраной.

Приблизились к зданию, где квартировали офицеры. Квартира коменданта находилась на третьем этаже, выходя окнами к толстостенному сооружению из железобетона. То был командный пункт, откуда подавались нужные данные расчетам двух тяжелых орудий, спрятанных в скале. Нагнувшись, Мэллори взял ком грязи, провел по лицу, велев сделать то же самое и Дасти.

— Для маскировки, — объяснил он. — Прием несколько примитивный, но умнее ничего не придумать. Внутри освещение ярче, чем здесь.

Капитан взбежал по лестнице как угорелый и так ударился о шарнирные двери, что чуть не сорвал их с петель. Изумленно уставившись на вошедших, часовой, дежуривший у ящика с ключами, вскинул автомат, целясь в грудь Мэллори.

— Убери свою пушку, болван! — рявкнул Мэллори. — Где комендант? Да живее, идиот! Тут дело жизни или смерти.

— Herr… Herr Kommandant? — начал, запинаясь, часовой.

— Он ушел. Все ушли. С минуту назад.

— Что? Все ушли? — впился взглядом в солдата новозеландец. — Ты сказал, все ушли? — вкрадчиво спросил он.

— Да. Я уверен… — Часовой замолчал, заметив взгляд капитана, направленный на какой-то предмет сзади него.

— А это кто такой, черт побери? — сердито спросил Мэллори.

Попавшись на удочку, солдат хотел было оглянуться, но в это мгновение, используя прием дзюдо, новозеландец ударил его чуть ниже левого уха ребром ладони. Не успел часовой упасть на пол, как Мэллори, разбив стекло, сгреб в карман все ключи — их было с дюжину. На то, чтобы вставить немцу кляп, связать руки и ноги и спрятать в кладовку, потребовалось еще секунд двадцать.

И вот оба снова неслись, грохоча сапогами.

Оставалось еще одно препятствие. Последнее из трех.

Мэллори не знал, сколько часовых охраняет вход в артиллерийский погреб, но в этот момент это его особо и не заботило. Да и Миллера, пожалуй, тоже. Предельное нервное напряжение неожиданно спало. В душе не осталось ни смутных тревог, ни сомнений. Хотя Мэллори ни за что бы в этом не признался, на подобные дела способны лишь такие, как он с Миллером.

Достав карманные фонари, включили их. Мощные лучи прыгали, освещая путь. Бежали мимо рядов зениток, ни от кого не прячась, размахивая руками.

При виде двух человек, один из которых причал что-то по-немецки товарищу, ни у кого не могло возникнуть даже тени подозрения, что это враги. Но лишь внимательно присмотревшись, можно было заметить, что затемненный луч фонаря светит лишь под ноги бегущим.

Заметив, что от стены артпогреба отделились две тени, Мэллори попридержал шаг.

— То, что доктор прописал! — вполголоса проговорил капитан. — Их всего двое. По одному на нос. Подпусти поближе и бей первым. Только без шума. Крик, выстрел, — и все пропало.

Не вздумай лупить фонарем. В погребе света не будет, а чиркать спичку за спичкой надоест! — Переложив фонарь в левую руку, капитан взял тяжелый кольт за дуло. Остановившись в нескольких дюймах от выбежавших навстречу часовых, спросил, запыхавшись:

— У вас тут все в порядке? Посторонние не появлялись? Живей отвечай!

— Все в порядке, — ответил сбитый с толку, перепуганный солдат. — Скажи ради Бога, что за сыр-бор разгорелся?

— Эти сволочи, английские диверсанты! — злобно выругался Мэллори. — Убили часовых и пробрались в крепость! Ты уверен, что никто сюда не проник? Пусти-ка, взгляну. — Отодвинув в сторону часового, осветил фонарем тяжелый висячий замок, потом выпрямился.

— Хорошо хоть, что тут они еще не побывали! Повернувшись, капитан направил луч прямо в лицо немцу. Извинился, выключил фонарь и нанес удар рукояткой пониже уха. Отскочив вовремя, на всякий случай, огрел рукояткой пистолета и второго часового.

Один за другим раздались негромкие хлопки выстрелов.

— Какого ты черта палишь?

— Вот хитрованы, шеф! — пробормотал Миллер. — Те еще хитрованы. В тени спрятался третий часовой. Вот и пришлось его успокоить. — Держа наготове пистолет, Дасти наклонился над упавшим, затем выпрямился. — Похоже, успокоил его навсегда, шеф, — бесстрастно прозвучал голос американца.

— Свяжи остальных, — произнес Мэллори, занятый уже другим: он подбирал ключи к замку. Третий ключ подошел, замок открылся, и тяжелая стальная дверь легко отворилась. Капитан напоследок оглянулся, но никого не увидел. Слышался рев мотора последнего грузовика, выезжавшего из крепостных ворот, вдалеке стучал пулемет.

Андреа старался вовсю. Только бы не переборщил и вовремя отступил… Повернувшись, Мэллори включил фонарь и шагнул внутрь. Дасти последует за ним, как только закончит свое дело.

Стальной трап вел ко дну пещеры. По обеим сторонам лестницы шахты подъемника. Даже клетью не защищены. Посередине блестят смазанные солидолом стальные тросы и отполированные металлические бегунки по краям рамы. Бегунки направляют подпружиненные колеса подъемника. Простота и надежность служили верным признаком устройства — то были шахты элеватора, ведущие в артиллерийские погреба.

Мэллори спустился на каменный пол пещеры и описал лучом фонарика полукруг в дальнем конце подземного каземата, спрятавшегося подкаменным карнизом. Каземата, господствовавшего над гаванью. Эта часть пещеры была создана руками человека: вулканическая порода высверлена и взорвана, как убедился он после беглого осмотра. Здесь находились лишь две шахты элеватора и трап, ведущий в артиллерийский погреб. Со складом можно подождать. Надо, во-первых, проверить, нет ли здесь часовых, во-вторых, обеспечить путь к отступлению.

Мэллори пробежал по туннелю, на мгновение включая фонарик.

Немцы — мастера по части мин-ловушек, когда речь идет о важных объектах. Однако в туннеле наверняка мин нет — ставить их в нескольких футах от сотен тонн взрывчатки опасно.

Сырой туннель с дощатым полом довольно широк — два метра с небольшим в высоту и чуть больше в ширину, — но центральный проход узок: почти все пространство занимают роликовые конвейеры для подачи картузов и тяжелых снарядов, по одному с каждой стороны. Конвейеры круто расходились вправо и влево, потолок уходил вверх, образуя невидимый в полутьме купол. У самых ног Мэллори блестели в луче фонаря парные рельсы, вделанные в скалу на расстоянии шести метров друг от друга. Они уходили вперед, в полумрак пещеры, к зияющему ее устью. Прежде чем выключить фонарь (свет могли заметить возвращавшиеся с Чертова пятачка солдаты), вдали, где кончались рельсы, Мэллори успел разглядеть поворотные платформы. Над ними, похожие на допотопные чудовища, возвышались два огромных орудийных ствола.

Кончики пальцев, держащих фонарь и пистолет, задрожали.

Капитан медленно пошел вперед. Медленно, но решительно. Без той настороженности, когда человек ежесекундно ожидает беду. Теперь он был совершенно уверен, что часовых здесь нет. Но шел как во сне, не веря, что совершил нечто такое, что считал безнадежным делом. Это была медлительность человека, встретившего, наконец, врага. Врага, которого боялся и которого все время искал.

«Наконец-то я здесь, наконец-то я здесь,» — вновь и вновь повторял про себя Мэллори. — «Добился-таки своего. Вот они, пушки, которые я должен уничтожить. Пушки крепости Навароне. Наконец-то я до них добрался…» Но он никак не мог свыкнуться с мыслью, что это правда.

Медленно подошел к орудиям. Прошел полпериметра поворотной платформы левого орудия. Осмотрел как следует — насколько представлялось возможным в полумраке. Размеры орудий потрясали.

Немыслимо толстые в обхвате стволы. Немыслимо длинные, они терялись где-то в ночи. Флотские специалисты считали эти пушки девятидюймовками, полагая, что из-за тесноты пещеры можно запросто переоценить их подлинные размеры. Он повторил калибр вслух. Таких пушек он в жизни не встречал. Двенадцатидюймовые, не меньше! Не просто большие, а чудовищные пушки! Что за безмозглые болваны послали «Сибарис» против этих динозавров…

Поток его мыслей оборвался. Положив руку на могучий лафет, Мэллори замер, пытаясь сообразить, что за звук вернул его к действительности. Закрыл глаза, чтобы сосредоточиться. Но звук не повторился. Неожиданно до него дошло, что потряс его вовсе не звук, а тишина. Это она прервала его мысли и зазвучала в нем колокольчиком: под ними, в центре города прекратилась автоматная стрельба.

Мэллори обругал себя. Размечтался! А время истекает.

Андреа отступил. Теперь, надо думать, немцы вот-вот обнаружат, что их обвели вокруг пальца. Тогда они примчатся. Понятно, куда они кинутся. Движением плеч Мэллори скинул ранец. Достал свернутую бухтой тридцатиметровую армированную веревку с металлическим сердечником. Для запасного варианта отхода. Об этом нельзя забывать.

Накинув моток веревки на руку, осторожно двинулся вперед.

Сделал всего три шага и ударился коленкой обо что-то твердое, но сдержал стон. Обследовал препятствие свободной рукой.

Железные перила по пояс высотой возле устья пещеры! Конечно же.

Необходимо ограждение, предохраняющее прислугу орудий от случайностей… Разглядеть его в бинокль из рощи было невозможно. Перила шли не по самому краю. И все же об их существовании следовало бы догадаться.

Мэллори быстро прошел к концу ограждения. Перелез через него. Надежно привязал веревку к основанию стойки, вмурованной в скалу, и осторожно двинулся к краю уступа, понемногу разматывая веревку. Под ногами он ощутил пустоту. До поверхности стиснутой скалами бухты тридцать шесть метров.

Капитан очутился у края уступа.

Справа вдали на глади моря расплывчатый силуэт. Должно быть, это мыс Демирджи. Впереди, за темным бархатом Майдосского пролива, мигают огоньки. Это не только свидетельство неуязвимости немцев. В ночное время огни в рыбачьих хижинах служат ориентирами для артиллерийской стрельбы. Влево — рукой подать — метрах в девяти по прямой, но гораздо ниже, приткнувшийся к скале край наружной стены крепости: за ней крыши домов, выходящих на западную — сторону площади. Поодаль, прижимаясь к берегу бухты, который уходил полумесяцем на юг, а потом на запад, тянулись улицы города. Наверху — гигантских размеров козырек скалы, загородивший полнеба. Внизу, чернее ночи, вода бухты. Там ошвартованы суда: греческие каики, немецкие катера, невидные в темноте, словно их и не существует.

Чтобы осмотреться, Мэллори хватило и десяти секунд.

Поспешно нагнувшись, он завязал двойным беседочным узлом конец веревки и положил ее на край. В случае нужды пинком можно будет сбросить ее вниз. До воды веревка не достанет метров девять.

Зато не заденет надстройку катера или мачту каика, если тот будет проплывать мимо. Нетрудно спрыгнуть, лишь бы упасть в воду, а не на палубу судна, ломая кости. Придется рисковать.

Еще раз взглянув в кромешную, как воды Стикса, тьму, Мэллори зябко повел плечами. Не приведи Господь удирать таким способом!

В тот момент, когда из туннеля прибежал Мэллори, Дасти Миллер, опустившись на колени на мостки у верхней площадки трапа, спускающегося в артиллерийский погреб, возился с проводами, детонаторами и взрывчаткой. При приближении командира капрал поднял голову.

— То-то фрицы обрадуются, когда обнаружат эту адскую машину, — сказал он, передвигая стрелки часового механизма.

Прислушавшись к негромкому его тиканью, спустился вниз по трапу. — Засуну, пожалуй, куда-нибудь в верхние два ряда зарядных картузов.

— Делай, как знаешь, — согласился Мэллори. — Только постарайся, чтоб это устройство не сразу бросалось в глаза, но чтоб и найти его было можно. Ведь им неизвестно, что мы раскусили, какими детонаторами и запалами обеспечил нас Панаис.

— Уж это точно, — подтвердил Дасти. — Когда фрицы обнаружат это «взрывное устройство», они описаются от радости и никуда больше не полезут.

— Правильно рассуждаешь, — с удовлетворением отметил капитан. — Дверь наверху запер?

— Как же иначе! — с укоризной посмотрел на командира Миллер. — Иногда мне кажется, шеф…

Но Мэллори так и не узнал, что кажется американцу. Слова янки потонули в железном гуле, заполнившем пещеру и артиллерийский погреб и затихавшем над бухтой. Снова послышались гулкие удары. Оба невесело переглянулись. Удары повторились, затем стихли.

— Гости пожаловали, — промолвил Мэллори. — И кувалды с собой прихватили. Господи, только бы дверь выдержала! Мэллори бежал к орудиям, Дасти за ним.

— Гости, говоришь? — на бегу спросил Миллер. — Что это они так быстро спохватились, будь они неладны?

— Штучки нашего покойного друга, — сердито ответил капитан. Перебравшись через перила, приблизился к устью пещеры.

— А мы-то, олухи, решили, что он нам все рассказал. Он утаил от нас, что, когда дверь в артпогреб открывается, в караульном помещении звенит колокол громкого боя.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть