Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Пушки Острова Наварон
Глава 16. В среду вечером. 21:11-23:45

Плавными, ловкими движениями Миллер вытравливал веревку с металлическим сердечником, дважды обмотанную вокруг верхнего поручня. Мэллори уже исчез из виду. Вытравлено уже пятнадцать, семнадцать, двадцать метров. Наконец, новозеландец подал знак, дважды дернув за сигнальный трос, привязанный к запястью капрала. Дасти тотчас застопорил веревку и, наклонясь, надежно закрепил ее к основанию стойки.

Снова выпрямившись, привязался свободным концом веревки к поручню, свесился и, нагнувшись, ухватил веревку как можно ниже и принялся ее раскачивать. Сначала едва заметная амплитуда колебаний этого живого маятника — веревки с привязанным внизу человеком — все более увеличивалась. С ее размахом веревка начала подергиваться и перекручиваться. Ясно, Мэллори бьется о выступы скалы и, отталкиваясь от них, вращается вокруг своей оси. Но капрал понимал: останавливаться нельзя ни на секунду.

Удары кувалд слились в сплошной гул. Миллер лишь свесился подальше и, вкладывая в работу всю силу мощных рук и плеч, стал еще энергичней раскачивать маятник с тем, чтобы Мэллори смог дотянуться до веревки, которую должен был спустить с балкона соседнего дома Кейси Браун.

Описывая огромную дугу, где-то внизу, посередине между разверстым жерлом пещеры и невидимой поверхностью воды, невидимый в заливаемой дождем темноте, Мэллори раскачивался, ударяясь о неровности утеса. Расстояние между крайними точками дуги составляло метров двенадцать. Совсем недавно он сильно ударился головой о выступ, едва не потеряв сознание и не выпустив веревки из рук. Помня, где опасное место, он отталкивался от скалы, поворачиваясь при этом на все триста шестьдесят градусов. Лицо его было залито кровью: при ударе открылась рана, нанесенная капитану Турцигом.

Но ни рана, ни кровь, заливающая глаза, не заботили Мэллори. Его заботило одно — спустил ли Кейси веревку. Не случилось ли что с Брауном, не схватили ли его немцы? Если это так, то преодолеть десять метров, отделяющих дом от туннеля, не удастся. Веревка должна быть где-то рядом. Но как ее обнаружить? Уже трижды он пытался зацепить ее крючком, привязанным к бамбуковой палке, но слышал лишь скрежет железа по камню.

Напрягши все силы, он вытянул руку в четвертый раз и почувствовал, что крюк зацепился за веревку. Прежде чем качнуться в обратную сторону, он резко дернул за сигнальный конец и подтянул к себе шест. Спустя две минуты, почти окончательно выбившись из сил после восемнадцатиметрового подъема по мокрой, скользкой веревке, капитан переполз через нависающий гребень пещеры и рухнул на землю, ловя ртом воздух.

Склонившись над товарищем, Миллер поспешно снял с ног капитана двойной беседочный узел, развязал его, привязал конец к веревке, спущенной Брауном, и дернул за нее. Обе веревки исчезли во мраке. Через две минуты тяжелый аккумулятор оказался в пещере. Сперва на связанных вместе двух веревках его спустил Кейси Браун, потом батарею подтянули Мэллори и Миллер. Еще через пару минут, на этот раз с гораздо большими предосторожностями в пещеру переправили брезентовый мешок с нитроглицерином, запалами и детонаторами и бережно опустили на каменный пол пещеры рядом с аккумулятором.

Внезапно наступила тишина: удары кувалд по стальной двери прекратились. В тишине этой было нечто более зловещее, чем в грохоте, раздававшемся до сих пор. Уж не сорвана ли с петель дверь? Или сломан замок, и немцы ожидают их во мраке туннеля с автоматами наизготовку, чтобы изрешетить их обоих? Гадать было некогда. Осторожничать не время! Надо действовать напролом, не думая о том, останутся они с Миллером в живых или нет.

Сунув тяжелый, сорок пятого калибра, кольт в кобуру, Мэллори перебрался через ограждение и неслышными шагами прошел мимо орудий в туннель, щелкнув выключателем фонаря в глубине каземата. В туннеле ни души, дверь все еще цела. Мэллори мигом поднялся по трапу и прислушался. За дверью ему послышался гомон голосов и какое-то шипение. Подавшись вперед, чтобы понять, что происходит, капитан оперся ладонью о стальную дверь, но тотчас отпрянул, едва не вскрикнув от боли. Металл выше замка раскалился почти докрасна. Мэллори поспешно спустился на пол туннеля. В эту минуту, качаясь под тяжестью аккумулятора, появился Миллер.

— Дверь раскалена, как тавро. Фрицы что-то жгут…

— Что-нибудь слышно? — прервал Миллер шефа.

— Какое-то шипение…

— Кислородно-ацетиленовый резак, — определил Миллер. Замок хотят вырезать. Это не так-то просто, потребуется время.

Дверь из броневой стали.

— Почему же они не взорвут ее? Гелигнитом или что там в таких случаях используют?

— Да ты что, очумел? — испугался Дасти. — Ты и мысль такую выбрось из головы, шеф; индукционная детонация опасная штука, всю скалу может разнести к чертовой матери. Ну-ка, помоги мне, командир.

Считанные секунды спустя Дасти Миллер оказался в своей стихии. Он забыл обо всем: об опасности, об отвесной скале, по которой еще предстоит спускаться… На всю работу понадобилось четыре минуты. От начала до конца! Пока Мэллори засовывал аккумулятор под основание элеватора, Миллер протиснулся между тускло поблескивающими направляющими шахты элеватора. При свете фонаря осмотрел заднюю направляющую и по резкой границе между полированной и матовой поверхностью металла определил, где именно останавливается подпружиненное колесо подъемника снарядов. Удовлетворенный осмотром, капрал достал моток черной изоленты и раз десять обмотал ею металл. Отступив на шаг, осмотрел работу — лента совершенно незаметна. Затем так же быстро Дасти обмотал лентой концы двух изолированных проводов, прикрепив к изолированному куску провода и оставив оголенными лишь торцы, прикрепив их лентой, чтобы со стороны ничего не было заметно, и прикрепил к двум четырехдюймовым кускам оголенного провода. Эти куски Миллер привязал вверху и внизу к изолированному участку металла в вертикальном положении в сантиметре друг от друга. Достал взрывчатку из брезентовой сумки, следом за ней — капсюль и детонатор собственного изготовления. Наладив все это, присоединил один из проводов направляющей к клемме детонатора и прочно прижал его гайкой.

Другой провод от направляющей элеватора протянул к положительному штырю аккумулятора, а третий — от отрицательного штыря — к детонатору. Теперь стоит клети элеватора опуститься в артиллерийский погреб, — а это непременно произойдет, как только орудия откроют огонь подпружиненное колесо закоротит оголенные провода, замкнув таким образом электрическую цепь, и детонатор сработает. В последний раз проверив положение оголенных концов, установленных вертикально, Миллер с довольным видом откинулся назад. В эту минуту в шахту спустился по трапу Мэллори. Чтобы привлечь внимание капитана, Миллер похлопал его по ноге, с рассеянным видом взмахнув лезвием ножа в каком-то дюйме от оголенных проводов.

— А знаешь, шеф, — произнес будничным голосом Миллер, стоит мне сейчас прикоснуться лезвием к проводам, вся эта чертова нора взлетит в воздух. — Янки с удивленным видом покачал головой. — Стоит руке дрогнуть, дернуться, самую малость, и мы с тобой на том свете!

— Ради Бога, спрячь эту штуковину подальше! — нервно произнес Мэллори. — И давай убираться отсюда к чертовой матери. Немцы в двери целый полукруг вырезали автогеном!

Пять минут спустя Миллер был в безопасности; спуститься по веревке, туго натянутой под углом 45 градусов, туда, где их ждал Браун, было проще простого. Мэллори бросил последний взгляд на каземат. Губы его искривились. Любопытно, сколько солдат будет обслуживать пушки и артиллерийский погреб, когда объявят боевую тревогу? Бедняги так и не узнают, что с ними произошло!..

В сотый раз капитан вспомнил о солдатах на Керосе, об эсминцах, которые должны их эвакуировать. Сжав губы, он отвернулся. Не оглядываясь, скользнул по веревке и исчез в темноте. Он уже находился на середине и готов был карабкаться вверх, как над головой его раздался злобный стук автоматов.

С опаской оглядываясь через плечо, Дасти помог Мэллори перелезть через решетку балкона. Миллер вдруг понял, что огонь особенно интенсивен через три-четыре дома, на западной стороне площади. Путь к отступлению отрезан.

— Шевелись, командир! — волновался Дасти. — Надо сматывать удочки. Оставаться здесь опасно для здоровья.

— Кто это затеял там такую трескотню? — спросил Мэллори, мотнув головой в сторону выстрелов.

— Немецкий патруль.

— Тогда как же смотаемся, черт возьми? — продолжал капитан. — Где Андреа?

— На той стороне площади. В него-то и пуляют эти чудаки.

— На той стороне площади? — новозеландец взглянул на часы. — Господи Иисусе, что он там делает? — кинул через плечо Мэллори, спеша по коридору. — Зачем ты отпустил его?

— Я его не отпускал, шеф, — объяснил Миллер. — Когда я пришел, его уже не было. Браун вроде бы заметил крупный немецкий отряд, который начал прочесывать дома, прилегающие к площади. Начали они с противоположной стороны площади, осматривали по два-три дома сразу. Тут пришел Андреа. Он прикинул, что фрицы успели обшарить все здания на площади и через пару минут заявятся и сюда. Вот он и ушел по крышам, упорхнул, словно летучая мышь.

— Хочет на себя их отвлечь? — Стоя рядом с Лукой, капитан глядел в окно. — Идиот несчастный! На этот раз его убьют, как пить дать, убьют! Столько солдат кругом! Во второй раз они на ту же удочку не попадутся. Он купил их тогда в горах, так что немцы…

— Не знаю, не знаю, сэр, — прервал его взволнованный Браун. — Андреа вдрызг разнес прожектор на его стороне площади. Немцы наверняка подумают, что мы пытаемся выбраться из крепости, перелезши через стену… Смотрите, сэр, смотрите! Они двинулись! — Забыв о том, что у него ранена нога, Браун прыгал от волнения. — Клюнули!

Мэллори и сам заметил, что немцы, покинув дом, развернутой цепью бегут по площади, громыхая сапогами по булыжной мостовой.

Скользя, они падали, вставали и снова падали, теряя опору.

Мэллори заметил, как мелькают огни фонариков на крышах противоположных домов, увидел темные, сгорбленные силуэты солдат, старающихся не выдать себя. Они спешили туда, где находился Андреа, только что давший очередь по огромному, как глаз Циклопа, прожектору.

— Сейчас его окружат, — спокойно проговорил Мэллори, почувствовав, как впились в ладони ногти. Поколебавшись несколько секунд, Мэллори наклонился и поднял с пола «шмайсер».

— Андреа не вырваться. Пойду помогу ему. — Он круто повернулся, но застыл на месте: загораживая выход, в дверях стоял Миллер.

— Андреа сказал, чтоб мы ему не мешали, что он сумеет выйти из положения, — Миллер говорил спокойным, уважительным тоном. — Велел передать, чтоб ни в коем случае ему не помогали.

— Не пытайся задержать меня, Дасти, — не повышая голоса, возразил капитан. Казалось, он даже не видит Миллера. Он знал одно: нужно идти, встать рядом с Андреа, помочь, насколько в его силах. Слишком долго они вместе воевали. Слишком многим он обязан улыбчивому гиганту, чтобы позволить ему так просто погибнуть. Сколько раз Андреа выручал его, когда положение казалось безнадежным. Упершись рукой в грудь Миллеру, он попытался оттолкнуть его.

— Ты ему только помешаешь, шеф! — настойчиво повторил Миллер. — Ты сам же говорил…

Отстранив янки, Мэллори кинулся к двери и уже замахнулся на него, но тут кто-то схватил его за руку. Подняв глаза, капитан увидел озабоченное лицо Луки.

— Американец прав, — убежденно произнес Лука. — Тебе нельзя никуда уходить. Андреа говорил, что ты проводишь нас в порт.

— Доберетесь и сами, — грубо ответил Мэллори. — Дорогу знаете, планы изучили.

— Вы нас всех погубите, всех…

— Я бы всех на свете погубил, лишь бы спасти Андреа, признался новозеландец. — Андреа никогда бы меня не подвел.

— А ты его собираешься подвести, майор Мэллори? спокойно парировал слова капитана Лука. — Разве не так?

— Что ты там еще мелешь, черт побери?

— Ты его обязательно подведешь, если не послушаешься. Его могут ранить, даже убить. Но если убьют и тебя, то сорвется вся операция. И получится, что Андреа погиб ни за понюх табаку. Так-то ты хочешь отплатить другу за все?

— Ну ладно! Сдаюсь! — раздраженно сказал Мэллори.

— Вот это пришлось бы Андреа по душе, — промолвил Лука.

— А иначе…

— Хватит читать мне проповеди! Ладно, джентльмены, двинем в путь. — Капитан окончательно успокоился, сдержав порыв крушить все направо и налево. — Пойдем по крышам. Суньте руку в печку, вымажьте сажей лица и руки. Чтоб ни единого белого пятна не осталось! И — молчок!

До стены, ограждающей гавань, добрались минут через пять без всяких приключений. Шли неслышным шагом. Мэллори пресекал малейший шепот. Не встретили не только ни одного солдата, но вообще ни души. Обитатели Навароне, вполне разумно, не нарушали комендантский час — улицы были совершенно пустынны. Андреа, видно, дал жару немцам: отвлек на себя всех преследователей.

Мэллори уже решил, что немцы схватили товарища, но едва группа подошла к урезу воды, как вновь послышалась автоматная стрельба. Теперь выстрелы раздавались гораздо дальше от центра, в самой северо-восточной части города, по ту сторону крепости.

Поднявшись на невысокую стену порта, Мэллори посмотрел на своих спутников, потом на темную, отливающую нефтью воду.

Сквозь плотную завесу дождя справа и слева можно было с трудом различить очертания каиков, пришвартованных кормой к причалу.

Дальше не было видно ничего.

— Думаю, воды нам бояться нечего, — заметил Мэллори.

Повернувшись к Луке, который снова заикнулся было об Андреа, произнес:

— Ты уверен, что отыщешь его в такой темноте?

Речь шла о личном катере коменданта. Десять тонн водоизмещением, длиной тридцать шесть футов. Всегда пришвартован к бочке в сотне футов от берега. Механик, он же и сторож, по словам Луки, всегда на борту.

— Я уже на катере! — хвастался Лука. — И с завязанными глазами его отыщу…

— Хорошо, хорошо, — поспешил его заверить Мэллори. — Я тебе верю. Одолжите мне свою шляпу, Кейси. — Он спрятал пистолет на дно шляпы, напялил ее на голову, плавно соскользнул в воду и поплыл рядом с Лукой.

— Майор, — тихо произнес Лука, — механик, думаю, не спит.

— Я тоже так думаю, — хмуро ответил Мэллори. Снова раздался треск автоматов и хлесткий, как удар кнута, выстрел карабина системы «маузер». — Как и всякий житель Навароне, кроме глухих и покойников… Отстань, как только увидим лодку.

Подплывешь, когда позову.

Прошло десять, пятнадцать секунд. Лука коснулся руки Мэллори.

— Вижу, — прошептал капитан, метрах в пятнадцати заметив расплывчатые очертания судна. С этими словами, стараясь двигаться без малейшего всплеска, он приблизился к катеру. На корме, возле машинного люка, виден был силуэт. Немец застыл, вглядываясь туда, где находилась крепость, верхняя часть города. Мэллори неторопливо обогнул корму, чтобы оказаться у противоположного борта катера, за спиной у механика. Осторожно снял шапку, достал оттуда. пистолет. Схватился левой рукой за низкий планшир. Он знал, что с двух метров не промахнется, но стрелять было нельзя. Поручни на катере невысоки, и полметра не будет. Плеск упавшего в воду тела всполошит пулеметные расчеты, охраняющие выход из гавани.

— Не двигайся, а то убью! — тихо сказал Мэллори по-немецки. Часовой точно окаменел. Заметив в руках немца карабин, новозеландец приказал:

— Положи карабин. Не оборачивайся.

Часовой подчинился. Несколько секунд спустя Мэллори поднялся на палубу. Не сводя с немца пистолета, шагнул вперед.

Ударив его рукояткой, поймал обмякшее тело раньше, чем оно свалилось в воду, и осторожно опустил на палубу… Через три минуты на борту были и остальные.

Следом за прихрамывающим Брауном Мэллори направился в моторный отсек. Включив фонарь, Кейси осмотрелся, профессиональным взглядом окинул поблескивающий дизель с шестью цилиндрами, расположенными в один ряд.

— Вот это да… — благоговейно произнес Браун. — Вот это двигатель! Красавец! Работает с каким хочешь количеством цилиндров. Я знаю эту модель, сэр.

— Я в этом не сомневался. Завести можете, Кейси?

— Минутку, дайте осмотреться, — спокойно, как и подобает прирожденному механику, сказал Браун. Медленно, методично обшарил лучом сверкающий чистотой машинный отсек, включил подачу топлива и повернулся к Мэллори:

— Управлять дизелем можно как из моторного отсека, так и из рубки.

Так же досконально Браун обследовал и рулевую рубку.

Мэллори не мог дождаться, когда закончится осмотр. Дождь чуть поутих и уже можно было разглядеть очертания выхода из бухты.

Интересно, предупреждены ли посты о том, что диверсионная группа может попытаться уйти морем? Скорее всего — нет. Андреа устроил такой тарарам, что немцам и в голову не придет, что британцы намерены удрать… Подавшись вперед, капитан коснулся плеча Брауна.

— Двадцать минут двенадцатого, Кейси, — промолвил он. Если эсминцы подойдут раньше, нам на голову обрушится тысяча тонн камней.

— Готово, сэр, — объявил Браун. Кивнув на приборную доску, добавил:

— Ничего сложного в управлении.

— Очень рад, — охотно отозвался Мэллори. — Заводите!

Дайте малый ход.

— Пока мы не отшвартовались от бочки, сэр, — виновато кашлянул Браун, — неплохо бы проверить пулеметы, прожектора, сигнальные фонари, спасательные жилеты и буйки. Не мешает знать, где все расположено, — вежливо закончил он.

Рассмеявшись, Мэллори хлопнул его по плечу.

— Из вас получился бы отличный дипломат, главстаршина. Так мы и сделаем. — Человек сухопутный до мозга костей, Мэллори сознавал, какая пропасть между ним и такими людьми, как Браун. И не постеснялся в этом признаться. — Берите управление в свои руки, Кейси.

— Есть, сэр. Позовите сюда Луку. Думаю, глубины достаточные с обеих сторон, но могут быть отмели и рифы.

Через три минуты тихо урчавший двумя цилиндрами катер был на полпути от выхода из гавани. Мэллори и Миллер, все еще в немецкой форме, стояли на палубе перед рулевой рубкой. Лука, низко пригнувшись, спрятался возле штурвала в самой рубке.

Неожиданно метрах в шестидесяти от катера замигал сигнальный фонарь. Стук заслонки был отчетливо слышен в ночной тишине.

— Дэниэл Бун Миллер сейчас им покажет, где раки зимуют, — пробормотал янки и приник к пулемету, установленному на носу. — Я им из своего пулеметика…

Капрал тотчас умолк. Сзади, в рулевой рубке, раздалось стаккато заслонки, управляемой классным сигнальщиком. Передав руль Луке, Кейси отвечал морзянкой посту у выхода из гавани.

Серебристые нити дождя вспыхнули бледным пламенем.

Неприятельский сигнальщик прекратил передачу. Потом замигал снова.

— Черт побери! Им обоим есть что сообщить друг другу! — восхитился Миллер. — И долго они будут обмениваться любезностями, шеф?

— Пожалуй, беседа закончена. — С этими словами Мэллори поспешно подошел к рулевой рубке. До выхода из гавани оставалось меньше тридцати метров. Введя в заблуждение противника, Браун выиграл несколько драгоценных секунд, гораздо больше, чем мог надеяться Мэллори. Но долго так продолжаться не может. Он тронул Брауна за рукав.

— Как только дадут сигнал остановиться, гоните на всю катушку. — Через две секунды он стоял на носу, со «шмайсером» наготове. — Есть возможность отличиться, Дэниэл Бун! Нельзя, чтобы на нас навели прожектора, иначе они нас ослепят!

Мэллори не успел договорить, как сигнальный фонарь потух, а два ослепительно белых снопа света, направленных с двух сторон выхода, распороли тьму, залив всю гавань ярким, как солнце, заревом, но оно тотчас сменилось непроглядной, как воды Стикса, тьмой. Оба прожектора вдрызг разнесло двумя короткими пулеметными очередями. С такого расстояния промахнуться было довольно сложно.

— Ложись! — скомандовал Мэллори. — Вниз лицом!

Еще звучало вдалеке эхо выстрелов, не успев отразиться от обращенной к морю стены крепости, а Кейси Браун уже включил все шесть цилиндров, выжав до отказа дроссель. Рев двигателя заглушил все остальные звуки ночи. Пять, десять, пятнадцать секунд двигался катер узким горлом выхода. Прошло уже двадцать секунд, но не прозвучало ни одного выстрела. Миновало уже полминуты, и вот катер несся по открытому морю, задрав высоко над водой нос. За глубоко осевшей кормой била ввысь фосфоресцирующая пенная струя. Работая на полных оборотах, грохотал могучий дизель-мотор. Положив руль право на борт, Браун повел катер вдоль прибрежных скал, сулящих защиту.

— Стычка была ожесточенной, шеф, но победили достойнейшие. — Миллер вскочил, держась за пулеметную установку, чтобы не упасть на крутом повороте катера. — Внукам расскажу, какое затеяли дело.

— Наверно, прислуга пулеметных установок отозвана в город. Возможно, бедняги, которых здесь оставили, сидели за пультом управления прожекторами. А может, мы их врасплох застали, — пожал плечами Мэллори. — Во всяком случае, нам чертовски повезло.

Новозеландец направился в сторону кормы. В рулевой рубке, кроме Кейси, державшего штурвал, находился Лука. Тот чуть ли не верещал от радости.

— Отлично сработано, Кейси, — от души поздравил глав-старшину Мэллори. — Высший класс. Когда кончатся утесы, вырубите дизель. Мы свое дело сделали. Я сойду на берег.

— Незачем, майор.

— То есть как незачем? — оглянулся Мэллори.

— Незачем. Я хотел сказать об этом, когда мы спускались к гавани, но ты мне все рот затыкал, — обиженно произнес Лука.

Повернувшись к Кейси, проговорил:

— Сбавьте ход. Андреа сказал напоследок, майор, чтоб мы подошли вот сюда. Почему же иначе он позволил немцам возможность загнать себя на север к скалам?

Ведь в глубине острова легче спрятаться.

— Это правда, Кейси? — спросил капитан.

— Откуда мне знать, сэр. Эти два друга… они всегда говорят меж собой по-гречески.

— Ах, да, конечно, — Мэллори взглянул на невысокие скалы справа по траверзу. Катер двигался лишь по инерции: дизель был выключен. Мэллори снова повернулся к Луке:

— А ты точно уверен в том, что…

Не закончив фразы, капитан умолк и выскочил из рубки.

Прямо по носу послышался всплеск. Он не ошибся. Мэллори, к которому подошел янки, вглядывался в темноту. Увидев метрах в шести от катера темную голову, перегнулся через борт, протянул руку. Через пять секунд Андреа стоял на палубе. Вода стекала с него в три ручья. Лунообразное лицо сияло. Мэллори провел друга в рубку. Включил неяркий свет лампы, освещавшей стол для прокладки.

— Чертовски рад видеть тебя, Андреа! А я уж и не рассчитывал с тобой встретиться. Что там произошло?

— Сейчас расскажу, — засмеялся Андреа. — Только сперва…

— Да ты ранен! — прервал его Миллер. — У тебя все плечо как решето! — Янки показал на красное пятно, расплывающееся по мокрой куртке.

— Да, похоже на то! — Андреа изобразил крайнее изумление. — Царапина, дружище!

— Как бы не так, царапина! Если в тебе руку оторвало, ты сказал бы то же самое. Спустимся в каюту. Для такого специалиста, как я, твоя рана — детская забава.

— Но ведь капитан…

— Подождет. И твой рассказ тоже. Старый знахарь Дасти Миллер не позволит беспокоить своих пациентов. Пошли!

— Ну, хорошо, хорошо, — послушно ответил Андреа и с деланно покорным видом последовал за Миллером.

Снова включив дизель, Кейси полностью выжал дроссель и повел катер на север, почти к самому мысу Демирджи, чтобы исключить даже ничтожный шанс попасть под огонь минометных батарей, потом, повернув на восток, прошел несколько миль и затем отвернул на юг. Катер вошел в Майдосский пролив. Встав рядом с Брауном, Мэллори всматривался в темные неподвижные воды. Увидев прямо по курсу белые клочья пены, схватил Брауна за руку.

— Буруны впереди, Кейси. Может, рифы? Кейси долго молчал, вглядываясь в темноту. Наконец покачал головой.

— Это буруны от форштевней, — бесстрастно произнес он.

— Эсминцы на подходе.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть