Сборник Воспоминания торговцев картинами | Recollections of a Picture Dealer


Обсудить
Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию

Купить онлайн

Все предложения...

Похожее

Беседы о музыке с Сэйдзи Одзавой
Беседы о музыке с Сэйдзи Одзавой
Харуки Мураками верен себе. Он делает то, что ему нравится, и так, как он считает это делать нужно. "Вот и эти беседы — это интересное переживание. Наш разговор не был интервью в общепринятом смысле. Не был он и пресловутой беседой двух знаменитостей. Мне хотелось — а вернее, неудержимо захотелось в ходе разговора — беседовать в естественном ритме сердца. …Главное — что по мере того, как в беседе раскрывался маэстро Одзава, в унисон открывался я сам". В итоге оказалось, что это два единомышленника с одинаковым жизненным вектором. Во-первых, они оба испытывают "чистую незамутненную радость от работы". Во-вторых, в них живет мятежный дух и вечная неудовлетворенность достигнутым — та же, что и в молодые годы. В-третьих, их отличает "упорство, жесткость и упрямство" — выполнить задуманное только так, как они это видят, кто бы что им ни говорил. А главное — Харуки Мураками и Сэйдзи Одзава по-настоящему любят музыку. Делятся своими знаниями, открывают новые интереснейшие факты, дают нам глубже заглянуть в этот прекрасный мир звуков, который наполняет сердце радостью. "Хорошая музыка — как любовь, слишком много ее не бывает. …Для многих людей в мире, она — ценнейшее топливо, питающее их желание жить".
Идти бестрепетно. Между литературой и жизнью
Идти бестрепетно. Между литературой и жизнью

Евгений Водолазкин — автор романов «Лавр», «Авиатор», «Соловьёв и Ларионов», «Брисбен», лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна» и «Книга года». Его книги переведены на многие языки.

В новой книге «Идти бестрепетно» на первый план выходит сам автор. «Маленький личный Рай детства», история семьи, родные Петербург и Киев, Пушкинский Дом и занятия наукой, переход от филолога-медиевиста к писателю, впервые рассказанные подробности создания «Лавра», «Авиатора», «Брисбена»...

В откровенном и доверительном разговоре с читателем остается неизменной фирменная магия текста: в ряд к Арсению-Лавру, авиатору Платонову и виртуозу Глебу Яновскому теперь встает сам Водолазкин.

Случайная новинка
О книге
«Призвание писателя — быть блюдцем на спиритическом сеансе: крутиться в центре стола и составлять из букв тексты.

Писательство — это, по сути, называние. Присвоение слов тому, что волновало, но оставалось безымянным — будь то соленая хрупкость кожи после пляжа или проветривание (морозное марево в форточке) больничной палаты. Первым писателем был Адам, которому Господь дал право наименовать окружавших его животных. Давая животным имена, Адам перевел их из единичного в общее — и сделал достоянием всех.

Дело писателя — ловить музыку сфер и переводить ее в ноты. Быть, если угодно, „лучшим акыном степи“: петь о том, что видит. Что, подчеркну, видят и все там живущие. А поет — только он, потому что он способен превращать степь в текст».

Евгений Водолазкин

Союз радости и печали
Союз радости и печали
На протяжении многих лет Белла Ахмадулина писала литературные портреты людей, которые, как она говорила, "повлияли на ход и склад моей жизни". А среди них А. Ахматова, Б. Пастернак, П. Антокольский, Б. Окуджава, В. Набоков, Вен. Ерофеев, С. Довлатов, В. Высоцкий, А. Тышлер, М. Плисецкая… На страницах же этой книги не только современники поэта, но и его предшественники – А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, М. Цветаева. И о каждом, с кем была знакома или лишь мечтала иметь знакомство, Б. Ахмадулина рассказывает с восхищением и любовью, бесконечно радуясь тому, что природа одарила их уникальным талантом.
"Я из тех, кто считает дар другого человека даром всем нам и мне", – пишет она, щедро делясь с читателями воспоминаниями и размышлениями о чудесных встречах, незабываемых поездках, той уникальной культурной атмосфере, в которой она жила и которая сегодня перешла в вечность.
Количество закладок
Добавить похожее Похожее