Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Русский фольклор
ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ

I

ЗЕМЛЯ И КРЕСТЬЯНСКАЯ РАБОТА

Чья земля, того и хлеб.

Держись за соху: она кормилица.

У матушки-сошки золотые рожки.

Какова пашня, таково и брашно.

Клади навоз густо, в амбаре не будет пусто.

Пашню пашут, руками не машут.

Иглой да бороной деревня стоит.

ПРИРОДА И ПРИМЕТЫ

Снег глубок — год хорош.

Вешний день целый год кормит.

Март сухой да мокрый май — будет каша и каравай,

Федул на двор заглянул[153]Федул на двор заглянул. — Имеется в виду день святого Федула — 18 июня по ст. ст, — пора серпы зубрить.

Ивановски дожди[154]Ивановски дожди. — Речь идёт об Иванове дне — 24 июня по ст. ст. — лучше золотой горы.

До Ильина дня[155]Ильин день. — 20 июля по ст. ст. в сене пуд мёду, после Ильина дня — пуд навозу.

КРЕСТЬЯНСКАЯ ОБЩИНА — МИР

Что миром положено, тому и быть так.

Мира никто не судит.

Мирская правда крепко стоит.

Где у мира рука, там моя голова.

РУСЬ И ЛЮБОВЬ К РОДИНЕ

С родной (родительской) земли — умри, не сходи.

Своя земля и в горсти мила.

Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит.

Всякая сосна своему бору шумит.

Глупа та птица, которой гнездо свое не мило.

Наступил на землю русскую, да оступился.

Скучно Афонюшке на чужой сторонушке.

На чужой сторонушке рад своей воронушке.

Без корня и полынь не растёт.

На чужой стороне и весна не красна.

Чужая сторона прибавит ума.

Чужбинка не по шерсти гладит,

Родимая сторона — мать, чужая — мачеха.

Где кто родится, там и пригодится.

Русский человек хлеб-соль водит,

Русский терпелив до зачина.

Родной куст и зайцу дорог.

Русь — богатырская.

РАТНОЕ ДЕЛО

Крепка рать воеводою.

Не ставь недруга овцою, а ставь его волком,

Один в поле не ратник.

Косу острят на траву, а меч на главу,

Идти на рать, так бердыш брать.

Коли у поля стал, так бей наповал.

ГОСУДАРСТВО, МОСКВА И ЦАРЬ

Царство разделится, скоро разорится.

Москва всем городам мать; матушка Москва белокаменная, златоглавая, хлебосольная, словоохотливая.

Наш городок Москвы уголок.

Близ царя — близ смерти.

Междуцарствие хуже грозного царствия.

Не ведает царь, что делает псарь.

Царские глаза далеко видят.

У царя руки долги.

Царские милости в боярское решето сеются.

Бог — высоко, а царь — далеко.

КРЕПОСТНИЧЕСТВО

В боярский двор ворота широки, да с двора узки.

Неволя, неволя — боярский двор: ходя — наешься, стоя — выспишься.

Была бы спина, найдётся и вина.

Не куплен — не холод, не закабалён — не работник.

Крестьянскими мозолями и бары сыто живут.

Белые руки чужие труды любят.

Один с сошкой, а семеро с ложкой.

Не будет пахатника, не станет и бархатника.

Нужда учит, а барщина мучит.

Тело — государево, душа — божья, спина — барская.

Утиного зоба не накормишь, господского кармана не наполнишь.

Господской работы не переработаешь.

ЗАКОН, СТАРИННОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО И СУДЬИ

Где закон, там и обида.

Закон — как паутина: шмель проскочит, а муха увязнет.

Закон — что дышло: куда поворотишь, туда и вышло.

Холоп на боярина не послух.[156]Послух — свидетель.

Доносчику первый кнут.

Очи на очи глядят, очи речи говорят.

На деле прав, а на дыбе виноват.

Семь бед — один ответ.

Где суд, там и неправда.

Из суда, что из пруда, сухой не выйдешь.

Не бойся истца, бойся судьи.

Перед богом ставь свечку, перед судьею — мешок.

В суд поди — и кошелёк неси.

Не тягайся с богатым, не борись с сильным, коза с волком тягалась, хвост да шкура осталась.

Пошел в суд в кафтане, а вышел нагишом.

РАЗБОЙ И ВОРОВСТВО

Тати[157]Тати — воры. не жнут, а погоды ждут.

Темна ночь вору родная мать.

Чужое добро страхом огорожено.

Вор слезлив, а плут богомолен.

Не тот вор, кто крадет, а кто лестницу подставляет.

Не пойман — не вор.

Воровское стяжание не пойдет впрок.

Мокрый — дождя, а нагой разбою не боится.

От поблажки и воры плодятся.

Как вору не воровать, а петли ему не миновать.

Дошел тать в цель, ведут его на рель.[158]Рель — виселица.

Злое ремесло на рель занесло.

КАЗЁННЫЕ ПАЛАТЫ, ВОЕВОДЫ И ВЗЯТКИ

Казённая палата от мужиков богата.

Люди ссорятся, а воеводы кормятся.

Не идёт место к голове, а голова к месту.

В большом месте сидеть — много надобно ума иметь.

Дьяк у места, что кошка у теста.

РЕЛИГИЯ И ДУХОВЕНСТВО

Бог-то бог, да и сам не будь плох.

Гром не грянет, мужик не перекрестится.

Из одного дерева икона и лопата.

Бог за оброки не бьёт в боки.

Поповские глаза завидущи, руки загребущи.

Родись, крестись, женись, умирай — за все денежки подавай.

Первую мерлушку попу на опушку.

Кому тошно, а попу в мошно.

Монастырщина — это барщина.

От беды в чернецы.

Игумен — за чарку, а братья — за ковши.

ГРАМОТА И ОБУЧЕНИЕ

Ученье — свет, а неученье — тьма.

Продавай кафтан, да купи буквицу.[159]Буквица — азбука.

Азбука к мудрости ступенька.

Сперва аз да буки, а там — и науки.

Аз, буки и веди страшат, что медведи.

Азбука — наука, а ребятам — бука.

Азбуку учат, во всю избу кричат.

Неразумного учить — в бездонную кадку воду лить.

Учёный водит, неучёный следом ходит.

Кто грамоте горазд, тому не пропасть.

Красна птица перьем, а человек — ученьем.

Ученье в счастье украшает, а в несчастье утешает.

Грамоте учиться — вперёд пригодится.

За учёного двух неучёных дают, да и то не берут.

ВОЛЬНОЛЮБИЕ И БУНТАРСТВО

На Руси не все караси — есть и ерши.

Князья в платье, бояре в платье; будет платье и на нашей братье.

Барин за барина, мужик за мужика.

Пустить красного петуха.

После ненастья и вёдро будет.

Взойдёт солнце и перед нашими воротами.

Всяк своего счастья кузнец.

ВОЕННАЯ СЛУЖБА, СОЛДАТЧИНА И ВОЙНЫ

В стрельцы ставка добра, да лиха выставка.

Солдатская голова — что под дождиком трава.

На ученье идёшь — жмут подтяжки; домой пришёл — дожидайся растяжки.

Пройтись по зелёной улице.[160]Пройтись по зелёной улице — пройти сквозь строй солдат.

Солдат — горемыка, хуже лапотного лыка.

Бой отвагу любит.

Не всякая пуля по кости, иная и по кусту.

Сам пропадай, а товарища выручай.

Храбрость города берёт.

Воин воюет, а жена горюет.

Двадцать пять лет — солдатский век.

НУЖДА, ЗАЙМЫ И КАБАЛА

Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поёт.

Наготы, босоты изувешены шесты: холоду, голоду амбары полны.

Богат Ермошка: есть собака да кошка.

Ни кола, ни двора.

Нужда — мизгирь,[161]Мизгирь — паук. а заёмщик — что муха.

Заимодавец — удавец.

Возьмёшь лычко, а отдашь ремешок.

Взял у черта рогожу, отдать будет и кожу.

Долг стоит у порога.

Должища — что печища: сколько ни клади дров — всё мало.

Голод мучит, а долг крушит.

Идти внаймы — принимать кабалу.

Нанялся — продался.

БУРЛАЧЕСТВО

Нечем платить долгу — ехать на Волгу.

Вниз вода несёт, а вверх кабала везет.

Кобылу в хомут, а бурлака в лямку.

В уханье не слыхать и оханья.

Шли бечевой, а хлеба ничего.

Шилом моря не нагреешь, и от бурлачества не разбогатеешь.

Бурлак за час денежку копит.

Тяну лямку, пока не выроют ямку.

РЫНОК И ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Базар цену скажет.

Мало в привозе — много в запросе.

Не всегда кормит обоз, иногда кормит и воз.

Калачи живут дешёво, коли деньги дороги.

Барыш с накладом на одних санях ездят.

Лежачий товар не кормит.

Живой товар ростит наклад.

Деньга торгу большак.

На торгу деньга проказлива.

Серебряный молоток пробьёт железный потолок.

Алтыном воюют, алтыном торгуют, а без алтына горюют.

Алтын сам ворота отпирает и путь очищает.

Злато не говорит, да много творит.

Без денег везде худенек.

Алтынного вора вешают, а полтинного чествуют.

Богат творит как хочет, а убог как может.

РАЗОРЕНИЕ ДВОРЯН

И барину деньга — господин.

Хоромы кривые, сани лубяные, слуги босые, собака борзые — дворянский дом.

Пропали наши головы за боярами голыми.

Камзолы зелены, а щи не солоны.

На брюхе шелк, а в брюхе щёлк.

Иное барство хуже пономарства.

РЕМЕСЛО, ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА

За стрижку в закройщики не ставят.

Я не на выучке, а ты не закройщик.

Работнику алтын, а подрядчику полтина.

Швецу гривна, а закройщику рубль.

Делавцу полтина, а подрядчику рубль.

С топора не разбогатеешь, а огорбатеешь.

Кто на бумагопрядильне стоит, тот, как свечка, горит.

Шахтёр в землю спускается, с белым светом прощается.

В забой пойдёшь — под бой попадешь.

Золото моем, а сами голосом воем.

ОБНИЩАНИЕ ДЕРЕВНИ И КУЛАЧЕСТВО

Есть и орало, да нечего орать.

Стали дела наши поправляться: стало земли от семян оставаться.

Голод в мир гонит.

Трудись век, едва заработаешь на хлеб.

У богатого мужика все в долгу.

Буду богачу буду рогат; кого захочу, того избоду.

II

МАТЬ И ДЕТИ

Всякой матери своё дитя мило.

Дитя не плачет, мать не разумеет.

Малы детушки — что часты звездочки: и светят, и радуют в темную ноченьку.

Детки — радость, детки ж — и горе.

Какова матка, таковы и детки.

Детей наказывай стыдом, а не грозою и бичом.

О ЛЮБВИ

Иссушила молодца чужая девичья краса.

Не спится, не лежится, все про милого грустится.

Силою милу не быть.

Хоть в лесной избушке жить, да за любимым быть.

ВЫБОР НЕВЕСТЫ И СВАТОВСТВО

Не бери приданое, бери милу девицу.

Суженую-ряженую конем не объедешь.

На свашенькиных речах хоть садись да катись.

Сваха лукавая — змея семиглавая.

Ближняя — ворона, а дальняя — соколёна.

Не жени сына на теще, не отдавай дочери за свекра.

Дочушку отдать — ночушку не спать.

Покроют головушку — наложат заботушку.

Венец всему делу конец.

ДОМ И СЕМЬЯ

Бабе — кросна, мужу — соха.

Семейный горшок всегда кипит.

Хозяйкою дом стоит.

На что и клад, когда у мужа с женой лад.

Веретеном оденусь, сохой укроюсь.

Замуж идёт — песни поёт, а вышла — слёзы льёт.

Свёкор — гроза, а свекровь выест глаза.

У лихой свекрови и сзади глаза.

СИРОТСКАЯ И ВДОВЬЯ ДОЛЯ

В сиротстве жить — слёзы лить.

Зайцу да воробышу, а третьему — приёмышу нет житья на свете хуже.

Мать высоко замахивается, да не больно бьёт; мачеха низко замахивается, да больно бьёт.

Житье сиротам — что гороху на дороге: кто мимо идёт, тот и урвёт.

Вдовети — беды терпети.

Вдовьи сени не стоят.

О ДАЛЬНЕМ И МНИМОМ РОДСТВЕ

Десятая вода на киселе.

Седьмой квас на гуще.

Нашему слесарю — двоюродный кузнец.

Ваша-то Катерина да нашей Орине — двоюродная Прасковья.

Только и родни что лапти одни.

ЛЮДИ, ИХ ДУШЕВНЫЕ СВОЙСТВА, ВНЕШНИЙ ВИД И ПОВЕДЕНИЕ

Неделя середой крепка, а жизнь — половиной.

В бедах человек умудряется.

Как в кремне огонь не виден, так в человеке душа.

Что в сердце варится, на лице не утаится.

Видна печаль по ясным очам, а кручина по белу лицу.

Ржа железо ест, а печаль — сердце.

День меркнет ночью, а человек — печалью.

Кто гнев свой одолевает, тот крепок бывает.

Гнев человеку сушит кости, крушит сердце.

Вспыльчивый нрав не бывает лукав.

Добро творить — себя веселить.

Злой человек — как уголь: если не жжёт, то чернит.

Совесть с молоточком: и постукивает и наслушивает.

Когда придёт беда, не пойдёт на ум и еда.

Говорили Афанасью, быть-де ненастью: знай, поскакал да колёса растерял.

Не наше дело горшки лепить, а наше дело горшки колотить.

Овсяная каша хвалилась, будто с коровьим маслом родилась.

Повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сломить.

Чего в другом не любишь, того и сам не делай.

Береги одежду снова, а здоровье и честь — смолоду.

Сам кашу заварил, сам её и расхлебывай.

Лихи зарецкие собаки, а наша одна от семерых отъелась.

В согласном стаде волк не страшен.

У Сидора обычай, у Карпа свой.

Ребёнку дорог пряник, а старцу покой.

Колыбелька — младенцу, а костыль — старику.

Молодой — игрушки, а старой — подушки.

Каков в колыбельку, таков и в могилку.

В добром житье сами кудри вьются, в худом — секутся.

Не время волос белит, а кручина.

На зеркало нечего пенять, коли рожа крива.

ОБ УМЕНИИ И ТРУДОЛЮБИИ, ЛЕНИ И НЕРАДИВОСТИ

Деревья смотри в плодах, а людей смотри в делах.

Терпенье и труд всё перетрут.

Лес сечь — не жалеть плеч.

Под лежачий камень и вода не течёт.

Маленькое дело лучше большого безделья.

За один раз дерева не срубишь.

Не везде — сила; где — уменье, а где — и терпенье.

Бери всегда ношу по себе, чтоб не кряхтеть на ходьбе.

За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

Одна пчелка не много мёду натаскает.

Не за своё дело не берись, за своим делом не ленись.

Горька работа, да сладок хлеб.

Ясли за конем не ходят.

На полатях лежать, так и ломтя не видать.

Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть.

Грибов ищут — по лесу рыщут.

На чужом хребте легко работать.

Пошла по масло, а в печи погасло.

Стирала — не устала, выстирала — не узнала.

На печи по дрова поехал.

В лес идут, а на троих один топор берут.

Люди жать, а мы на солнышке лежать.

Двое пашут, а семеро руками машут.

И готово, да бестолково.

УМ И ГЛУПОСТЬ

Око видит далеко, а ум еще дальше.

На вожжах и лошадь умна.

Глупый ищет большого места, а умного и в углу знать.

Где умному горе, там дураку веселье.

Голова с печное чело, а мозгу совсем ничего.

Не спрашивай у старого, спрашивай у бывалого.

О ДОБРОМ И ХУДОМ СЛОВЕ

Слово — не стрела, а хуже стрелы разит.

Не ножа бойся, а языка.

До слова крепись, а давши слово, держись.

От слова до дела целая верста.

Кто словом скор, тот в делах редко спор.

На языке — мёд, а на сердце — лёд.

Брань на вороту не виснет.

Браниться — бранись, а на мир слово береги.

Брань — не смола, а саже сродни: не льнет, так марает.

Сорока скажет вороне, ворона — борову, а боров — всему городу.

Сухую грязь к стене не прилепишь.

О ДРУЖБЕ

У дружных соседей и сохи свились вместе.

Конь познается при горе, а друг — при беде.

Старый друг лучше новых двух.

Дружба — дружбой, а служба — службой.

С кем хлеб-соль водишь, на того и походишь.

С подружьем и горе пополам разгорюешь.

О СЧАСТЬЕ

Счастье — вольная пташка: где захотела, там и села.

Не родись ни хорош, ни пригож, родись счастлив.

Счастье — вешнее вёдро.

У кого счастье поведётся, у того и петух несётся.

Счастье лучше богатства.

Счастье без ума — дырявая сума; где найдёшь, там и сгубишь.

Счастье придёт — и на печи найдёт.

Счастье не лошадь; его не запряжёшь.

ВИНО, ПЬЯНСТВО И ГУЛЬБА

Невинно вино, виновато пьянство.

Святые угодники на пьяниц угодливы: что ни день, то праздник.

Сегодня — до дна, завтра — до дна, и корова — со двора.

Хмель-щеголек поводит без сапог.

Ныне гуляшки и завтра гуляшки — находишься без рубашки.

Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

Хмель шумит — ум молчит.

Горевал, когда брагу сливал, а слил, так всем стал мил; а как выпили, то и хозяина вон выбили.

Послушай дело, Кузя! А Кузя пьян, как зюзя.

При пире, при бражке — все дружки; при горе-кручине все ушли.

Не хвали пиво разливши, а хвали распивши.

ЕДА И ПИТЬЁ

Хлеб да вода — то наша мужицкая еда.

Хлеб в человеке воин.

Худ обед, когда хлеба нет.

Хлебушка — калачу дедушка.

Скорый едок — спорый работник.

Губа не дура, язык не лопатка: знает, что горько, что сладко.

Много ерша и на деньгу, да не столько съешь, сколько расплюёшь.

Не красна изба углами, красна пирогами.

Блин не клин, брюха не расколет.

ЗДОРОВЬЕ, БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ

Здоровье всего дороже.

Держи голову в холоде, живот — в голоде, а ноги — в тепле.

Здоровье выходит пудами, а входит золотниками.

Здорову врач не надобен.

Застарелую болезнь трудно лечить.

Уходили бурку крутые горки.

Двум смертям не бывать, а одной не миновать.

Дума за горами, а смерть за плечами.

III

ОСОБЕННОСТИ ЯВЛЕНИЙ, ИХ СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРИЗНАКИ

На кукушкиных яйцах цыплят не выведешь.

От овцы волк не родится.

Не бывать калине малиною.

Вороне соколом не быть.

Не все то золото, что блестит.

У кольца нет конца.

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ В КАЖДОМ ЯВЛЕНИИ

Нет худа без добра.

Жгуча крапива родится, да в щах пригодится.

Палка о двух концах.

О ПРИЧИНАХ, СЛЕДСТВИЯХ И ОБУСЛОВЛЕННОСТИ ЯВЛЕНИЙ

От худой курицы худые яйцы.

Не было бы снегу, не было бы и следу.

Без поджоги и дрова не горят.

Что посеешь, то пожнёшь.

От одного порченого яблока целый воз загнивает.

Была бы свинка, будет и щетинка.

Лес рубят — щепки летят.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ЯВЛЕНИЙ

Всё идёт своим чередом.

Через сноп не молотят.

Не вдруг Москва строилась.

РАЗВИТИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ

Время переходчиво.

Всему бывает перемена.

Всё перемелется, мука будет.

ОБ УЧЁТЕ РЕАЛЬНОСТИ

Не сади дерева корнем кверху.

Море песком не засыплешь.

Острым топором камня не перерубить, лишь топор иступить.

В камень стрелять, только стрелы терять.

В воде рыбы много, всей не выловишь.

Не узнавши броду, не суйся в воду.

Не продавай шкуры, не убив медведя.

Воды из моря синица немного упьёт.

Цыплят по осени считают.

Незнаемая прямизна наводит на кривизну.

Иглою шьют, чашею пьют, а плетью бьют.

Мельница не по ветру, а против ветра мелет.

ПРИРОДНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ И НЕСООТВЕТСТВИЯ

Мала искра города пожигает, а сама прежде всех погибает.

Пятое колесо в телеге.

У зимы с летом ладу нету.

ПРИМЕЧАНИЯ

Трудность составления антологии русского фольклора — в необычайном богатстве и разнообразии эпоса, Драмы и лирики, И все-таки существует некий поэтический фонд, с которым связывается понятие о «русском фольклоре». Он включает произведения, передающие основные важнейшие представления народа о главных жизненных ценностях: труде, семье, любви, общественном долге, родине. Исследователи давно отметили, что обращенный ко всем этим ценностям фольклор словно бы сопутствует всему кругу людского бытия — «от колыбели до могилы». Тут и детские годы, и юность, и середина жизни, заполненная борениями и трудом, и, наконец, пора итогов, когда память овладевает человеком и былое проходит перед его мысленным взором.

Искусство народа социально и иным быть не могло: оно взошло на почве, которая поднимала трудового крестьянина и рабочего-пролетариата на борьбу на свои жизненные права. Не случайно бунтарские, революционные идеи стали органической частью фольклора и были отмечены В. И. Лениным. Как пишет В. Д. Бонч-Еруевич, весной 1918 года В. И. Ленин читал «Смоленский этнографический сборник» В. Н. Добровольского и «Северные сказки» Н. Е. Ончукова. Утром следующего дня после чтения В. И. Ленин сказал В. Д. Бонч-Бруевичу: «Какой интересный материал… Я бегло просмотрел вот эти книжки и вижу, что не хватает, очевидно, рук или желания все это обобщить, все это просмотреть под социально-политическим углом зрения. Ведь на этом материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях и ожиданиях народных. Смотрите! — добавил он, — вот здесь, в сказках Н. Е. Ончукова, которые я перелистал, — и он стал вновь просматривать эту книжку, — ведь здесь есть замечательные места. Вот на что нужно было бы обратить внимание наших историков литературы. Это — подлинно народное творчество, такое нужное и важное для изучения народной психологии в наши дни» (Бонч-Бруевич В. Д. В.И.Ленин об устном народном творчестве. — Советская этнография, 1954, № 4, с. 118).

В центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС сохранился и экземпляр сборника Е. В. Барсова «Причитанья Северного края» (часть II. Плачи завоенные, рекрутские, солдатские. М., 1882 — ф. 2, оп. 1, ед. хр. 23986) с пометками В. И. Ленина. В книге отчеркнуты строки из плачей с выражением отношения народа к рекрутскому набору, к солдатчине — «злодийной этой службе государевой», а также выделено свидетельство самого собирателя: «Стон стоял по русской земле при каждом наборе» (см, подробнее; Аникин В. П. Пометки В. И. Ленина в сборнике Е. В. Барсова. — Вестник Московского университета. Серия «Филология», 1969, № 6, с. 3 — 15).

В личной библиотеке В. И. Ленина находилась «Историко-литературная хрестоматия» (составители известные учёные: Н. Л. Бродский, Н. М. Мендельсон, Н. П. Сидоров), одобренная научно-педагогической секцией Государственного Ученого Совета и изданная Государственным издательством. Ее первая часть: «Устная народная словесность с историческими и этнографическими комментариями» — включала все роды и жанры русского фольклора: заговоры, приметы, календарные, свадебные песни} причитания, былины, исторические песни, сказки, анекдоты, драму, пословицы, загадки и другие произведения. Именно эта часть хрестоматии представлена в библиотеке В. И. Ленина в двух изданиях: 3-е, М., Госиздат, 1922; 4-е, М. — Пг.,1923 (см.: Библиотека В. И. Ленина в Кремле. Каталог. М., 1961, с. 480, № 5780, 5781).

Лучшая для своего времени фольклорная хрестоматия, известная В. И. Ленину, послужила образцом той, которая ныне предлагается читателю. Учитывая массовый характер книги и современное состояние науки о фольклоре, в новой антологии предложен иной подбор материала и другая композиция.

Традиционный крестьянский и рабочий фольклор совмещает в себе отдаленную старину и новизну ближайших к нам времен. Многое в нем уже нуждается в пояснении, что неудивительно, но он остается и сегодня живым искусством.

Все публикуемые в антологии тексты извлечены из классических собраний. Ряд песен и других произведений взят из новейших записей.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Афанасьев А. Н. народные русские сказки, в 3-х томах. М., 1957.

Афанасьев А. Н. Русские детские сказки. М., 1961.

Барсов Е. В. Причитанья Северного края, ч. I–III. М., 1872–1886.

Виноградов Г. С. Русский детский фольклор. Кн. I. Иркутск, 1930.

Даль В. И. Пословицы русского народа. М., 1984.

Добровольский В. Н. Смоленский этнографический сборник, с. IV. М., 1903.

Елеонская Е. Н. Сборник великорусских частушек. М., 1914.

Исторические песни XIII–XVI веков. Издание подготовили Б. Н. Путилов, Б. М. Добровольский, М, — Л., I960.

Красноречие русского Торжка. Материалы из архива В. И. Симакова. Публикация Т. Г. Булак. — В кн.: Из истории русской фольклористики. Л., 1978, с. 107–157.

Лозанова А. Н. Песни и сказания о Разине и Пугачеве. Academia, 1935.

Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 года. М. — Л., 1949–1951.

Ончуков Н. Е. Северные сказки. СПб., 1908.

Песни, собранные П. В. Киреевским. Новая серия. Вып. 1–2. М., 1911–1929.

Песни, собранные П. Н. Рыбниковым, т. 1–3. М., 1909–1910.

Поэзия крестьянских праздников. Вступ. статья, подг. текста и примеч. И. И. Земцовского. Л., 1970.

Садовников Д. Н. Загадки русского народа. М., 1950.

Садовников Д. Н. Сказки и предания Самарского края. СПб., 1884.

Смирнов В. И. Народные гаданья в Костромском крае. Кострома, 1927.

Соболевский А. И. Великорусские народные песни, т. 1–7. СПб., 1895–1902.

Сорокин В. Б. Фольклор Московской области. Вып. 1. Календарный и детский фольклор. М., 1979.

Чулков М. Д. Собрание разных песен. — В кн.: Сочинения-Михаила Дмитриевича Чулкова, т. 1. СПб., 1913.

Шейн П. В. Великорус в своих песнях, обычаях, верованиях, сказаниях, легендах и т. п., т. 1. СПб., 1898–1900.

Собственные записи составителя в Архангельской (1963, 1965, 1969), Вологодской (1966), Калужской (1964), Куйбышевской (1951) областях и в Карельской АССР (1968).

ПЕСТУШКИ И ПОТЕШКИ

Пестушки — песенки и стишки, которыми сопровождают первые сознательные движения ребенка. Потешки — песенки и стишки к первым играм ребенка с пальцами, ручками и ножками.

ЗАКЛИЧКИ, ПРИГОВОРКИ, ПРИБАУТКИ И НЕБЫЛИЦЫ

Заклички — детские песенные обращения к солнцу, радуге, дождю, птицам. Приговорки — словесные обращения к улитке, жучкам и проч.

ГАДАНИЯ

Отдел составлен из так называемых подблюдных песен. Своё название песни получили в связи с игрой, которой сопровождалось гадание. В блюдо каждый играющий клал свой предмет (обычно колечко), затем пелись «подблюдные» песни. Ведущий игру не глядя вынимал из блюда первое попавшее под руку кольцо. Содержание песни относили к тому, чье кольцо оказывалось вынутым. Образ подблюдной песни заключал в себе иносказание, намек, по которому судили о будущем. У песни был обязательный припев, который закреплял гадание. В ряде случаев пение включало песенную «славу», заимствованную из величаний.

СВАДЕБНЫЕ ПЕСНИ, ВЕЛИЧАНИЯ И ПРИЧИТАНИЯ

В составе свадебного обряда самое важное место занимают песни: они принадлежат обряду и вне обряда не исполняются. Их функция — обрядовая, они придают гласности начало, ход и завершение свадьбы как бытового юридического акта. Свое назначение эти песни сочетают с поэтизацией традиционного ритуала. Отличительной особенностью свадебных песен является эпический, повествовательный стиль.

Величания — жанр песенного восхваления преимущественно жениха, невесты. Изначально функция величания в свадьбе соединялась с заклинательной магией: благополучие, счастье невесты и жениха, их родных представлялись реальными, уже наступившими. В поздних формах заклинательную магию в величаниях вытеснило выражение идеального типа нравственного поведения, красоты, бытового достатка вне связи с магией. Причитания — лирические произведения, непосредственно передающие чувства и мысли невесты, ее родственников и подруг, других участников свадьбы. Изначально функция причитания была всецело предопределена обрядом. Невеста представляла свой уход из семьи как действие, свершающееся против ее воли, чтобы избежать нежелательной мести покровителей очага. Но, возможно, что уже и в ту далекую пору плач явился в какой-то степени и прямым выражением подлинных чувств невесты в момент расставания с родной семьей. Позднее причитания лишь отчасти следовали древнему ритуалу и по большей части стали прямым выражением чувств людей, которых кровно касалась драма разлуки с семьей. Наиболее существенная стилевая особенность причитания — передача смятенных чувств человека.

Слезную тональность причитаний, строгую эпичность песен и торжественность величаний в свадьбе хорошо дополняли так называемые корильиые песни — песни-шутки, часто — пародии на величания. Корильиые песни исполнялись в семье жениха и невесты после свершения всех основных действий свадебного «чина». Их функция чисто развлекательная и юмористическая.

B. Аникин

Читать далее

Отзывы и Комментарии
комментарий